RPWP-38 "Кинематограф в Эквестрии". 8 рассказов



Начиная с 17:00 по московскому времени, все рассказы публиковались в Тумблере, а теперь публикуются здесь. Каждый рассказ является отдельным комментарием первого уровня, в комментариях к комментариям — обсуждение.

Следующий пони-экспромт начнётся в среду, 11 июня, в 10:00 по московскому времени.

Напоминаем о нововведении, предложенном на прошлом экспромте. Бывает так, что автор усиленно трудится над историей к экспромту, но по той или иной причине не может её закончить. Теперь, чтобы эти идея не пропадали зря, в каждом закрывающем посте будет создаваться отдельная ветка для таких вот работ. Желающие прикрепляют свои рассказы в комментариях к данному комментарию верхнего уровня (убедительная просьба прятать рассказы под спойлер!). Другие участники и читатели могу высказать своё мнение по таким работам или даже продолжить их.

И не забываем голосовать за следующую недельную тему!

NB: Пожалуйста, не оставляйте комментариев на первом уровне. Комментарии первого уровня в этом посте — только для рассказов.

137 комментариев

RPWP-38: «Шоколад „Эквестрия“ от Ann_Butenko — Итак, вы снимаетесь в рекламе шоколада “Эквестрия”. Ты, Рэрити, должна будешь погрустить по поводу того, что ты ещё не попробовала самый вкусный и полезный шоколад, какой только может быть, а Твайлайт утешит тебя и потом протянет тебе эту безо всяких сомнений чудесную шоколадку. Можешь даже чуть-чуть поплакать (что неудивительно, ведь наш шоколад “Эквестрия” одобрен самой принцессой Селестией, отчего наша продукция стала на двадцать процентов слаще и качественней). Так как я хочу, чтобы всё выглядело естественно, текст вы можете продумать сами, самое главное — хвалите то, что рекламируете. Можете даже приукрасить чуток, это делу не повредит. Готовы?
Единорожка и юный аликорн кивнули. Камера посмотрела прямо на них, и Твайлайт вдруг захотелось сказать, что шоколад их, в общем-то, резина, покрашенная в чёрный цвет, а орешки и изюм похожи скорее на пластилин, чем на настоящие сухофрукты, но сказать хоть что-то она не успела — Рэрити внезапно бухнулась на колени перед камерой и прорыдала, заливая слезами помещение:
— О, Твайлайт!.. Где же тот чудесный шоколад, о котором все разговоры и помыслы, где же радость моя и счастье моё, где же это чудо наяву, где же этот прелестнейший вкус и пречудеснейший аромат, где же, где! О-о-о… Я не смогу жить дальше, если не попробую хоть малюсенький кусочек! Он нужен мне как воздух, даже больше, даже больше-е-е! — белая единорожка отлипла от камеры и подползла к своей подруге, потрясая передними копытцами. — Пожалуйста, Твай, скажи, что он у тебя есть!!!
Твайлайт вздохнула и закатила глаза. Подняв шоколадку магией, она отлеветировала её в копыта Рэрити, которая издала радостный визг.
— Я счастлива дать тебе эту вкусную шоколадку, Рэрити, а теперь успокойся, забирай свои самоцветы и пошли уже отсюда, — пустым бесцветным голосом проговорила Твай, постукивая по полу копытом.
— Нет, нет, нет, Твайлайт, это делается не так, — прервал учёную пони режиссёр. — С улыбкой, с радостью! Ты же СЧАСТЛИВА дать своей подруге “эту вкусную шоколадку”, а выглядит так, как будто ты умрёшь через пять секунд и все мирские заботы тебе теперь чужды. Ты должна заразить зрителя улыбкой, да такой, что бы он сорвался с места и побежал в магазин за коробкой шоколадок! — режиссёр готов был лопнуть от восторга, но вместо этого он подскочил на месте и зааплодировал самому себе. — И потом, ты же не хочешь разочаровывать принцессу Селестию, которой ОЧЕНЬ понравился наш вкуснейший шоколад?
Последний довод подействовал на Твайлайт гораздо сильнее, чем призывы улыбнуться и порадоваться. Мгновенно ожив, она повернулась к Рэрити, которая всё ещё всхлипывала от горя и отчаяния, и буквально силой всучила белой пони прямоугольник в золотистой фольге. При этом с лица лиловой волшебницы не сходила озорная, счастливая и дружелюбная улыбка.
— Твоя мечта исполнилась, Рэрити! Теперь ты съешь самую вкусную, самую сладкую шоколадку в мире! Стоит тебе только попробовать её, как все проблемы отойдут на второй план, а солнце засияет ярче! Шоколад “Эквестрия” — такого Эквестрия ещё не видала! — проорала аликорн прямо в камеру, чуть ли не приплясывая. Запись кончилась и Твайлайт с облегчением вздохнула — всё было позади. Сейчас Рэрити заберёт свои алмазики — плату за труды — и они больше никогда сюда не придут, не будут рыдать и приплясывать, не будут есть резиновый шоколад, даже если он будет дважды одобрен Селестией и Луной. Всё будет хорошо, решила для себя Твай. А то, что её подозрительно весёлое поведение увидит каждый пони в Эквестрии… Это можно будет пережить. Лет двадцать-тридцать — и все забудут про этот дурацкий рекламный ролик. Осталось только запастись провизией, и найти повод не выходить из дома всё это время.
РецензияВ этот раз, в качестве эксперимента мы решили писать рецензию вдвоём. Carpenter и Feuerleiter.
— Можно похвалить то, как автор показал суть рекламного бизнеса: товар может быть сколь угодно плохим, но в рекламе его будут расхваливать и привлекать к этому звёзд.
— А мне был несколько непонятен образ Рарити, она снимается в рекламе ради самоцветов? Да она их сама накопать может, или Спайка попросить.
— Порадовала шутка о вечной жизни аликорна, вот уж точно, для Твайлайт 30 лет не срок, можно и переждать. В каком-нибудь бомбоубежище глубоко под землёй.
— А что в этот момент будет с Рарити она не думает. Опять дружбомагия прок… потр… В общем да, дружбомагия не раскрыта.
Качественная зарисовка. Особенно сказать нечего – ругать не за что; хвалить, ну, с юмором написано, слог приятный, но всё же это не тянет на полноценный фанфик, драбл, не более. Это нисколько не плохо, оно просто есть.
Понравилась.
очень… реалистично. реалистичные декорации истории, реалистичные реакции героев.
единственно — причиной для съёмки в этом несчастном рекламном ролике была нужда в горсти блестяшек? совсем не реалистично.

