+1296.00
518 читателей, 186 постов

Роберт Хайнлайн. "Луна - суровая хозяйка"



«Луна — суровая хозяйка» " Гляжу – в газете «Лунная Правда» пишут, что городской совет Луна-Сити принял в первом чтении постановление, позволяющее досматривать, лицензировать, инспектировать, а главное – облагать налогами предприятия общественного питания в границах муниципальной зоны. А еще пишут, что сегодня вечером состоится массовый митинг, на котором будет организовано толковище «Сынов Революции».

Мой родитель преподал мне два правила: «Не суй нос не в свое дело» и «Всегда снимай колоду перед сдачей». Политика меня не интересовала. Но в понедельник 13 мая 2075 года я оказался в машинном зале Комплекса Лунной Администрации – зашел, чтобы потолковать с главным компьютером Майком, пока другие машины тихо шепчутся между собой. Майк – это не официальное имя; я прозвал его так в честь Майкрофта Холмса, одного из героев рассказа, написанного доктором Уотсоном еще до того, как он основал IBM.

Герой рассказа только и делал, что сидел и думал, – ну в точности как Майк. Он же у нас настоящий умник-разумник, самый смышленый компьютер в мире. Правда, не самый быстрый. На Земле, в лабораториях Белла в Буэнос-Айресе есть один умник, который в десять раз меньше Майка, а отвечает чуть ли не раньше, чем услышит вопрос. Но разве так уж важно – получите вы ответ через микросекунду или миллисекунду? Важно, чтобы он был верен. Впрочем, Майк не всегда выдает правильные ответы; порой он не прочь и смухлевать.

Когда Майка установили в Луне, он был обычным умником с гибкой логикой – «Хомо-Ориентированный Логический Многокритериальный Супервизор, версия IV, модель L» – ХОЛМС ЧЕТВЕРТЫЙ.

Он рассчитывал траектории для беспилотных грузовых барж и управлял их катапультированием. Это занимало у него меньше одного процента машинного времени, а Лунная Администрация праздности не одобряла. И стали к нему присобачивать все новые и новые аппаратные средства – блоки «решение-действие», позволившие ему управлять другими компьютерами, бесчисленные банки дополнительной памяти, новые банки ассоциативных нейристорных сетей, добавочный пакет двенадцатиразрядных случайных чисел, оперативную память, расширенную до неимоверного объема. В человеческом мозге содержится около десяти в десятой степени нейронов. На третьем году своего существования Майк имел нейристоров по крайней мере в полтора раза больше.

И тогда он ожил. "

Роберт Хайнлайн. «Луна — суровая хозяйка»

Данный автор занял отдельную полку в отделе воспоминаний о прочитанном.

Итак, минутка классики — возвращаемся на Луну, к её прямыми и суровым обитателям, которые стонут под пятой земной администрации.

Книга поведает альтернативную историю развития Земли. Отгремела Третья Мировая, колонизация Луны прошла более-менее успешно, позволив превратить спутник планеты одновременно в тюрьму, из которой практически невозможно выбраться, так и позволила частично решить проблемы снабжения Земли пищей, которую производят ссыльные заключенные.

Главный герой — человек по имени Мануэль, который работает инженером на Луне, ведет свое хозяйство и общается в свободное время с компьютером, обладающем искусственным интеллектом. Вместе с этим он пытается аккуратно участвовать в движении за освобождение Луны от гнета планетарной Администрации, которая выкачивает ресурсы и заведует денежными потоками лишь на благо землян. Постепенно разворачивая сцену борьбы, автор хорошо показывает взаимодействие людей в опасном предприятии, важную роль ИИ, который составляет одну из главных основ плана по отвоеванию независимости.

Книгу можно разбить на две неравные части — подготовка к свержению администрации и сам процесс установления власти нового правительства.

Хайнлайн раскрывает себя по огромному перечню моментов, связанными с выстраиванием истории своей вселенной. Закулисные интриги поначалу немногочисленных заговорщиков постепенно разрастаются в настоящую сеть подпольного сопротивления со своими конспиративными адресами и тысячами сторонников; противостояние идей находит отражение в политических спорах, где выступают многие группы приверженцев разных направлений — от демократов до анархистов; во многих подробностях показывается социально-политическое устройство Земли и Луны недалекого будущего; раскрываются особенности транспортировки грузов и перемещения людей с планеты на спутник и обратно, как важную часть развития сюжета; представлен взгляд автора на подковерные задачи управления странами и пути обманных маневров по отношению как к дипломатам, так и к обычным жителям; наконец, превосходно подан один из главных подпольщиков, который развивается по мере продвижения истории как личность — суперкомпьютер Майк, без поддержки которого мероприятие имело бы крайне скудные шансы на успех.

В некоторых моментах повествование проседает, когда на протяжении многих страниц происходят довольно отстраненно внесенные в повествование моменты — разъяснения о социальном устройстве лунарей, семейные посиделки Мануэля и прочее. Это не выбивается из контекста и отлично раскрывает отдельные грани созданного мира, но замедляет книгу довольно серьезно, от чего можно немного устать.

Сразу стоит написать, что сюжет совершенно прямолинеен и не блещет какими-либо изысками, поскольку книга представляет из себя набор воспоминаний, расположенных в правильном хронологическом порядке. От лица главного героя и происходит повествование о непростых днях бунтарей, процесс раскачки населения Луны на сопротивление и последующие за этим сложные политико-правовые коллизии пополам с переговорами о новом статусе государства на спутнике.

Роман довольно наивен и романтизирует многие антисоциальные явления, начиная от преступности и заканчивая отношениями с несовершеннолетними. Хайнлайн выступает как довольно проницательный сатирик, зачастую в искаженном виде расписывая выверты новых моральных устоев, которые господствуют в созданном мире. Иногда тонко, а порой и откровенно жестко он проходится по многим стереотипам американского общества своего времени, когда рисует картину мира конца двадцать первого века.

Нельзя сказать, что это выглядит все реалистично, но по мере чтения вопросов к происходящему как-то не возникает.

Для ценителей классики и всех тех, кто желает надолго погрузиться в немного наивный мир будущего, пришедший в современность из недалекого прошлого, с определенным набором условностей и позже многократно обыгранными эпизодами. История о всех сторонах жизни в том месте, которое полностью соответствует утверждению «Луна — суровая хозяйка».

Макс Острогин. "Бог калибра 58"



«Бог калибра 58»" Я увидел рюкзак. На дороге. Лежал одиноко.
— Может, он все-таки убежал? — спросил Ной. — Скинул груз, оторвался. Бывало ведь…
— По асфальту-то?
— Сбросил рюкзак, опять свернул…
Я помотал головой.
— Нет, он мертв. Ты считал?
Ной кивнул.
— Сколько?
— Три пятьдесят.
— У меня три двести, — сказал я. — Гомер выстрелил где-то на пятьдесят первой минуте. То есть на пятьдесят первой минуте его и догнали. Если бы жнец не приблизился, Гомер бы не стал палить. Так?
— Так, — согласился Ной.
— После выстрела он, конечно, сбросил штуцер, ушло четыре килограмма. Возможно, он пробежал еще метров двести-триста. И все. Гомер мертв.
Ной хлюпнул носом, вытер соплю рукавом.
— Может, мы неправильно считали?
Ной старался заглянуть мне в глаза, ненавижу эту его привычку.
— Я иногда сбиваюсь. — Ной продолжал утираться. — Секунду не за два шага считаю, а за три. Пять минут ведь всего… Могли и просчитаться."

