Prompt #130 закрыт. 3 работы


Trixie the Wandering Wizard by Asimos

Тема прошедшего экспромтаТема: Всерьёз Великая. Всерьёз Могучая.
Описание темы: Всем известно, что Трикси «Великая и Могучая». Все воспринимают это с лёгкой иронией. Но что, если было время, когда Трикси и в самом деле была «Великой и Могучей». Что, если она была сильнее и Твайлайт, и Старлайт, и прочих (ну, исключая принцесс). Что могло произойти, из-за чего она потеряла (или пожертвовала) силу?


Приносим извинения за столь позднее закрытие. Участники, готовившие отзывы, по их собственным словам «слишком сильно увлеклись Хэллоуином, поэтому были крайне нерасторопны». Что ж, праздник есть праздник, так что простим им это отступление от графика!

Кстати, о праздниках. Так как наступающие выходные с учётом праздника 4 ноября продляются на 1 день, то и экспромт будет продолжаться сразу три дня, с 3 по 5 ноября!

Также напоминаем, что вы можете присылать свои темы для экспромта через специальную форму на тумблере. Поступившие темы будут использованы для проведения совместных промптов.

17 комментариев

Prompt #130: «В шаге от могущества» от [УДАЛЕНО]Осенний усталый ветер взметал листья и начинал кружить в тихом вальсе уходящего тепла. Одинокая голубая пони тащила вагончик по неровной дороге, негромко ругаясь на ухабы и попадающиеся упавшие ветки. Когда колёса подпрыгнули в очередной раз, единорожка поняла, что уже достаточно устала, чтобы сделать привал. Приметив удобную поляну, пони завезла туда вагон и отправилась собирать хворост на костёр. Вы бы могли подумать, что вот эта кобылка, что дорожа и кутаясь в звёздчатый плащ, пытается разжечь огонь, когда-то была могучим магом, которого боялась сама Селестия? Нет? Тогда позвольте, я вам расскажу эту историю…

***

Сегодня ученики школы одарённых единорогов уходят на летние каникулы. В школе с самого утра стоит ажиотаж – родители, пытаются найти своих детей, дети постарше пытаются скрыться от родителей, дети помладше просто носятся по коридорам, играя в догонялки. Одна лишь маленькая кобылка сидит в библиотеке, читая очередную книгу по магии.

— Трикси! Почему ты не идёшь встречать родителей? Все твои одноклассницы уже…

— Она не придёт, — спокойно перебила единорожка, перевернув страницу.

-Кто не придёт? – недоумённо переспросила учительница, поправив очки.

-Мама. Она не придёт. Кроме неё некому прийти.

Учительница смутилась и, кашлянув и что-то ретировавшись, спешно ретировалась от неудобного разговора. Трикси же, спокойно продолжила читать. Из коридора донеслись голоса:

— Фуу-ух, наконец-то можно спокойно пройтись по дворцу.

— Ваше высочество, ваши ученики и их родители собираются сейчас в актовом зале, они хотят от вас услышать итоги года. Вы же… нашли то, что искали? Они хотят услышать, какой именно жеребёнок займёт то важное место?

— Вот за этим мы и идём в самое тихое место – в библиотеку… Ой.

Селестия и её свита встали в дверях, как только увидели сидящего за столом жеребёнка. Парочка библиотекарей тут же подскочила к принцессе в извинениях и обещаниях, её выпроводить отсюда. Но Солнечную принцессу заинтересовала эта странная кобылка и, выпроводив свиту за дверь, села рядом с Трикси.

— Привет, моя маленькая пони. А почему ты здесь? Все сейчас все твои друзья с семьями, ждут объявления оценок. Неужели ты не хочешь туда пойти?

-Я же уже Вам говорила, что я… — кобылка раздражённо отложила книгу и недовольно повернулась на звук голос, как тут же замерла в страхе и растерянности, когда её глаза встретили малиновые глаза правительницы. Жеребёнок задрожал и тут же пал на колени, — простите, принцесса, я не знала что это Вы! Я не хотела! П-пожалуйста, не отравляйте меня в подземелье или в Тартар! Пони-пожалуйста!

Селастия хихикнула и магией посадила жеребёнка рядом с собой на подушки. Приобняв единорожку крылом, Тия к ней наклонилась.

— Спокойно, Трикси, тебя никто за это не накажет. Давай просто поговорим, хорошо? Итак… почему ты не со своими мамой и папой?

Единорожка была удивлена – Принцесса знает её имя, не стремится наказать, а под её крылом так уютно и тепло…. Дома всё совсем не так.

Смущённо сведя края копыт, Трикси тихо ответила,- Понимаете, принцесса… У меня только мама. Папу я никогда не знала – мама говорила, что это был красивый пони, которого она встретила в Лас-Пегасусе, и который исчез через пару дней их знакомства… Больше у меня родственников нет. Я знаю, что мама не придёт. Она… редко выходит из дома. Мама всегда себя странно ведёт, когда выпьет своё взрослое варенье из банки… Она часто не может вспомнить, как меня зовут, продаёт вещи из дома, лезет в драку с соседями. Когда я была на зимних праздниках, она мне отдала папин плащ и выгнала из дома, она сказала, что… Можно я не буду такого говорить? Мисс Черри, наш воспитатель, сказал мне, что это очень плохие слова и их никому нельзя говорить. П-принцесса Селестия?

Селестия застыла, -«Взрослое варенье, о боги…». Встряхнув гривой, аликорн попыталась приветливо улыбнуться.

— В-всё хорошо маленькая пон… Трикси. Хочешь, мы сегодня проведём день вместе? Только ты и я? Покормим птиц, я покажу тебе свои детские игрушки, почитаем книги… Можем даже покататься на качелях в моём саду. Ну что, согласна?

Трикси радостно запрыгала вокруг белого аликорна, громко крича «да-да-да»! Но единорожка тут же остановилась.

— Принцесса, а как же пони в актовом зале?

-Не волнуйся, я всё улажу – лишь улыбнулась Тия.

***

Дождь поливал своими слезами стёкла. Принцесса стояла и смотрела сквозь пелену ливня, как ветер пригибает деревья в вынужденном поклоне бури.