вот была бы это, например, «вещь из обязательного списка „что надо сделать, чтобы стать пони из высшего общества Кантерлота“», очень важная для Рэрити, а через неё — и для её подруг, я бы поверил. все сходят с ума по-своему, и стоит только найти катализатор…
Неплохо написано: стиль хорош, злободневно, с юмором.
Про недостаток мотивации у персонажей уже говорили: можно было найти причину, по которой Твай и Рэрити занимаются столь недружбомагичным делом. Но в-общем — забавно, понравилось.
Забавно)))
Зря Твайли волноется, никакую рекламу столько лет помнить не будут))Хд
RPWP 38: Сердце лабиринта mortiferagrigНемного от автора: это очень странный рассказ. Я просто сел и написал его. Я не знаю, о чем он и какая у него мораль. Если есть ошибки — простите, я был слишком увлечен. Приятного чтения!

Над Эквестрией поднималось Солнце. Синема Хуф, известный на весь Кантерлот владелец сети кинотеатров высочайшего класса, а по совместительству – единорог средних лет с уставшим взглядом, сидел и откровенно изнывал от безделья в своем кабинете. В мыслях своих, впрочем, он был далек и от своего места работы, и от столицы вообще. Его воображение рисовало ему картины отдыха на природе, и бизнеспони подумал, что не плохо было бы выбраться на пикник в этот уикенд вместе с Легендари, его новой подружкой из высшего света. Возможно, общественность и не одобрит такую фривольность, но… Когда в твоих копытах крутятся тысячи и сотни тысяч бит, тебя мало заботит мнение окружающих.
Размышления жеребца прервал стук в дверь. Резко выпрямившись и постаравшись предать себе уверенный вид, пони крикнул: «Войдите!». Его приказ был тотчас исполнен, и в просторный кабинет впорхнула Винди Скай, молодая пегасочка, работавшая у владельца сети кинотеатров секретарем. Блеснув своей фирменной улыбочкой, она непринужденным голосом сообщила:
— Мистер Хуф, к Вам там какой-то единорог. Говорит, что желает показать свой новый фильм в Ваших кинотеатрах.
Бизнеспони, услышав это, хорошенько задумался. С одной стороны, он обычно не принимал никого без предварительной записи, с другой – ему все равно нечем было заняться. К тому же, если фильм окажется успешным, то это сулит огромный доход всей компании в целом и Синема Хуфу в частности. Улыбнувшись своим мыслям, он сказал все так же непринужденно улыбающейся Винди:
— Пусть войдет.
Пегаска кивнула и исчезла за дверью, а уже через пару мгновений в кабинет, прихрамывая, вошел молодой, лет двадцати отроду, единорог. Его бурая шкурка была в каких-то пятнах и разводах, а светло-зеленая грива торчала во все стороны без какого-то порядка, вызывая стойкую ассоциацию со шваброй. Мистер Хуф, увидев посетителя, натянуто улыбнулся и кивком головы предложил тому присесть. Дождавшись, пока гость усядется на мягкое кресло, обтянутое красным кожзаменителем, деловой пони начал разговор в своей коронной официально-деловой манере:
— Итак, мне сказали, что Вы хотите меня видеть. Чем могу быть Вам полезен, мистер…
— Кэндл Вайс, — неопрятный единорог неловко улыбнулся. – Я снял фильм, и мои друзья сказали, что я должен непременно донести его до широкой публики…
— Итак, Вы здесь. Впрочем, как Вам должно быть известно, я всякий второсортный мусор в своих кинотеатрах не показываю. В Вашем фильме есть что-то, что может меня заинтересовать, как Вы считаете?
— О, конечно! Он называется «Сердце лабиринта» и…
— Постойте-ка, — Синема Хуф прервал речь собеседника движением копыта, — Вы сказали «Сердце лабиринта»? Я, кажется, где-то слышал это название. Он уже был в прокате?
Молодой жеребчик потупил взор, после чего несколько отрешенно ответил:
— Да, но только в узкоспециализированных залах для немейнстримного кинематографа.
— О, а теперь Вы, значит, решили выйти на большие экраны? – бизнеспони приободряюще улыбнулся. – Ну что же, похвальное стремление! Я уже хочу помочь Вам! Правда, мне все равно придется отсмотреть Ваш материал на пригодность к показу в моих кинозалах…
— Я все понимаю, — кажется, Вайс был обрадован таким стечением обстоятельств. – Пленка, надеюсь, Вас устроит?
С этими словами юный режиссер магией извлек из седельных сумок какой-то сверток и леветировал их на стол мистера Хуфа. Деловой единорог, не переставая улыбаться, произнес:
— Ну что же, я отсмотрю вашу киноленту и свяжусь с Вами. Если желаете, можете взять у Винди мою визитку.
— О, спасибо Вам, господин, огромное спасибо! – с этими словами Кэндл Вайс шмыгнул за дверь.
Дождавшись, пока его шаги стихнут, бизнеспони покачал головой – его гостю явно не помешало бы научиться самоуважению, если уж он метит в крупные режиссеры. Впрочем, это уже не его дело…
***
Солнце давно уже опустилось за горизонт, уступив место Луне. Ночное небо блистало мириадами звезд, приковывая к себе бессонные взгляды романтиков и мечтателей по всей Эквестрии. Синема Хуф романтиком не был, а все его мечты ограничивались мыслями о приближающемся отпуске, но в эту ночь ему тоже не суждено было уснуть. Работа в офисе была закончена, и он, устроившись на удобном диванчике у себя дома, магией готовил проектор к демонстрации фильма. Пленка с «Сердцем лабиринта» покоилась тут же, и вскоре ей суждено было показать себя. Наконец, все было готово, и деловой жеребец, поджав под себя ноги, приготовился наслаждаться зрелищем.