Макс Острогин. «Бог калибра 58»

Один человек, к рекомендациям которого я порой прислушиваюсь, сказал, что это довольно занятный образчик постапокалипсиса, созданный в нашей стране. Не напишу, что мне книга понравилась от начала и до завершения, но я счел её достаточно интересной, чтобы посвятить ей немного текста.
В мир, созданный автором, в один вовсе не прекрасный момент пришло Нечто. Или произошло, сути не меняет. Это неназванное событие исказило привычную повседневность, уничтожив большую часть населения по всей планете, перекорежило привычный образ жизни и знакомые города, заставив немногочисленные выжившие анклавы и поселения приспосабливаться к новым условиям.

Вступительного момента здесь нет как такового, история персонажа по имени Дэв начинается с середины, не давая ни мгновения на подготовку, забрасывая читателя в нелогичный, смертельно опасный мир, где произошла необычная катастрофа. Главная её странность, что никто из живущих не может сказать о том, почему, как и когда мир стал таким, каковым описан по ходу сюжета.

Главный герой пытается выжить в компании своих общинников, каждую минуту борясь за выживание в искаженных землях, пока волею слепого случая не попадает в бывшую столицу страны, где начинает понимать, что мир вокруг может быть гораздо изощреннее и страшнее, чем казался ему многие годы до этого.

По ходу повествования читателю показывают, как соседствуют высокие технологии, оставшиеся не пойми от каких существ, убийственные аномалии, мутанты и восставшие мертвецы. Всё это приправлено множеством вопросов, которые ставятся по ходу сюжета, с легким налетом безумия и циничной предопределенности, в которые постепенно скатывается сознание человека, пытающегося банально не сдохнуть в новом мире, который может убить тебя таким образом, что перед кончиной ещё искренне удивиться успеешь.

Книга начинает давать хоть какие-то ответы примерно к середине, но они довольно поверхностны и оставляют ещё большее количество вопросов, чем было изначально. Как подозреваю, чтобы было на что посмотреть в последующих частях серии.
Во время чтения создается ощущение, что историю собираешь по осколкам, которые надо прилаживать по очереди друг к другу, надеясь собрать картину созданного мира целиком, учитывая, что некоторых частей явно недостает.
С легким налетом сюрреализма и преувеличения автор выстраивает довольно странную картину, в которую вникаешь первую треть повествования, а после она как-то становиться специфически понятной, причем я не ощутил переход от «что тут вообще происходит?» до «все идет так, как должно идти».

Недостатком считаю то, что сюжета как такового здесь, в целом, нет. Главные герои и существа, что попадаются ему на пути, преследуют целью только выживание и ничего более. Красиво показаны опасности на многих дорогах, искусственных и рукотворных, хорошо нарисованы эпизоды, когда герои сталкиваются с угрозами и пытаются их преодолеть. Отлично нагнетается напряжение в отдельных местах, когда происходит смена места действия, раскрывающая новые грани опасного мира, где нужно быть начеку каждое мгновение сна и бодрствования. Но вот связующей нити сценария не ощущается от слова совсем, словно смотришь, как персонаж переходит от одной локации к другой, взаимодействует с одноразовыми попутчиками(за несколькими исключениями), затем получает порцию информации о новых угрозах и несколько расплывчатых предположений об окружающем мире, после — снова идет дальше. Повторить N раз.

Здесь отсутствует какая-либо конкретика о происходящем, что порой играет на атмосферу произведения. Но периодически можно немного заплутать в нарисованных образах, затерявшись в терминологии и отдельных моментах — эмоциональных вставках, к которым надо немного привыкнуть.

Определенные намеки на какую-то цель появляются буквально на последних страницах, но автор оставляет здесь только задел на продолжение.

Тем, кто желает попробовать погрузиться в нетипичную историю мира после конца привычной жизни, где все разумные существа немного сумасшедшие, потому что иначе выжить нельзя — то вполне можно читать. Если книга затянет своей специфической стилистикой и живой динамичностью, то оторваться до завершения будет довольно непросто.

Сюжет: 6\10

Персонажи: 8\10

Стиль: 9\10

Проработка мира: 7\10

Общая оценка: 7,5\10

потерять и так довольно слабо заметную нить повествования

Грег Бир. "Псы войны: Пробуждение Ареса"



«Псы войны: Пробуждение Ареса»«Я выхожу из космической базы «Льюис-Маккорд» и шагаю вдоль Тихоокеанского шоссе. Я вполне уверен, что нахожусь в штате Вашингтон, что на дворе двадцать первый век, и весь это звездец происходит наяву, а не в каком-нибудь дурацком кино.

Но тут тишину пронзает жалобный вой, гигантская тень накрывает тротуары, кафе и ломбарды, а через пару секунд в небе появляется ослепительный инверсионный след. Я с трудом поворачиваюсь на ноющих ступнях и поднимаю глаза, чтобы увидеть, как в небе над «Маккордом» черепаха-и-двойное-яйцо прочерчивает огненную кривую.

Удивительно.

Я и сам недавно вернулся на одной из таких «черепах» после восьмимесячного космического путешествия. Четыре туда, три обратно — итого семь счастливейших месяцев тайм-аута, которые я провел в узком и темном отсеке, с головы до ног обмазанный космолином. Все ради трех недель на Марсе — трех дерьмовых, изнурительных, сводящих с ума недель.

Кружится голова. Я останавливаюсь и смотрю вниз, чтобы прийти в себя. Проморгавшись, иду дальше. С моим организмом творится полный звездец. Последствия космолина.

С некоторых пор на Земле мы заменяем все матерные слова на «звездец» — это приказ гуру и часть цены, уплаченной за свободу. Зато на Красной Планете можно гнуть трехэтажным сколько влезет — ангелы отредактируют слова и удалят всю матерщину.

ВППОЗ.»

Грег Бир. «Псы войны: Пробуждение Ареса»

Занятный фантастический боевик с несколькими неплохими задумками, которые оставляют настолько открытый финал, насколько это возможно. Как я понял, это произведение открывает трилогию, которая ещё не переведена до конца.
Книга повествует о недалеком будущем, где в жизнь и развитие планеты Земля внесла свои коррективы более развитая инопланетная цивилизация, названная «гуру», которая помогла вывести людям на новый уровень научно-технический прогресс. Взамен на новые технологии, друзья из космоса попросили у человечества самую малость — поучаствовать в войне на Марсе против иной инопланетной расы, которая стала именоваться «антаги». И вот уже на четвертую планету отправляются корабли с первым поколением космодесантников, которые будут пытаться всеми силами выполнить поставленные задачи в нечеловечески сложных условиях нехватки воздуха и ресурсов, под атаками высокотехнологичным оружием в условиях неразберихи и сумятицы высадок на поверхность.

Главный герой — молодой солдат, который провел уже несколько опасных высадок на Марс и может по праву считаться ветераном космической войны. Вместе с его размышлениями о том, как меняется мир и реалии современной ему войны, читателю предлагают взглянуть на непростую стезю военного в месте, где смерть поджидает каждое мгновение в сотнях разных и крайне мучительных обличиях.

Сам рандом велел провести параллели с «Бесконечной войной», которые в отдельных моментах здесь бросаются в глаза, начиная от общих проблем изменения психологии человека на войне и заканчивая сложностями схваток в максимально враждебных условиях иных планет.

Но если произведение Холдемана пронизано пацифистским настроением, то книга «Псы войны» ощущается в некоторых моментах милитаризированным трудом. Холдеман описывает бессмысленность войны, Бир — почему-то воспринимается как сторонник войны как необходимости развития и раскрытия секретов ( которые, в данном случае, были похоронены многие миллионы лет назад).
Эх, надо откапывать коллекцию воспоминаний о войне во Вьетнаме и Корее, чтобы сравнить для себя некоторые эпизоды более подробно.

