АС вочеловечивания или инженер в гуманитарном поле


Антон Семенович Макаренко (1888-1939) – знаменитый педагог и создатель уникальной, построенной на технологичности, труде и коллективизме воспитательной методики, направленной в первую очередь на проблемную молодежь.

Шли бурные и дикие двадцатые годы двадцатого века. На западе Европы разворачивался интербеллум – краткая передышка меж двумя войнами, время великого разочарования в идеях Просвещения и тоски по ушедшей Прекрасной Эпохе. На востоке же шла чудовищная мясорубка на руинах разбитых на куски континентальных империй.
Там был страна Россия – измученная, израненная, голодная, озлобившаяся, только-только выбирающаяся из ужасного кошмара гражданской войны во всё же очевидно меньший кошмар СССР эпохи НЭПа.
В ней жили дети – измученный, израненные, голодные, озлобленные, потерявшие родителей, росшие посреди кровавого ада и отринутые всеми институтами советского общества, включая собственные семьи.
А еще там был один среднего роста нескладные человек, сын мастерового и брат уехавшего за границу белогвардейского офицера, инженер-железнодорожник и педагог со свежим, критическим взглядом, парадоксальным образом сочетавшим в себе модный тогда коллективизм с казалось бы прочно ушедшим в небытие век назад бытовым милитаризмом и вовсе забытыми православными традициями воспитания монахов.
Его путь начался колонии им. Горкого под Полтавой, однако же по-настоящему развернуться сему гению удалось лишь в 1927 году, при назначении руководителем трудовой коммуны им. Дзержинского в пригороде Харькова. Именно там сформировалась и была впервые опробована знаменитая, до того беспрецедентная в мировой педагогике методика перевоспитания детей-беспризорников и малолетних преступников.

Это был воистину впечатляющий эксперимент.
Для затравки отметим состав колонии: шесть сотен асоциальных элементов – и всего один воспитатель. Собственно сам Антон Семенович. И хоть в посещаемой перевоспитуемыми школе имелись учителя, а на заводе инженеры, однако в остальном коллектив существовал вполне самостоятельно, без какого-либо дополнительного контингента поддерживая почти армейскую дисциплину и порядок. Причем до того успешно, что наводимую ими чистоту проверяли белым носовым платком.
В продолжение укажем, что описываемое заведение являло собой отнюдь не очередной сифон для государственных денег – как раз их то оно практически не получало, аж до состояния отсутствия какой-либо еды помимо хлеба. Упорным трудом своих воспитанников коммуна за три года не только вышло на полное самообеспечение, но и сумела без чьей-либо помощи организовать первый в стране завод электроинструментов.
Завершением же стал высочайший конечный успех — выковка из отброшенных обществом детей готовых трудиться на благо общества индивидов. Антон Семенович даровал советскому строю почти три тысячи воспитанников, ни один из которых впоследствии не проявил рецидива преступных наклонностей.

Каким образом герой статьи смог сего добиться? Помимо возведенного в высокое достоинства самоуправления, его инновационная методика зижделась на четырёх краеугольных камнях: технологичности, деле, ядре коллектива и формате.
Технологичность. Фундаментально технический подход к формированию человеческой личности – вплоть до применения таких терминов, как “сопротивление личности”.{по аналогии с “сопротивлением материалов”} и “индивидуальная обработка”. По сути, противопоставление «человека-машины» двум магистральным направлениям тогдашнего воспитания: «человек-животное» и «человек-моральное существо». «Наше педагогическое производство никогда не строилось по технологической логике, а всегда по логике моральной проповеди. А я, чем больше думал, тем больше находил сходства между процессами воспитания и обычными процессами на материальном производстве, и никакой особенно страшной механистичности в этом сходстве не было. Человеческая личность в моем представлении продолжала оставаться человеческой личностью со всей ее сложностью, богатством и красотой, но мне казалось, что именно потому к ней нужно подходить с более точными измерителями, с большей ответственностью и с большей наукой, а не в порядке простого темного кликушества. Очень глубокая аналогия между производством и воспитанием не только не оскорбляла моего представления о человеке, но, напротив, заражала меня особенным уважением к нему, потому что нельзя относиться без уважения и к хорошей сложной машине. Во всяком случае для меня было ясно, что очень многие детали в человеческой личности и в человеческом поведении можно было сделать на прессах, просто штамповать в стандартном порядке, но для этого нужна особенно тонкая работа самих штампов, требующих скрупулезной осторожности и точности. Другие детали требовали, напротив, индивидуальной обработки в руках высококвалифицированного мастера, человека с золотыми руками и острым глазом. Для многих деталей необходимы были сложные специальные приспособления, требующие большой изобретательности и полета человеческого гения. А для Всех деталей и для всей работы воспитателя нужна особая наука. Почему в технических вузах мы изучаем сопротивление материалов, а в педагогических не изучаем сопротивление личности, когда ее начинают воспитывать? А ведь для всех не секрет, что такое сопротивление имеет место. Почему, наконец, у нас нет отдела контроля, который мог бы сказать разным педагогическим партачам: „У вас, голубчики, девяносто процентов брака. У вас получилась не коммунистическая личность, а прямая дрянь, пьянчужка, лежебок и шкурник. Уплатите, будьте добры, из вашего жалованья“. — Почему у нас нет никакой науки о сырье, и никто толком не знает, что из этого материала следует делать — коробку спичек или аэроплан?»