Первые несколько секунд фильма экран оставался черным и ничего не происходило. Мистер Хуф хотел уж было посмотреть, все ли в порядке с проектором, но тут заиграла какая-то классическая мелодия, а на темном фоне появилась надпись: «Сердце лабиринта». Когда она потухла, из динамиков послышался мягкий, приятный слуху голос: «Зачастую мы блуждаем в лабиринте, сами не подозревая об этом. Но так ли важно найти выход из него?». После этих слов владельцу сети кинотеатров крупным планом показали уже знакомого ему бурого единорога со светло-зеленой гривой. Похоже, это был тот случай, когда режиссер сам исполняет главную роль в своем фильме. Медленно поднявшись с земли, пони огляделся и пару раз моргнул. Вокруг него возвышались каменные стены, а над головой нависал массивный потолок. Стены, впрочем, не были однородны – в них зияло несколько проходов, в каждом из которых зияла тьма. Единорог направился к ближайшему из них, а голос из-за кадра произнес: «Он не помнит ни своего имени, ни своего прошлого. Он знает лишь одно – он должен найти в этом лабиринте сердце». Пока он говорил это, пони уже исчез во тьме. Через мгновенье ракурс сменился, и единственному зрителю этого фильма показали еще один зал, который был намного больше предыдущего и больше напоминал какую-то арену. В центре этого зала стояла молоденькая земная пони с привлекательными формами (впрочем, Синема Хуф про себя отметил, что Винди все же нравится ему больше), которую окружали несколько тварей, отдалено напоминающие страшно изуродованных пони. Их намеренья были понятны с первого же взгляда на них. В тот самый миг, когда одна из этих тварей приблизилась к кобылке на расстояние прыжка, в зал ворвался безымянный герой. Увидев девушку в беде, он бездумно бросился ей на помощь. Растолкав нападавших магией, он схватил земную пони за хвост и потащил к ближайшему проходу. Прежде, чем монстры успели очухаться, герои уже скрылись в темноте. Твари, глядя вслед своей «жертве», странно переглянулись, а один из них низким, спокойным голосом сказал: «Но мы ведь только хотели помочь!». Впрочем, пони уже не услышали его…
И снова новый ракурс. В этот раз перед главным героем и его спутницей предстала небольшая деревня прямо внутри этого странного лабиринта. Здешних пони, казалось, ни капельки не смущало их место жительства. Завидев пони, местные радостно встретили их, поздравив со спасением от глубинных тварей и предложив остаться на сколь угодно долгий срок. После этого шло несколько не связанных друг с другом сцен, в которых показывалось, как герой и его спутница обживаются на новом месте: вот единорог помогает детишкам снять мяч с соломенной крыши кузницы; вот земная пони помогает старушкам со сбором грибов и ягод; вот уже они оба созывают народ на собрание. Синема Хуф усмехнулся, заметив, как между главными героями появляется любовная линия. Наконец послышался закадровый голос: «Нашему герою нравилось жить в этой деревне, но он чувствовал, что каждый день здесь все больше и больше отдаляет его от конечной цели путешествия. И вот, наконец, в один прекрасный день он решает сообщить вождю о своем решении уйти». В кадре – тронный зал, где единорог объяснял большому пони, своими габаритами напоминающему принцессу Селестию, что он больше не может жить в деревне и что через неделю он уйдет искать сердце лабиринта. Вождь выглядел недовольным, он сказал, что сердца лабиринта не существует и что героя попросту убьют глубинные твари. Главный герой, впрочем, не желал ничего слушать и тогда большой пони сказал, что если единорог уйдет, то назад в деревню его уже не пустят. «Да будет так!» — закричал пони и пулей вылетел из покоев вождя.
И вот перед владельцем сети кинотеатров развернулась сцена, в которой безымянный герой складывает вещи в седельные сумки. Внезапно в кадре появилась его подруга, которая сообщила ему, что она намерена остаться в деревне. Единорог постарался переубедить ее, но она не стала даже слушать его аргументы. Земная пони ушла, а перед героем встала еще большая дилемма, ведь если он покинет деревню, то он потеряет любовь всей своей жизни. Однако он все таки решается, и уже в следующее мгновение перед зрителем этого фильма предстала немая картина: герой с седельными сумками бредет в сторону очередного прохода, а вся деревня молча смотрит ему вслед. Никто не смеет проронить ни слова. Наконец, экран потух, а голос, весь фильм сопровождающий зрителя, сообщил: «Долго блуждал безымянный герой, множество еще деревень посетил, но в каждой из них все заканчивалось одинаково: он уходил, а пони, совсем недавно души в нем не чаявши, больше не желали его видеть. Никогда. Так шли дни, за днями недели, а за неделями – месяцы. Наконец, в одном из проходов наш пони почувствовал какое-то странное тепло. Оно так и манило его к себе, и он не в силах был сопротивляться». Экран, наконец, посветлел, и Синема Хуф увидел своего старого знакомого. Видок у него был так себе – на лице появилась борода, а волосы в гриве и хвосте отрасли до впечатляющей длины. Перед ним стояло огромное растение с ярко-красным бутоном. Подойдя к нему, герой коснулся его копытом, и тут экран снова погас. Снова раздался голос повествователя, но на этот раз он сопровождался титрами: «Он достиг сердца лабиринта. Он терял друзей, отказался от мирной и спокойной жизни ради него, предал свою любовь, но он достиг сердца лабиринта. Но… Стоило ли оно того?». На этот раз тишина продлилась дольше, чем обычно. Наконец, голос произнес с какой-то странной иронией: «Зачастую мы блуждаем в лабиринте, сами не подозревая об этом. Но так ли важно найти выход из него?». И снова на экране кадры из начала фильма: единорог, очнувшись, медленно встает с земли и оглядывается. Он явно не помнит ничего из того, что происходило с ним на протяжении фильма…
На этом лента оборвалась.
***
Над Эквестрией поднималось Солнце. Пони всех рас и мастей спешили на работу, в школу, по делам. Один лишь Синема Хуф, успешный владелец сети кинотеатров, никуда не спешил. Он был напуган, напуган как жеребенок. Отчасти, его пугал фильм, который он посмотрел этой ночью. Впрочем, была еще одна причина для его суеверного ужаса. Пару секунд назад он обнаружил, что не может вспомнить ничего из своей жизни до того самого момента, как в ней появился этот Кэндл Вайс, и это ужасало его намного, намного сильней…

О выполнении/невыполнении модификаторов и персоналки ничего сказать не могу, ибо я до сих пор практически ничего в них не понимаю, так что уж простите, если что то забыл.
Модификаторы:
— Сделайте брешь;