— Рейвен, я хочу, чтобы Трикси Луламун перешла в разряд моих личных учеников. Это не обсуждается.

— Д-да, ваше высочество.

— И ещё кое-что. Сходите по адресу, которому она проживает вместе со стражей и приведите её мать сюда, нам нужно будет поговорить.

— Конечно, ваше высочество…

***

Шли дни, Трикси взрослела и хорошела с каждым днём. Вместе с ней и росла её сила. Она не переставала радовать свою Принцессу новыми выученными уроками магии. Кобылка иногда скучала по дому, по маме, но это быстро забывалось во время игр с Селестией в Королевском саду возле новой статуи кобылки, держащей флаг одного из графств.

Селестия замечала, как легко и быстро её подопечная охватывает всё больший и больший круг знаний. Её это одновременно радовало и… пугало. Единорожка слишком уже скоро приближалась к тому уровню, который должен быть далёк от простых смертных. Нужно было куда-то направить её энергию, пока всё не стало совсем плохо. Но куда…

Её размышления прервала пегаска в доспехах стражника, ворвавшиеся в её покои.

— Принцесса, беда! На нас напали!

— Кто?

— Непонятно! Это дракон, но он реально огромный! И она странно выглядит – он двуголовый и плюётся кислотой!

— Я решу этот вопрос.

Отправив стражницу за Трикси, Селестия начала собирать вещи – пара лечащих зелий, книга с боевыми заклинаниями… Ей это всё было не нужно, но её ученица должна быть в безопасности.

Спустя полчаса, они уже шли по направлению из замка. Трикси не могла сдержать радости и прыгала словно заяц, старясь сдержать визги счастья.

— Трикси, мы идём не на прогулку. Это твоё первое важное задание, соберись! Кислотные драконы очень опасны – он двухголовый, и каждая из голов способна плюнуть кислотой или проглотить целый дом. Я потому и взяла тебя с собой, так как мне нужен будет помощник в его изгнании.

Трикси тут же свела ноги вместе,- Да, ваше высочества-а-а-а! – и тут же клюнула носом.

Принцесса покачала головой, — Ты просто неисправима.

***

Дракон оказался опасней, чем думала Селестия. Видимо, этот вид скрестился с другим видом диких драконов, так как кроме вышеуказанных качеств, этот конкретный дракон ещё умел и стрелять иглами, что росли, начиная с его макушек и заканчивая кончиком хвоста. Принцесса сказала Трикси ждать её наверху скалы, а сама вступила в бой.

Несмотря на ловкость Селестии и на её магические способности, дракон хоть и был немного подпален в местах, где чешуя переходит в кожу, но всё ещё мог стоять на ногах. Аликорн в пылу битвы забыла про осторожность, за что и поплатилась. Дракон сбил её, Принцесса ударилась об скалу и упала камнем вниз. Головы наклонились к ней, готовые попировать, как ту т на них обрушился пони, заключивший себя в каменные доспехи, больше походящие на один здоровый валун. Камень отлетал и снова ударял дракона по обеим мордам с огромной скоростью и силой.

Дракон вроде сначала начал отступать, но он с громким рёвом всё же пошёл в наступление. Ударом лапы, он разрушил камень и оттуда выпала голубая единорожка. Быстро поднявшись на копыта, взревев, пони галопом побежала на чудовище, зажёгши рог. Усиля себя, Трикси начала бить дракона голыми копытами. Монстр взревел и закрутился, пытаясь проглотить назойливую «блоху».

— Пусть твоё зло обернётся добром для этих земель!

Триски прочла сложно заклинание и ударила им по дракону. Хлопок и… Тело монстра превратилось в облака, что заплакали дождём. Единорожка на ватных ногах подбежала к Принцессе, — Ваше высочество вы живы?!

Селестия сидела открыв рот, — Трикси, как ты?!… Это же… Как ты смогла?! Этого же заклинания нет в книгах! Что это было! И как ты смогла побить дракона голыми копытами?!

Единорожка смущённо пошаркала копытцем, — Ну, для каждого удара я брала кусок скала, кстати, теперь тут только половина горы, простите меня за это. А заклинание для монстра… Вам понравилось? Я взяла заклинание дождя и немного его улучшила. У меня есть несколько таких улучшенных заклинаний. Я так, например, могу ещё кексы оживлять и натравливать на врага.

Селестия выдохнула и опустошила одно из зелий.

— Трикси, ты молодец, большой молодец. Если бы не ты, я и все пони этого города бы погибли. Как только мы вернёмся в Кантерлот тебя наградят, — Принцесса обняла голубую кобылку, — но, пожалуйста, больше так не рискуй. Если бы хоть одно заклинание бы пошло не так, тебя бы не стало. Я не могу тебя потерять.

Трикси прижалась к Тие. Единорожка чувствовала тоже самое, что было и в первый раз тогда, в жеребячестве, когда Принцесса первый раз обняла её – от аликорна веяло теплом, добротой и безопасностью.

Хорошо…мама, — последнее слово Трикси добавила еле слышно, больше для себя, но аликорн его услышала. Оно пробудило в ней как и великую радость, так и великую горечь.

***

Селестия и Трикси исходили немало дорог, очищая земли от монстров и чудовищ. Скоро, Трикси уже в одиночку справлялась со спасением Эквестрии. После сражения с очередным сильным противником, Селестия решил, что пришла пора.

Прошёл вечер, посвящённый Трикси и её победам. Единорожка стояла в своей комнате и смотрела на звёзды. Она думала о своей жизни во дворце. О том, как много она уже знает. И том, что предстоит узнать. Кобылка стояла на пороге больших открытий, Селестия ей пообещала кое-что важное, что-то, что навсегда оторвёт от этой тихой жизни личной ученицы – она станет следующей Принцессой. Тия, когда лишилась сестры, давно искала кандидатуру той, что смогла бы взять на себя узды правления в той сфере, на которую Селестию уже не хватало. Трикси предстояло заняться ночью, снами, звёздами, дипломатией с государствами, чьи существа живут только при свете Луны. У голубой единоржки в душе творился ураган – она и рада новым возможностям, и напугана новой ответственностью, и счастлива, что будет ближе к Селестии, и огорчена, что её собственная мать забыла про неё…

Дверь тихо приоткрылась.

