Сломанная игрушка - 3

+34
в блоге IRL Connection
Всем привет. Я продолжаю публиковать серию отчётов о настольной RPG по сеттингу «Сломанная игрушка», которая в настоящее время проходит в питерском клубе «Котолич». О событиях на первой и второй игровых сессиях я уже рассказывал; теперь пришла очередь третьей, которая состоялась в ночь с 22 на 23 июля.

Читать дальшеСостав игроков на третьей партии был следующий: Рух, Твайлайт, Сова и Лютик (по часовой стрелке от мастера). Кроме того, эксклюзивным гостем на данной игре выступила Рейнбоу Дэш Вендар — плюшевая, но от этого ничуть не менее брутальная, от CrazyDitty . Одна из фотографий, сделанных самим автором сей поделки, ниже, остальные — вот здесь.



В этот раз я решил, что хватит валять Ваньку и надо двигать сюжет. Не могу сказать, чтобы это получилось в полной мере (игроки обошли несколько «милых» сцен, которые я для них заготовил — например, битву двух Харли — наградив меня производственной травмой — переломом рельсов), однако в конце их действия так удачно разошлись с законами мира, что концовка, с одной стороны, получилоась эпичной, а с другой — более-менее соответствовала тому, на что я изначально рассчитывал. Впрочем, обо всём по порядку.

Утро началось с того, что обитатели скромной комнаты в десяти минутах ходьбы от обители Хестуса столкнулись с первой проблемой — с голодом (пускай пока и с маленькой буквы): собравшись отправиться на поиски приключений, игроки получили закономерный вопрос:
— Прямо так? Не позавтракав?
— А до этого мы что ели? — удивилась Сова.
— Вот именно! — мастер в моём лице был неумолим.

Надо сказать, что у товарищей грифона уже стал выробатываться определённый шаблон поведения в сложных жизненных ситуациях (читай: в Гигаполисе): едва возникают проблемы, они начинают играть в игру «Позвоните Кузе Руху». Оно и понятно: 180 килограммов живого веса, даром что с птичьими мозгами, оказываются весомым аргументом практически в любом споре. Рух, который пожалел своих голодных товарищей и которому всё равно нечего было делать до обеда (Татти была несколько обескуражена тем, что Иван не удосужился сообщить новому члену команды, что сегодняшний вылет назначен на 2 часа дня), прихватил на кухне хлеба и сыра и отправился проведать безработных синтетов.

Позавтракав, друзья решили прогуляться до бара «Кролик Роджер» при одноимённой гостинице — Лютик, бывавший там, высказал предположение, что их команде вполне может найтись там работа. Пройдя через кварталы Серого города, вскоре сменившиеся районом бесконечных заводоских цехов и транспортных развязок, герои достигли желанной цели.

— Лица, которые попадаются вам на улице, малопривлекательны — всё-таки, Серый город, — давал вводную мастер.
— В прошлый раз Кризалис была; ты правда думаешь, что после этого мы должны чего-то бояться? — осведомился один из участников.
— Конкретно сейчас вам навстречу идёт пиромант из «Team Fortress».
— … Ладно, убедил.

Заведение ещё даже не открывалось. Темнокожая женщина, наводившая порядок за стойкой, искоса поглядывая на Лютика, сообщила, что, хотя фирма и расширяется, нанимать новых сотрудников пока рано: новый зал ещё только начинают готовить, и живая музыка понадобится там недели через три, не раньше. Сова, тем не менее, предприняла попытку очаровать хозяйку заведения своими талантами — это даже в некоторой мере удалось, и та сказала, чтобы через три недели та не применула заглянуть.

Рух довёл приятелей до ночлежки, а сам отправился к Хестусу; поджидавшая его волчица Таня сообщила, что в свете недавних событий полиция имеет намерение проверить некоторые из конторских маших (ибо дела с безопасностью сотрудников обстоят не слишком хорошо), и, если в одной из них окажется синтет с красным чипом, это будет плохо для бизнеса. Как результат, грифону дали отпуск на пять дней — оплачиваемый в половинном размере.