— Иронический строй сюжета.
Персоналка:
«Артхаус и большой экран: перипетии Кантерлотских кинопленок»
Рецензия — А мне в целом понравилось выполнение модификаторов. Брешь присутствует в первой деревне. Ирония в тексте прослеживается. Тема — формально раскрыта. Замечания в основном к качеству проработки сцен. Советую попробовать написать тот же рассказ, но не за 2 часа а за хотя бы 2 дня, лучше больше.
— В частности, довольно сомнительной выглядит ситуация, когда к бизнесмену с мировым именем приходит режиссёр со стороны, и в ходе диалога, укладывающегося в десяток реплик, пристраивает свою киноленту. В реальности, думаю, ему предложили бы недели три подождать своей очереди, а непосредственно в разговоре приняли куда менее благодушно, чем в этом рассказе.
Также несколько наивной выглядит столь эффективная позитивная реморализация. Ну, не мог один фильм перевернуть взгляды на жизнь у прожжёного дельца, да ещё до такой степени. Возможно, заставил бы задуматься, но не более.
М-да, с рассказом я откровенно схалтурил. Было бы времени побольше или тема не столь далекая от меня… Впрочем, это уже отмазки. Просто в следующий раз надо будет постараться. Благодарю за критику, со всем согласен, все по делу.
Средне.
Для артхауса, описанный фильм не достаточно бредовый и наркоманский; описание фильма неплохо бы разбить на абзацы, для лучшего усвоения, ну а концовка с потерей памяти у Синема Хуфа кажется такой притянутой и нелепой, что и сказать трудно.
Головопушка не впечатлила.
Написано хорошо, но вот к внутренней логике есть несколько претензий.
Детали. Мало деталей. С одной стороны, идея неплоха имеет место быть — а с другой стороны, подана слишком прямолинейно. У фильма передан сюжет, но не настрой и эмоциональный отклик.
Почему-то мне показалось, что на месте Кэндл Вайса гораздо лучше смотрелся бы Дискорд. Подобные парадоксы как раз в его духе.
Недосказанно. Но потенциал у идеи есть.
RPWP 38:«В поисках сценария» от CrushDashДля RPWP-38 от CrushDash
Внимание! Превышен лимит написания на 18 минут.
Внимание! Автор реабилитируется после долгого творческого застоя и страдает крайней нехваткой идей.
Рассвет. Над горой возвышалось солнц. Сегодня – первый день работы в киностудии. В сердце Лиры затрепетало. Именно сегодня ей давался шанс раскрыть свои знания, ведь фильм должен быть отснят по ее фетишу – по людям, загадочным не магическим существам.
По мощенной, слегка покрытой снегом, дороге цокали копыта плотно одетой Лиры. На ней было пальто, шарф и шапочка – зима на дворе. Кантерлотская киностудия была ой как далеко — мало места осталось в городе. Суеты пока что еще не было – новоиспеченный сценарист специально решила пойти пораньше. Толпы пони всегда бывали причинами для опозданий в столице.
А вот и оное – новая киностудия предстала перед Лирой. Это было довольно большое строение из белого мрамора и черепковым козырьком над входом. За окнами виделась различная студийная аппаратура.
Единорожка открыла дверь и пошла по намеченному вчера пути. Тогда Лира шла на собеседование. Постучавшись, она вошла в кабинет к руководителю. Там ее встретил синий единорог с черной гривой и в очках. По сути, он был типичным офисным пони, словно его занесло прямиком с Мейнхэттена.
— Добро пожаловать, Лира. Сегодня мы обсудим наш проект. Присаживайтесь.
Она присела на небольшой стулик и села по-человечьи.
— Итак, Хартстрингс, вы должны составить концепт сценария за три дня. Далее мы обсудим его и другие с другими сценаристами. Идите в ваш кабинет.
-Хорошо, – сказала единорожка, взяв ключ с брелком «38», и удалившись из комнаты.
Полдня Лира сидела и думала, изредка попивая чайку. В голове мелькали тысячи образов, сюжетов и вступлений. Но их было слишком много, чтобы выбрать лучший. После обеда она решила проверять идеи и сюжеты по различным критериям, но хорошего не нашла. То сюжет был слишком сложный, то клишированный, то бредовый, а идеи были одна хуже другой. К вечеру пони пошла обратно, к себе, надеясь найти вдохновение там.
Скомкав несколько листов, Лира вздохнула. «Не судьба, так не судьба; утро вечера мудренее» — вспомнила она фразы из энциклопедии мифов и уснула.
Завтрашним днем она даже не пришла в офис, а просто взяла блокнот и пару свитков, отправилась к Твайлайт.
Найдя в библиотеке семь книг и положив их в сумку, единорожка села за ближайший столик и бросилась выписывать материал из книг. Пытаясь перебрать материал и составить концепт, она остановилась: она вдруг осознала, что идей нет. Глубоко вздохнув, она отдала обратно книги и вышла на улицу в поисках вдохновения. Купив газету в киоске неподалеку, Лира бездумно покосилась на пейзаж. Снег веял хлопьями, тихо накапливались сугробы, а солнце было в зените, уже не в силах растопить снег. Единорожка отвела взор на газету.
— «Пшельша ведет репортаж с окраин Эквестрии» — не то, «Вышла новая книга про Деринг Ду» — потом почитаю, «СЛУХИ: Первый пони, реально побывавший в мире людей – интервью» — а вот это интересно! – Лира пролистнула пару страниц и нашла интригующую статью. Прочитав ее от корки до корки, даже вместе с рекламой, чего она никогда не делала, она пошла к себе.
Войдя обратно к теплу, единорожка стала собирать вещи – ее ждало путешествие к самому Эйнштейну. Этот единорог жил на Севере, еще севернее Кристальной Империи. Поэтому Лира собрала теплую одежду, письменные принадлежности, блокнот и еду. Запаковав это все в две большие седельные сумки и человеческий рюкзак, она пошла на платформу. На все это ушло порядка трех часов, ведь еда не из воздуха делается.
Сев на поезд и сложив багаж, Лира отправилась в Кристальную Империю.
Прошло три часа скучной езды по однотипному окружению, покрытому снегом. Лишь изредка мелькали темно-зеленые верхушки елей. Наконец, поезд остановился. Лира забрала свои сумки и вышла с платформы. (здесь исходит срок)
Посмотрев на карту, единорожка галопом побежала в сторону хижины великого ученого. Странно, но погода здесь стояла тихая. Сами жители говорят, что у них здесь очень переменчивая погода. Но одно не меняется – здесь всегда сыро. Натянув шарф на шею, Лира побежала из о всех сил.