— Мисс Луламун, Селестия хочет поговорить с вами.

***

В саду стрекотали цикады и кузнечики. Лёгким шорохом ночных ветвей, летали совы и другие птицы, что пользовались темнотой ночи. Крик белых павлинов разрывал тишину звёзд и поднимал встревоженных светлячков в воздух. И только две пони безмолвно стояли возле статуи кобылки с флагом в копытах. Наконец, голубая единорожка, что сидела у подножия статуи прижавшись к её ногам, спрятав голову в копытах, едва слышно заговорила.

— Как ты могла… Как ты могла? Как ты могла?! КАК ТЫ МОГЛА?! – кобылка в ярости поднялась и зажгла рог. Магический свет осветил зарёванную мордашку перекошенною от боли и гнева.

— Прости меня. Твоя мать была опасным алкоголиком. Мы её отправляли лечиться, раз за разом, но это всё было бессмысленно. Ты многого не знаешь, Трикси. Я не хотела, чтобы ты столкнулась с тем чудовищем, что была твоя мать. Сан Спектакл, начала пить, как только сбежала от родителей. Шальными путями она попала в Лас-Пегасус. Там она провела ночь с твоим отцом. После того, как появилась ты, Сан вела свою жизнь разгульно. Она работала в ларьке по продаже маслом подсолнечника, а почти всю выручку тратила на выпивку. Поверь, ты не хочешь знать, сколько у неё было жеребцёв. Скажу лишь, что у тебя бы могло быть, на данный момент, по меньшей мере, тридцать пять братьев и сестёр, все они либо родились мёртвыми, либо прожили всего месяц. Всем было бы всё равно на пьяницу и её дочь, если бы твоя мать не начала бесчинствовать — стоило ей тебя сдать в школу с полным пансионатом, как она перешла на вещества покрепче. Трикси, мне очень жаль, но… Она занималась разбоем, убивала пони, воровала жеребят. Она не останавливалась не перед чем, чтобы достать новую дозу. В дни, когда она вспоминала о тебе, она воровала жеребят похожих на тебя и пыталась о них заботиться. К концу дня они все были мертвы, она не выдерживала их плача.

— Когда мы поймали её в последний раз, мы воспользовались заклинаниями памяти, чтобы узнать о её жизни во всех подробностях. За многочисленные преступления против Эквестрии и её жителей мне пришлось превратить её в статую. Прости Трикси. Но либо так, либо на плаху. Мы пытались ей помочь, она сама виновата в том, как низко она пала. И… я не смогла ей простить то, что она сделала с тобой. Твоё физическое и моральное состояние, в котором ты попала к нам… Мне жаль, что переложила тогда всё на воспитателей и учителей, что руководили твоим сектором. Прости меня, что я не сразу лично занялась тобой…

-Ты меня как дочь, Трикси. Давай попробуем переступить через это и жить дальше? Это будет нелегко, я понимаю, но мы сможем с этим справиться, я верю. Давай просто…

Слёзы по щёкам Трикси скатывались и падали на землю. Селестия поняла, что единорожка её не слышит, уже не слышит…

-Трикси?

Магический вихрь прижал Принцессу к статуе. Кобылка начала подходить ближе, усиливая напор. Селестия чувствовала, как начинает задыхаться.

-Как ты могла?! Я верила тебе! Я любила тебя! Ты стала мне той семьёй, что у меня никогда не было! Моя мама… Сколько лет прошло?! Десять?! Почему ты перестала пытаться?! Это же моя мама?! Как ты могла так поступить с ней?! Как ты могла так поступить со мной?!

Селестия смогла вырваться из заклинания Трикси. Битва была жаркой и долгой. Но Принцесса вышла победителем. Когда несчастную Трикси заковали в цепи и увели на допрос, стало ясно, что бедняжка спятила, она только и говорила что о своей маме, мамах… «А бы ли вообще мама?» Принцесса поместила её лучшую психиатрическую клинику Кантерлота, лишив её магии. Но даже по прошествии пяти лет, никто не смог заметит хоть каких-то улушений. Тогда, в отчаяньи, Селестия стёрла все воспоминаия Трикси и создала новые. Теперь, она странствующая фокусница, чья мать умерла, когда Трикси пошла в школу, с учёбой у единорожки не вышло, она заработала кое-как на вагончик и теперь кружит по Эквестрии, показывая фокусы и рассказывая небылицы, что служат лишь отглосками её прошлых свершений…
Отзыв от Аналитической ТриксиДа-а… Это немного странно — писать отзывы о своей вымышленной автобиографии. Смущательно. Впрочем, в случае этого фика особых проблем это не вызывает.

Почему? Да потому что тут нету Трикси.

В принципе, понятно, что тема “Трикси раньше была богиней” в том или ином виде предполагает ООС. Но здесь… здесь вообще нет ничего, что как-то связывало бы персонажа со мной. Суть рассказа вообще не изменится, если подставить любую единорожку, да и даже единорога. Жил кто-то вообще левый, потом спелл — и вот вам Трикси.

Второй негативный момент — персонажи очень лениво прописаны. Трикси-сью тупо учится и крутая. Мамка тупо маньяк. Селестия тупо есть. В этих персонажей сложно поверить, настолько они плоские. Особенно мамка.

Кстати, как так вышло, что пони убила ДЕСЯТКИ жеребят, но никто ее за это никуда не упек? В Эквестрии что, за убийство дают пятнадцать суток и выговор? За ней не поставили наблюдение после первого же нападения на соседей?

Так же нелепо прописана кульминация: у этой Трикси-сью нет НИКАКИХ причин посылать Селестию ради монстра, к которому она за время рассказа не проявила ни одного теплого чувства.

В общем, я вижу, что автор хотела написать весьма эпичную историю с боями, драмой, психическими расстройствами и т.д. Но вышло так, что половину рассказа я откровенно ржала, настолько нелепо происходящее.

