Второй шанс. Глава 7. Бесчисленные возможности



Краткое описание:
Каждый готов убить за второй шанс, за еще одну попытку бросить кости, за возможность исправить свои ошибки и исправить все недостатки. Анон не считал себя достойным такого шанса, не после того, как вел себя всю жизнь. Забавно, что ему понадобилось нечто подобное, чтобы наконец повзрослеть.

О чём история:
Небольшое пояснение для тех, кто не в курсе всех особенностей игры. Сюжет новеллы «Snoot Game» предусматривает четыре концовки: от наихудшей до наилучшей. Перед вами — перевод истории, где обыгрывается допущение, что главному герою Анону выпала возможность исправить свою наихудшую концовку и изменить свою жизнь и жизнь Фэнг к лучшему.

Ссылка на оригинал: A Second Chance
Автор оригинала: Yvvmi
Автор иллюстрации: protonmono

Рано или поздно вопрос «Как жить дальше?» встаёт перед любым выпускником школы. Не все знают или хотят знать на него ответ, и Анон в их числе. Однако Фэнг, кажется, знает, как ему помочь.

Предыдущая глава||Следующая глава

Глава 7. Бесчисленные возможностиЯ рывком сел на кровати, силясь вдохнуть.
Сон уже исчезал из памяти, но, кажется, я снова очутился там, на кладбище… а сейчас не мог дышать!
Давай же, вдох-выдох, вдох-выдох…
Я схватился за грудь, которая едва трепетала от кратких вздохов. Неужели у меня случилась паническая атака? Да быть не может, они только у малохольных девиц случаются! Хотя в последнее время я постоянно пребывал на нервах…
В глазах потемнело, и я поспешно вдохнул, чуть не подавившись этим глотком воздуха.
Вот чёрт, я в самом деле малохольная девица!
Рукой на груди я нащупал и сжал нечто, больно врезавшееся мне в кожу. Это оказался подаренный Розой крестик. Тотчас в голове словно рухнула преграда, и меня мигом окатило воспоминаниями о минувших днях.
Я не на кладбище. Я у себя дома. С Фэнг всё хорошо, как и со всеми остальными.
Дыши, Анон, просто дыши.
Лишь спустя несколько мучительно долгих минут я отдышался достаточно, чтобы начать обращать внимание на что-либо ещё. Например, на слабое свечение на столе, слегка разгоняющее темноту комнаты, и на тихое дребезжание телефона.
Мне звонила Фэнг. При виде её имени на экранчике у меня наконец-то отлегло от сердца. Ещё я увидел, что совсем недавно пропустил звонок от неё; возможно, он и разбудил меня.
Быстро схватив аппаратик, я нажал на кнопку приёма и одновременно прокашлялся в попытке перевести дух.
— Алло? — на той стороне промолчали, хотя я различил чужое дыхание. — Люси?
— Привет… я не разбудила тебя?
Мельком я глянул на время. Три часа ночи.
— Неа, ничуть.
— Значит, разбудила… Прости… ложись и спи дальше…
— Эй, перестань. Я же сказал, что ты можешь звонить в любое время, и это значит в абсолютно любое.
Из динамика послышался вздох.
— Я… — она снова замолчала и вздохнула, — глупо себя чувствую. Мне приснился сон. И захотелось услышать тебя.
Не только тебе не спится сегодня из-за сна, Фэнг…
— У меня то же самое, — я медленно отпустил крестик; сердце уже не колотилось, и я наконец-то мог размеренно дышать. Похоже, что мне ещё долго не удастся поспать одному, не пробудив при этом плохие воспоминания. И что не только Фэнг придётся разобраться со своими проблемами.
Мы проговорили до самого утра. Говорили о самом разном: тема не имела значения, лишь бы мы слышали друг друга. И отключили телефоны лишь тогда, когда в буквальном смысле встретились перед школой.