А вот и хижина, если верить карте. Оная была даже не хижиной, а целым архитектурным произведением искусства: мраморные стены, ровненькая терраса и стальная крыша. Единорожке вспомнился тот домик из книги по людям. Словно он был срисован отсюда.
Пройдя по террасе, Лира постучалась. Было поздно, луна уже начинала всходить. Дверь открыл единорог в возрасте, носящий белый халат – путешественница сразу узнала в нем Эйнштейна. Они разговорились. За чаем Эйнштейн начал обсуждать жизнь людей.
— Многие думают, что человек — существо не магическое. Однако есть легенда, что однажды некий народ забрал к себе всю магию. Но она расселась: часть отдалась земле, часть улетела обратно к хозяевам. Третья же осталась в них. Так и повелось, что большинство людей не владеют магией. Да, частичка ее там есть. Но они ею не умеют пользоваться, словно новорожденные. И лишь несколько личностей на эпоху особо выделяются, предсказывая будущее или творя невероятные для человека вещи. Так или иначе, люди, в большинстве своем, не умеют жить с магией бок о бок. Именно поэтому у них развита техника – она им служит как частичный заменитель магии.
— Ага. А что вы делали в их мире? – записав что-то в блокноте, спросила единорожка.
— Скажу больше. Я – не пони, а человек, но человек особый. Я владею магией, но техникой и наукой увлекался. Настолько увлекся, что однажды построил одноразовый портал в Эквестрию.
— Вот это да… — удивилась Лира, чиркнув в блокноте.
— Только никому не говори! – шепотом добавил Эйнштейн.
Приехав на следующий день в Кантерлот, единорожка успешно сдала концепт. В тот же день пошли киносъемки.
Рецензия — Да, пока Черненко искренне думает что уничтожил Эйнштейна, тот в это время в Эквестрии с кобылками чаёк попивает. Ну давайте про сам фик:
— Больше всего в этом расскаже меня смущает суетливость. Понятно, что персонаж не обязан весь текст просидеть в четырёх стенах, и смена декораций нужна и важна. Но та частота, с которой Лира перемещается из локации в локацию, как мне кажется, не даёт читателю сосредоточиться на происходящем и погрузиться в атмосферу.
— Кстати на тему атмосферы — упоминание в первом же абзаце слова “фетиш”, оно здесь уместно?
— Понравилась то, как автор показал процесс работы над сценарием. Эти муки поиска достойной идеи, пожалуй, знакомы каждому. Другое дело, что меня немного смущает то, как Лира это делает Существуют ведь вполне действенные методики по придумыванию сюжета, которые она просто обязана знать, если устроилась в киностудию. А у неё получаются скорее метания из стороны в сторону в бесплодных попытках.
— И ещё про киносъёмки: в конце она только сдаёт концепт сценария и уже начинаются съёмки? Мда. Хотя в целом сюжет фика напомнил мне сюжет фильма “Адаптация”. Это было забавно, добавляются некоторые пропущенные эпизоды, но это только благодаря такому совпадению, сам текст этого не делает.
Немного режет взгляд манера изложения и подбор некоторых слов. Почти везде сплошные перечисления, как в описаниях, так и в действиях. Не лучший приём.
Сюжет, как бы сказать – никакой. Абсолютно. То что читать скучно, это манера изложения, но сюжета как такового и нет. Он вроде есть – поиск идей для сюжета, путешествие, встреча с пони-человеком – а на деле вышла кучка слабо связанных сценок. Бредово в общем вышло.
Идея творческого кризиса хоть и не нова, но сама по себе интересна и мне жаль, что реализована она была из рук вон.
Спасибо, мне пора реабилитироваться от бреда и кризиса, ваши советы мне в этом помогут.
Лира и человеки… Понравился момент, когда переполненная идеями Лира садится за сценарий, но не может ничего написать. Бывает, да.
Но вот к самому стилю изложения есть претензии: слишком быстрая смена декораций. В результате не чувствуешь цельности произведения, плюс ощущение, что тебя просто тащат по событиям. Не успеваешь прочувствовать. На мой взгляд, произведение только бы выиграло, будь превращено в диалог между Лирой и Эйнштейном, в котором они рассказали бы о себе и о мире.
RPWP 38: «Лучший друг» от morozoff7734В то роковое утро ничто не предвещало беды. Погода была умеренно отвратная, изливая ледяную воду на зонты прохожих, все время спешащих по своим делам в этом бетонном муравейнике, что по недоразумению мы называем Мэйнхеттен. Я и мой товарищ по несчастью прибыли на съемочную площадку, и нас сразу же отправили гримироваться. Благодаря невзрачному цвету нашей шерсти, мы легко перевоплощались в любого из этих напыщенных пижонов, боящихся помять свою смазливую мордашку, выполняя очередной идиотский трюк, придуманный садистом-режиссером на потеху публике.
Да, я и мой друг каскадеры, рискующие своими жалкими жизнями за других. И как меня только занесло на такую работу? Конечно, по молодости все это выглядит круто, адреналин бьет ключом, заставляя кровь кипеть в венах. Но со временем чувства притупляются и вот, ты обнаруживаешь, что тебе все совершенно безразлично, ранее доставляющая радость работа превращается в ежедневную пытку, где каждый день может стать последним.
В тот день надо было отснять очередной трюк на высоте. Выкрашенные в угольно-черный, надежно обвязанные веревкой, мы висели над площадкой. Все камеры направлены на нас, вот он, наш миг славы, о котором все равно никто не узнает. Именно тогда это и случилось.
Висевший по правое копыто от меня черный жеребец внезапно затрепыхал ногами, словно недавно вылупившийся птенец пытающийся научиться летать, и, как и он в этом не преуспевший. Словно завороженный, я провожал взглядом его тело, неправдоподобно медленно несущееся к земле. Мне показалось, что сердце пропустило один удар, совпавший с глухим ударом черного жеребца о дощатый пол. Во рту пересохло, мир вокруг потерял четкость. Мало понимаю что делаю, я спустился к нему, надеясь, что еще не все потеряно. Глупо. Никто не может выжить после такого падения.
