Андрей Лазарчук "Опоздавшие к лету"

Итак, для началу скажу, что к чтению этой киги меня подбил некто VIM так что тапки сыпьте и на него.





Итак, давайте взглянем, что же попало к орку в руки и что здесь такого необычного, что зеленая шкура даже решила оставить свой отзыв.
А есть тут много чего.
Мы, хомо-сапиенс, обожаем свою зону комфорта. Нам хочется развалиться в креслице, взять баночку шипящей пепси за глотку, раскрыть книжицу, почесывая пузо, предлагая писателю — давай, недобитый, развлекай! Мы так привыкли к тому, что за красивой обложкой нас ждёт герой, который за правду и справедливость горой, рыжеволосая и зеленоглазая подружка в узких джинсиках льнёт к его могучему телу, а мы представляем на их месте — себя.
Но Лазарчук пошёл иной дорогой. Честно сказать, мало творцов сейчас пытаются отойти от заданных вот уже доброе десятилетие стандартов, и потому приятно было читать эту книгу — сейчас. Пускай она и написана очень давно.
«Опоздавшие к лету» — это цикл рассказов новелл, которые связаны меж собой общей нитю одного мира, а вот герои здесь изредка перекликаются друг с дружкой. Впрочем, не всегда.

Цикл встречает нас довольно необычным рассказом про колдуна. Поначалу этот минирассказик показался мне недописанным, крохотным, недосказанным. Лишь к самому концу всей книги станет понятно, что это не так. Общая канва книги — война и её последствия. Не простоя война, когда один с автоматом на другого бежит и кричит что-нибудь псевдогероическое, вовсе нет. Здесь идёт война с человеком как таковым — и человечностью вообще. Спецподразделения и внутреняя игра разведок сталкиваются друг с дружкой, борясь за высшие цели, ценой которых подчас может стать целый город. Что уж там говорить о душах и судьбах отдельно взятых героев?

Мост Ватерлоо — сам сэр VIM уже писал о нём, но и мне есть что сказать об этом замечательном отрывке общего цикла. Иногда мы смотрим телевизор и видим, как нам усердно, в деталях, показывают… а неважно, что именно. Как два уважаемых человека плещут друг дружке в лицо водой, как наши смелые отряды численностью в двадцать восемь человек разгромили всех немцев под Москвой, про так шестеро бойцов, зажатых в горах и оставшихся без подмоги вызывают огонь на себя. Так ведь красиво, так ведь интересней, так ведь хочется сжать кулачки за этих ребят! Наших бьют, а мы все такие смелые! Нас шестеро, а мы стоим против тысяч! Нас триста, так что нам вся армия какого-то царя? И хочется жить, и хочется верить, и хочется… просто чего-то хочется.
Когда я учился в школе, нас заставляли учить биографии великих писателей. Пушкин, Дельвиг, Лермонтов — так и кичатся художники мастерством рисунка старинных портретов. И все они чистенькие, красивые, незамутненные. Балы, танцы, литературные вечера, льются с балконов и балюстрад под хохот дам, и джентльменов стихи, берущие за душу своей гениальностью. И все пристыженно молчат, что и эти ребята, вообщем-то, срать ходили. И блевали после перепоя они точно так же, как подзаборный бомж дядя Вася. Так вот к чему это я: если не раскрывать общего сюжета Моста Ватерлоо — то это военная сказка, где вымышленный мир обращается реальным. Где слово главного пропагандиста становится не просто законом — жизнью. Если тебе предложили сыграть роль предателя на камеру — беги. А мост — так ли в самом деле важен этот мост, когда можно сочинить красивую сказку — не только для власть держащих, но и для людей? Война пройдет, полетят в воздух цветы, хором заголосят восторженные голоса людей, дождавшихся своих родных с войны. А после заявят, что вот благодаря именно этому-то самому мосту, этой самой красивой сказке мы и победили. Ведь мы же обязательно победим! Так, по крайней мере, сказал, главный пропагандо… хм, пропагандист.
Это сказка не про людей, не про излом души, и не про отвагу и мужество. Это сказка про правду, которая обязана быть — полной. Показывать правду — опасно, подчас даже смертельно. Показывать правду — это как с воем бросаться на мельницы. Но без Дон-Кихотов у беззашитных защиты нет вовсе и мир пустеет. Правду говорить легко, пока не боишься её говорить. Пока страх не отравил твой свободу — легко быть честным. Но стоит ему хотя бы на мгновение заползти в душу — и ты будешь потерян навсегда.