Дело. Колонисты имели реальное дело, которое их и кормило, дисциплинировало, повышало самооценку, наделяло осознанием собственной полезности для социума и верой в способность обеспечить себе достойную жизнь честным трудом.Вначале колонисты обустроили свое натуральное хозяйство просто чтобы себя прокормить, позже занялись серьезным производством. Построив свой завод (меньше чем за год), воспитанники стали выпускать электродрели, позже освоили производство фотоаппаратов «Лейка». Фотоаппарат «Лейка» — это 300 деталей с точностью до 0,001 мм, для тех времен это абсолютно инновационное производство. Производство в коммуне было не просто рентабельно, а высокорентабельно: коммуна отдавала государству как свою прибыль 4,5 млн. руб. в год. Воспитанники получали зарплату, на которую содержали себя, младших членов коммуны, выплачивали стипендии бывшим коммунарам, обучавшимся в ВУЗах, откладывали деньги на сберкнижки для накопления средств к моменту выхода из коммуны, содержали оркестр, театр, оранжерею цветов, организовывали походы и другие культурные мероприятия. А главный смысл в том, что дело формировало личность: в 16-19 лет дети уже становились мастерами и начальниками производства.

Ядро коллектива. Колонистов воспитывал не воспитатель в режиме ручного управления, а ядро коллектива в автоматическом режиме. Таким образом по факту становясь саморегулирующейся и самовоспроизводящейся системой. /span>Авторитетные колонисты, внутренне принимающие и исповедующие ценности колонии, как ядро коллектива — выполняли роль «закваски», которая пропитывала вновь прибывших колонистов, оказывались той мясорубкой, которая средствами, доходчивыми для подростков, перемалывала новеньких и делала их частью системы. Дети доносили друг до друга новые правила жизни на своем языке, Макаренко лишь сдерживал их, чтобы они оставались в цивилизованных рамках. «Если же это человек трудный, который мне не верит, против меня настроен, недоверчиво ко мне относится, я с тем разговаривать не буду. Я соберу старших, вызову его и в самом официальном, приветливом тоне буду с ним говорить. Для меня важно не то, что я говорю, а как другие на него смотрят. Он на меня поднимает глаза, а на товарищей боится смотреть. Я говорю: „А дальше товарищи тебе расскажут“. И товарищи расскажут ему то, чему я их раньше научил, а он будет воображать, что это они сами придумали. («Проблемы школьного советского воспитания»). Разновозрастные отряды — тот же ход, когда маленькие получали защиту от старших „корешей“, а кореши вставляли им новые понятия по жизни. Самоуправление. Если нет дела и нет здорового ядра коллектива, самоуправление невозможно и вредно. Если основа коллектива здоровая, самоуправление его укрепляет и оттачивает, оказываясь школой лидерства и руководства.

Формат. Макаренко интенсивно вводил и внимательно следил за правилами и ритуалами, которые поведенчески, через тело встраивали в колонистов новые нормы жизни. Как-никак свобода есть в первую и главную очередь контроль над собой, формирующийся в том числе через осознание каждого свершаемого действия и стремления к их оптимизации.Встать вовремя, умыться, натереть пол, тем более не плевать на пол — естественно и обязательно. А вот „Не стоять, подпирая стенку — стоять ровно“ и „Не толкаться“ — вещь уже не очевидная, но именно такие мелочи вырабатывают внутренний стержень личности. Колонисты быстро приучались к военным порядкам, флагам, горнам и ходьбе строем. Когда все идут строем, строится шаг (а это важно), и в коллективе каждый настраивается на каждого.
»Я считаю, что дети даже толкать не должны друг друга. Они должны двигаться целесообразно. Никаких бесцельных движений. И я своим коммунарам говорил: хочется побегать — вон площадка, можно там бегать. Извольте здесь вести себя прилично. Вообще воспитание сдержанности, торможение движений — прежде всего. (из «Коммунистическое воспитание и поведение»)".