Книга читается быстро, бодро и разнообразно, как добротный фантастический боевик, однако не переходит исключительно в экшен. Но и в моментах схваток книга хорошо держит в напряжении, умудряясь довольно органично успевать и повзрывать что-то на планете, так и объяснить принципы действия оружия из недалекого будущего. Сражения описаны жестко, немного скупо и прямолинейно, но если есть желание почитать что-то, где на них сделан упор, то лучше посмотреть на иную литературу.

Автор оставляет больше места для рассказа об изменившихся повседневных мелочах на Земле, после знакомства с гуру; хорошо описываются особенности колонизации красной планеты и тех людях, которые отважились первыми осваивать неизведанный мир; проблемы ломки психики под непрерывным прессингом из опасных ситуаций в военной обстановке; особенности взаимоотношений пришельцев с Земли и марсианских колонистов, которым есть, что скрывать от прилетевших людей с колыбели человечества.

Здесь много грубоватых армейских шуток, прямолинейных мыслей и неврозов, вызванных адским перенапряжением боев со странным противником на красной планете.

Роман полнится конспирологией, начиная от вопроса, почему пришельцы-гуру решили помочь молодой расе в вопросах освоения ближайшего космоса, заканчивая многоточием в конце книги, когда космодесантник задается большим количеством вопросов о своей дальнейшей судьбе и мире в целом.

Как итог скажу, что это неплохой фантастический боевик, который разгоняется ближе к завершению, но обрывается на одном из ключевых моментов и оставляет открытыми порядка десяти основных путей развития сюжета, которые автор ставит по мере повествования. Боевые действия полны грязи, неразберихи и порушенных планов командования, за которые жизнями расплачиваются как обычные солдаты, так и боевые офицеры. Со всеми прилагающимися — крайним цинизмом, который притупляет страх перед смертью за миллионы километров от родной планеты, определенной долей фатализма в хрупкой скорлупе скафандра, отделяющего от верной гибели. И крайне слабой надеждой, что в этот раз удача улыбнется простому смертному чуть раньше, чем закончится отведенный запас воздуха.

Сюжет: 7\10

Персонажи: 8\10

Стиль: 9\10

Проработка мира: 7\10

Общая оценка: 7,5\10

Андрэ Нортон. "Звезды принадлежат нам!"



«Звезды принадлежат нам!»«Дард Нордис на миг задержался под низко нависшими ветвями сосны, которые немного спасали от пронизывающего ветра. Западный край неба окрашивали пурпурные, золотые и красные тона, такие яркие, словно сейчас стоял август, а не конец ноября. Но несмотря на всё своё великолепие, цвета эти были холодны, а резкий ветер легко добирался до худого тела сквозь тонкую одежду.

Дард постарался поудобнее перехватить вязанку дров, которая превращала его в согбенного старика. За верёвку, служившую ему поясом, потянули.

— Дард… на нас смотрит зверь… вон там…

Дард застыл. Для Десси, с её странной тягой ко всем пушистым зверям, каждое животное — друг. Она могла говорить и о белке — и о волке! Дард взглянул на маленькую фигурку и облизал внезапно пересохшие губы.

— Большой? — тихо спросил он.

Руки, завёрнутые в мешковину и превратившиеся потому в бесформенные лапы, отмерили в воздухе расстояние чуть больше фута.

— Вот такой. Я думаю, это лиса. Она замёрзла. А можно… можно, мы возьмём её с собой? — глаза, занимающие почти четверть лица, печально глядели на него, полные необыкновенного, какого-то старческого терпения.

Дард покачал головой.

— У лис густая шерсть, им теплее, чем нам, милая. А у этой лисы, наверное, есть дом, и она сейчас туда идёт. Ты уверена, что сможешь дотащить эту вязанку до дороги?

Десси презрительно надула губы.

— Конечно. Я больше не ребёнок. Но ужасно холодно, правда, Дарди? Хорошо бы снова наступило лето.

Десси резко дернула веревку из шкур, и кусок дерева, служивший санями, заскользил по снегу. На нём лежала груда сухих веток и несколько кусков коры. Не очень большая добыча, даже если объединить с его вязанкой. Но после утраты топора на большее они не могут рассчитывать.

Дард вслед за девочкой начал спускаться по склону, по следу, который они проложили два часа назад. Между чёрными бровями юноши появилась глубокая складка. Топор… ведь он не потерян… его украли. Кто украл? Человек, понимающий, какая это для них потеря, желающий им зла. Значит, Хью Фолли. Но ведь Хью уже несколько недель не появлялся на ферме. Или появлялся — тайком?»

Андрэ Нортон. «Звезды принадлежат нам!»

Крайне занятное произведение от известной писательницы, которое отлично объединяет в себе жанры антиутопии, постапокалипсиса и классической научной фантастики. Пролог, по моему мнению, является спойлером большим, нежели аннотация и мой короткий обзор вместе взятые.

Повествование ведется от лица нескольких персонажей, которые являются учеными в мире после атомной войны. Ранее — лучшие представители человечества, а ныне — гонимые изгои, которых новый мировой порядок причисляет к виновникам постигшей планету катастрофы. Но даже в столь сложных условиях немногие люди, оставшиеся верные идеалам просвещения и развития, не оставляют смелые мечтания и грандиозные планы, которые должны спасти человечество, если не все — то хотя бы какую-то его часть. Через невежество и бесконечные заросли терний к новому восходу, пусть он и состоится не на родной Земле.

Книгу можно четко разделить на две части. Начинается все на Земле, обожженной последней войной, которая отбросила человечество в мрачную эпоху гонений на любые научные изыскания, которые объявлены запретными. В новом негостеприимном мире ученые скрываются, пытаясь тайно сохранить и преумножить разрозненные остатки знаний былой эпохи, а новый режим — «Общество Мира» — всеми силами пытается выкорчевать любые намеки на развитие. Здесь расписываются злоключения небольшой группы беглецов, которые скитаются по заснеженным землям в поисках тайного общества ученых. Чуть позже раскрываются замыслы указанного сообщества, которое изо всех сил стремиться завершить масштабный проект, прежде чем их базу обнаружат и уничтожат.

Вторая часть происходит уже на другой планете и отсылает атмосферой в эпоху той самой классической фантастики, с проблемами акклиматизации в новой природной среде, поисковыми отрядами и опасными исследовательскими миссиями. Здешний антураж отдаленно отдает по стилю Стругацкими и Лемом, рассказывая о том, как люди со скудными запасами выживают в новом мире, который должен стать для них вторым домом. Но и здесь не всё так просто — поскольку новообретенная планета уже когда-то познала свою уничтожающую войну, здешние существа настороженно встречают новых соседей.

Здесь есть почти все, что нужно для создания приключенческого повествования, классического по своему содержанию. Выживание ученых в жестокой среде гонений и ненависти, тайные собрания и уходы из поля зрения многочисленных ищеек «Общества Мира»; успешная попытка реализации грандиозного научного проекта; небольшая зарисовка о том, как проходят путешествия в межзвездном пространстве; исследования новых мест со своими опасностями. Все это отдает определенной толикой наивности из середины прошлого века, но подается органично, стилистически выверено и без излишней эмоциональной наигранности.

Желающим окунуться в незамысловатую историю из времен рождения классики о лучших представителях мира людей и тому, что им приходится испытать на пути построения своей светлой мечты — рекомендую.