Мой совет: лучше пока писать мб не такие размашистые истории, но больше времени уделять проработке персонажей и логике сюжета. Чтобы поступки были логичны, персонажи не вызывали лицокопыто вместо ужаса/уважения/восхищения и так далее.
СпойлерНе так уж и плохо, как по мне.
Отзыв от Wild_duckОбщая задумка рассказа не плоха, но дракон является клише какого-то совсем детского мультфильма. Да, персонажы немного картонные и Трикся ощущается совсем уж глупой ( а плохо ли это?), хотя Тия, как по мне очень даже ламповая.
Отзыв от зовущегоАскетаЯ помню, какой была одна из моих первых работ. Она не была плохой, но её назвали “зарисовкой ниже среднего” по многим причинам. Это не только касается построения предложений и типичных орфографических ошибок, но и того, как подавать сюжет — указаны совсем не те элементы, которые нужно раскрыть, а раскрыто то, чему не следовало особо уделять внимание. Битву между Трикси и Селестией можно было бы показать чуть больше вместо сухого “Битва была долгой и жаркой, но Селестия победила.” С Джиндежром я не соглашусь насчёт того, что размашистые истории не следует писать в данном случае — но опыта у автора может не хватать.
Единственное, что я могу сказать — продолжай. Когда я написал первую работу, я гордился ей — а сейчас мне стыдно за неё и постоянно хочется закрыться лапами. Но это был мой первый шаг. Они всегда трудные. И они нас ведут к вершине.
Prompt #130: «Расхититель судеб» от Arsene— Поднимаю, — ехидно улыбнулся единорог, подвинув пару фишек ближе к центру стола.
Его оппонент, пегас в возрасте, присмотрелся к своим картам — в полутьме этого подвала сам Дискорд бы щурился. Единорог бросил взгляд на пианиста у дальней стены и пегаса за соседним столом, что почитывал старый выпуск “Эквестрийского вестника”.
— Повышаю, — неожиданно ответил пегас.
Единорог зажмурился.
— Ладно, уравниваю, — фишки собрались в кучу, и рядом в стройный ряд выстроились три старшие карты одной масти. Уголки рта единорога слегка дёрнулись.
— Пропускаю.
— Я тоже.
— Приближается момент истины. Хэй, Лис, сыграй что-нибудь энергичное!
Пианист ничего не ответил, лишь перевернул страницу с нотами и его копыта вновь поскакали по клавишам. Да так ловко, что за ними невозможно уследить.
— Эх, люблю “Дороги Эпплузы”… — вскрылась четвёртая карта. — Пропускаю.
— Поднимаю, — сухо ответил пегас.
— Поддерживаю. Тебе меня уговаривать не придётся! — засмеялся единорог, выкладывая последнюю карту. — Будем вскрываться, Кэп?
— Пропускаю.
— Ох ты ж… Я рассчитывал на двух Принцесс в твоих копытах — это было наиболее вероятно. Я хотел спасовать после второго повышения, но Дискорд дёрнул меня пойти до конца…
— Не грусти, Ловкач, — снисходительно улыбнулся пегас. — Я тебя угощу сидром с этих денег.
— Щедрая душа.
Собрав выигрыш, Капитан неспешно прошёлся по подвалу, подглядывая то в нотную тетрадь Лиса, то в газету своего собрата. Пройдя пару кругов, он остановился у барной стойки.
— Давай ещё! — крикнул ему Ловкач. — Я отыграюсь!
— Нет, в таких делах главное — вовремя остановиться.
— Но скучно же!
— Мы. Ждём. Колпака, — сухо процедил пегас с газетой.
— Да знаю, Призрак, ох как знаю! Но от того не легче, — вздохнув от бессилия единорог положил голову на стол. — Почитай хоть, не знаю…
— Как скажешь. “Цены на магические минералы поднимается. Архимаг Луламун предлагает ввести особые налоги на торговлю и экспорт”…
— Так это когда было!
— А я и не говорил, что выпуск свежий. “Кристальная Империя спасена от возвращения Короля Сомбры! Благодаря Архимагу и её верной свите тёмный король навеки…”
— Да что во всех новостях только и говорят про Луламун! — вскрикнул Ловкач. — Я понимаю, она очень сильная колдунья, в Кантерлоте все её любят, но от этого уже порядком тошнит.
— Она имеет право на славу, — ответил Капитан, отложив бутылку сидра. — Когда никто не мог остановить Духа Хаоса, а элементы были утеряны, именно она своими силами заточила его в камень.
— Подожди, правда? Я этого не знал, клянусь.
— Да, о большем триумфе сами Принцессы не смели мечтать. Путь на пост Архимага магического сообщества Кантерлота был открыт, устлан коврами и почитателями.
— Зачем вообще нужны Принцессы? — пробурчал Призрак, отложив газету. — Каждый раз, когда случается какая-то вакханалия, они оказываются головами в песке. Кто победил Найтмер Мун? Твайлайт Спаркл. Кто заточил Дискорда, прогнал Чейнжлингов, низверг Сомбру? Трикси Луламун. Селестия может быть сколько угодно благочествой и доброй, но какой от этого прок, если она не может дать отпор той же королеве Чейнджлингов?
— Ты не прав, — выпрямился Капитан. — При ней страна не знает ни горестей, ни бедностей. Она отлично всем управляет, а сражаться с чейнджлингами и прочими напастями — обязанности армии и волшебников.
— И они все абсолютно бесполезны, когда есть Трикси, — усмехнулся Ловкач.
С пронзительным скрипом отворилась дверь. Музыка резко стихла. Статный единорог во фраке и с уложенной гривой замер около распахнутой двери.
— Босс? — насупился Капитан. — Всё прошло… не очень?
Единорог прошёл в середину зала и сел за самый большой стол, схватившись за голову копытами. Лис резво подскочил и тяжёлая дверь отгородила их от остального мира.
— Хэй, сэр, когда мы сможем пойти?
— Помолчи, Ловкач, — тяжёлым голосом ответил тот. — Произошедшее сегодня ночью стоит премногим выше наших воровских забав, — Колпак тяжело вздохнул, выложив на стол трубку. — С чего бы начать… Лис, забудь о своём плане изящно обокрасть Селестию. Не выйдет.
— Значит, нам нужна другая цель, — ответил Ловкач.
— Не торопитесь.
— Шеф, — подал голос Призрак. — Вы объясните в чём дело?
— Теперь у нас нет Принцесс, — тяжело произнёс Колпак.
— Как “нет”? — удивился Капитан.
— Их нет. По официальной версии они бесследно исчезли, и бразды правления “временно” взяли Архимаг и протеже Селестии. По неофициальной — они самолично приложили копыта к их исчезновению. Это только моя версия, исходя из полученных от осведомителей данных. Коппи последние пару месяцев сообщал, что Архимаг что-то делала в одном из подвальных помещений. Какой-то проект, возможно. Туда никому нельзя было заходить, кроме протеже. Даже уборщикам вход был закрыт. Кроме того, Селестия с Луной были обязаны сегодня явиться на собрание, но вместо них под оховые фанфары вышли Луламун и Спаркл. И толкнули такую речь, что по её окончание советники были не очень-то и расстроены исчезновением правителей.
Колпак выложил на стол перо и увесистый блокнот.
— Не были расстроены? — зажмурил глаза Капитан. — Это вы пошутили?
— Хотел бы я, чтобы это было красноречивым преувеличением. Но нет. Я смотрел по сторонам и недоумевал: что происходит? Но это лирика, я хотел упомянуть о другом, — блокнот раскрылся. — Спасибо нашим благодетелям, мы многое знаем как об Архимаге, так и о протеже. В частности, Трикси последние полгода организовывает археологические команды — будут раскапывать Замок Двух Сестёр, подвалы Кристального Дворца, расчистят старые секции Кантерлотской библиотеки… Всё для поиска знаний и артефактов. И я не думаю, что она захочет делиться ими с Твайлайт, которая долго на привязи не пробудет.
— Сэр, можно к сути? — выпалил Призрак.
— К сути? — рассмеялся Колпак. — Мы все на краю пропасти, вот тебе суть! Трикси планирует взять власть, безраздельно! И она собственнокопытно превратит эту страну в оплот разрухи и отчаяния. В ней лишь гордыня и амбиции — никакой ответственности. Когда Твайлайт встретится с Селестией в каком-нибудь нулевом измерении — это лишь вопрос времени. И самое весёлое то, что Трикси никто ничего не сделает. Она бровью не поведёт, чтобы размести целую армию чародеев. И это я ещё не знаю всех её замыслов.
