+392.85
129 читателей, 107 постов

Вы не повереити, но есть 30 глава...

Учёба завершена и 2 образования получены. Пора, думаю, начать дописывать недописанное. Интересно, что эта глава уже давненько была выложена, но находилась в другом месте. Надо её и сюда запихнуть.
Она коротенькая, но тут. — Слушай, Панацея — произнесла Дитзи прямиком с её рук, — как ты вообще ощущаешь эти штуковины. Я, конечно, ничего такого не имею в виду, но это как минимум странно — заиметь вместо ног неизвестно чем соединённые цилиндры с пальчиками.
Панацея вначале думала отмолчаться, но пегаска в ответ молчала громче, так что синяя пони не выдержала и ответила.
— Я считаю, что привыкнуть к ним мне было проще, чем кому бы то ни было иному, в конце концов до того, как меня укоротили, я успешно пользовалась пальцами, вживлёнными в мои копыта на протяжение года.
— То есть ты уже не новичок в ношении имплантов? — поинтересовалась Фенита, которая до этого момента никогда не горела желанием узнать о прошлом синей пони хоть что-нибудь.
Панацея уже хотела рефлекторно огрызнуться, но вовремя прикусила свой язычок и продолжила.
— Ну да, мне встроили грифоньи когти в копыта, когда моё убежище сровняли с землёй. Именно тогда я и обзавелась своим чёрным глазом.
— Помнится, ты его старательно прятала за чёлку.
— Да, было дело, но хватит об этом, сейчас не лучшее время и место делиться воспоминаниями о прошлом.
— А по мне — самое место — ответил шедший впереди Тано. — Этот город достаточно древний, чтоб смотреть на это сквозь копыта. Атмосфера подходящая.
— Тоже мне, ценитель древностей — фыркнула Панацея, невольно окидывая взором очередную улочку. — Сам-то ты откуда родом?
— Не скажу.
— Ну как обычно.
На этом разговор закончился, и пони побрели дальше в глухой тишине мумифицированного города. Со временем туман только усиливал своё давление, ещё чуть-чуть и можно будет материально ощутить его прикосновение к щеке. Он уже напоминал не сахарную вату, а самый, что ни на есть, настоящий кисель, какой обычно подавали на обед в убежище тридцать три. Не удивительно, что в таких обстоятельствах пони как можно крепче стискивали зубами верёвку, боясь отстать от остальных, и, так же, не удивительно, что вся компания дружно налетела на резко остановившегося Зебра.
— Похоже, мы пришли — объявил Тано до того, как кто-нибудь успел ему предъявить своё негодование по поводу резкой остановки. Вместо этого пони молча подошли к большим белым воротам, отделанным золотыми полосками.
— Как считаете, остальные смогли добраться до сюда без гида? — спросила Фреши, глядя снизу в верх на уходящие в туман створы ворот.
— Уж можешь не сомневаться — ответила ей Панацея, кивая головой на крохотный, едва различимый зазор.
— Похоже, закрывать за собой они не сочли нужным — прокомментировала Фенита. — Видимо в этом месте и впрямь ничего не водится.
Пони уже хотели зайти, как Панацея остановилась и сказала, что немного задержится снаружи, на вопрос о причинах — та лишь улыбалась и просила оставить её одну на пару минут, потом она всех нагонит. Остальные немного поколебались, но всё же прошли вперёд, не без усилия отворив массивные двери.
— А зал ни капельки не изменился — присвистнула Дитзи, взлетая повыше, чтоб осветить всё фонарём.
Через некоторое время в зал вошла Панацея, с грохотом захлопнув за собой дверь. Секунду синяя пони удивлялась, что замок не погрузился во мрак, обделённого светом, помещения, но через мгновение она сообразила в чём дело. Замок как будто обладал своим собственным свечением. Нет, он не озарился, как при свете солнца, но поддерживал в себе приятный полумрак, который при минимальном привыкании с охотой показывал все свои секреты. Зрение Панацеи только-только настроилось на новое освещение, как ей в глаза ударил яркий луч света, испускаемый фонарём серой пегасихи. Она с удивлением вскрикнула — Панацея, ты что, отломила кусок золота от двери!?
— Ага — ответила синяя пони, сжимая в руке плоскую золотую фигурку в виде солнца с волнистыми лучами.
— Нет, я конечно составила некое представление о пони из этого времени, но неужели в вас совсем ничего святого не осталось!? — продолжала негодовать Дитзи.
— Слушай, о каком святом может идти речь, особенно в этом месте? — спокойно ответила ей Панацея. Ты не хуже меня знаешь, какие твари здесь обитают, как по мне, так они совсем не похожи на обитателей, так называемых, святых мест.
— Но это не повод заниматься мародёрством!
Тут уже прыснула Фенита.
— Лапочка, не смеши меня — обратилась она к серой пегиске. — Если б мы волновались о таких мелочах, как мораль и память о усопших, то просто сгинули бы в пустошах.
— Но это же золото! на кой оно вам сдалось? оно даже несъедобное! — не унималась Дитзи. — К тому же вам обещали гору сокровищ, как только задание будет выполнено!
Панацея пристально посмотрела на Дитзи, в последнее время у неё это получалось всё лучше и лучше, хотя, скорее всего дело было в немигающих глазах, сияющих разными цветами, чем в её личном умение, но как бы то ни было — видок получался жутким.
