Начпис в ленте

Рассказ, в котором пони, драконы и даже совы втирают друг другу какую-то заумную дичь, а Спайк летит на холодный юг.

К югу от места, где живут драконы

Спайк ещё раз сверился с картой — Южное море в дне пути. До заката ещё есть немного времени, но дракон решил не торопиться — выбранная полянка, с трех сторон окруженная скалами, представлялась лучшим местом отдыха из возможных.
Алеющие в лучах заходящего солнца зубцы Драконьих когтей навевали приятные воспоминания. Сверкающий, словно весенний ручей, рубин украшал шею прекрасной единорожки, ее ресницы трепетали, а губы тронула улыбка легкая, как первый ветерок. Подобные ясному небу глаза сияли благодарностью за столь щедрый подарок. Тогда Спайк мечтал о том, как до конца жизни будет служить прекраснейшей из пони.
Рядом с ним упал пожелтевший листок. Собрав несколько пучков жухлой травы, дракон, скривившись, посмотрел на самодельное ложе. С кроваткой в замке Твайлайт не сравнится, но и он не собирался разлеживаться.
Спайк подложил под голову сумку и уснул.

Когда-то давно миром правили Драконы, — голос Эмбер, спокойный и властный, раздавался по подземелью. — Их яркое пламя заставило бы устыдится и Солнце, а блеск чешуи был подобен блеску тысячи звезд. Будучи выше самых высоких гор, летая дальше, чем можно себе вообразить, Древние были королями мира.
Эмбер взяла секундную паузу, но собравшиеся драконы слушали, затаив дыхание. Посох лорда драконов светился достаточно, чтобы выхватить из темноты фигурку его владелицы. Она с грустью продолжила:
— То были времена Гигантов, но мир менялся, а Гиганты — нет. После зимы, что длилась сотни лет, Древние, подобные скалам, и сами стали ими. До сих пор на берегах Южного моря находят кристаллы, бывшие кровью и плотью тех Драконов. С тех пор каждый из нас, потомков Древних, прежде, чем получить право зваться взрослым, должен в одиночку добыть кристалл с берегов Южного моря. Сегодня уходит дракончик Спайк, но мы с нетерпением ждем возвращения дракона Спайка.
Под громкие крики и топот Спайк вылетел из пещеры.

Спайк проснулся незадолго до рассвета. На востоке уже светало, холодный юго-западный ветер гнал громады облаков. Дракон быстро перекусил кислым кварцем, найденным на этой же полянке, перекинул легкую сумку через плечо и, размяв крылья, полетел.
Взрослый ящер способен несколько суток лететь без остановок, однако Спайку до этого оставалось несколько десятков лет. За последние века он был одним из самых юных, решившихся на инициацию. Даже Эмбер, несмотря на запрет отца, отправилась на поиски будучи на несколько зим старше.
Сейчас Спайк уже жалел о столь поспешном решении. Принесенный кристалл поднимет его авторитет среди драконов лишь в перспективе, а сейчас ему хотелось, посасывая сладкий сапфир, уснуть в мягкой корзинке библиотеки Твайлайт.
Он вздрогнул от легкого укола в нос. Перед глазами пролетела ещё одна снежинка. Спайк медленно планировал в поисках подходящей для отдыха полянки, но места лучшего, чем продуваемый почти со всех сторон утес, он так и не нашел.
Снежинки, легко кружась, покрывали горы одеялом зимы. Спайк и не заметил, как ватные тучи покрыли все небо.
— Надеюсь, снегопад скоро закончится, — дракон знал, что далёким облакам плевать на его желания, но хоть от какого-либо разговора удержаться не мог. — Почему некоторым везет лететь под ласковым северным ветром Драконлэнда, мне же, как назло, достался встречный южный? Ещё и первый снег принес, как будто его одного было мало, — немного привстав для эффекта и приложив лапу ко лбу, дракон трагичным голосом продолжил. — О, несправедливый мир, ты так жесток ко мне. Никто не поможет одинокому путнику среди чуждых заснеженных вершин!
Дракон сел, от монолога стало ещё хуже. Непогода и не думала утихать, место под дракончиком успело остыть, а мысли снова занимала белоснежная единорожка. Когда-то она, точно также приложив копыто ко лбу, грациозно падала на любимый диванчик. Теперь, казалось, у неё не было на это ни времени, ни желания. Днем и ночью её мысли занимали грандиозные проекты, встречи с известными клиентами в Кантерлоте и уроки в школе Дружбы. О своей сестре, как когда-то жаловалась Свити Белль, модельер вспоминала всё реже.
— Впрочем, я не жалуюсь, — Свити Белль, несмотря на почти равный рост, посмотрела на Спайка сверху вниз, — в смысле, я же тоже взрослая, у меня есть обязанности, и я её понимаю.
Спайк был маленький и не понимал, почему взрослые пони отдаляются друг от друга.
Тогда дракон задумался о том, что и ему придется взрослеть.