Сэнди Митчелл. "Ледяные пещеры"



«Ледяные пещеры»«Варп свидетель, за более чем вековой срок моей постольку-поскольку верной и преданной службы Империуму я повидал более чем приличное число проклятых Императором дыр, но ледяной мир Симиа Орихалки, Медной Обезьяны, останется в моей памяти как один из самых неприятных. А если вы учтете тот факт, что за годы службы я своими глазами видел внутренности цитадели темных эльдаров и миры-гробницы некронов — и это лишь наиболее прелестные (если можно так сказать) примеры, — думаю, это убедит вас, что пребывание на указанной планете стало одним из самых жутких и опасных в моей карьере, и без того полной невероятных спасений от практически неминуемой смерти.

Хотя в тот момент, когда наше подразделение получило приказ выдвигаться, все казалось не так уж плохо. К тому времени я служил с 597-м Вальхалльским полком уже чуть больше года и успел втянуться в достаточно уютную рутину. Я хорошо уживался с полковником Кастин и с ее заместителем — майором Броклау; похоже, они считали меня другом настолько, насколько это возможно по отношению к полковому комиссару. Благодаря той славе, которую я приобрел в результате наших приключений на Гравалаксе, мне было обеспечено хорошее отношение рядовых. Несомненно, большинство из них приписывали мне, и не без причины, то вдохновляющее лидерство, что позволило подавить злостный мятеж, в результате которого на злополучной планетке было развязано такое кровопролитие. К тому же под моим началом они получили там первое боевое крещение и славу, на которую теперь могли с гордостью оглядываться.

Рискну похвастаться, что с этой точки зрения я вполне мог быть довольным собой. Я принимал командование над раздробленным, если не сказать — грызущимся подразделением, на скорую руку слепленным из остатков двух истощенных в боях полков, к тому же разнополых, которые с самого начала недолюбливали и не доверяли друг другу. Теперь же если передо мной и стояла проблема, то совершенно иная: поддерживать дисциплину по мере того, как воины все охотнее сотрудничали и воспринимали новые совместные задания с энтузиазмом, порой излишним. Братская любовь, превышая допустимый уровень, то и дело вызывала размолвки в сложившихся парах, ревность и бурные расставания. Я начал понимать, отчего подавляющее большинство подразделений Имперской Гвардии разделено по половому признаку. К счастью, мер, более суровых, чем строгий выговор, распределение зачинщиков по разным отрядам и отсылка за советом к капеллану, почти никогда не требовалось, так что мне удавалось без лишних усилий сохранить свой тщательно вылепленный образ заботливого отца-командира.»

Сэнди Митчелл. «Ледяные пещеры»

Вторая книга о комиссаре Каине, с которой я когда-то познакомился.

Героически(нет) выжив на Гравалаксе, ухитрившись проскользнуть меж когтей генокрадов и плазменными зарядами представителей Тау, Каин ненадолго вернулся в относительную безопасность полка Гвардии, в ожидании нового задания, которое не заставило себя долго ждать. Вроде бы рутинная миссия — обеспечить эвакуацию одного промышленного предприятия с ледяного мира. Что может пойти не так?

Как оказалось — почти всё.

Не слишком мягко прибыв на планету, комиссар пытается отодвинуть себя подальше от линии соприкосновения с орками, поэтому, как выдается повод, вызывается провести расследование в туннелях под комплексом, где пропали несколько рабочих. Кто же мог догадаться, что худшие из его кошмаров снова вернутся в неприветливой глубине ледяного мира.

Эта книга, по большей части, довольно бодрое приключение. Может быть, это было сделано для того, чтобы немного разнообразить/ускорить темп, заданный произведением «За Императора!», но произведение ощущается намного более динамичным. Большая часть действия состоит из путешествий под землей, но даже эти моменты автор смог сделать разнообразно, хорошо играя окружением, диалогами и схватками, создавая цельную картину происходящего сражения на планете.

Здесь подробно расскажут читателю, как проходит высадка на планету с крайне негостеприимными соседями-орками, которые успели чуть раньше; что думают о людях представители техножрецов(и на что полумеханические создания готовы пойти ради намека на новые открытия); комиссар заведет несколько знакомств, устроит незабываемую экспедицию в недра планеты, потревожит смертельно опасные гробницы некогда могущественной ксенорасы и в очередной раз, лишь благодаря острому чутью на проблемы, верным помощникам и надежному оружию, сможет пройтись по лезвию ножа и даже остаться почти невредимым.

При этом стиль сохранен, так что для тех, кто читал рассказы или книги из этой серии, всё будет выглядеть привычно и знакомо. В принципе, с «Ледяных пещер» так же можно начать путешествие по злоключениям комиссара, поскольку автор дает определенную толику информации по тем событиям, которые происходили в жизни главного персонажа ранее.

Если есть желание почитать что-то о противостоянии людей и ксеносов от лица не самого соответствующего своему положению персонажа, который в гробу видел всю эту вечную войну — продолжение к вашим услугам.

Сэнди Митчелл. "За Императора!"



«За Императора!»" То, что за невозможностью подобрать лучшее выражение я буду упоминать под именем «Архив Каина», на самом деле вряд ли заслуживает столь напыщенного названия. Это всего лишь единственный планшет данных, переполненный файлами, разбросанными с поистине солдафонским пренебрежением к хронологии и в таком порядке, в котором мне, несмотря на длительное изучение содержимого, так и не удалось найти указаний на существование какой-либо заранее продуманной схемы. Единственное, что можно утверждать с полной уверенностью, это авторство, которое принадлежит не кому иному, как прославленному комиссару Кайафасу Каину, и что архив этот был создан им, когда он служил преподавателем в Схоле Прогениум, уже будучи в отставке.

Это закрепляет дату составления сего архива за 41М.993 годом, где-то после назначения автора на факультет; из встречающихся в нем отсылок к опубликованным мемуарам Каина («На службе Императору: жизнь комиссара»), которые увидели свет в 42М.005 году, мы можем безошибочно заключить, что именно процесс их написания вдохновил комиссара взяться за более полный отчет о своем жизненном опыте и основная часть этого архива была написана не ранее их.

О причинах, побудивших его все же взяться за этот труд, мы можем только догадываться, ведь издать его было бы невозможно: он был помещен мной под печать Инквизиции сразу после того, как выплыл на свет, по причинам, которые должны мгновенно стать ясны любому внимательному читателю. "

Сэнди Митчелл. «За Императора!»

Широко известная в узких кругах книга по вселенной Warhammer 40 000 оказалась у меня много лет назад. Я только начинал знакомиться со вселенной превозмогания, пафоса, взрывов и титанов, были прочитаны несколько боевиков уровня немногим выше среднего. А потому «За Императора» в тот момент был мною воспринят как нечто новое по знакомой теме. Вспомнить это произведение мне помог один канал на ютубе, где не так давно проходил стрим, посвященной данной книге. Для меня она открыла серию про Кайафаса Каина, которую я постепенно дочитываю.

Сразу стоит отметить, что эта книга выбивается из серии произведений мира без мира, поскольку элементов фантастического боевика/крови/кишок сравнительно немного. Коротко говоря — это книга о том, как довольно скользкий тип пытается банально выжить в мире, где почти все время существования Империума человечество занимает войной за выживание.

Главный герой — молодой комиссар Каин, выходец из мира улья(по его словам), сразу после окончания Схолы Прогениум в стандартном порядке назначается в войсковую часть, где ему и предстоит провести значительную часть своей жизни, занимаясь праведным делом истребления врагов Императора. Но это не значит, что он поднимет цепной меч повыше и в первых рядах отправится на штурм. Как показывает автор, Каин тот ещё умелец переложить ответственность и опасность на чужие плечи, а самому оказаться подальше от даже вероятных угроз. Но волею судьбы он втягивается в круговорот смертельно опасных событий, которые покажут, на что способен человек, вырывающий раз за разом свою жизнь из когтей и лап многочисленных врагов.