— На базе-то остаться можно? — спросил грифон.
— Можно, — кивнула Таня. — Если сюда надумают заявиться, то сперва тридцать раз позвонят.

На выходе с центрального входа грифона ожидал сюрприз: напротив крыльца остановился небольшой флаер, из которого как раз выходила Лола Петерсон собственной персоной. Навыки выживальщика взяли своё: юркнув обратно в помещение, Рух перебежал здание на глазах у удивлённой охраны и скрылся в лифте. Через гараж выйдя на внутренний двор, он поднялся на крышу, откуда принялся осторожно наблюдать за объектом.

Лолы в поле зрения уже не было — видимо, зашла внутрь — зато, прислонившись к флаеру, внизу стояла Харли. Любопытство пересилило — Рух слетел с крыши и приземлился в нескольких метрах от неё. Харли повернула голову — глаза её расширились.

— Рух? Рух Петерсон? — спросила она с удивлением.
— Ну… Нет, нет, не сейчас, — ответил мифический зверь, которого сразу стали терзать сомнения, а не ловушка ли это.
— В смысле — сейчас? — удивилась синтет.
— А ты всё по старым друзьям? — спросил Рух, внимательно изучая штрих-код на щеке собеседницы — тот выглядел идентичным тому, который он успел запомнить.
— Что? По каким друзьям?..

Поняв, что тут что-то не то, грифон развернулся и улетел. Харли какое-то время смотрела ему вслед в растерянности, а потом написала записку и бросила себе под ноги. Ещё через несколько минут из здания вышла Лола, и флаер улетел. Рух вернулся, чтобы поднять записку — непонятная Харли назначила ему встречу в пять часов вечера в клубе «Гряза» неподалёку, пригласив за девятнадцатый стол. Рух сделал мысленную пометку и отправился к ночлежке.

Тем временем, Сова поговорила с Геной — крокодилом, с которым она успела познакомиться и который жил через две комнаты — и выяснила, что тот работает в том же клубе, играя на синтезаторе.

— А может, мы тоже можем там выступать? — спросила она.
— Хм, не знаю… Я спрошцу у хозяина, — пообещал синтет.

Вернувшийся Рух сопроводил своих друзей к Биллу — тот со своим долговязым помощником как раз занимался разбором чёрного бэт-мобиля. Поторговавшись, тойдарианец согласился взять Стива на разовую работу; остальным же пришлось двинуться по своим делам.

За час до назначенного времени Рух был на месте. «Грёза» формально располагалась в Белом городе, но район граничил с Серым и был лишён звания респектабельного. Пару раз большую птицу попытались согнать с крыш, но, поскольку гоняться за крылатым синтетом себе дороже, без особого рвения. Сверху «Грёза» выглядела достаточно безобидно: двухэтажное здавние с глухим первым этажом и номерами на втором. Особого движения вокруг не наблюдалось — самыми подозрительными личностями, которых заметил Рух, были немолодой лысый мужчина атлетического вида и его спутник — синтет-заяц в зелёной майке и чёрных шортах, что вошли в клуб с главного входа. Пару раз из клуба выходила покурить официантка-Харли, но на Руха она не обращала никакого внимания — да и в каком клубе в наше время нет официантки-Харли? Поиграв с ней в гляделки безо всякого эффекта, грифон вошёл внутрь.

Вокруг Т-образной сцены столпились волки — не фурри, а, скорее, синтеты мультяшного вида a la Дисней пятидесятых годов. Их оживление было понятно: на сцене выступала сама Джессика Рэббит, единственная и неповторимая — такая же неповторимая, как и несколько десятков тысяч других клонов этого персонажа, рассредоточенных по Гигаполису. Кроме волков, внимание крылатого льва привлекли всё те же двое, за соседним столом с невозмутимым видом готовившие поле для игры в сёги, Кризалис, вешавшая лапшу на уши какой-то неке, на все её доводы отвечавшей «Ня» с разными интонавциями, и разгульного вида молодой человек, выпивавший с инженером из того же Team Fortress. Рух устроился за девятнадцатый стол, взял себе немного орешков и принялся ждать.