Дракончик вышел на балкон кристального замка. Внизу сверкало пару огоньков ночного Понивилля.
—Ху?
— И тебе привет. Снова из кабинета Твайлайт выгнала?
—Хууухух — Спайк точно не знал, что ухнул Совелий, но звучало утвердительно.
—Да ладно тебе, ты не виноват, что раскидываешь свитки просто пролетая мимо. Единорог или принцесса, Твайлайт нуждается в тебе.
—Хух — в уханье слышалась усмешка. Большие совиные глаза смотрели с умом, доступным не каждому пони. Ассистент номер один облегченно выдохнул, так и не найдя в них и капли обиды.
Дракон и сова молча смотрели на разросшийся городок.
—Спаааайк, принеси чернила! — голос лавандового аликорна прервал беседу её помощников. Дракончик побежал исполнять поручение, а Совелий, тихо ухнув, полетел в сторону леса.
То, что Совелий не возвращался уже целую неделю, Твайлайт заметила лишь с указки самого Спайка.

Поежившись, дракон открыл глаза. Свинцовое небо не позволяло определить время, но, по крайней мере, больше не сыпало снегом. Одинокая фигурка снова летела над пиками Драконьих когтей.
Кажется, погода всё же услышала укор Спайка. Уже к вечеру ярко-рыжее на западе и индиговое на востоке небо сопровождало дракона. Припорошенные снегом вершины, первые сверкающие звезды — Спайк был уверен, что до конца жизни запомнит их. Приземлившись на уступ одного из зубцов, дракон решил немного отдохнуть.
Тем временем яркое Солнце уступало место своей скромной сестре и её верной свите. А малыш мечтал о сотнях огромных драконов, летящих в вышине и сверкающих своею чешуей.

Большая часть снега растаяла к утру. Сегодня дракон решил отправиться в путь еще раньше. Сверившись с картой, он улыбнулся — на фоне снова затянутого облаками неба возвышался Драконий пик. У его подножия, как говорила Эмбер, есть небольшой пляж — на него холодные воды Южного моря выносят самые крупные кристаллы. О том, что находится южнее, не знали даже сами драконы. Эмбер лишь посоветовала не смотреть долго в сторону моря.
—Я бродила по пляжу, выбирая самый лучший кристалл. Знаешь, обычно дракону везет, если он находит хотя бы один больше сливы, а здесь было больше десятка размером с яблоко и много маленьких. Волна принесла на песок еще один, и мне стало интересно, что там, за темным простором воды. Я долго вглядывалась в горизонт, пока, кажется, не увидела заснеженный остров или что-то вроде него. Голоса, похожие на вой вьюги манили обещанием самого большого кристалла из возможных, а я, схватив первый попавшийся камень, полетела оттуда. — Спайку казалось, что и он слышит завывающий зов, ведущий в глубину синих вод, Эмбер же продолжила: — Ветер у южного берега силен, ты — мал и не сможешь неделями искать подходящий камень. Если решишь лететь к Драконьему пику, будь осторожней и возвращайся скорей.
К полудню Спайк уже облетал его вершину. Со стороны Драконлэнда от остальных скал Драконий пик отличался лишь немного большим размером, сейчас же планирующему путнику в нём чудились очертания огромного дракона. Одного крыла не хватало, а о потрескавшийся хвост бились темные морские волны. Спайка качнуло резким порывом ветра, и он, быстрее заработав крыльями, полетел в сторону пляжа у передних лап гиганта.
Серый, с крапинками алых кристаллов, песок, свинцовое небо и разделяющее их темное море. Дракон поежился от холодного ветра и запихнул в сумку похожий на рубин камень величиной с кулак. Буквально в паре шагов из песка заманчиво сверкал чуть больших размеров камень, ближе к воде еще один, но Спайк не хотел оставаться на этом пляже дольше, чем нужно.
Огибая пик, он заметил сидящую под желтой березкой на уступе соседней скалы пони. Белоснежное машущее копыто, развивающаяся розово-сине-зеленая грива и хвост даже издалека позволяли узнать их владелицу.
Дракон приземлился рядом с клетчатым одеялом для пикника. От сырого морского ветра укрывало уцелевшее крыло каменного ящера, а от холода — тепло солнечной принцессы. В ответ на приветствие дракончика аликорн лишь молча кивнула в сторону свободного угла и протянула севшему гостю чашку ароматного чая. Отпив из своей, пони искренне улыбнулась.
—Ты смелый дракон, и очень сильный, раз смог не поддаться искушению. Я горжусь тобой.
Спайк смущенно отвел глаза. Принцесса же, на пару секунд задумавшись, продолжила. — Когда-то давно миром правили Драконы. Тень от их крыльев могла закрыть город больше Мейнхэттена, а самая маленькая чешуйка была крупнее взрослого жеребца. Не было им равных ни тогда, ни поныне, — аликорн отпила ещё немного. — Смелые, гордые, не интересовались они делами маленьких рас. Драконы вмешались лишь после появления самых страшных из существ Эквуса — Вендиго. Никто не знает, кто они и как появились. Самое яркое и горячее пламя Древних могло лишь отпугнуть этих существ, и тогда Драконы решили согнать монстров на безымянный остров к югу отсюда.
—Легенды гласят, что сейчас, Спайк, мы сидим у единственного вернувшегося Дракона, до сих пор защищающего земли разумных рас от холода Вендиго. И если вглядываться в простор Южного моря слишком долго, духи зимы похитят душу глупца, слишком жадного до обещанных сокровищ. Каждую осень я жду здесь юных драконов, отгоняя от воды самых любопытных и жадных.
Легкая улыбка принцессы исчезла без следа. Спайк хотел было спросить о том, как часто сюда прилетают в поисках драгоценных кристаллов, но не стал. Кажется, принцесса Селестия не часто рассказывала эту историю и дракончик решил сменить тему.
—Вкусный чай, — поймав быстрый взгляд аликорна на полную чашку, её собеседник решил исправить оплошность и отпить хотя бы глоток. Селестия, казалось, хотела продолжить рассказ, но не знала, с чего начать.
Раз уж другой темы для разговора в голову не приходит, а немного ответной откровенности в общении со смутившимся другом не помешает, Спайк решился:
— Мне очень нравится одна пони. Не Твайлайт и не Вы, вы мне тоже нравитесь, но эта пони — особенная. И я замечаю, что в последнее время у неё всё меньше времени на что-то, кроме работы, она стала серьезней и ответственней. Я понимаю, что со временем все взрослеют, но мне не нравятся такие перемены. Вместо поездки до Кантерлота с Твайлайт я отправился в Драконлэнд просто потому, что боялся увидеть новую Рарити. Что, если когда-нибудь она изменится слишком сильно, и всё, что мне останется — это вспоминать какой она была и каким был я?
Спайк поднял глаза от чашки. Речь была немного запутанной, но принцессу это не смутило. Собеседники проводили взглядом упавший лист. Селестия подлила себе чаю.
— Ваша дружба зависит лишь от вас двоих. Подумай, что ты любишь в этой пони больше всего. Изменяется ли это? Если нет, то встреча даже после долгих лет будет долгожданной.
Дракончик думал о Рарити. Её роскошная грива, яркий и живой взгляд из-под черных ресниц с первых мгновений похитили сердце дракончика. Но больше всего дракона поражало то, как мир буквально из-за одного присутствия этой пони преображался. Даже самый черствый пони был готов поделиться битсом с нуждающимся после протянутого самому скряге копыта помощи. И сейчас, понял Спайк, эта удивительная пони учила студентов школы Дружбы щедрости, делала всё, чтобы напомнить снобам Кантерлота о ценности помощи.