День пролетел до нелепого быстро. Часы тикали, уроки сливались в единую мешанину. Наверное, у Фэнг и Триш случилось полное слёз воссоединение, которое я не застал, потому что первые уроки у нас шли отдельно. И впервые за минувшие дни мы снова пообедали вместе в актовом зале. Всё вновь стало напоминать старые добрые деньки… до всей этой драмы и выпускного.
И сцен с Наоми удалось избежать благодаря тому, что Фэнг прогуляла все их совместные уроки. Что и привело нас к нынешней ситуации…
Прямо сейчас я стоял на лестнице и подстригал лианы, а птерочка придерживала её снизу. Да, директор Спирс не слишком благодушно воспринял прогулы уроков в первый же день после возвращения Фэнг. Поэтому ей назначили работы в школьном саду на всю оставшуюся неделю. А я вызвался добровольцем.
Но наказанием это не казалось. Напротив, было даже приятно.
— Осторожней! — Фэнг стряхнула куски лиан с волос.
— Теперь уже не так забавно, да? — только я решил поёрничать, как лестницу тряхануло.
— Ладно-ладно! Понял!
— Анон, Фэнг! Se cuidadoso! Это вам не в игрушки играть, amigos!
— Да, мисс Роза! — хором ответили мы с Фэнг. Динозавриха-латинка уже не в первый раз ворчала на нас, но беззлобно.
Роза и Фэнг поладили на удивление хорошо. Да, между ними не было вражды и раньше, но после тонны поздравлений и медвежьих объятий, когда анкилозавриха просто подняла птерочку над землёй, отношение Фэнг к ней заметно потеплело.
Даже Незер был с нами. Хотя и проявлял меньше энтузиазма, потому что он был нашим водителем — а раз застряли мы, то застрял и он. Сейчас он под руководством Стеллы пытался составить композицию из цветов. Бедняга старался изо всех сил улыбаться в духе «я президент класса и должен проявлять интерес к интересам других», пока стегозавриха вываливала на него всё новую и новую информацию.
Я не завидовал ему. Даже невзирая на аллергию, уж лучше заниматься стрижкой лозы, чем работать с цветами. Дабы избежать неприятностей, я надел перчатки, однако уже к середине работы мои глаза так слезились, что пришлось позвать на помощь Фэнг, чтобы закончить.
Презрев ножницы, она пустила в дело когти — ошмётки так и полетели во все стороны, и в результате Фэнг справилась вчетверо быстрее, чем смог бы я. К сожалению, конец этого задания не означал конец всей сегодняшней работы: сразу после этого Роза поручила нам таскать мешки с удобрениями из сарая к грядкам.
Похоже, мои ноги достаточно восстановились, потому что я без труда совершил несколько ходок и лишь затем, почувствовав боль, поумерил пыл. Моя мужская гордость заставляла меня не обращать внимания на ноющие спину и руки, лишь бы выполнять больше работы, чем Фэнг. Впрочем, я всё-таки не был дураком, чтобы соревноваться ещё и с Розой.
Как ни крути, работа в саду умиротворяла. Конечно, дело было ещё и в том, с кем я работал, иначе по своему почину и близко не подошёл бы к этим цветочкам. Никогда не видел смысла во всей этой возне. Но нам с Фэнг требовался именно такой день, наполненный простой работой, чтобы отвлечься и не думать о прошлом.
И всё-таки к тому моменту, когда настала пора привести себя в порядок, я уже был на последнем издыхании. Даже Фэнг морщилась и потирала предплечья, взъерошивая перья. Если Роза вот так возится в саду ежедневно, то неудивительно, что она такая крепкая на вид.
Незер же, напротив, держался бодряком, пока небрежно надевал свой кошмарный жилет. Только грязь на лапах и выдавала, что недавно он трудился не меньше нашего. Чёртовы атлеты с их физическим превосходством над обычными смертными.
И так получилось, что мы с ним остались наедине возле его машины, пока Фэнг отлучилась в туалет.
— Ну… как там у Фэнг дела дома? — я знал, что она уже взрослая птерочка, но не мог не беспокоиться о ней.