— В том-то и дело — ответила ей Панацея. — Мне уже совсем не хочется выполнять то, что мне прикажут. Если честно, я серьёзно подумываю оторвать кое-чью голову, как только представится такая возможность.
На этом разговор и окончился. Дитзи хотела было что-то высказать, но не нашла слов. Вместо этого она просто предпочла нахмуриться и махнуть копытом, в конце концов — этот мир уже не принадлежал ей. В нём свои правила и свои понятия о том, что хорошо, а что плохо.
Группа прошла по залу единственным возможным путём и упёрлась в массивную деревянную дверь, запертую с их стороны на несколько засовов. Синяя пони удивлённо почесала макушку и начала отпирать дверь. Засовы поддавались легко, так что много времени это не заняло, но, если подумать, это было странно. Остальная часть отряда не могла пройти другим путём, она обязательно бы вошла в этот проход, но дверь была заперта снаружи, причём очень тщательно, что изнутри было сделать невозможно. Пони приоткрыла дверь и тут же была вознаграждена ярким лучом света в глаза с последующим ударом прикладом в скулу. Синяя пони ожидала подвоха, не знала она только как он будет выражен, так что следующий удар из темноты она успела перехватить свободной, от держания за косяк, рукой и сильно ткнула орудием в нападавшего. Послышался сдавленный вздох, одновременно с которым властный мужской голос что-то проорал. Но не успела и половина команды прогромыхать в пустоте, как прогремел пистолетный выстрел. В следующий момент Панацея почувствовала, что в её левом боку появился некий дискомфорт, выражаемый лёгким намёком на боль и повышенным выделением влаги в данной области.
— Я сказал — Прекратить! — снова прогремел голос Капитана.
— И ты это почти не чувствуешь? — удивилась Куххи, наблюдавшая, как Панацея выковыривает пулю, засевшую между рёбер. Особенно её это поражало в связи с тем, что собственный обрубок болел постоянно и без перерыва.
— Нет — ответила синяя пони, накладывая на рану тампон, чтоб потом с верху наложить давящую повязку. Пусть она практически и не чувствует боли, но это не повод забыть о ране и продолжать кровоточить. Её тело и так уже полумёртвое, не стоит усугублять.
Как выяснилось — группа Капитана благополучно нашла вход в замок, отперла ворота, зашла в эту комнату, где их сразу же заперли. Ни пули, ни взрывчатка не брали ни то что двери, но и стены. На них как будто наложили какое-то заклинание неразрушаеммости. В результате они были вынуждены проторчать тут около двух дней, а когда Панацея открыла дверь — все решили, что разумнее будет сперва применить силу, а потом интересоваться, кто это был. Пусть план и был взять гостя живьём, но Панацея повела себя достаточно агрессивно, да и демоническое свечение из глаз, как выразился Курьер, вынудило его выстрелить. Что было совсем неудивительно, нервы у всех были натянуты. Как позже Курьер признался — целился он как раз по глазам, и если бы Панацея так не извивалась — непременно попал бы в цель, ну, или хотя бы в голову.
— Кстати, вы же обещали оставить нам какие-нибудь указатели, чтоб мы без проблем добрались до дворца — произнесла подошедшая Фенита. — А в итоге нам пришлось самим искать вход.
— В смысле — не поняла Куххи. — Мы оставили целую кучу указателей. Мы практически всю мостовую краской изрисовали, чтоб вы не заблудились.
— Значит — произнёс Фестиваль, поправляя свою маску, — выходит, что кто-то стёр все следы нашего пребывания здесь.
— Очень похоже на этот город — согласилась Фенита. — Особенно на эту его часть. Когда мы шли по улицам, я почти чувствовала, как меня под зад веником подгоняют, чтоб потом убрать всё дерьмо, что мы принесли.
Разговор прервал восторженный вскрик Фреш-Де-Лайт
— Ух-ты! Вы только гляньте, в этом коридоре такие огромные картины на стенах!
— Я думала, что эта дверь должна быть запертой — удивилась Панацея.
— Так оно и было — кивнула Куххи, озадаченно поглядывая на открывшийся им проход.
— Ха, похоже нас просто хотели собрать вместе — хмыкнул Фестиваль, чем выразил мысль большинства находящегося здесь народа.
— Кстати, Панацея… — осторожно начала было Куххи.
— Да, в чём дело?
— Это нормально, что твоя кровь дымится как у того громадного стражника?
— С недавних пор — да — ответила синяя пони. Панацея уже давно решила для себя, что лучше на данный факт не обращать много внимания, и делать вид, что так и надо. Во всяком случае, остальные тогда меньше нервничают.
— Ну, тогда ла-а-а-адно — протянула Куххи, с недоверием поглядывая на вынутую из раны пулю, которая, как она заметила, выглядела так, будто искупалась в дёгте.
Коридор, которому больше бы подошло название «колбаса» через каждые несколько метров украшался витражами, на которых, без сомнения были запечатлены славные моменты истории. Вот сотворение небесных светил, вот объединение разрозненных королевств в одну страну, вот кучка каких-то пони пляшет вокруг костра… В любом случае — если ты не знаешь, о чём шла речь на каждом из витражей, то большинство из них можно было воспринимать, лишь как забавные картинки. И всё равно, было в этих изображения что-то такое, что заставляло всех членов отряда рассматривать и запоминать каждую мелочь. Особенно увлеклась этим процессом Фреши и, как ни странно — Дитзи, которая стояла чуть поодаль и рассматривала изображение с шестью пони, которые без сомнения были элементами гармонии.