Заведение оживало. После Джессики четверо девушек из Panty&Stocking показали постановочный бой, причём на встроенных в столы дисплеях высвечивались портреты участвующих в представлении синтетов и цены. («Грёза» имела репутацию клуба, чуждого подлинному насилию — все сражения здесь были исключительно пародией на реальные поединки.) В зале появились ещё три официантки: две Эльвиры и девочка в белой рубашке и с чёрными волосами, почти скрывавшими лицо (последняя носила подносы при помощи телекинеза). Наконец, опаздав примерно на двадцать минут, примчалась Харли и неуклюже обрушилась на Руха с вопросами — тот ушёл в полную несознанку и попросил, чтобы та сперва объяснила, чего она к нему так прицепилась. Та завела довольно странную песню — дескать, в доме, где она живёт, есть такой же синтет, причём совпадает даже рисунок перьев на голове, хотя он должен быть уникален («Я его сама выбирала, я знаю такие вещи»). Это не впечатлило Руха, как и демонстрация того, что незнакомка, оказывается, знала его стоп-слово. Причин доверять собеседнице становилось всё меньше — тем более, что за соседним столом лысый мужчина был подозрительно сосредоточен на игре. Наконец, вспылив, блондинка выбежала из зала — вышедший через две минуты Рух её уже не застал.

Между тем, синтеты, оставшиеся на съёмной комнате, получили звонок от Гены, сообщившего, что хозяин готов их послушать. Честная компания устремилась на пробы. По дороге они встретили трёх странных хорьков, перебежавших дорогу — бросившийся за ними по наущенью Совы Муши был подло накрыт мусорным баком из-за угла. Приведя своего товарища в приличный вид, герои уже без приключений добрались до клуба «Грёза». Ткнувшись за сцену, они по подсказке одной из учавстниц шоу добрались до приёмной начальника и по указанию секретарши сели ждать. Начальник — кот-синтет Толстопуз, исполнениый в человеческий рост — задал несколько дежурных вопросов, явно думая о другом, и скрылся в своём кабинете. Сова хотела погладить кота, но секретарша предостерегла её от необдуманных действий. Окрылённые успехом — похоже, затея с выступлением начала претворяться в жизнь — синтеты вышли в коридорчик и ткнулись было на кухню, но оттуда их быстро выставили. Вернувшись в зал, они чуть не столкнулись с блондинкой Харли, вернувшейся забрать сумочку — к счастью, та не обратила внимания на тех, кто жмётся в углу, и была такова. Выдохнув (Сова перепугалась встречи с персонажем, с которым была связана не самая милая история), гером отправились в обратный путь. Новая встреча с хорьками, попросившими помощи во вскрытии чужого автомобиля, не дала ничего, и вскоре синтеты уже легли спать.

Ночью в дверь съёмной комнаты постучали. Взгляду заспанной Совы предстали двое: коротышка и минотавр. Минотавр лишь шумно дышал, а коротышка принялся требовать деньги — якобы за комнату. Фраза «За нас заплатил грифон», произнесённая несколько раз с неизменным ударением на последнем слове, возымела эффект, и визитёры были таковы. Утром Рух, прилетевший проведать друзей, спустился к стойке поговорить, но старик-ключник божился, что рекетиры не имеют к заведению ни малейшего отношения.

Тем временем Твайлайт принялась собирать терменвокс, чтобы влиться в вечернее выступление, но обнаружила, что ей не хватает деталей. Это значило новый визит к Биллу; торговец располагал деталями, но заломил за них цену аж в 80 кредитов, что для пока ещё не заработавших ни копейки синтетов звучало как баснословная сумма. Видя беду посетителей, человек в чёрном плаще, как раз бывший в комнате Билла, решил поиметь свою выгоду с дешёвой рабочей силы — пригласив трёх синтетов к себе в комнату за магазином через дорогу, он поведал Лютику, Сове и Твайлайт, что в четвёртом блоке завелись проходимцы, вымогающие у окружающих деньги, и что, если они решат проблему, их ждёт вознаграждение аж в 50 кредитов. Друзья, разумеется, согласились и позвонили грифону, который и отправился вести расследование.