— Вполне неплохо. Утром была слегка не в духе. Зато не устроила с отцом разборки, что уже большой шаг вперёд, — вздохнул Незер. — Не знаю, что ты сделал, но спасибо тебе.
— Я ничего не сделал.
— Не гони херню. ОНИ начали разговаривать со мной как раньше и назвали хуекрылом всего-то пару раз, — птеродактиль потёр в затылке возле гребня. — Ты и сам знаешь, какими ОНИ были. Я что хочу сказать… я рад, что дал тебе шанс. Всего ничего времени прошло, но я уже чувствую, что у НИХ снова есть будущее. И в любом случае, — он вскинул лапу, не дав мне вставить слова, — что бы ты ни сделал… спасибо.
— Да ладно. Если уж по-честному, то это мне следует благодарить тебя. Ты совсем не обязан был помогать нам, но помог. Ты хороший брат, Незер.
Из дверей школы вышла белая пернатая фигура. На ходу Фэнг закинула что-то себе в клюв — похоже, что жвачку, судя по тому, как она надула пузырь.
— Ну что, умники, двинули, — заявила она, запрыгнув на заднее сиденье. Я быстро присоединился к ней и занял привычное место — Фэнг незамедлительно улеглась головой у меня на коленях. Воспользовавшись моментом, я запустил пальцы ей в волосы, поглаживая, а заодно укладывая пряди — на что Фэнг повернулась мордочкой ко мне и снова выдула пузырь жвачки. И когда он лопнул, за мятным ароматом я учуял сигаретный душок.
Я приложил два пальца к губам и сделал вид, будто затягиваюсь. Птерочка кивнула, затем показала в сторону переднего сиденья, где сидел Незер, и приложила коготок к клюву. Похоже, она до сих пор не собиралась посвящать семью в свою вредную привычку.
Попутно мне в голову пришла мысль, что Фэнг согласилась на ту прогулку с Наоми ещё и затем, чтобы тайком купить новую пачку.
В этот момент я поймал взгляд Незера, глядевшего на нас через зеркало заднего вида.
— Так что у вас там на повестке сегодня? — он завёл машину и тронулся с места. — Собираетесь заняться чем-нибудь дельным или будете просто сосаться втихаря?
— Анон собирался помочь мне разобраться с пропущенной домашкой, — птерочка подмигнула мне. — Хотя, если он прям хорошенько поможет, я найду минутку, чтобы… вознаградить его.
Незер притворился, будто его тошнит, на что Фэнг оскалилась в ухмылке:
— Что такое, Кусик? Тебя-то наверняка заставила за чем поху…
В следующее мгновение Фэнг чуть не слетела с сиденья, когда её брат дал по тормозам.
— Не зови меня так! — проорал Кусик, пока сзади сигналил и кричал какой-то бедолага, едва не врезавшийся в нас. Почти сразу птеродактиль вдавил педаль газа, и мы снова рванули дальше по улице.
Только немного погодя, когда Незер малость успокоился и выровнял скорость, я отважился спросить:
— А с этим прозвищем что-то такое связано?
Тотчас Фэнг пнула берцем по сиденью брата, выразительно посмотрев на него.
— Ничего! — торопливо отозвался Незер.
— Когда мы были маленькими, у братца сильно резались зубы, — с предовольнейшей улыбочкой сказала Фэнг. — Вот прямо вообще сильно. И после того, как они выросли, у него осталась привычка грызть всё подряд. Однажды он даже перегрыз ножку своего стульчика.
— Жуть…
Мне доводилось видеть клыки Фэнг. И разумеется, я знал, что они острые — ведь птеродактили были плотоядными. Но одно дело просто знать, и совсем другое — воочию услышать, что даже у птенца хватает сил прогрызть деревяшку. Что же тогда может прогрызть, например, Мо?
Меня пробрала дрожь.
Опять поездка прошла быстро; клянусь, моё восприятие времени напрочь похерилось. Всё-таки я перенёсся назад в прошлое… могло ли это вызвать такой побочный эффект? Вроде того, что молекулы моего тела стали нестабильными и всё такое?