— Я думаю, народ должен взволноваться, — ответил Призрак. — Предлагаю подождать пару дней, последить на настроением простых пони.
— Слухи расходятся быстро. Я успел посетить пару питейных заведений по пути сюда — пони особо не беспокоятся. “Принцессы исчезли? Неприятно. Но я думаю, что Луламун и Спаркл будут прекрасной заменой!” и тому подобное. Что с ними не так?
— Бред, — Призрак зашипел как змея. — Беспросветный бред.
— И мы не можем сидеть сложа копыта, — выкрикнул Ловкач. — Мы можем отправить Трикси послание, мол “не выпендривайся слишком, а то тебя навестят воры и украдут то, чем ты дорожишь больше всего”.
— Я удивлён, что мы столького добились с таким идиотом в команде, — процедил Лис. — Что ты у неё украдёшь? Может, магическую силу? Или сердце, чтобы она раскаялась в своих преступлениях? М?
— Теоретически это возможно…
— Да даже если бы было что — думаешь её напугают какие-то воры?
— Я думаю, нам стоит сидеть тихо и ждать, пока всё образуется… — ответил Капитан. — Может Принцессы вернутся, или ещё что. Это не наше дело.
— Наше, — решительно ответил Призрак. — И это может быть самое дерзкое ограбление в истории. У меня даже есть план, навеянный моим недавним походом в Кантерлотскую библиотеку.
— Подожди, — запнулся Колпак. — Ты о том свитке, украденном для…
— Да, именно о нём. Я слышал легенду, что Трикси с жеребячества училась у странствующего волшебника Прайд Ская. Встретились они на Троттингемской ярмарке третьего числа шестого месяца пятнадцать лет назад. Ряд фактов указывают на подлинность этой теории, однако я их всех сейчас не упомню. Я полагаю, именно он раскрыл её магический потенциал и обучил многим магическим штукам. И я вижу в этом идеальную возможность похитить… как бы выразиться… её судьбу. И старый Эурс с этим поможет — он всё ещё нам должен за этот свиток.
— Ты совсем умалишённый, — пробурчал Лис.
— Это невозможно! — выкрикнул Колпак. — Ты слышал про принцип самосогласованности Копытникова? Прошлое нельзя изменить!
— А я попробую. Что мы теряем?
— Нельзя менять прошлое. Нельзя! Тем более, она нас спасла от Дискорда, Сомбры, Чейнджлингов.
— Завтра утром я навещу Капа.
— Гайл, одумайся! — истерично выкрикнул Колпак. — Ты как будто фантастику не читал, где герой меняет прошлое и всё становится только хуже!
— Должен признать, — заявил Ловкач. — что в похищении чужого предназначения есть нечто безмерно поэтическое.
— Я считаю, — Капитан допил сидр из бутылки. — Что и без этой выскочки Принцессы сумеют разобраться как с Чейнджлингами, так и с Дискордом.
— Это будет самая дерзкая кража в истории, — поддержал Лис.
Колпак бессильно выдохнул.
— Видимо, я тебя не смогу остановить. Но тебя ждёт неудача, помяни моё слово.
— Кто знает, шеф.
— Оу, Призрак! — Лис вернулся за пианино. — Мне написать Архимагу послание? Как мы раньше делали.
— Почему бы и нет? — пегас встал в сценическую позу. — Архимагу Трикси Луламун, величайшему гордецу всея Эквестрии. Мы знаем всё о тебе и твоих планах. Не думай, что твоё коварство сойдёт тебе с копыт. Мы об этом позаботимся. И мы украдём самое ценное, что у тебя есть — твоё предназначение. Подпись. Не знаю, какой в этом смысл, но пусть будет.
Засветило солнце. Отовсюду раздавались возбуждённые голоса: дети и взрослые бродили среди палаток с играми и сладостями. Запах карамели и сладостей наполнял Троттингемскую площадь. Кругом самые простые пони с детьми, возжелавшие весело провести выходной. Среди них выделялся высокий пегас в строгом костюме и цилиндре. Уверенно и плавно он обходил местных обывателей, останавливая взгляд то на палатках с сидром, то пирожных.
Поодаль расположилась просторная сцена. Призрак подошёл ближе. Пони гудели и болтали.
— Кто выступает? — спросил вор и ближайшего жеребца.
— Это же великий фокусник — Мистер Блеск! — выкрикнула маленькая единорожка, стоявшая рядом. — Я обожаю его и хочу стать фокусницей, когда вырасту!
— Хех, это похвально, — усмехнулся призрак. — Обожаю фокусников, они полны изящества и благородства, которого не достаёт обыкновенным колдунам.
— Эм… — растерялась единорожка. — А ещё они умеют пускать огоньки! Я буду самой великой и могущественной фокусницей!
— Надеюсь, — с грустью Призрак осмотрел маленькую кобылку.
— Пффф, — фыркнул близстоящий пони в балахоне. — Не слушай его, девочка. Фокусники просто…
— Простите! — резко выкрикнул Призрак. — Вы часом не Прайд Скай, известный волшебник?
— Надо же! — опешил старый единорог. — Не ожидал, что меня кто-то узнает.
— О да! И я большой поклонник вашего таланта. Лечение мигреней, составление бестиария Зебракании — ваш вклад в магию невозможно отрицать.
— Хех, вы мне льстите. Я лишь делаю то, что считаю интересным и полезным.
— Прошу, позвольте угостить вас кружкой сидра. Это для меня будет великой честью.
— Почему бы и нет? Оставим этих фокусников, я как раз по пути видел приятную палатку с свежим сидром семейства Эппл…
Скай оказался не самым скучным собеседником. За проведённое вместе время он успел поделиться массой идей, среди которых была мечта найти себе ученика.
— Эти студенты в Кантерлотской академии… Они учатся просто потому что им так сказали. Понимаете? В молодёжи нет страсти к магии. Я всё думаю, чтобы взять кого-то из них к себе в ученики, чтобы вырастить по-настоящему великого и могущественного волшебника, но мне с этим не совсем везёт. Все либо фокусники, либо вечные студенты.
Призрак промолчал, отведя взгляд в землю.
— В чём дело, друг? Вы чем-то опечалены?
— Можно задать немного личный вопрос, сэр?
— Конечно.
— Как вы относитесь к воровству?
Скай насторожился.
— Это преступление — как против общества, так и против совести.
— Однако, что если эта кража необходима? Например, жеребёнок в детстве нашёл книгу заклинаний. Захотел стать волшебником, вырос и стал условным Тёмным Лордом, который кошмарит всю Эквестрию. Я понимаю, что могу украсть у него эту книгу, и тем самым избавить мир от множества бед и лишений ценой немного меньших бед и лишений.
— Я не уверен, что понимаю вас. Я считаю, что раз что-то происходит, пускай не самое приятное — значит так и надо. Вы ошиблись в расчётах и эксперимент провалился — значит таков замысел, такова ваша судьба. Если вы решили избежать малейшей возможности провала и продлили приготовления на два месяца — значит так и надо.
— Вы фаталист?
— В некотором роде. Спасибо за сидр, мне пора возвращаться в имение. Берегите себя, добрый друг.
Старый волшебник поднялся и скрылся в общем потоке пони. Вскоре палатки начали расплываться. Небо, пони, трава — всё сливалось в единую серость, но шум не стихал. Призрак лишь моргнул, как день сменился ночью, а он оказался на трибуне. Ночное небо озаряют вспышки, пони снизу радостно кричат. Чуть поодаль в окружении стражи сидели Принцессы и смотрели шоу. Не сразу, но Призрак разглядел голубую единорожку в пурпурной мантии, что властно ходила по сцене в окружении толп зевак.
— Ну что, пони, трепещите! Великая и Могущественная Трикси ещё даже не начала! Готовьтесь…
Тепло вперемешку с горечью прошло по нутру пегаса. В глазах начало печь. Призрак резво смахнул пару горячих капель с морды, едва не сдержавшись чтобы не закричать.
Что-то оттягивало карман. Это оказался маленький кулон в виде серебристого полумесяца. Как он здесь оказался? Под шквалом эмоций пегас не мог подробно вспомнить, что произошло на Троттингемской ярмарке. И тем не менее, ограбление прошло успешно, и улов лежал у Призрака в кармане.
Спустя пару минут он взял себя в копыта и дрожащим голосом прошептал:
— Это и вправду было весьма поэтично…