Высокий дал номер комнаты, в которой проживают лиходеи. Прибыв на место, Рух обследовал здание и выяснил, какие именно окна соответствуют ей — хотя бы примерно. За одним из окон, действительно, спал минотавр — осторожно приоткрыв одну раму, грифон выдернул того из постели — так, что несчастный проснулся уже на высоте четырнадцатого этажа над колодцем двора. «А теперь давай поговорим о том, кто тебе денег должен,» — наставительно произнёс летучий синтет.

Сначала минотавр ерепенился, но повторенный несколько раз трюк «уронить и паоймать» отбил у него охоту спорить — заверив Руха, что всё будет исполнено, тот был, наконец, отпущен на свободу. Вернувшись к нанимателю, друзья выяснили, что речь шла о двух карликах, а вовсе не о минотавре, но присутствие Руха и красноречие Совы сделали своё дело — мужчина в плаще даже выплатил все деньги, которые обещал, а не 40 кредитов, как было хотел. Получив деньги, герои вернулись к Биллу и приобрели недостающие запчасти — из них и того, что уже было в сёдельных сумках, Твайлайт успешно собрала свой электроинструмент. После этого герои принялись репетировать — Рух, не выдержав какофонии, отправился по своим делам, а Сова, Лютик и Твайлайт поставили на уши всю общагу. Наконец, закончив с тренеровкой, синтеты вновь отправились в «Грёзу» — дело уже шло к вечеру.

Без поддержки Руха путешествие по Серому городу было вовсе не таким комфортным — однажды героям даже пришлось перейти через улицу, чтоб не столкнуться с двумя амбалами, явно искавшими приключений. Добравшись до клуба, синтеты встретились с распорядительницей, которая со словами «Быстрее, быстрее!» увлекла их за сцену.

Ждать, впрочем, пришлось долго. Самоотверженно ответив «Да!» на вопрос о том, согласована ли программа, герои заняли свои места в небольшом помещении, располагавшимся сразу за сценой и нишей оркестра. Артисты приходили и уходили — на новичков особо не обращали внимание, разве только две рыжие акробатки, выходившие на сцену с постановочным боем, докопались сперва до совы (девушки попеременно тыкали её пальцами между перьев, каждый раз указывая друг на друга со словами «Это она!»), а потом и до Твайлайт («С каких это пор у нас здесь открыли филиал Пони-Плея?»). Наконец, настал черёд нашей троицы. Трясясь от страха, синтеты вышли на сцену.

В зале всё было по-прежнему: лысый мужчина продолжал сосредоточенно играть в сёги с зайцем, официантки сновали между столов, за которыми сидели люди вперемешку с синтетами — разве только тёмная лошадка Кризалис пересела за стол, где, помимо вчерашнего забулдыги и инженера, теперь сидела Рюко Матой, видимо, нанятая во время своего выступления, а на столешнице стоял большой чёрный чемодан. Публика приняла новичков не очень-то благосклонно — как-никак, тематикой клуба были человекоподобные синтеты, единственным из которых в группе был Лютик — но исполненная от души песня сделала своё дело, так что в конце наши герои даже сорвали апплодисменты. Проблема была в другом: лысый мужчина, оторвавшись на мгновение от игры, смерил троицу задумчивым взглядом, после чего достал из кармана прибор, похожий на пульт от кондиционера, и поочерёдно навёл его на исполнителей. На пульте два раза вспыхнула красная лампочка и один раз — жёлтая; чему-то кивнув, мужчина убрал прибор в карман и снова воззрился на доску.

С тяжёлым предчувствием герои покинули сцену. Действительно, в маленьком помещении их уже ждали четыре волка, похожих на тех, что были в зале.

— Прошу прощения, но наш шеф хотел бы с вами поговорить, — бархатным голосом сказал один из них.
— Это обязательно? — спросила Сова.
— Боюсь, что да.

Сломленные музыканты позволили препроводить себя в одну из приватных комнат, где напротив странно святящегося прямоугольника на одной из стен (не то световая панель, не то экран, показывающий заставку) стоял большой стол. В комнате ждали ещё три волка; героям предложили присесть на расставленных в комнате стульях. Синтеты сели; вскоре дверь открылась, и в помещение вошла уже знакомая парочка: заяц устроился на стуле за спиной Лютика, а лысый мужчина угнездился за столом и обвёл собравшихся взглядом.