Так, Анон, кончай о всякой херне думать! Иначе ты либо свихнёшься, либо тебя кондратий хватит! Возможно, я чутка разбираюсь в физике, но вот такие вещи лежат абсолютно за пределами моего понимания.
По прибытии мы никого не застали дома. И к счастью, потому что я ещё не был готов ко встрече с Рипли столь скоро. Но всё-таки сначала на второй этаж поднялся Незер. Лишь после того, как он жестом показал, что на горизонте всё чисто, и ушёл к себе в комнату, Люси схватила меня за руку и потащила к себе.
В её комнате всё было по-прежнему. Чёрные обои, цветастые постеры, гитары на подставках и притулившийся в углу синтезатор. Вдоль одной из стен тянулась верёвка с прикреплёнными к ней полароидными снимками, запечатлевшими незнакомые мне моменты; практически на всех присутствовала знакомая фиолетовая трёхрожка.
Звук рвущейся ткани вывел меня из задумчивости.
Люси стояла на кровати и сжимала в пальцах бело-жёлто-фиолетовый флаг. Чем дольше она смотрела на тряпку, тем громче становился рвущийся из клюва рык. А затем принялась драть её когтями на мелкие лоскуты.
Уже зная, насколько опасной она бывает в ярости, я позволил ей выпустить пар. И не вмешивался до тех пор, пока комок лоскутков не улетел в мусорную корзину, а сама Люси плюхнулась на кровать.
Я присел рядом. Люси перекатилась ко мне поближе и распластала крылья по бокам; не без радости я отметил, что они выглядели куда целее, чем когда-либо раньше.
Поморщившись, птерочка протянула лапку, и я тут же схватил её в руку.
— Ты в порядке?
— Прости, я сорвалась, — глухо сказала она. — Забыла, что у меня висит эта штука и когда увидела… Я позволяла ей управлять моей жизнью. Просто потому, что когда-то решила, что несчастлива, и вот это… сделает меня счастливой.
Я ободряюще сжал её пальчики, и тогда Люси наконец-то посмотрела мне в глаза.
— Это стало удобным оправданием. Я не хотела по-настоящему стараться и добиваться лучшего. И было так удобно винить в проёбах не себя, а всех других, — стыд и злость вспыхнули в её янтарных глазах. — Но этого хватило ненадолго. Я по-прежнему была несчастна… даже сильнее, чем раньше! Ничего не улучшилось, наоборот, семья стала ненавидеть меня, а в школе все обхохатывались с меня!
Выдохнув, она уткнулась мордочкой в покрывало.
— Повелась как лохушка…
Поначалу я не знал, что сказать. Все эти гендерные проблемы никогда не затрагивали меня.
Тут мне в голову пришла идея.
Я поднялся с кровати — при этом Люси непроизвольно потянулась лапкой следом — и обвёл взглядом стены, пока не увидел нужное. Сняв гитару с подставки, я присел обратно и начал играть.
Никогда не забуду эту мелодию. Это был первый раз, когда я и Фэнг сблизились. Правда, сейчас пальцы то и дело не попадали в ноты, путали струны, но музыка оставалась узнаваемой.
Это была наша песня.
— Ты помнишь, — Люси подняла голову и посмотрела на меня, слегка улыбаясь. Я не ответил, слишком занятый тем, чтобы не налажать с гитарой.
И услышал смешок:
— Но играешь кошмарно.
— Стараюсь как могу!
— Дай сюда.
Я передал гитару Люси. Сев прямо, она привычно ухватила инструмент, занесла когти над струнами — и замерла. В глазах у неё промелькнул страх, секундой позже сменившийся тоской.
— Эй… ты в порядке?
Мой голос заставил её очнуться.
— Да! Эм… да, я в норме, — она повела плечами и размяла пальцы. — Просто… вспомнила этот вечер. Блядь!