Время: чуть меньше 2-х часов.
Отзыв от Аналитической ТриксиЧто я могу сказать? Это произведение, как и предыдущие от автора, построено с упором на диалоги — и диалоги, действительно, чертовски хороши. Проблемки есть, например, количество собеседников в первой сцене можно было бы сократить до 2-3, что снизило бы путаницу в кличках — все равно они дальше никак не фигурируют. Но в целом хорошо.

Где плохо? Там, где диалогов нет.

Путешествия во времени. Они не описаны вообще никак, даже не отделены звездочками, чтобы было ясно, что что-то произошло. Из-за этого не сразу осознаешь, что время изменилось. Та же проблема с эмоциями — главный герой весьма вяло реагирует. При путешествии куда-то потерялись соратники героя. Это все не очень страшно, но впечатление портит.

Критичнее всего оно, пожалуй, с решением триксипроблемы — да, я догадалась, что хватило просто разговора, но этот стоило бы подчеркнуть, иначе читатель может запутаться. Также непонятен жест с амулетом. Зачем он вообще введен? Он ничего не дает рассказу. Мб разве что история героя продолжится, и это будет объяснено дальше.

Так или иначе — этому рассказу очень не хватает пояснений. Редко когда хочется советовать добавить описаний в рассказ, а не убрать, но тут именно этот случай.