Разумеется, подобная инновационная, подразумевающая неравенство в способностях и вознаграждениях, направленная на развитие талантов и явственно техническая по своей сути методика никак не могла быть положительно воспринята руководством СССР, по сути представлявшим собой скопище до крайности идеологизированных гуманитариев. Они предпочитали средства, кои сам АСМ именовал неточным, безответственным, лишенным базы темным кликушеством. Собственно главным его оппонентом была сама Н.К. Крупская, прямо именовавшей его систему “несоветской” и возмущавшаяся фактом существования в СССР коммуны, где «учебнику политграмоты в колонии предпочитали драмкружок». Перенимание же им «буржуазных скаутских методик» и отечественных традиций монашеского воспитания вовсе сделало ситуацию безнадежной.

В середине 30-х коммуна была закрыта, а Макаренко отстранен от воспитательной деятельности и переведён в канцелярский аппарат, где и работал до своей смерти в 1939 году. Попытки его учеников – Калабалина, Явлинского и пр. – воспроизвести методы в иных колониях после некоторого периода благожелательности, позволившей воспитать до семи тысяч беспризорников, также были закрыты.
Более попытки применить макаренскую педагогическую методику в странах соцблока {кроме единственного несравненно более мрачного и преступного проекта, речь о коем пойдет в следующей статье} не осуществлялись.
В настоящее время она, пусть и в сильно искаженном, лишенном базы и большей части инструментов виде применяется в бизнесе. Увязка доходов сотрудников с общей прибылью предприятия, воспитание новых сотрудников и приобщение их к корпоративной культуре через ядро коллектива, самоуправление в творческих командах и контроль формата – всё скопом зачастую вульгарно именуемое “корпоративная шиза” – есть осколки некогда великого метода, долженствовавшего поднять отверженных на пьедестал первых.
Вы прочли краткую историю о том, как в эпоху великого надлома на сцену мировой педагогики, прежде всецело принадлежавшей гуманитариям, вышел инженер – и стал одним из четырех главнейших воспитателей двадцатого века, предопределивших развитие данной дисциплины на десятилетия вперед. Создатель методики, по своей природе настолько глубоко и категорически утилитарной, мудро приземленной и прагматичной, что всеобъемлющий иррациональный советский оптимизм и унаследованная из века Просвещения вера во всемогущество человека просто не могли ее принять. Несмотря на потрясающую эффективность.

Воистину, не бывает пророк без чести, разве только в своем отечестве.
Увы, это был не первый и не последний раз, когда в СССР идеология ПРЕВОЗМОГЛА здравый смысл. Впрочем, вины АСа в том нет и пусть Родина презрела его, впоследствии применив сии наработки исключительно для преступлений против человечества, мир не забыл великого человека. И использовал его труды ради построения лучшего будущего. Насколько сумел.
Да будет память о нем вечна.
Источники:
www.psychologos.ru/articles/view/pedagogicheskaya_sistema_a.s.makarenko
repin.info/neizvestnye-znamenitosti/makarenko-samyy-nesovetskiy-pedagog
www.makarenko.edu.ru/biblio.htm
www.detskiysad.ru/ped/ped136.html

Следующая статья:
tabun.everypony.ru/blog/my-little-history/162055.html

4 комментария

Во славу Просвещения и в память о великом человеке!
  • Dim
  • 0
Статья имеет целью популяризацию. Как следствие, выполнена с использованием по возможности простых выражений — собственно, уподобляясь самому автору «Педагогической поэмы». Ценители, жаждущие всяких страшных слов а-ля «бихевиоризм» могут проследовать на специализированные сайты.
кроме единственного несравненно более мрачного и преступного проекта, речь о коем пойдет в следующей статье
We need to go deeper.
Оформлю, отредактирую, выложу.
Если хорошо знаете английский, то можете за популярным описанием пройти вот сюда:
www.mtholyoke.edu/~cama20z/classweb/worldpolitics/thepitestiphenomenon/testimonies.html
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.