Её лапа дёрнулась, и вместо перезвона струн пальцы выбили лишь слабое гудение. Следующей попыткой она лишь выбила фальшивую ноту. Попыталась ещё раз, но лапы отказывались ей повиноваться.
В глазах Люси набухли злые слёзы.
— Да что, блядь, со мной такое?! Эти… уроды! Они что-то сделали со мной! Так, ну давай же, это проще простого…
В этот раз струны отозвались чистым звучанием… которое при следующем же движении сменилось дребезгом.
Люси уставилась на предавшие её лапы, дрожащие так, словно неимоверно потяжелели.
Она дёрнулась от прикосновения, когда я сел позади неё. Стараясь не обращать внимания на её слёзы, аккуратно прижался грудью к спине птерочки, а руки положил поверх её лап.
Мы начали медленно наигрывать нашу песню. Каждое новое прикосновение Люси к струнам становилось увереннее предыдущего, мелодия звучала всё сильнее. Она даже не заметила, когда я перестал направлять её: когтистые пальчики так и запорхали над струнами, легко и красиво наигрывая.
Но всё-таки музыка подошла к концу, и последняя нота повисла в воздухе.
— Прости… — Люси вытерла глаза тыльной стороной ладошки.
— Не за что.
— Нет, есть за что! Я просто накрутила себя! Я даже не знаю, с чего. Всего-то подумала о том, что больше не смогу сыграть снова, и разнюнилась как ребёнок!
Пережидая её вспышку, я обнял Люси за талию, а голову опустил ей на плечо. И только, когда она замолчала, я попытался объяснить:
— Ты любишь музыку. Поэтому их слова и сделали тебе так больно. Ты много лет занималась и практиковалась, и немудрено испугаться, когда разом вдруг разучилась. А тебе всего лишь надо понять, что ты потрясающая!
— Нет я не…
— Ты такая! — перебил я её. — Я слышал, как ты играешь, как поёшь! Я знаю, на что ты способна, потому что видел это!
Я замолчал на секунду, собираясь с мыслями, чтобы не запутаться.
— Помнишь ресторан Мо? Тогда ты всем нравилась, потому что показала, какая ты есть. Они увидела тебя такой, какой я вижу каждый день. Они увидели девушку, которая обожает то, чем занимается. Ты вдохновила других, Фэнг, — моя рокерша-птерочка уже тихонько тыкалась в меня кончиком клюва, пока я толкал речугу. — Ну и под софитами ты просто офигеть как здорово выглядишь.
Она повернулась в моих руках, пока не уселась порозовевшей мордочкой ко мне.
— Кажется, кое-кто заслужил награду…
Я ощутил её дыхание на своих губах…
И примерно весь следующий час или чуточку больше она потратила, пока… награждала меня.
***
Удивительно, но именно Люси сумела вернуть нас обоих к тому, чем мы планировали заняться изначально. Честно говоря, я и думать забыл про домашнюю работу, но вот мы уже сидели на полу с разложенными перед нами тетрадями. И пока я расправлялся с физикой, она занялась музыкой. Что вообще за извращение давать задания по музыке, когда до конца учебного года осталось совсем недолго?
Вообще домашняя работа оказалась несложной. Как я и думал, сейчас её задавали исключительно затем, чтобы ученикам было чем заняться и не страдать от безделья.
Среди прочих выделялось задание по английскому языку: кем я хочу стать после окончания школы.
Планов у меня нет и не было. И выбирать мне приходилось исключительно между армией и колледжем.
Взглянув на Люси, я увидел, что её листок был пуст, а она сама грызла ручку.
Об армии не могло быть и речи: я поклялся на могиле своей любимой, что никогда больше не оставлю её одну, и собирался сдержать слово.
Оставался только колледж. Однако плохие оценки сильно сужали мне выбор. Впору пожалеть, что всё это время я учился спустя рукава.
Движение сбоку заставило меня повернуться. Люси как раз быстро что-то записала, пристально вгляделась в написанное, затем кивнула и повернулась ко мне.
— Ничего в голову не приходит?