И напоследок — еще один момент. Все-таки, чего такого страшного в том, что Трикси стала архимагом? Ну, пришла к власти, дальше что? Она не сделала ничего плохого ни в кадре, ни в упоминаниях, про исчезновение принцесс дается как “ну, есть такая версия”, народу откровенно норм и это специально описывается. С чего вообще с ней бороться? Я понимаю логику “совершить самую изящную кражу в мире”, но герой-то почему-то топит за благородную цель… а вот благородства в этой цели не видно.

В общем, я скажу так: это выглядит как черновой вариант хорошего рассказа. Если дописать все нужные описания и обоснования, уделить внимание эмоциям героев — будет хорошая вещь. Интересно ли автору за это взяться? Не знаю. Но я бы посоветовала.
Мини-ответНасколько я помню, в тексте не упоминается что герой преследует некую «благородную цель», и это кража ради кражи. Плюс, я старался избежать излишней конкретизации чтобы у читателя не складывалось ощущение собственной умственной неполноценности. Происшествие с принцессами и домыслы инсайдера послужили мнимым поводом для её реализации. Если это всё правда — своей выходкой он спасёт страну. Если нет — то хоть потешит своё эго самой необычной кражей в собственной истории.
И да, я специально никак не описывал тайм тревелинг, потому что всё внимание было сосредоточено на другом.
Отзыв от Wild_duckМне очень приглянулась последняя часть, где один из воров предназначения пытается отвести будущего учителя Трикси подальше от нее. Но я так и не понял: они только перенесли неизбежные события, или полностью от них избавились?
Мини-ответЯ постарался в конце описать выступление в конце… кажется пятой серии третьего сезона.
Prompt #130: “Все только начинается” от Аналитической Трикси“С приходом нового дня мы
Все умрем…
С приходом нового дня мы
Все начнем…”.
— Ника Ленина, “STYX HELIX”

Вот и все, что осталось. Как и всегда. Безбрежная пустота и острые звезды, а посреди бесконечных звезд — я. Свернувшаяся в клубок побитым жеребенок, обняв задние ноги, укрытая с ног до головы лиловым плащом. Осталось разныться в сопли… да только слезы уже иссякли.

Великая и Могущественная Трикси. Так звали меня всегда. Великая… Могущественная… а толку?

Очередная звездочка сорвалась из пустоты, метя в мое безвольное тело, и утонула в складках плаща. По выцветшему с годами шелку уже раскинулись целые созвездия, но она все не унималась. Моя бессменная мучительница, игрок по ту сторону стола. Пожирательница грехов, свидетель каждого неосторожного шага…

Кажется, ее всегда звали Найтмер. Теперь же звать ее некому, кроме меня — а я не хочу.

К сожалению, желание Трикси никогда не было для этой твари законом. Не видя сквозь надвинутую под плащом шляпу, я чувствовала — звездная темнота вновь распахнулась мириадами глаз. Самое время раздаться этому мерзкому голосу.

— Ну что, Великая и Расплющенная? — отвратительный резонирующий звук втекал в череп словно кислота, галлон за галлоном. — Не устала еще обижаться и ныть?

Я, как и всегда, решила проигнорировать. Найтмер, как и всегда не ушла. Выждав… да пофиг, сколько, я уж давно потеряла счет времени — она продолжила. Еще одним потоком омерзительных звуков:

— Не делай вид, что не слышишь и не понимаешь. Я знаю, что ты не дурочка… по крайней мере, не настолько. Ты ведь можешь теперь буквально все! Ты победила, Трикси. По-бе-ди-ла! Ты можешь одним взмахом копыта воссоздать тот мир и выложить себе дорогу…

—… даже если я выложу путь кобыле в трещину огнями размером с солнце, ты все равно туда не отправишься. А больше я уже ничего не хочу, и тебе, лгунья, это прекрасно известно!

Я едва не испугалась звука собственного голоса — настолько давно он не разносился по пустоте. Все-таки, стерве удалось пробудить остатки моего ехидства… и она не промедлила этим воспользоваться:

— Ну и кто из нас теперь лгунья? — голос Найтмер сочился удовольствием. — Ты все еще живее всех живых, Великая и Опущенная! И все еще хочешь что-то исправить. И вот это — именно то, что действительно прекрасно известно и мне, и нам обоим.

… и как бы не хотелось плюнуть в эту вездесущую черную рожу, Найтмер была права. Я действительно хотела… но не могла.



Эта игра повторялась раз за лягучим разом, и расстановка была очень проста.

Есть игрок — кобылка-единорожка, наделенная безграничным магическим даром. На другом конце стола — Найтмер, воплощенная тьма. Ставка — безраздельное могущество. Игровой стол — планета Эквус, а точнее — государство Эквестрия. Казалось бы, в чем может быть проблема?

На самом деле, ответить несложно. Если игрок проигрывает, какая ни идет карта — проблема находится в игроке. И этим игроком была я.

Тщеславие и гордыня — мои извечные старые шрамы. Их оставили мне в наследство родители, пусть этих пони и нельзя ни в чем обвинить. Не всем повезло в жизни, не все знают, что детей неплохо хотя бы попытаться воспитать… Тем более, не все знают, что их любимая дочка станет жертвой бесконечной игры.

К сожалению, это не делало положение лучше.

Все происходило одинаково, раз за разом. Звезды. Пророчество. Темный десант с луны. После легкой победы все, конечно же, садятся пировать…

Они не знают, что на этом игра только начинается.

Я назвала Найтмер воплощенной тьмой. На самом деле, это не очень верно. На любую тьму всегда найдется палящий свет, но эта тварь была хитрее. Найтмер жила во всех и каждом, втекала туманом в любую щель, нашептывала и сводила с ума… и особой, отдельной проблемой была магия.

Всем известно, что с магией шутки плохи. Всем известно, что великая сила надежно сводит с ума. Что известно не всем — то, насколько с ростом силы это становится просто.

Здесь я и ломалась. Я… я слишком хотела всех спасти.

Казалось бы, чего плохого в том, чтобы желать славы и уважения, особенно — за такую мелочь, как спасение мира? Но именно это стало брешью, в которую раз за разом разила Найтмер.