Наверно, мне больше нечего сказать именно про Мост, но есть что сказать по другим новеллам.
Последующие новеллы рассказывают нам о незамысловатом будущем. Мир расцветает, мир живет, война закончилась, время праздновать. Но люди не были бы людьми, не сумей построить себе свой маленький собственный карманный армагеддон. Мир сумел поменять людей. Случился душевный надлом многих людей, струна жизни которых лопнула — и они попросту стали иными. Не теми, что из Ночного Дозора, но где-то близко к этому. Их стали называть мутантами. Тут-то я думал, что Лазарчук ударится в нечто похожее на людей Икс, но он поступил умней. Несколько малозначащих, но связующих новелл, в которых рассказывается о том, как военная разведка пытается сделать из людей… что-то. Уловив некий смысл в изменениях, что произошли не только с миром, но и с людьми, они пытаются поставить его себе на службу. Кособоко, неосторожно, топорно. И нет, над этим работали талантливые и умные люди, но только не знавшие, с чем же именно они столкнулись. Были и мутанты, и особые биороботы, но всё это — лишь мелкая подготовка к тому, что будет дальше.
Большего внимания из всего цикла заслуживает «Жестяной Бор». Бывший полицейский Андрис, волей случая и прошлых новелл из второстепенного героя, обращается в главного. Героя? Нет, марионетку. Всё закрутилось вокруг бывшего полицейского-инвалида, непреодолимым грузом навалившись ему на плечи. Каждому он нужен, чтобы использовать его по своему усмотрению. Впереди, над всем городом, да что там — над всем человечеством светит светило великой цели, которая у каждого своя. Андрис стоит где-то посередине, до конца, до самого конца пытаясь понять, на чьей же именно он стороне и кому можно, в самом деле, верить. А верить, как оказалось, нельзя абсолютно никому. Это тоже своего рода сказка, как и Мост Ватерлоо, только с немного иной направленностью. Войны уже нет, война давным давно позади. Пропагандисты давно умерли и спят спокойным, а то и не всегда, сном. А живые продолжают копошиться в киселе всеобщего благо. Никто ведь не может сказать, как выглядит улыбка всеобщего блага, и не ожидает ли в конце концов, не улыбка, а ухмылка, или зловещий оскал? Главный Герой в вполне понятном порыве рвётся докопаться до правды. Где-то внутри беспокойными муравьями копошатся мысли о том, как следует поступить правильно, а над ним навис рок того, как нужно. Я не буду рассказывать основной канвы именно этого сюжета, иначе можно выболтнуть нечто лишнее — и испортить всё удовольствие от чтения. Скажу лишь то, что это, верно, и должно было быть завершением цикла, однако, у нас есть еще спорные «Солдаты Вавилона» — до конца пока что ещё непонятные мне, а потому я не буду про них ничего говорить.

Ко всему прочему, отмечу неплохой авторский. Стиль Прослеживается некая грань между тем, как автор начинал, и как он заканчивает. Если «Колдун» встретит нас перегруженными предложениями и некоторую рваностью повествования, рубленными предложениями, то дальше дело пойдет на лад. А любовь Лазарчука к месту и не очень вставлять в уста героев длиннющие философские монологи сменяются грамотным повествованием, в общую формулу которых вставлены и хорошие мысли, и интересная история.

Прочитать советую тем, кто хочет чего-то необычного — не той безвкусной жвачки из текущих-по-герою-эльфиек и попаданцев, а нечто сюрреалистичное. В этом кроется некий сакральный смысл — в сюрреализме, который лишь на вид кажется бессмысленным, а на поверку под самый конец перед нашими взорами предстаёт левиафан — и лишь от читателя и его восприятия зависит, каким он будет.

Засим, всё.