— Никогда особо и не задумывался. Я решил поступить в колледж, но не знаю, хочу ли получать какую-либо степень или что-нибудь в таком духе. Ну а ты что?
С чего-то мой вопрос смутил птерочку.
— Обещаешь, что не будешь смеяться? — пробормотала она, как бы случайно отодвигая листок с ответом подальше от меня.
— Обещаю, что постараюсь не смеяться, — поднял я руку вверх, в шутливой форме давая клятву.
— Нормально пообещай, придурок!
— Хорошо-хорошо, обещаю!
Она медленно протянула мне листочек и тут же попыталась спрятаться за крыльями. Я увидел всего два написанных слова: «Учитель музыки».
Люси хотела стать учителем музыки.
— «Драма червей» всегда была моей мечтой. Но теперь она вряд ли осуществится, — пробубнила Люси под прикрытием перьев. — Просто я подумала… что если ничего не выйдет, то лучше бы иметь запасной план. Такой, какой мне понравился бы. Мне… не хочется бояться музыки. И мне правда понравилось учить тебя играть нашу песню, — жёлто-оранжевый глаз выглянул в просвет между перьями.
— Ты сможешь, — сказал я, и перья Люси ещё немного раздвинулись. — По мне, так ты себя сильно недооцениваешь. Ты ведь научила играть на чём-то аж меня, а это все равно, что сыграть симфонию Моцарта.
— Ой, да заткнись! — вырвался из-за крыльев смешок, когда птерочка снова прикрылась ими.
— Я серьёзно. Если это действительно то, чем ты хочешь заниматься, то у тебя всё получится.
Я представил Фэнг учительницей музыки, одетой в водолазку, брюки цвета хаки и маленькие библиотечные очки. Образ получился не слишком чётким, зато отчётливо представилось, как она будет обучать идиотов, подобных мне.
— Ну а ты что?
— Как уже сказал, не знаю, — я растянулся на полу, скрестив руки под головой и уставившись в потолок. — Мои оценки — дно полное. И я не знаю, чем хочу заниматься.
— Ты сказал, что хочешь поступить в колледж, так? — Фэнг растянулась рядом со мной.
— Или это, или служба. А служить мне точно не хочется.
— Не представляю тебя в форме, — повернув ко мне голову, птерочка потыкала в меня сгибом крыла. — А что не так с колледжем? Проблемы… с деньгами?
— Нет. Отец пообещал, что заплатит за обучение в том случае, если меня возьмут. Хотя наверняка он сильно удивится, когда я расскажу ему об этом. Мы уже как-то свыклись с мыслью, что мне придётся идти в армию.
— Тогда поступай вместе со мной!
Подпрыгнув от неожиданного возгласа, я уставился на виновницу моего испуга.
— Тебя непременно возьмут! К тому же это место почти под боком и будет легко… — Люси осеклась, слегка закашлявшись. — В общем… если ты захочешь… Тут в городе есть государственный университет, и туда берут практически всех подряд…
Она слегка взъерошила свои волосы, пытаясь спрятать покрасневшие щёчки.
— Ну, у меня с оценками тоже напряг, поэтому это единственное место, куда меня примут. И мы будем вместе, чтобы помогать друг другу и всё такое… — последнее она уже еле слышно пробормотала.
— А меня правда возьмут? У меня оценки хуже твоих…
— Непременно! Туда же практически одни динозавры поступают, и, если ничего не случится, ты наверняка пройдёшь по квоте разнообразия! Снимем с тобой дешёвую квартиру напополам и… — от возбуждения она целиком повернулась набок и приподнялась на локте, но затем умолкла и отвела взгляд.
— Ну… это только предложение. Извини, если я слегка… навязчивая, — вполголоса добавила она, водя когтем по ковру.
— Да ничуть, перестань, — я тоже перевернулся на бок и подпёр голову рукой. — Вообще-то я уже прикидывал, как бы остаться с тобой. Так что из нас двоих как раз я навязываюсь к тебе.
— Даю тебе официальное разрешение навязываться столько, сколько захочешь. Я просто обожаю, когда мой парень стелется передо мной.