Я не могла доверить эту борьбу другим. Брала всю ответственность, а с ней и всю силу на себя. И чем больше я брала, тем Найтмер становилась сильнее — принуждая взять еще и еще…

Все заканчивалось как всегда: безбрежная пустота и острые звезды. Мы с Найтмер, неспособные нанести друг другу вреда… Остальные, раз за разом, умирали все.

И что больнее всего — раз за разом умирала она.

… школа для одаренных единорогов. Соседняя парта. Самый придурошный способ знакомства из всех возможных: “Гляди, заучка, а у нас цвет глаз одинаковый!”. Ей так трудно было общаться, так трудно было учиться одной в этой огромной школе… Я просто не могла не встать рядом, согревая ее своим сиянием.

Совместные посиделки в кафе, чтение вдвоем одной книги — так начиналась и продолжалась наша дружба. Пусть она и тянула едва-едва школьную программу, мы всегда оставались вместе. Это всегда было неизменно.

Впрочем, ляганная жизнь слишком любит разнообразие. Умирала она всегда по-разному. Здесь неизменна была только боль, пронзавшая душу при очередном взгляде в безжизненные глаза. Того же самого, что и мои, цвета.

Больнее всего было тогда, когда умирала она — и Найтмер прекрасно умела это учинить — от взмаха моего копыта. Хотя… кому я вру, себе?.. она умирала от моего копыта каждый раз.

Всегда готовая прийти на помощь, погруженная в книжный мир и совершенно бескорыстная… Мне ни разу не удавалось ее спасти.

Раз за разом, в конце каждой из бессчетных игр, я оставалась одна.



Я вернулась из мира грустных воспоминаний, когда в плащ ударил разом целый звездный дождь. Найтмер явно обрадовалась, что меня удалось растормошить, и не планировала давать мне провести в оцепенении еще одно тысячелетие.

— Эй, Великая и Потерянная! Не спать! Ты ведь знаешь, что в конечном счете все придет ровно к тому же. Зачем ты тянешь?

Я проигнорировала. Она сделала вид, что это задело ее за живое:

— Какая наглость — класть свой унылый хвост на слова властительницы тьмы! Эх, почему же мне не достался какой-нибудь другой оппонент, а только эта стенающая размазня…

Я открыла рот, чтобы послать многоглазую занозу-в-крупе туда, где алмазные псы не срали… и вдруг закрыла обратно, пораженная внезапной идеей. Тварь была хитра — но и меня не зря все звали Великой.

Пытаясь уколоть сильней, тварь совершила ошибку. И теперь распробует ее на все сто.

Пустота колыхнулась, словно набитое звездами желе. Мириады глаз воззрились на меня — вставшую во весь рост, улыбнувшуюся прямо в эти бесконечные глаза.

— Неужели, в тебе еще осталась капелька храбрости, Великая и…

— Оставь свои глупые шутки при себе! — отмахнулась я. — Да. Твоя взяла, Найтмер. Я начинаю новую игру!

Не дожидаясь ответа, я собрала для заклинания всю свою мощь. Плащ и шляпа обратились в дым, волосы взметнулись, влекомые незримыми потоками сил. Глаза вспыхнули безбрежным сиянием…

— Только на это раз правила будут другими!



… зрение, наконец, вернулось, и я с шумом втянула воздух, которого не чуяла уже тысячи лет. Шляпа. Плащ. Позади — уютный деревянный домик на колесах. Впереди — дорога.

Дорога, ведущая в Понивиль.

Я не стала снова мучить себя началом. Найтмер поддастся в первом бою — это и так очевидно. Вокруг, несомненно, был день, значит, с вечной ночью возникли проблемы. Я была права.

Воодушевленная, я отправилась вперед.

… к вечеру сцена была уже собрана. Объявления — расклеены, так что толпа тоже уже собралась. Я прошлась по ней взглядом… Да! Да! Дискорд меня побери, да!

Она пришла.

Я едва не утонула в ее глазах, так напоминающих мои. Я едва не завизжала от радости, увидев, как плещется в них сила — та самая сила, которая еще совсем недавно принадлежала мне. Но все же — едва.

Первая часть плана явно удалась, и теперь пришло время для второй. Как бы она ни была тяжела…

Я выпрямилась вновь — как тысячелетия тому вперед. Наполнила свой взгляд наибольшим презрением и самодовольством, что смогла наскрести, выжгла из него малейшие признаки узнавания…

Время показать ей, как скверно быть гордой и тщеславной.

Найтмер хорошо изучила меня… но теперь против нее встанет новая сила. Лишенная моих, известных ей, недостатков. Тварь привыкла побеждать, и теперь точно уверена, что победит и вновь, раз я отказалась от собственной силы. Уверена, что я признала поражение и закончила свою игру…

Да, возможно, теперь это и не моя игра. Поставьте на мне крест, распните и хорошенько удобрите мою могилу. Плевать. Я смотрю в эти бесконечно прекрасные глаза и твердо знаю одно — игра еще далеко не завершена.

Я знаю — все только начинается.
Отзыв от Wild_duckПримерно этого я и ожидал, увидев тему этого промта. Фанфик очень неплох. Он вызывает у меня очень положительные эмоции, особенно в последней сцене встречи тех самых глаз, что вечно сопровождают Трикси.
Отзыв от зовущегоАскетаЭто не та Трикси, которую мы знаем. Точнее не столько не та, сколько несколько другая. Здесь она ведёт игру, которую раз за разом проигрывает в одиночку, пока не решает вместо славы и силы передать роль игрока кому-то ещё. Игра. Возможно, это неприятная для тебя черта, Джинджер, которую ты иногда замечаешь в том, что тебе нравится — прорабатывать вещи, которые по твоей задумке не должны быть так проработаны, и в результате привлекать внимание к тому, к чему внимание не особо должно привлекаться.
Концепт игры интересен. Момент жертвы, в которой Трикси эгоистично передаёт своей “любви” роль игрока — не особо. По крайней мере, в моих глазах…
Черновики, недописанные рассказы, задумки — в эту ветку (под спойлером)
Обсуждение прошедшего экспромта
Чатик
Мсье Cypher — достойный человек и талантливый художник, воистину.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.