— Вспоминаешь прошлое? — поинтересовалась подошедшая к ней Куххи.
— Да. Так странно осознавать, что я была там, пусть и прошла уйма времени — ответила серая пегаска.
— Эй, Дитзи — позвала её Панацея. — Ты, случаем, не в курсе, как скоро мы доберёмся до тронного зала?
— Не имею ни малейшего понятия — ответила Дитзи. — За то время, что меня не было, замок существенно изменился, а если быть точным — то полностью. Раньше тронный зал находился сразу на входе, а сейчас там его нет, к тому же этот коридор с витражами выглядел совершенно иначе…
— Иными словами — закончил за неё Капитан, — нам предстоит двигаться вслепую.
Группа двигалась по бесконечному коридору, продолжая разглядывать попадающиеся на пути витражи. Самое интересно в них было то, что они светились так, будто за каждым из них был день, а не та унылая мгла, что сейчас окружает город. Казалось, что некоторые витражи появлялись сами собой, это можно было заключить по некоторым изображениям, описывающих события, случившиеся уже тогда, когда замок пустовал. Самым странным из них было изображение захваченного Нового Кантерлота с реющим над ним знаменем Юнисанта. Всё это было очень странно и интересно но ни у кого не было не сил, не желания разбираться в этом, хотелось уже быстрей выбраться из этой дыры и вернуться к привычной жизни.
— Стойте, я что-то чувствую. – Произнесла Фреши.
— Что именно? – поинтересовалась Панацея, шедшая к ней ближе всех.
— Точно не знаю, как объяснить. Но меня как будто подёргивает и в то же самое время щекотит рог. Раньше такого не случалось.
— Интересно – произнесла Фенита. Возможно, ты чувствуешь какую-то магию неподалёку, в конце концов, ты тут единственный единорог.
— Думаешь, она в состоянии найти какой-нибудь спрятанный проход – спросил подошедший Фестиваль.
— Попробовать стоит, иначе мы может до скончания веков ходить по этой галерее – ответила Панацея.
— Хорошо – ответил Капитан. – Я, Куххи, Панацея и Фреш-Де-Лайт пойдём вперёд и попробуем найти этот проход и глянуть – что за ним. Остальные – оставайтесь тут.
— С какого это перепугу пойдёте именно вы? – тут же встрепенулась Фенита.
— Всё очень просто – ответил на её замечание Капитан, — мы самые боеспособные единицы отряда, а единорог нам нужен, чтоб знать куда двигаться.
— Боеспособные? Да у Куххи лапа отсутствует! – вставил Курьер.
— Пусть так, но в своей силовой броне она в состоянии раздавить любого из вас.
— Так, ладно а что нам мешает пойти все вместе? – спросила Дитзи.
— а ты подумай – ответила ей Куххи, — как мы сможем быстро выбежать, если проход окажется ловушкой? На самом-то деле даже три единицы – это уже перебор, не говоря о четырёх.
На этом вопросы закончились.
Группа не успела и пары шагов сделать, как загадочный источник магии был тут же найден. Им оказалась картина, которая при приближение квартета тут же залилась радужным сиянием. Правда, присмотревшись поближе — можно было понять, что сияние отнюдь не радужное, оно лишь походило на оное разнообразием цветов, вот только цвета были блеклые, да и вообще — это был не тот семецвет, которым привычно обозначается магия дружбы.
— Что это за поедень? — не выдержала Куххи.
— Чтоб я знал! — ответил капитан. — Синяя, сходи, проверь.
— Назови хоть одну причину, по которой я должна поступить вопреки здравому смыслу — тут же отозвалась Панацея.
— Очень просто — у тебя лапы железные.
— Панацея, ну давай, хочешь, я тебя за хвост подержу, если ты волнуешься — поддакнула откуда-то снизу Фреш.
— Обойдусь без хвостов — буркнула синяя пони и резко протянула руку к картине, чтоб потом тут же отдёрнуть.
— Фух… — выдохнула Панацея, — похоже, всё в порядке.
— …
— В чём дело? — не поняла пони, уже понимая, что лучше как можно скорее вернуть взгляд на картину.
Казалось, будто картина превратилась в огромную жвачку, она почернела и приобрела ощутимую вязкость. Почему ощутимую? Да потому что в данный момент она накрепко схватилась с ладонью синей пони, образуя клейкую нить, постепенно опадающую на пол. Вдруг, будто кто-то на другом конце резко потянул её на себя и Панацея почувствовала, как неведомая сила утягивает её в картину. Оставшаяся троица от шока даже сообразить не успела, как помочь Панацее не оказаться внутри, когда её руку засосало уже по плечо. Быстро смекнув, что надо действовать быстро — пони второй рукой схватилась за самого ближайшего спутника, а именно Капитана, после чего их обоих резко затянуло в чёрную липкоту.
— Кря! — вырвалось у Куххи, когда она наконец поняла, что только что случилось.
— Что будем делать? — спросила побледневшая Фреши, наблюдая за тем, как картина медленно гаснет.
— Не знаю, как ты, а я за ними.
— Тогда и я тоже.
— Стойте! — Крикнула Фенита, сорвавшаяся с места в сторону оставшейся парочки, но когда она подоспела — Куххи с Фреши уже затянуло внутрь, после чего сияние вокруг картины окончательно погасло. Фенита осторожно потыкала картину копытом, но ничего не происходило, проход закрылся.