Главное, что меня когда-то зацепила — какая-то уютная повседневность во многих моментах, где вместе с героем читателю предлагается получше распознать быт воинских подразделений, окунуться в ежедневную рутину и немногочисленные приятные мелочи, которые сопровождают комиссара. Но при этом все довольно неплохо разбавлено занятными диалогами и ненавязчивым юмором, а так же не нарушающими стиль заметками на полях о том или ином моменте из жизни Каина, поставленные одним инквизитором, который и поместил эти мемуары под замок.

Первая половина книги посвящается тому, как не-совсем-герой обустраивается на новом месте, коротает время, общается в рамках должностных обязанностей, решает повседневные вопросы и назревший ворох проблем, которые могли бы несвоевременно закончить его жизнь и карьеру. Вторая — посвящена нарастающей угрозе военного конфликта с войсками Тау, которые претендуют, в рамках сферы расширения, на очередную планету, находящуюся под юрисдикцией Империума. Здесь и начинается так откровенно ненавистный Каину «экшон», которого он всеми силами был бы рад избежать, да вот только инквизиция уж очень не вовремя оказалась слишком близко к месту конфликта.

Высмеивая напускную серьезность и пафос мира вечной войны, автор умудрился удержаться на грани определенного уровня реализма пополам с черным юмором, и смог нарисовать занятные личностные портреты большого количества персонажей, в существование которых, где-то далеко-далеко, можно поверить, пусть и ненадолго.

При этом неплохо раскрывается сама история вселенной в сотнях небольших деталях и намеках — от точных дат летоисчисления и названия систем, где происходили\происходят ключевые события, заканчивая подробным рассказом об одежде, особенностях мышления и привычках представителей разных сословий. Возможно, последние несколько моментов снижают темп повествования, но подаются вполне занятно, чтобы их было интересно прочесть.

Порой в текст, для расширения картины, вкрапляются отчеты или выдержки из мемуаров персонажей, с которыми Каин взаимодействовал волею случая или рукою долга. Это позволяет оценить происходящее со стороны тех личностей, что кардинально расходятся по взглядам на жизнь с главным героем.

При всем вышенаписанном, книга остается Вархаммером. Интересные встречи с инопланетными расами, несколько моментов динамичных схваток, боевые потери и немного превозмогания, интриги и заговоры на отдаленных планетах — всё это есть, пусть и отодвинуто на вторые-третьи роли.

Книга вполне подойдет тем, кто хотел почитать что-то обыгрывающее в ироническом ключе невероятно жестокую вселенную, живущую по своим специфическим законам.

Сюжет: 7\10

Персонажи: 9\10

Стиль: 9\10

Проработка мира: 8\10

Общая оценка: 8\10

Роджер Желязны. "Этот бессмертный"



«Этот бессмертный»" – Ты из калликанзаридов, – неожиданно шепнула она. Я повернулся на левый бок и улыбнулся в темноту.
– А лапы и рога я оставил в Управлении…
– Так ты тоже слышал это предание?…
– Моя фамилия – Номикос! – Я повернулся к ней.
– И на этот раз ты намерен уничтожить весь мир? – спросила она.
– Об этом стоит подумать, – я рассмеялся и прижал ее к себе.
– Если именно таким образом Земле суждено погибнуть…
– Ты ведь знаешь, что в жилах людей, родившихся здесь на Рождество, течет кровь калликанзаридов, – сказала она, – а ты сам говорил мне, что твой день рождения…
– Все именно так! Меня поразило то, что она говорила всерьез. Зная о том, что время от времени случается в древних местах, можно без особых усилий поверить в различные легенды – согласно которым эльфы, похожие на древнегреческого бога Пана собираются каждую весну вместе, чтобы провести десять дней, подпиливая Дерево Жизни, и исчезают в самый последний момент с первыми ударами пасхального перезвона колоколов. У меня не было обыкновения обсуждать с Кассандрой вопросы религии, политики или эгейского фольклора в постели, впрочем, поскольку я родился именно в этой местности, многое до сих пор хранилось в моей памяти. Через некоторое время я пояснил:
– Давным-давно, когда я был мальчишкой, другие сорванцы поддразнивали меня, называя «Константином Калликанзарос». Когда я подрос и стал уродливее – они перестали это делать. Во всяком случае, в моем присутствии…
– Константин? Это было твое имя? Я думала…
– Теперь меня зовут Конрад! Забудь о моем старом имени!
– А мне оно нравится. Мне бы хотелось называть тебя Константином, а не Конрадом.
– Если тебе это доставит удовольствие… Я выглянул в окно. Ночь стояла холодная, туманная и влажная – как и обычно в этом регионе.
– Специальный уполномоченный по вопросам искусства, охраны памятников и Архива планеты Земля, вряд ли станет рубить Дерево Жизни, – пробурчал я.
– Мой калликанзарос, – неспешно отозвалась она, – я не говорила ничего подобного. Просто с каждым днем, с каждым годом, все меньше становится колокольного звона. Я предчувствую, что ты каким-то образом изменишь положение вещей. Может быть…
– Ты заблуждаешься, Кассандра.
– Мне страшно и холодно… Она была прекрасна даже в темноте, и я долго держал ее в своих объятиях, чтобы заставить замолчать и прикрыть от тумана и студеной росы… "

Роджер Желязны. «Этот бессмертный»

Давно присматривался к этому произведению, несколько раз переставлял его в списке на прочтение, но наконец, относительно недавно, сподобился прочитать. Р. Желязны не входит в первую десятку моих любимых писателей, но книга оказалась приятным информационным приобретением. Перед прочтением можно ознакомиться с книгами по мифологии(Н. А. Кун, Ю. С. Пернатьев и др. ) для усиления эффекта погружения в перипетии подтекстов сюжетной линии.

Предположу, что будет занятно как-нибудь далеко потом сравнить ощущения от этого творения с романом «Илион».

Земля прошла через Трехдневную войну, о которой в книге будет упомянуто лишь мельком, человечество уничтожено в своем большинстве, а то, которое осталось — пытается выживать на остатках планеты или, после обнаружения инопланетной цивилизацией остатков людей, отправляется за пределы мира в поисках лучшей жизни.

Главный герой — Конрад, не совсем человек, не полубог, а что-то иное, хранящее в себе отголоски старых легенд и сказаний, создание себе на уме, работающее в Управлении Земли. Его размеренное существование нарушает задание по сопровождению на экскурсии по планете представителя веганцев. Что может быть проще? Однако простое задание на проверку оказывается полно тайных интриг и недомолвок, опасных столкновений и последствий, которые жду всех участников странной экскурсии по остаткам цивилизации людей.

Книга хороша своими образами, которые ловко перетекают один в другой, и так до самого завершения. Хотя, если остановиться и перечитать некоторые моменты, в глаза могут броситься стыки, которыми соединены эпизоды в повествовании, но общего впечатления это не портит.
Почти каждая страница имеет свои отсылки или перетолкования мифологии, а так же ссылки на различные произведения западной культуры девятнадцатого-двадцатого века.

Разворачивающаяся история не уходит в масштаб эпических полотен или столкновений многомиллионных армад — она подкупает простой проработанностью в сотнях деталей обстановки, эмоциях нескольких героев, отлично рассказанными и показанными историями конфликтов из-за идейных противоречий, несколькими напряженными эпизодами схваток с мутантами. И, конечно, западающим с первых страниц слогом повествования от лица главного героя, который невероятно живописно повествует о происходящем.