Он лежал как поломанная кукла, ноги согнуты под неправильными углами, остекленевшие глаза смотрят во тьму, и только тоненькая струйка крови говорит о том, что это когда ты был живой пони. Сказать, что я был шокирован, было бы не верно. Мы оба знали на какой риск шли каждый день. Такие как мы нормальной смертью не уходят. Съемки приостановили, я просто стоял в стороне, наблюдая, как приехали специалисты и убрали тело. Потом приехали легавые, видите ли, им показалось очень подозрительным, что такой профессиональный каскадер мог недостаточно крепко привязать страховку.
Разумеется, не мог, именно так я и ответил инспектору, во время нашей с ним беседы. Угрюмый тип, также ненавидящий свою работу, как и я свою. Потратив полчаса моего времени, он, наконец, отстал, но потребовал, чтобы я не покидал пределы города до окончания расследования. Будто мне есть куда идти.
Раз работы не было, мне позволили уйти пораньше. Я смывал с себя краску, наблюдая, как ручейки стекаются в трубу, черные, словно мысли о так глупо погибшем друге. Вот только мысли так просто водой не смоешь, для этого требовалось что-то покрепче. Было уже пять часов пополудни, и я направил свои копыта в наш с теперь уже покойным товарищем любимый бар. Бармен приветливо кивнул постоянному клиенту, и вяло поинтересовался, что стало с приятелем. «Нет больше приятеля», – только и сказал я. К счастью, с вопросами он не полез, понятливый малый. Уже через минуту передо мной стоял стакан бурбона.
Заливая в себя стакан за стаканом, я поражался своим эмоциям, вернее полному их отсутствию. Сегодня у меня на глазах умер друг, с которым я работал всю жизнь. И ничего. Словно я тоже умер, где-то глубоко внутри. Стараясь хоть немного себя расшевелить, я закидывал в себя все новые и новые порции алкогольной отравы. Потом какая-то яркая кобылка присоединилась ко мне. Без задней мысли, я угостил ее выпивкой. И вот уже как само собой разумеющееся мы неровной походкой идем ко мне домой. Думал, может хоть это поможет мне отвлечься. Посмотрите на меня, сегодня на моих глазах умер лучший друг, а я тяну в постель первую встречную. Ненавижу себя.
Утро. Последствия бурного вечера колоколом отзывались в голове. Что ж, боль тоже чувство. Незнакомка уже пропала, надеюсь, не прихватив с собой что-нибудь из моей квартиры. Хотя нечего тут брать, не так много мне платят. Приняв немного “лекарства” и немного приведя себя в норму, я отправился на работу, ведь ее никто не отменял. Щурясь от омерзительно яркого солнца, двумя спицами пронизывающими мою голову острой болью через глаза, я топал к съемочной площадке.
На месте выяснилось, что съемки приостановили, пока не подберут нового каскадера. Не получив никакого задания, я отправился к своему шкафчику, где-то там у меня было запасено еще “лекарство”. Доставая глубоко запрятанную бутылку, я задел свой хлам и он лавиной скатился к моим ногам. Надежно зажатая бутылка, к счастью, была цела. Отставив ее в сторону, я начал разбор и сортировку содержимого шкафчика, решив раз и навсегда разобраться с этой грудой хлама.
На середине пути через эту груду мне попался фотоальбом. Каждый раз, получая новую внешность, мы делали снимок и помещали его сюда, пока нам это просто не надоело. Раскрыв его наугад, желая предаться воспоминаниям, я увидел вложенный между страницами белый конверт. Без особых мыслей, я раскрыл его и вытащил лист бумаги, испещренный мелкими кривыми буквами.
Пробежав взглядом письмо, я не поверил написанному. Прочитал еще раз. Потом еще. Кривая усмешка появилась на моем лице. Вот же поганец, получается, он, как и я, терпеть не мог свою работу. Но чтобы настолько… Да, он сам плохо закрепил свой трос, сам дернул его в нужный момент и прыгнул в объятья смерти. Блестяще сыграно, ни кто ничего не заподозрил. Своим поступком он хотел показать мне, лично мне, чего стоит наша жизнь. И у него получилось.
В тот же день я уволился с работы. Перед кабинетом начальника крутился какой-то малец, совсем молодой, еще не видевший жизни. Наверное, я когда-то выглядел также. Глянув на него с жалостью, я дал ему совет, от которого бы сам не отказался. Беги отсюда парень. Далее был разговор с начальством. Наглый толстяк, привыкший отдавать команды и не приемлющий отказа. Его лицо приятно смялось под моим копытом. Давно забытое чувство удовлетворения мелькнуло в глубине.
Захлопнув за собой двери, чувствуя за спиной вес всего своего барахла и немаленького выходного пособия, буквально выбитого из начальства, я смотрел на залитый солнцем город. Где-то там меня ждет новая работа и, наверное новая жизнь. Но сначала надо зайти в участок и показать им письмо. А также намекнуть на пару нарушений на съемочной площадке. Прощальный подарок так сказать.
Зеленый: 1. Жанр из списка на ваш выбор. Не зная, что выбрать, ткнул наугад. Выпал нуар.
Персоналка: Непростая жизнь каскадёра в Эквестрии.
Рецензия — Здесь определённо удалась атмосфера нуара. Общий мрачный фон произведения, самоубийство доведённого до отчаяния каскадёра, суровый детектив, пытающийся распутать это дело… И особенно сцена в баре, очень характерная для данного жанра и действительно удавшаяся.
— Ну, а я наверное просто не люблю нуар. Или нуар в Эквестрии. Тот случай когда ну совершенно не видно что всё в мире пони, замени на людей — ничего не изменится. От пони осталась только некоторая наивность текста, что в прочем, пошло ему на пользу.
— На мой взгляд, достаточно хорошо удалось раскрыть персонажа, и это при том, что в рассказе не названо его имя и нет практически ни одной его реплики. Но за счёт одних его действий и мыслей по поводу происходящего рисуется образ запоминающегося героя классических американских детективов.
Ответ на рецензиюнуар совершенно не согласуется с моим виденьем пони, ну не могу я представить все настолько мрачно, не свойственно им это и все. поэтому пони в рассказе действительно только для галочки. и один из излюбленных штампов нуара, курение, тоже не смог вписать, ну не корят пони, совсем. как не старался выдерживать атмосферу, все равно все в конце свелось к более светлому, хорошему. в любом случае это был полезный опыт и мне понравилось. спасибо =)
нуар совершенно не согласуется с моим виденьем пони