Я демонстративно закатил глаза, но затем попытался вернуться к прежней теме.
— Ну ладно, хорошо, с колледжем мы, может, и определились. Но чему же мне там учиться?
— Да неважно! — ухмыльнулась Фэнг во все зубки.
Я же посмотрел на неё, приподняв бровь.
— А мне кажется, что важно…
— Нет! По крайней мере, не на первом курсе. У всех студентов поначалу будут общие занятия, так ведь? — я кивнул, начиная догадываться, к чему она клонит. — Ну вот это и даст тебе лишний год, чтобы определиться с тем, чем ты хочешь заниматься!
— Возможно, ты и права…
— Конечно, права, я ж охренеть какая умная!
Неужели всё и впрямь так просто? Просто забить сейчас и подумать позже?
Всё, забил!
— Тогда мне пора начинать работать, чтоб заявление подать.
Уже в следующий момент я снова лежал спиной на полу, пока местная «умница» накинулась на меня с объятиями.
Я — и вдруг студент? Вот уж чего точно не ждал от себя.
От охватившего меня невыразимого облегчения я почувствовал, что попросту растекаюсь по ковру.
Мы с Люси останемся вместе; может, она и считает себя навязчивой, но со мной она точно не сравнится.
Я смирился с тем, что не смогу жить без неё — куда уж теперь после того, как я был готов покончить с собой.
От мысли снова оказаться в одиночестве меня чуть не накрыла паника. Но птерочка в готическом прикиде, которая прижималась к моей груди, успокаивала лучше всякой терапии…
Вспыхнувший сбоку свет рывком выдернул меня из размышлений. Вскинув голову, я увидел в щели приоткрытой двери невысокую птерозавриху со знакомой камерой. Лапа ошеломлённой Саманты застыла на полпути ко вспышке, явно не успев прикрыть её.
— Мам! — взвизгнула Фэнг, вскочив с меня. — Нет! Никаких снимков!
— Ой, не кричи, я же не сняла вас перед выпускным, поэтому сейчас навёрстываю, — миссис Аарон высоко подняла камеру, словно так могла помешать Фэнг забрать её. — Если ты собираешься жить с Аноном, я имею полное право фотографировать вас вместе.
— Я стесняюсь!
— Однажды ты захочешь пересмотреть эти снимки. Время быстро пролетит, и оглянуться не успеешь, как уже твои дети покинут гнездо. И ты так же будешь умолять свою дочку сделать фотографию напоследок, — хоть мама Фэнг и улыбалась, её взгляд затуманился, когда она прижала фотоаппарат к груди. — Просто услышала, как вы разговариваете про колледж… и это напомнило мне, что скоро вы уедете из дому.
— Мам… — уже забыв про недавнее смущение, Фэнг замялась на месте. Тогда я лёгонько хлопнул её по спине и просто кивнул в сторону миниатюрной птерозаврихи.
Сообразив, она подалась вперёд и обняла мать.
— Извини, я, наверное, немного увлеклась, — негромко сказала Саманта, крыльями обнимая дочку в ответ. — Я восемнадцать лет ждала этого и всё равно оказалась не готова.
— Мы же не собираемся далеко уезжать, как Незер. Я-то почти точно в городе останусь и смогу… ну, каждые выходные на ужин приезжать.
— Да не обязательно так часто приезжать, — Саманта слегка отодвинулась от неё. — Самой же быстро надоест. Просто пообещай хотя бы раз в месяц навещать. Твой отец и так в эти дни переволновался, и не представляю, как он смирится с тем, что дом опустеет.
— Он не опустеет, — подал я голос, пусть и не знал, стоит ли мне вмешиваться. Но если я хотел стать частью этой семьи, то придётся мне поступать вопреки некоторым своим желаниям. — Вы же по-прежнему будете друг у друга. Да, Рипли явно домосед, и вам придется время от времени вытаскивать его на свидания. Но вы не будете одиноки.
Саманта мило улыбнулась, её щёки слегка покраснели.