— Меня зовут Рудольф Сикорски, — начал он после паузы. — Служба безопасности БРТО. Это не значит, что меня всегда называют таким именем; впрочем, это неважно. Важно то, что трое беглых синтетов не нашли ничего лучше, чем устроиться на работу в, — он покачал головой, — в Белом городе. Обычно процедура в таких случаях довольно простая, но так получилось, что сейчас я готов сделать для вас исключение — вернее, сделать вам предложение, от которого вы не сможете отказаться. Вы видели, чем занимается сейчас в зале тёмная лошадка?
— Кризалис?
— Именно. Спаивает курьера. Это меня не интересует. Что меня интересует — так это содержимое чемодана. По некоторым причинам я не могу заниматься им лично, поэтому хочу попросить вас. Выясните для меня, что именно находится в чемодане, и мы замнём недоразумение.

Синтеты осунулись, но делать особенно было нечего: аббревиатура «БРТО» действовала на нервы похуже семи волков. Едва они выразили согласие, как мужчина ушёл. Выйдя в коридор, герои вызвали Руха — сбивчиво объяснив ему ситуацию, они попросили помощи. Грифон прилетел и занял наблюдательную позицию по соседству; тем временем троица артистов, получив гонорар, вернулась в зал. Там всё было по-прежнему: Сикорски играл с зайцем в сёги, словно бы ничего не случилось, Кризалис, поднеся стакан к губам, при помощи телекинеза лила жидкость через плечо, инженер спал, Рюко ушла, курьер из последних сил пытался перепить лошадь.

Игра в шпионов была для синтетов в новинку. Опустившись за пустующий девятнадцатый столик, они обсудили план операции (повернув голову, Сикорски будничным тоном сказал «Потише, пожалуйста!»), а потом принялись фотографироваться на фоне сцены с таким расчётом, чтобы в кадр попал интересующий их столик. У безопасника задёргалась бровь, Кризалис зло посмотрела на мешавших её благородному делу, но в общем и целом обстановка оставалась абсолютно спокойной. Наконец, курьер расплылся по столу; Кризалис встала со стула, кряхтя, переложила тяжёлый дипломат себе на спину и, оставив на столе немного кредитов, направилась к выходу. Невольные воришки попросили Руха быть начеку.

Тёмная лошадка вышла из здания и направилась прямиком к стоянке такси. Солнце уже село, и, стоило обладательнице добычи войти в тёмную область между двумя фонарями, как сверху на неё спикировала тёмная тень, подхватила чемодан и, приложив саму сырную пони по затылку, скрылась в небе. Когда королева смогла подняться на ноги, вокруг уже не было никого — даже шайка похитителей поудачливей уже прошмыгнула за угол в оговоренное место встречи.

Чемодан весело поблескивал на героев объективом сканера отпечатков пальцев. Сфотографировав добычу, приятели помчались обратно в клуб. Сикорски, действительно, вошёл в комнату со столом через несколько секунд после них, однако не пожелал забирать чемодан или посылать за ним своего агента:

— Задание остаётся прежним. Выясните, что внутри. Если там какое-то устройство — разберитесь, что это такое. Если там информация — дайте мне знать, что это за данные. Если там какой-то предмет — опишите его. После этого можете вернуть чемодан владельцам или просто выбросить.

Поняв, что так просто от безопасника не отделаться, герои подняли из-за стола прежнего обладателя чемодана и потащили его к выходу. Попрепиравшись с охранником, который, впрочем, был только счастлив избавиться от блюющего посетителя (курьера немного растрясло), они вытащили его на улицу.

— Шеф просит вам передать, что вы — идиоты, — с хитрой улыбкой сообщил заяц, который с искренним интересом наблюдал за происходящим. Согласившись с ним, друзья потащили своего нетрезвого протеже в переулок, где уже ждал Рух с чемоданом.