Язык книги — это отдельный момент, ради которого стоит читать. Благодаря хорошему переводу(спасибо серии «Серебряная коллекция фантастики» ) во время чтения испытываешь приятные ощущения просто от созданной атмосферы, аллегорий, словесной эстетики. Картины будущего после катастрофы, разные персонажи и гармонично меняющееся окружение становится представить очень просто и порой возникает желание ненадолго замедлить прочтение, чтобы вернуться на несколько абзацев назад просто ради одного запомнившегося сравнения или образа. Воспоминания Конрада о старой войне, рожденные ночным разговором; его ощущения от схватки за жизнь с аллигатором-мутантом; ощущения уходящей в небытие самой истории, исходящее из образа полуразобранных пирамид; попытки разобраться в грядущем планеты, которая должна найти выход из сложившейся ситуации с приобретающими её по частям инопланетянами. Все перечисленное и незатронутое воспринимается почти что мелодично.

Даже многочисленные сноски не сбивают с настроя, а порой помогают ещё полнее прочувствовать замысел Желязны.

При этом переплетения истории, затронутые буквально вскользь, создают порой мимолетное ощущение частичности — путешествие проходит, смешиваясь с отдельными осколками воспоминаний и размышлений, которые зачастую обрываются почти сразу после начала, возвращая к дороге и пейзажам архитектуры и природы, новым конфликтам и опасностям. А хочется больше узнать о роли веганцев в новой экономической нише Земли, раскрытия историй войны, у которой должны же быть какие-то определенные причины, показа возрождения в мире существ из мифологического прошлого.

В тексте много иносказательного, через которое периодически приходиться пробираться, из-за этого в трех-четырех моментов темп повествования падает, но на это я обратил внимания только после завершения чтения. Лично для меня книга стала наиболее интересна после половины, когда действие начало разворачиваться более широкими штрихами и Желязны начал давать разъяснения к ранее упомянутым терминам.

Здесь достаточно материала для того, чтобы после завершения истории узнать ещё с десяток произведений, на которые автор мимоходом обратил внимание, заинтриговал легкими намеками, оставив на волю читателя дальнейшие литературные поиски.

Книга подойдет любителям легкой запутанности иносказания, вплетенного в местами странную историю мира, где соединились ожившие легенды и фантастические технологии, раскрылись психологические портреты нескольких полумистических созданий и были показаны пути развития и упадка двух цивилизаций после их соприкосновений. Если стиль придется по вкусу — то от книги можно будет оторваться только с определенным усилием.

К. Роберт Каргилл. "Море ржавчины"



«Море ржавчины»«Я снова ждала зеленого луча. Той крохотной зеленой вспышки, когда солнце подмигивает из-за горизонта. Вот где настоящее чудо. В этой вспышке. Так она говорила. Так она всегда говорила. Не сказать, что я верю в чудеса. Мне бы хотелось, но я знаю – мир построен не так. Он состоит из расплавленного металла, минералов и камней, тонкой полоски атмосферы и магнитного поля, отражающего самую сильную радиацию. А в чудеса нравилось верить людям, как будто их можно потрогать или ощутить, чудеса словно придают миру нечто большее, чем просто механическую определенность. Как будто люди состоят не только из плоти и крови.

А правда в том, что эта вспышка – всего лишь преломление света атмосферой. Но скажи это человеку, большинству из них, и на тебя посмотрят, выпятив челюсть, как будто до тебя просто не доходит. Как будто это ты не понимаешь. Потому что ты не видишь и не чувствуешь чудес. Людям нравилось верить в чудеса.

Когда здесь еще жили люди.»

К. Роберт Каргилл. «Море ржавчины»

Знакомый порекомендовал обратить внимание на этот пример постапокалипсиса, книга, которая мне была одолжена, имела не слишком большой объем, так что была довольно быстро прочитана в свободные минуты. В ней оказался даже небольшой глоссарий, но он не слишком нужен — специфических терминов не так много, а произведение завершается быстрее, чем успевает обилие наименований приесться или забыться.
Роман разгоняется быстро, уже в первой трети включая в поток сюжета много действия и персонажей, не сбавляя темп нескольких переплетающихся сюжетных дорожек до самого завершения.

С аннотацией от Джо Хилла не согласен, поскольку есть в книге моменты, где повествование немного провисает, но произведение, в целом, оставляет интересное впечатление о себе. Да и не «взрывает» она во время чтения, поскольку очень многое идет дорогами, проложенными десятилетиями художественных поисков.

Но кратко по порядку.

Мир людей закончился в отдаленном будущем после того, как человечество на свою беду решило облегчить себе жизнь созданием массовой рабочей силы, состоящей из роботов с ИИ.
Помимо этого искания лучших умов привели к созданию сверхмассивных суперкомпьютеров, которые, после начала процесса самообучения и исследования мира, вышли за установленные человеком рамки и так же сыграли свою роль в завершении существования биологической жизни на Земле.

Но мир искусственных созданий не стал совершенным итогом развития, поскольку пошел по пути новых видов конфликтов, в которых уже машины уничтожали машин, пытаясь направить течение механического развития в то или иное русло. Обернулось это новым витком разрушительной войны, во время которой почти построенный утопический мир для машин был разрушен. Остатки функционирующих роботов разделились — кто-то нашел спасение в одиноких скитаниях по останкам цивилизаций, кто-то основал свободные поселения с довольно примитивным устройством сообществ, а кто-то нашел выход в том, чтобы стать частью сверхразумов последних оставшихся суперкомпьютеров, найдя себе цель в великом объединении.

Главная героиня — представительница довольно редко встречающейся серии ботов-помощников, которая называет себя Неженка. Она одиночка, которая выживает каннибальским образом, разыскивая и разбирая на запчасти те машины, которые уже оказались на грани отключения по тем или иным причинам. Одновременно с этим Неженка пытается не попасть в то самое Единство сверхразума, не желая становиться частью подавляющего целого. Но в один момент бегство оказывается невозможным и волей-неволей ей придется вступить в борьбу за будущее почти уничтоженного мира на континенте Северной Америки, втягиваясь в противостояние двух последних крупных ульев-ИИ.

Когда прочитал этот роман, одно из первых слов, которое пришло на ум — всеохватывающий. Он действительно пытается объять если не все аспекты созданного мира в рамках не самого большого объема страниц, то почти все. Главы чередуются — одна расскажет о настоящем, проблемах, которые героям предстоит решить как можно скорее, следующая — поведает значимый эпизод из истории зарождения противостояния людей и созданных ИИ.
В каждом из указанных отрывков ощущается хорошая проработка как нарисованных образов, так и эмоциональных переживаний вымерших представителей человечества и роботов. Подобная последовательность не дает заскучать во время чтения, при этом отлично раскрывает картину мира, постепенно приходящем в ржавый упадок.

В истории главной героини есть много отлично проработанных моментов приключенческого толка — начиная от противостояния с роботом такой же модели, который пытается за счет её смерти продлить своё функционирование, заканчивая бегством в места, где обитают роботы, почти полностью потерявшие свой механический разум. Главный момент в этом — большую часть повествования ты не видишь в персонаже машину. Поступки, действия, моменты размышлений и воспоминаний об ужасах прошедшей войны и разрушенного мира показывают её понятную человеческую составляющую. Это можно объяснить частично тем, что её создавали люди для служения себе, делая электронные синапсы понятными для человеческой психологии.

Привносится при этом и элемент, как по мне, декоративный — моменты того, что испытывает искусственное сознание при сбоях. Эмоционально и красиво встраиваются эпизоды галлюцинаций ИИ, воспоминания о всепожирающем огне, направленном против создателей.

Пробираясь сквозь воспоминания, нереализованные замыслы и разрушенные надежды, главная героиня все же находит свою цель, почти что случайно, которая может привести к созданию принципиально нового мира. Возможно, только возможно — лучшего.