И тем не менее, на мой взгляд, у вас получилось. Мне очень вспоминался Эд Макбейн, когда я читал ваш рассказ. Понятно, что ассоциации штука непредсказуемая, но если бы вы не справились с атмосферой, я бы так не отреагировал.
Понравилось. Не прибавить, не отнять.
Замечательно. Только надо немного подправить орфографию и все.
У вас очень хорошо получился главный герой и взгляд на события его глазами. Рассказ понравился.
RPWR-38 «Смысл жизни» от TamopЦеремония вручения наград Эквестрийской Киноакадемии проходила как обычно: множество жеребцов в строгих костюмах, множество кобыл и кобылок в изящных и вычурных платьях, море света, чуть-чуть алкоголя и негромкая музыка. И двое единорогов-ведущих, умело держащих собравшихся в лёгком напряжении.
— …и в номинации «за лучшую режиссерскую работу» Золотая Катушка достаётся… достаётся… достаётся Синсиар Филингс за режиссирование фильма «Смысл жизни»!
Под хлопанье и топот сотен копыт миниатюрная темно-розовая земнопони с собранной в пышную причёску кудрявой гривой (её метка была скрыта под подолом воздушного зеленого платья) поднялась со своего места в середине зала. Коротко поклонившись на все четыре стороны, она направилась к сцене, по дороге приветствуя собравшихся высокими взмахами копыта, а то и быстро, но с чувством обнимая кого-то из встречающихся у неё на пути. Ведущие, не дожидаясь, пока она дойдёт до сцены, продолжали:
— Фильм «Смысл жизни» рассказывает истории пяти разных пони, живущих в совершенно разных местах, в совершенно разных эпохах, но объединенных одним: любовью к своим детям. Это фильм об ответственности и самопожертвовании, о героизме ежедневном и единовременном, о матерях, что любят и защищают своих детей – и готовы отдать свою жизнь ради них.
На этих словах земнопони, наконец, добралась до сцены и стала подниматься на неё под аплодисменты ведущих, которые в очередной раз были подхвачены всем залом. Добравшись о единорогов, она обменялась с ними аккуратными поклонами, поочерёдно обняла их и начала свою речь, обращаясь к залу:
— Для меня большая честь стоять сегодня здесь, перед вами. На самом деле, это не только честь, но и показатель того, что идея, о которой рассказывает наш фильм, близка столь многим, что её можно без сомнений назвать верной, — на этих словах из зала послышались выражающие согласие и поддержку крики, вроде «всё так!» и «мы с тобой, Синсиар!» — об идее, выражающей саму суть материнства: мать никогда не допустит, чтобы её жеребенку был причинён вред – и даже пожертвует собой, чтобы спасти его…
* * *
Повозка такси неспешно увозила Синсиар Филингс от Главного Мэйнхэттанскго Кинозала, в котором проводилось награждение. Вечерняя прохлада умиротворяла, а стоящая рядом с пони коробка с «Золотой Катушкой» — позолоченной бобине с начавшей разматываться кинолентой, на подставке из красного дерева – направляла мысли в давно знакомое русло. Синсиар поглаживала коробку кончиком копыта и смотрела по сторонам, выхватывая взглядом из вышедших на вечернюю прогулку пони жеребят с матерями… И снова и снова думая о своём жеребенке, которого она не смогла спасти. В который раз где-то в глубине неё появилось чувство, что всё могло быть иначе, что она могла спасти своего меньшего, два года назад упавшего со смотровой площадки на крыше самого высокого небоскрёба Мэйнхэттана. Она могла – нет, она должна была это сделать: преодолеть страх высоты, перескочить через ограждение, схватить зубами своего жеребенка и перекинуть его через ограждение обратно, даже несмотря на то, что карниз не был рассчитан на вес взрослого пони… Несмотря на то, что она сама бы упала – и неминуемо разбилась. Её тогда сковал страх, и в оцепенении она могла только смотреть, как порыв ветра сдувает с края карниза того, в ком она видела смысл своей жизни… Об этом была первая история её фильма – об этом был весь её фильм – об ответственности и самопожертвовании. О смысле жизни. Вот только в фильме история закончилась совсем иначе.
Глубоко вздохнув, Синсиар постаралась закутаться в своё вечернее платье и, обхватив себя передними ногами, прикрыла глаза. Она не спасла своего жеребенка. Она чудовище.
Такси всё так же неспешно везло её на окраину города – домой. Домой.
* * *
Войдя в дом, Синсиар устало вздохнула и, закрыв входную дверь, на минуту присела возле неё. День выдался чересчур выматывающим и суматошным, даже для столь выносливой пони, как она, привыкшая с утра до ночи работать на съемочной площадке. Собравшись с силами, она поднялась и пошла вглубь дома, на ходу избавляясь от заколок, удерживающих причёску, от деталей дорогого, но стесняющего движения платья – от всех этих кусочков маски успешной и уверенной в себе пони. Коробка с престижной наградой осталась лежать рядом с корзиной для зонтиков, набор украшений от известного ювелира – рядом с пиалой с источающими тонкий аромат сухофруктами, туфли на лентах – у подножия лестницы. Синсиар тихо поднялась на второй этаж и, пройдя по коридору, остановилась у приоткрытой двери в небольшую детскую комнату. Здесь всё оставалось таким же, как и два года назад… Синсиар просто стояла у двери, не заходя внутрь, и ни о чём не думала, а в е сердце медленно заползала пустота.
— Здравствуй, моё чудовище, — тихо раздалось позади неё.
Синсиар медленно развернулась.
— Здравствуй, мой монстр, — столь же тихо ответила она.
Массивный единорог черного, с рыжим отливом, цвета шерсти стоял на другом конце коридора и спокойно смотрел на неё. Синсиар какое-то мгновение медлила, но всё же первой сделала шаг навстречу – и на середине коридора они встретились. Обнимая своего мужа, его словно вырезанные из камня плечи и шею, она наслаждалась чувствами покоя, защищенности и уверенности, и её сердце было заполнено любовью, а не пустотой. Она не спасла своего жеребенка – но она осталась жива сама, она осталась в жизни мужа и трёх старших своих жеребят. Она заплатила огромную цену, и ей нести память об этом всю её жизнь – но то, что у неё было, стоило того.
— Пойдём, — единорог с сожалением расцепил объятья и потянул её за собой, — посмотри на девочек. Они такие милые, когда спят.
Синсиар Филингс не сдерживала улыбку. Она была уверена в своих чувствах, и она была уверена в смысле своей жизни.
Модификаторы: “Три акта”, “Противопоставление контридеи центральной идее-ценности”.
Персональная тема: “Церемония вручения наград Эквестрийской Киноакадемии”.
Рецензия — Это рассказ наверное мне понравился больше всего в экспромте. Здесь правильно применены модификаторы, здесь раскрыта тема. Этот рассказ можно просто внезапно где-то найти, прочитать и получить удовольствие, задуматься о заложенных в нём идеях. Мне действительно сложно выделить в тексте какой-то отдельный фрагмент…
— В этой истории, помимо, разумеется, очень впечатляющей основной идеи, меня зацепило то, о чём Синсиар Филингс снимает свой фильм. Исторю о простых и на первый взгляд непримечательных пони, которые на самом деле являются самым значимым в мире. Мать — это святое. И их ценность просто нужно показывать, особенно учитывая, как страшно меняется отношение к материнству во всё более индустриальном обществе.
— Это так, но ещё мне понравилось как показали образ отца, даже не называя имени, одним только словом, нарисовалась законченная картина семьи. Причем не сахарная из пряничного домика, а вполне себе живая, преодолевающая трудности, вместе.
— Да. И при этом, несмотря на страшную трагедию, случившуюся в этой семье, их любовь не дала трещину. И даже в этих «Здравствуй, моё чудовище» чувствуется тепло и нежность. В конце концов, что бы ни случилось… «И в горе, и в радости», верно? Это настоящие чувства и настоящая семья.
в обмене фразами «Здравствуй, моё чудовище» — «Здравствуй, мой монстр» пытался показать поддержку от мужа, ведь Синсиар сама считала себя «монстром» — или, по крайней мере, сравнивала себя с ним; муж же помог принять это самоназвание, это самовосприятие. к сожалению, в тексте от этого осталась только пара легких намеков…