Принцесса Селестия сложила одеяло. От предложения сопроводить до края Драконьих когтей счастливый дракончик отказался. Пони думала о том, что, если он поторопится, то успеет встретиться с Рарити на благотворительном показе мод в Кантерлоте.
Принцесса так и не рассказала Спайку о его отце, ценой жизни остановившего Вендиго. Возможно, когда-нибудь уже взрослый дракончик сможет защитить жителей Эквестрии или даже новую, неизвестную доселе расу. Однако сейчас яркий огонь дружбы отгонял от земель пони будущие невзгоды.
Белая аликорн круто взмыв вверх улетала от Драконьего пика.

8 комментариев

Вленту, мнение осиливших приветствуется
Теперь точно в ленту
Красиво.
Мелочевку читать мне неинтересно, но качество текста хорошее. Прочел до западно-южного.

западно-южный ветер
Юго-западный
первый тёплый ветерок.
Понятно, что про первый весенний, но мне не оч.
глаза сияли в благодарности за столь щедрый подарок
Глаза сияют благодарностью, а не В ней.
После зимы, что длилась сотни лет, Древние, подобные скалам, и сами стали ими.
Местоимение без точного адреса. Окаменели?
Взрослый ящер способен несколько суток лететь без остановок, однако Спайку до этого возраста
Взрослый — скорее состояние, а не возраст.
Такие вопросы возникали пока читал. Ничего серьёзного. Молодца.
Спасибо, подумаю над правками
Меланхоличный рассказ. Очень напоминает «30 лет спустя», которые были в Эквестрийских историях.
Насчет Селестии — она тупо сидит ждет на берегу рандомных драконов? У обряда в таком случае должны быть какие-то временные рамки или еще какой-то сигнал для солнцекрупой
Немного авторского лора, так и не получившего своё отражение в рассказе:
Обряд проводится поздней осенью, Спайку не повезло задержаться в пути и попасть под снегопад.
Спасибо за комментарий, постараюсь ввести в текст упоминание о сроках инициации
Хотя можно и упороться в объяснение «духи Солнца, Луны и Древних сопровождали юного дракона» (хотя введению сроков обряда это не помешает)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.