Увы, палец не подошёл; бросив бедолагу в какой-то подворотне (документов у курьера не оказалось, и синтеты, ничтоже сумняшися, облегчили его карманы на несколько сотен кредитов и связку ключей), маленькие герои направились в своё временное пристанище. Вскрыть чемодан с ходу не получилось, Билла по знакомому адресу не оказалось, и вскоре обессиленные синтеты улеглись спать.

Когда часы показывали четыре, в дверь постучали.

— Кто там? — осведомилась Сова.
— Откройте, полиция! — сообщил громкий голос.

Грифон придвинул тяжёлый диван вплотную к двери, попутно перебудив половину этажа — увы, но стука в дверь это не прекратило: видимо, тех, кто ломился в комнату, не слишком-то напугали высыпавшие на шум обитатели общежития. Выглянув наружу, Рух обнаружил, что под окнами стоят двое людей и светят вверх фонарями. В двух метрах напротив окна располагалась стена стоящего рядом здания, окно комнаты располагалось на третьем этаже из шести — стало быть, вариант с уходом по воздуху тоже не проходил: даже есди бы Рух смог поднять Лютика и чемодан, Сова точно не утащила бы бескрылую Твайлайт, а ведь у неё на голове уже ёрзал Муши.

— Как нас нашли? — задал вопрос полуптиц-полузверь.

Твайлайт обследовала чемодан при помощи коммуникатора — действительно, внутри был мощный радиомаяк. Чертыхаясь, герои стали решать, как им выбраться из такой кажущейся безвыходной ситуации.

На этом месте мы закончили партию. Что будет дальше? Узнаем сегодня вечером, а отчёт я выложу уже на следующей неделе.

6 комментариев

Кажется, я сделала большую глупость. Или не одну.
Не представляю, как отсюда выпутаться.
Нас всех убьют!
Что-то я теряюсь относительно временных рамок.
Если это после Великой Хартии синтетов, то ни о какой живой собственности речи быть не может. Равно как и о БРТО (мы ведь помним, что стало с их руководством)
Если до, то Кризалис незнакома с мелькнувшей в предыдущей части Одри Бекер.
Играем дохартийный период — я бы даже сказал, непосредственно предхартийный.
Что касается Кризалис… У меня нет цели на 100% выдержать временные рамки во всех отсылках. Действительно, эту парочку я «перенёс» просто для создания атмосферы, и не более. Хотя для защитников канона тоже есть объяснение: сколько бы мы не уверяли себя, что Рэйнбоу Дэш Вендар — волшебный пегас, поведение синтетов так или иначе остаётся продуктом программы, заложенной в них при производстве; стало быть, модели с одной и той же «прошивкой» вполне могут влипать в одни и те же (либо похожие) истории просто исходя из общей логики поведения — фамилий «Беккер» и «Минина» на игре не звучало, так что простор для трактовки оставлен.
Вообще же, я как мастер торжественно клянусь, что со следующей игры у нас пойдёт отхождение от канона гораздо более радикальное, чем этого можно было бы ожидать.
Да я не в претензии.
Любая ролевка — это всегда помотивщина, мне в любом случае приятно, что есть игра.
Главное всегда — удовольствие участников, а книгу писать по модулю все равно не планируется.
Хех =) Спасибо за понимание — не все адекватно воспринимают, когда их начинают вот так переделывать.

И, да, вот именно, что помотивщина. Мне СИ нравится не столько сюжетом, сколько возможностью в совершенно диких пропорциях мешать произвольные фэндомы, при этом продолжая иметь более-менее сносный баланс. Начал читать — и почти сразу понял, что это надо провести.

А книга по модулю по книге — это был бы какой-то уж совсем жуткий случай рекурсии.
Да пОлно, какому автору будет неприятна ролевка?
Хотя лично я бы проводил ее в системе ГУРПС (GURPS), но это уже личные предпочтения.

И да, совмещение фэндомов на хотя бы в теории объяснимых условиях — это, вероятно, «фишка» мира СИ.

Насчет книги по модулю — я как раз такую намерен написать (шикарная у нас ролевочка была, хехе), но пока время на другое уходит.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.