— О, насчёт свидания так чудесно прозвучало! Мы уже давно не ходили никуда… последнее вообще отменили, а потом всё время заняты были, — она обхватила мордочку лапками и коротко рассмеялась. — Ну ладно, не буду вас утруждать больше. Занимайтесь, чем занимались, а я принесу перекусить!
Мне очень нравилась Саманта. В ней чувствовалась неподдельная материнская забота. Для неё будто не имело значения, кем ты был или чем занимался: она всё равно относилась к тебе как к родному. Просто по-настоящему милая женщина. И никакой фальши, как у Наоми: птерозавриха не стеснялась показывать то, что чувствует.
Остаток домашней работы мы доделали быстро и затем потратили немало времени, выясняя всё насчёт поступления в университет. Чуть позже верная своему слову Саманта принесла нам тарелку с дино-наггетсами, которые мы слопали в мгновение ока.
А немного погодя пришло сообщение от Незера, который предупреждал о скором появлении Рипли.
И снова мы с Фэнг стояли на крыльце, а на парковке терпеливо дожидался Незер. Удивительно, но сегодня больше неудобств нам доставила миссис Аарон, не желая отпускать меня так рано — пришлось пообещать, что останусь на ужин завтра.
В этот раз Фэнг держалась куда лучше, разве что опять пыталась сломать мне позвоночник в своих объятиях. Но тихих слов: «Я люблю тебя» и прощального поцелуя оказалось достаточно, чтобы она перестала строить мне щенячьи глазки — только потыкалась в меня клювом.
Я и сам чувствовал себя… легче. Похоже, всё это время я неосознанно тяготился неясным будущим. Да и теперь наши планы выглядели шаткими и незаконченными — но всё-таки они имелись. Да, у Анона Муса появились настоящие планы на будущее.
Похоже, я и впрямь помер тогда на кладбище.
И когда я шёл к НезКару, то шагал уверенно, впервые с тех пор, как вернулся обратно.
Все, кого я знал, двигались вперёд по дорогам своих жизней. Теперь настал и мой черёд пойти по своей. Шаг за шагом.


Читать на Фикбуке

8 комментариев

Лягаю в ленту.
Alex_Heil
+2
Очень ми-ми-мишная и светлая глава. Так приятно видеть, что Анон и Фэнг нашли способ быть вместе после школы, чтобы потом уже перейти к чему-то большему и значимому в их жизни. Особенно теперь, когда Незер (который походу понял, как его сестре повезло с женихом) и Саманта на их стороне, а скоро и Рипли будет не против их связи )))
Nuclear-pony-Jack
+2
Сначала Рипли повысит его до клюшки, а там, глядишь, и женихом признает. :)
Что самое приятное — какой выход Фэнг нашла для Анона, чтобы помочь ему не пропасть с дальнейшей учёбой.
Alex_Heil
+2
T-90A
+3
Это такое шоу развлекательное было или действительно всё серьёзно воспринимали?
Alex_Heil
+3
Разумеется это развлекательное шоу. Хотя в прошлом народ был впечатлительней чем сейчас; это мы избалованы спецэффектами. То что на кажется нелепым тогда могли и серьёзно воспринять. Учитывая в прошлом культовый статус стартрека, его высоченные рейтинги, многие наверняка находили эту сцену с ящером, с её нечеловеческими скоростями — серьёздной-эпичной. Для аналогии можно вспомнить франшизу Звёздные войны, имеющую ещё большие рейтинги. Там тоже хватало нелепых сцен. Или японские фильмы про гозилянского, которые сами япы серьёзно воспринимают, тогда как все остальные… Смотрите сами.
T-90A
0
Хорошая глава получилась! Когда в жизни больше светлых полос — это всегда приятно. И даже если впереди туман неопределенности… с родной душой все воспринимается как еще одно удивительное путешествие. Благодарю за перевод!
NovemberDragon
+1
Осталось только найти родную душу. :)
Alex_Heil
+1
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Скрыто Показать