— Вот просто ответь мне, неужели нельзя было тихо и мирно засосаться в картину одной, и не тянуть меня следом — выдал Капитан сразу по прибытию в новую для него обстановку.
— Я посчитала, что с компанией будет веселее.
— Тебе явно не хватает хорошей порции муштры.
Панацея не ответила, вместо этого она решила оглядеться по сторонам и понять, куда именно они попали. Вокруг царил тот самый бархатный полумрак, в котором очертания предметов видны, как тёмные тени с размытыми краями. Место очень походило на какую-то комнату, заставленную кучей пока ещё непонятных предметов, имевших, в основном, прямоугольные формы. Больше пони ничего не успела рассмотреть, так как в этот момент рядом с ней появились Фреши и Куххи. Они мягко приземлились на то, что условно можно было назвать полом и стали лихорадочно оглядываться, пытаясь понять, где оказались.
— А вас то за каким чёртом сюда понесло? — спросил Капитан, явно не ждавший их тут увидеть.
— Мы просто последовали за вами, чтоб...-начала было Фреши.
— Чтоб что? — спросил Капитан.
— Чтоб помочь выбраться, естественно! — удивилась вопросу Куххи.
Послышался звук шлепка — это Панацея с большой скоростью приложила руку к лицу в привычной всем пони манере, означавшей поражение чужой глупости.
— А что не так то? — обиделась единорожка, — мы, между прочим вас спасать пришли!
— Ага, то есть у нас двоих гораздо меньше шансов выбраться наружу — произнёс грифон. Раненый гиппогриф и мелкая соплячка спешат на помощь Капитану паладинов в бронированном костюме и робопони, способной выдержать протыкание трёхметровым копьём. Прекрасно.
— Но я же единорог, вдруг я снова почувствую проход? — не сдавалась Фреши.
— А взамен мы потеряем в мобильности, да ещё и придётся постоянно оглядывать назад, чтоб ничего не уволокло вас, пока мы заняты делом.
— Эй, мы не такие беззащитные, как ты нас выставляешь! — начала сердиться Куххи. — Уж за себя-то мы в состояние постоять.
— Заткнитесь все! — рявкнула Панацея, — или вы ещё не поняли, что нас окружили?

Небольшое от автора-тормоза

Знаю, последняя глава у меня долго выходила-выходила, ибо настроения писать совсем мало, а когда появляется — надо успевать что-нибудь ещё и написать, вот в таком ключе. тем не менее всё скоро придёт к развязке первой части моей писанины, а пока вот вам небольшой рисуночек, чтоб немного заинтриговать, а может и наоборот, как получится.

Осторожно, крипота



Зы. НЕ ЗАБЫВАЙТЕ КОММЕНТИТЬ ГЛАВЫ, ИНАЧЕ АВТОР ЗАГНЁТСЯ ОТ ГОЛОДА