46 комментариев

Простыню под кат!
Чорт, забыл( Прошу прощения (И ведь в предпросмотре смотрел, а забыл!)
Спасибо.
С начала прочел как «Опоздавшие В ленту».
Бегут они такие в Ленту, спотыкаются…
Когда впервые (премьерно!) читал «Опоздавших...» — тут же родилось грустное: «Опоздавшие к Лете».
Если, конечно, кто-то помнит, что за река такая: Лета.
Вот и опоздавшие: человечество войны таки выбили, а эти — не перешли Лету и живут на месте прошлой жизни. Послежизни, такие же бессмысленные и жестокие, как и жизнь… Лично у меня такое было впечатление от прочитанного… Это вам не «Гравилёт „Цесаревич“»!
Судя по описанию — матерая «стругатчина». Все «высокодуховные» — кислолицые и недовольные не пойми чем… Ну не сидится им с пивком и пузо не чешется! А зудит в противоположной точке.
Не всегдась. Высокодуховынм нужно что-то необычное. А как им быть довольным, когда вокруг напирает только серость?
Не… Я так-то больше Круза предпочитаю.
Хозяин-боярин жи
Рекомендую это
Эта книга — суровая реальность.

В 22 веке НАТО начинает масштабную агрессию против Святой Руси, но по року судьбы именно в это время инженер сколково Мария Олейник изобретает машину времени и решает отправится в прошлое чтобы спасти могучую империю от распада. В её ясном уме рождается здравая мысль, что только отпрыск Сталина способен возглавить разобщенные пятой колонной патриотические силы.

Бравая амазонка телепортируется в 47 год, чтобы впитать в себя семя вождя народов и дав рождение новому русскому мессии, спасти свою землю от прихвостней дяди Сэма. Однако, поднявшись по карьерной лестнице до высших эшелонов НКВД и получив право на аудиенцию лично у товарища Сталина, она сталкивается с проблемой способной разрушить все надежды. Иосиф Виссарионович оказывается тайным гомосексуалистом и ни в какую не поддается на соблазнения Марии, предпочитая компанию Лаврентия Берии. Казалось бы ситуация безвыходная и Россия обречена. Но безвыходных ситуаций не бывает, когда за дело берётся Спецназ ГРУ ГШ РФ!

Лейтенант Дмитрий Пососатич находит в архиве дневник Марии Олейник и отправляется в след за ней в 20 век, чтобы исправить ошибки героини и добыть так нужное для победы Семя Вождя!

Сможет ли отчаянный сорвиголова соблазнить генерального секретаря, выдержав конкуренцию собственных прапрадедов? А главное, получив заветную ЖСР (жидкость спасения руси) отбить наполненный кондом у группы майданутых Бандеровцев отправившихся в прошлое за Дмитрием по пятам? И не погубит ли статья УК СССР о запрете мужеложества Россию будущего? Это и многое другое в новом патиотическом бестселлере «Семя Вождя».
Дядя, ты что, из «этих»?
Не-е-е, он из «тех»: Фейкозаврус Недоцитатус (по нашему — детёныш тролля (на взрослого тролля не тянет: забыл сказать, что это экранизация студии «Три Т», проводимая Никитой Михалковым, чтобы превзойти успех «Терминатора» (первого, очевидно!). Так что ещё есть, куда расти...).)
Удивительно, но сообщение, на которое пишу ответ, просто обречено на минусование:
в России — за пропаганду гомосексуализма,
в Украине — за «майданутых»,
во всём мире кроме России — за пропаганду Сталина.
Фатальна, аднака!
Ну не знаю. Лично я поставил минус за попытку перевести обсуждение отличной книги в какой-то стёб >_<
И это правильно!
Читал, что в Азии героизируют Гитлера, вернее, эффективную систему, которая возникла при нём. Но и самому вождю тоже достаётся толика поклонения. Азиатам в известной степени плевать на гекатомбы, принесённых евреями и другими народами — это их не особо впечатляет с учётом собственных гекатомб. А вот идеально работающая система, по нынешним меркам сверэффективная — это важнейший для них факт. Такова эпоха симулякров и связанных с ними нарративов, маскирующих реальность.
смотрю ты знаком с произведением — гуголь творит чудеса даже из школьников
Какая шикарная хуйня. А я то думал стариков не такой уж конченный, лол.
Это Вим надоумил Орка прочесть цикл. Йа коварен!)))
  • VIM
  • +1
Что интересно, я сам не допёр, что старик в «Солдатах Вавилона», который говорил, что реальность постепенно начинает терять многие явления, вследствие чего человечество так же незаметно теряет целые понятия, — это и есть переживший Миллениум Петер Милле из «Моста Ватерлоо». Да, мне подсказали. Каспиан, по-моему.

Добавлю свои пять копеек.)