Эпичных полотен, которые отлично подходят для создания масштабности, хватает. Глобальные замыслы искусственного интеллекта, превозмогание в пути по пыльным дорогам меж ржавеющих остовов тысяч небоскребов и механизмов, опасности в остатках мира после людей, сражения с участием машин, повсеместная жестокость в битве за скудные ресурсы, воспоминания о пережитых страшных годах противостояния человечества и роботов. Многое из этого напоминает попытку обратиться к проторенным дорогам из научной фантастики и постапокалипсиса пятидесятых-шестидесятых годов, но автор смог уйти более в отсылки, нежели в плагиат. Он рисует картину довольно далекого будущего, отдающего нотками ретрофутуризма, где в ходу все ещё довольно привычные глазу технологии, пришедшие из золотой эпохи расцвета НФ. Оттуда же вопросы про грани разумности и свободу воли, вопросы этики во время войны между живыми и искусственными существами. Некоторые эпизоды отдают примитивной пропагандисткой наивностью, которая заставляет вспомнить «Почтальона» Брина и другие произведения западных фантастов, но опять же, скорее ощущениями от прочитанных абзацев, а не прямым заимствованием.

Только два основных специфических момента показывают, что повествование ведет не-человеческое существо — немного рубленые диалоги при общении персонажей, поскольку мимика и жесты подавляющему большинству ботов недоступны; резко выделяющиеся своей механической точностью и довольно заметной скупостью описания сцен сражений, что делает их почти что противоречащими основному стилю повествования. При этом и то и другое не вызывает отторжения, поскольку есть обоснование для подобного авторского подхода — как попытка показать отличность определенных моментов в существовании сообщества ИИ.

Здесь хватает и классического постапокалипсиса с его руинами и технологическими находками из прошлого, которые поддерживают жизнь отдельных особей в настоящем; сцен, будто пришедших из мира, подобного «Безумному Максу»; почти человеческих переживаний о необходимой, почти отчаянной жестокости; фальши и манипуляций, которой одни пытаются купить себе лишние дни существования за счет других. Впрочем, как и жестокой лжи, которая должна оправдать бесконечно далекую, но притягательную цель.

Произведение подойдет всем, кто желает попытаться понять то, что могут из себя представлять искусственные существа, которые созданы людьми, похожи на людей, уничтожили людей, пытаются стать людьми, но не всегда могут понять, чего им в этом не хватает.

Сюжет: 7\10

Персонажи: 8\10

Стиль: 9\10

Проработка мира: 9\10

Общая оценка: 8\10

Дрю Карпишин. "Открытие"



«Открытие»"«Подходим к Арктуру. Отключить сверхсветовой генератор». Контр-адмирал Альянса Джон Гриссом, самый известный человек на Земле и трех её молодых межзвездных колониях, на мгновение поднял глаза, когда по корабельной селекторной связи прозвучал голос рулевого ККА Нью-Дели.

Через мгновение он почувствовал, как по кораблю прошла волна замедления – это безошибочно указывало на то, что отключились генераторы поля эффекта массы, и Нью-Дели снизил скорость со сверхсветовой, до скорости, приемлемой для вселенной Эйнштейна. По мере того, как корабль замедлял свое движение, хорошо знакомое красноватое свечение, струившееся через крошечный иллюминатор каюты, постепенно остывало, принимая более естественный теплый оттенок.

Гриссом ненавидел иллюминаторы; управление судами Альянса целиком осуществлялось по приборам, и команде не нужны были какие-либо визуальные проемы, чтобы смотреть в безграничную пустоту космоса. Но на всех судах обязательно было несколько небольших иллюминаторов и одно большое смотровое окно на мостике, как дань традиции – воспоминание об былых романтических идеалах космических странствий.

Альянс упорно поддерживал эти романтичные идеалы – они служили для привлечения наивных новобранцев. Для людей на Земле, неизведанные просторы космоса все ещё были загадочными и привлекательными. Стремление человечества к звездам привело к великим открытиям и тайнам галактики, которые только и ждали, чтобы бы их раскрыли.

Гриссом знал, что правда была намного сложнее. Он видел, какой прекрасной может быть холодная галактика. Она поражала своим великолепием и в то же время пугала, и он знал, что есть тайны, которые человечество ещё не было готово постичь. Та секретная передача, которую он получил утром с базы Шаньси, только подтверждала это. Человечество во многом походило на ребенка, такое наивное и незащищенное. И это было неудивительно. За всю свою долгую историю люди смогли вырваться из объятий Земли в холодные просторы космоса лишь каких-то двести лет назад.

А настоящие межзвездные путешествия, путешествия за пределы Солнечной системы, стали возможными лишь десять лет назад. Даже меньше десяти лет, если быть точным. "

Дрю Карпишин. «Открытие»

Космоопера по серии игр Mass Effect вышла, оказывается, уже больше десятка лет назад. А казалось, совсем недавно прочитал эту книгу. Думается, что любой, интересующийся этим фендомом, по крайней мере хоть что-то слышал об этом произведении. Своими сериями книг автор довольно неплохо зарекомендовал себя для всех любителей космооперных боевиков с примесью научной фантастики.

Но поскольку при разборе залежей электронной информации вновь наткнулся на эту книгу, решил освежить общие воспоминания по ней.

На страницах нас поджидает двадцать второй век, который вступил в свои права. Человечество, с помощью удивительных находок на Марсе, начинает свой экспансивный поход по галактике, подготовив для этого довольно больших размеров экспедиционные флотилии. И я надеюсь, что это все ещё звучит как начало истории про мир Mass Effect.

Первый человек, прошедший через таинственное устройство, позволяющее перемещаться на невообразимые расстояния, первые конфликты с представителями инопланетных рас, первые возможности по интеграции в галактическое сообщество, первые ошибки и робкие шаги на пути к новой эре.

Автор знакомит нас с несколькими значимыми персонажами-представителями Альянса — Джоном Гриссомом, Дэвидом Андерсоном, Кали Сандерс, некоторыми другими людьми и пришельцами, которые ещё сыграют большую роль в истории раскрываемого мира.

Андерсон становится ключевой фигурой в повествовании достаточно скоро, погружаясь в круговерть опасных событий, пытаясь разобраться в деле, связанном с тайной работой Альянса. На его пути окажутся жестокие наемные убийцы, опасные одиночки-спектры, вопросы и секреты, которые способны изменить расстановку сил в галактике.

Хитросплетения закулисной дипломатической войны, красивые описания нескольких планетарных колоний, высокие технологии, поставленные на службу многим разумным расам, бодрые сцены сражений, свирепые противники и прагматичные до жестокости временные союзники — всё обозначенное сливается в крепкую нить повествования, которая захватывает достаточно крепко, чтобы удерживать до финала.

Произведение представляет из себя одновременно наживку и часть масштабного полотна по вселенной недалекого будущего, которая предрекает начало многих историй, завязанных в десятки сюжетных дорог, которые может пройти игрок и читатель.

Книга довольно короткая — чуть более двух сотен страниц, но читается благодаря приятному стилю повествования и хорошему переводу бодро и задорно, в равных пропорциях успевая подать действие нескольких персонажей, боевую составляющую, предоставить занятный экскурс в историю мира Mass Effect, раскрыть эмоциональные переживания нескольких героев и оставить задел на продолжение, который получил свое логическое развитие в дальнейшей серии произведений.

Теперь о недостатках.

Привносит ли это произведение в жанр что-нибудь новое, может быть свежий поток неожиданных решений? Увы, но нет. Здесь концептуально повторяются, пусть и в красивой обертке, все основные приемы, характерные для сюжетов среднего уровня по всем показателям. Каждая последующая сцена предсказуема до простоты, увлекает вихрем действия, но не содержит никаких особых многоуровневых задумок, которые позволили бы зарываться в отдельные моменты глубже при перечитывании.

Немного смазывает ощущение опасности тот момент, что тот, кто прошел серию игр, знает историю жизни ключевых героев и не может ожидать каких-то неожиданных поворотов от книги.

Автор готов предоставить более чем достаточно поводов развлечься в стильных декорациях мира после качественно новой технологической революции. Можно рекомендовать эту и последующие книги желающим приятно провести немного времени за красивой, увлекательной, немного наивной сказочной новеллой, в которой остается место для определенного уровня жестокого реализма

Сюжет: 6\10

Персонажи: 7\10

Стиль: 9\10

Проработка мира: 8\10

Общая оценка: 7,5\10

Чайна Мьевиль. "Кракен"



«Кракен»" В море полно святых. Знаешь об этом? Конечно знаешь: ведь ты уже большой мальчик.В море полно святых, полно с незапамятных времен. Они появились раньше, чем все остальное. Святые пребывали там еще до богов. Они ждали богов — и сейчас по-прежнему там.Святые питаются рыбой и моллюсками. Некоторые ловят медуз, а другие едят мусор. Кое-кто из них употребляет в пищу все, что попадется. Они прячутся под скалами; они выворачиваются наизнанку; они выплевывают завитки. Они делают все, что угодно.Изобрази это ладонями. Вот так. Пошевели пальцами. Ну вот, получился святой. Осторожно, смотри, вот еще один! Теперь они сражаются! Твой побеждает.Огромных спиральных святых больше нет, но остались те, что подобны мешкам, и те, что похожи на завитки, а еще такие, что напоминают платья с развевающимися рукавами. Кто у тебя любимый святой? Я скажу, кто у меня. Но погоди минутку, знаешь ли ты, что делает их всех святыми? Они — святое семейство, все они в родстве. Друг с другом и… знаешь, с кем еще? Правильно. С богами.Теперь вот что. Кто создал тебя? Ты знаешь, что ответить.Кто тебя создал? "

Чайна Мьевиль. «Кракен»

Недавно мои верхние конечности добрались до обозначенного произведения, пока нижние тянутся к новенькому изданию «Последние дни нового Парижа». Итака, автор написал уже довольно приличное количество романов разной степени сюрреалистичности, два из которых я кратко рассмотрел ранее. Впечатления от «Кракена», если описывать несколькими словами, колеблются где-то посередине шкалы от «запутанной странности» к «сдержанному восторгу».

Вывод — последний абзац.

Сложно сказать вот так просто, как начинается роман. Спусковым крючком для целой лавины событий становится довольно странный ход — из Лондонского музея пропадает аквариум, наполненный формалином, коим оберегается тело гигантского кракена. До смотрителя, по имени Билли, после этого оказывается очень многим есть дело — начиная от странных криминальных структур и многочисленных загадочных религиозных течений, до потусторонних отделов полицейского расследования.

Затем к действию подключаются многие новые персонажи — последователи церкви, обожествляющей кракенов; преступные главари, что управляют миром, скрытым от глаз простых жителей; искусственные создания и магические существа, отстаивающие свои права в трущобах Лондона; неостановимые наемные существа, что промышляют грязной работой многие века.

Вчитываясь в текст, поначалу не отпускало чувство, что нечто подобное уже было на прилавках — «Никогде». Но далее тематика произведений расходится довольно сильно, соприкасаясь разве что атмосферой в некоторых главах.

Главный плюс и минус «Кракена» — его разносторонность. Здесь совмещено несколько жанров, в этом аннотация не лукавит. От приключенческой истории к эпизоду, больше подходящему книге Лавкрафта, затем к полицейскому детективу с нуарным обрамлением, после — к размышлениям на религиозную тематику и быту закрытых общин, потом — углубление в историю зарождения противостояния существ, созданных только лишь для службы, своим хозяевам.При всем этом Мьевиль остается верен себе — социальная проблематика, запоминающиеся образы перекроенного мира, переплетения жизней многочисленных персонажей, встроенные в сюжет почти без применения Ex Machina и много что ещё.

Здесь все так же сочетается определенный реализм с противоестественными картинами мира под миром, продолжающим быть, как и во многих его книгах, довольно отталкивающим. Без определенных самоповторов ему обойтись не удалось, но это не портит общую картину. Здесь люди и не-люди молятся непознаваемому в почти что тщетной надежде на ответы; пули прорастают в телах жертв, чтобы дать жизнь новому смертоносному оружию; узкие группы посвященных в секреты городов создают жизнь из камня и земли, предварительно проведя обряд гадания на внутренностях города; месть и жажда наживы принимают до отвращения гиперболизированные формы; предсказания конца света обретают форму пророческих сновидений и медленно начинают претворяться в жизнь, создавая нечто, готовое стереть даже память о существовавшем мире.

Роман удивительно неспешен, разворачивая подробно прописанный мир, частично реальный, частично — парадоксальный. Темп повествование набирает только к последней четверти, может даже немного позже. Под завершение немного начинаешь уставать, но концовка и масштаб событий, к которой подготавливали читателя все предыдущие сотни страниц, это окупает. Ощущения от прочтения сильно отличны от того же Шрама или Вокзала — из-за малого объема многочисленных глав неосознанно складывалось ощущение, что книга представляет набор зарисовок, объединенных несколькими крепкими нитями повествования. Занятно сделано в книге то, что крошечная зацепка в одной главе, буквально мимоходом прописанная фраза, зачастую получает свое завершение много позже. Это обращает на себя внимание и дает дополнительные приятные впечатления от текста.

Отсылки и упоминания массовой культуры второй половины двадцатого века вплетены в повествование так плотно, что через несколько десятков страниц на них почти перестаешь обращать внимание. Хотя порой, особенно когда речь заходит о музыке, так и хочется, чтобы под рукой был старый кассетный плеер со всеми композициями, упомянутыми в книге, чтобы лучше проникнуться атмосферой во время повествования. Этот момент проводимых аналогий и отсылок, порой сдобренных сюрреализмом, вызывал у меня отчего-то легкое отторжение, наверное потому, что с теми или иными группами упоминаемых музыкантов/писателей я почти не соприкасался.

Один из главных персонажей, который является связующим для почти всех подсюжетных ходов, одновременно оказался и самым слабым звеном в этой цепи. Большую часть повествования он чистый ведомый, в котором просыпается самосознание только ближе к завершению книги. Честно говоря, следить за действиями потустороннего расследовательского бюро почти всегда интереснее, хотя героям, которые пытаются разобраться в действиях Билли, уделено много меньше места.

Основную часть текста повествование ведется в довольно степенной манере, разгоняясь к завершению. Проводя аналогии, можно представить, что собирая мозаику, вам выдают по одной детальке за несколько секунд, а когда дело завершено более чем на две трети — резко высыпают на стол всю оставшуюся часть головоломки.

В завершении романа приходится почти что пробиваться сквозь метафизическое восприятие мира, созданного автором. Но даже когда я перечитывал отдельные абзацы, потому что не смог сразу соотнести их с рассказанной ранее по тексту историей, мой интерес не угасал.
Рискну предположить, что этот роман — о людях и мире, в котором они пытаются жить, приспосабливаясь, приспосабливая, изменяя и изменяясь. Рассказанная история располагает к размышлениям, предположениями и параллелям с историей, биологией, химией и физикой. Он вполне подойдет любителям неторопливо раскрываемых историй, где реалистичные психологические портреты и довольно подробное описание окружающего мира естественно соседствует с магическим представлением о том, как мир может жить по почти что безумным правилам.

Сюжет: 8\10

Персонажи: 7\10

Стиль: 10\10

Проработка мира: 9\10

Общая оценка: 8,5\10