Большего внимания из всего цикла заслуживает «Жестяной Бор». Бывший полицейский Андрис, волей случая и прошлых новелл из второстепенного героя, обращается в главного. Героя? Нет, марионетку.
Безусловно, это центральная вещь цикла. Она во многом, я думаю, пророческая, как и «Хищные вещи века» Стругацких, причём кое-что начинает сбываться уже сейчас. Хуже, если сбудутся самые мрачные выкладки оттуда — аномальные зоны, которые перестанут быть антинаучной фигнёй и превратятся в реально существующие объекты; или средства от наркотической зависимости с угнетающим когнитивные способности побочным действием — чем не реализация мечты плутократов о во всём послушном электорате. Или же тот страшный миг, когда «разум толпы» окончательно возобладает над индивидами, наивно мнящими себя свободными.
Герой — марионетка. Но марионетка зрячая, способная проницать своим взглядом каменные стены и беспроглядную тьму. Марионетка, которая способна видеть на десять шагов вперёд, тогда как обычные люди видят на шаг-другой. Тяжкое бремя. Жестокие времена, маскирующиеся под эпоху стабильности. Времена, когда в мире уже что-то необратимо надломилось, но нервный сигнал, идущий по телу общества, ещё не достиг его мозга, тем более, что есть силы и даже свойства общественного организма, тормозящие прохождение этого сигнала. Ожидание новых видов катастроф — краха общества в привычном понимании, краха мировоззрения, краха восприятия окружающей реальности неизменной, когда всё кругом видоизменилось до неузнаваемости.
  • VIM
  • +2
лучше бы ему это порекомендовал
Вад Капустин — это вроде Базиля Коркина?))) Или Стеллы Свисс, урождённой Степаниды Свистуновой?)))
или про меня как мы с орком зажигали, дал почитать
Врут. Мы ещё и по утрам подвываем
С бодуна не только орки подвывают. У всех так — сначала кто-то черного ворона затянет, потом кто-то рыдать как сучка начнет, а потом все воют по утру.
это и есть переживший Миллениум Петер Милле из «Моста Ватерлоо». Да, мне подсказали. Каспиан, по-моему.

Автор на это намекал чуть ли не транспарантом 2х2.9_9
Я сразу догадался, награду мне, Каспиан!(Орка-верхом-на-Трикси-рисуй!)
йападумаю. Я же больше нерисуй
Если не сделаешь, у меня начнется большой неписуй, а это опасно. К тому же, как в угрозу — вот возьму и напишу книгу про тебя!
Пфф. Напугал ежа голой жопой. Я фанфиков не читаю. а фанфик про меня, какой бы он ни был, только лишняя реклама мне же. Ну кто от этого откажется?
Не фанфик. Книгу. Это будет страшно. Я ж тебя в такие дали отправлю, по стольким штампам протащу, столько клише к тебе примерю — устанешь сотню эльфиек иметь каждую главу.
О, то ваще херня. Пока ты ее напишешь я состарюсь и помру… Ну эльфийки, так эльфийки…
Ну уж за полгода_ то точно не отпрвишься в дальние дали и не состаришься. (И гномихи)
пофигу. Все сойдут. даже драконихи.
Это вы вот все так говорите, а потом приползаете, когда уже поздно
пионер всегда готов.
Автор на это намекал чуть ли не транспарантом 2х2.9_9
За деревьями часто можно не увидеть леса. Тем более, что разные части гиперромана я читал в разное время.
аминь
я вот нихера не понял про дракона, оккультную настолку и Афганистан.
Сюжетный спойлерА по мне, там всё предельно ясно. Настолка — своего рода «машина» для воздействия на реальность, вернее, сразу на много реальностей (не спрашивайте, как это работает). Афганистан — своего рода полигон, где отрабатывались детали воздействия на реальность. Дракон — один из могущественных интересантов в игре сил, который оказался, по большому счёту, глупцом: не учёл, что есть несколько более могущественных сил, чем он, не учёл величину воздействия этих сил, за что и был повержен. Не нужно придавать большое значение Дракону как персонажу, тут он — всего лишь иллюстрация поговорки «и на старуху бывает проруха».
Сюжетный спойлерВообще, реальность с городком Ошеров, на мой взгляд, — это как раз «корневой пласт». Всё, что происходит там, катастрофически отражается на остальные уровни, за которыми присматривают сайры. Заметны параллели с Амбером, кстати.) А оккультная настолка — и есть корень значительной части бед (не всех, понятное дело) в рассмотренных автором пластах реальности.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.