и, кстати, я внезапно осознал, насколько мне понравились говорящие имена. «Синсиар Филингс» = «уверенные чувства».
в тексте от этого осталась только пара легких намеков…

Да, но… Этой пары намёков хватило. Для меня это один из самых сильным моментов в фанфике. У Синсиар Филингс очень хороший муж…

Вспомнил вопрос, возникший у нас с Карпентером после прочтения. Вот главная героиня едет с церемонии награждения на такси, хотя вроде бы звезда, гениальный режиссёр, такие обычно на лимузинах рассекают. У нас мнения разделились: с одной стороны, вроде бы не по статусу знаменитости такого уровня уезжать на такси, с другой — она сняла фильм о простых пони, об обычных кобылках-матерях, а значит просто должна соответствовать им и быть такой же простой. Ты вкладывал в этот момент определённый скрытый смысл? Или мы ищем глубинный смысл там, где его нет?

А так, от себя хочу сказать (на объективность не претендую), что это один из двух лучших фанфиков этого экспромта. И кто был в этом треде, но не прочитал, тот редиска.
ну… в такси проще ощущать чувство вины. никаких страшных тайн, увы)
И никакого социального подтекста?! Ни одной страшной тайны?.. Эх)
Но вообще логично.
Печально. Хорошая история, грустная, но хорошая. Понравилось.
«Печально»? стремился показать, что в итоге печали нет — память, осознание, но не печаль.
Сильный рассказ. Печально-светлый. Вам удалось написать на непростую тему (которая, к сожалению, частенько становится объектом эксплуатации для мелодрам в худшем смысле этого слова) простыми, но искренними словами. Очень понравилось.
Жеребенок, упавший с неогороженного(!) карниза смотровой(!) площадки? Шта?
Ну ладно, пусть будет ситуацией для драматической составляющей, хотя и весьма натянутой. Зато порадовал трезвый вывод, на основе неумолимой арифметики — сильный ход! <цинизм>… она могла только смотреть, как порыв ветра сдувает с края карниза того, в ком она видела смысл своей жизни… Пфф, ой да ладно, у неё же таких смыслов еще аж целых три (ну и +1)</цинизм>
Сюжет короток и скучен — так прям и просится развитие как минимум втрое против оригинального размера, качество текста — отличное.
Жеребенок, упавший с неогороженного(!) карниза смотровой(!) площадки? Шта?

ಠ_ಠ
площадка огорожена, но за ограждением начинается карниз — который не предназначен для нахождения на нём; жеребята же могут пролезть хоть куда и хоть как.

<цинизм>

обычно на такое говорят «это (спасение ребенка даже ценой собственной жизни) заложено в инстинктах».

Сюжет короток и скучен

короток — да, можно было бы разогнать и на 10к слов, и больше, но тут формат всё же иной, поэтому я не стал развивать не-основные направления. и воды доливать не стал. хотя вообще, бывает, иногда хочется переписать ту или иную «зарисовку» в большем объёме.
скучен… зависит от восприятия и от того, что ты ищешь в тексте. старался выделить с полдюжины идей, но если ни одна не зацепила — ну что ж, очень жаль, что не попал.
Очень жаль, что из-за этого кхм… формата сливаются очень неплохие идеи. Отличная возможность по полной раскрыть эмоции и мысли главной героини рубится условиями этого конкурса. Уверен, что тебе более чем удалось бы создать годную психологическую драму, ну а так… Какой шикарный момент душевных переживаний можно было бы извлечь из более развернутого диалога героини с мужем, идея с «именем» очень хороша. Но проклопана. Рассказать о последствиях трагедии и как они отразились на остальных членах семьи, как трагедия повлияла на дальнейший уклад жизни героини и как привела её к тому, кем она стала и чем занялась. Ну а уж предыстория так прям сама просится! Жаль, но ни одна из задуманных тобой полудюжины идей так и не реализовалась, в итоге цеплять оказалось просто нечему.
Я на твоем месте не расходовал бы силы попусту, а взялся бы переработать эту вещицу всерьез, ибо потенциал огромен!
RPWP 38 «Цифровой сон» от Inquisitor864Черный лимузин стремительно мчался по улицам ночного Мэйнхеттена, рассекая ночь светом ярких светодиодных фар. Внутри звучала приятная мелодия восточной музыки, навевавшая мысли об очаровании цветущей сакуры. Мимо проносились голографические вывески дорогих магазинов, кафе, ресторанов, эмблемы фирм на фасадах офисных зданий. И чем ближе машина приближалась к конечной точке своего маршрута, тем красивее становился ночной город. Высокотехнологичный город цифровых грез.
Бордовый единорог телекинезом взял со столика в центре салона аккуратную чашечку сакэ. Его попутчик, закончив делать пометки в своем смартфоне, последовал его примеру. Сделав по глотку, они вернулись к беседе, начатой еще в аэропорту.
— Итак, господин Накадзима, поздравляю вас с успешным заключением контракта с нашей студией! Для нас большая честь работать с таким известным писателем как вы и мы будем рады выполнить любые ваши пожелания.
— Для меня тоже большая честь сотрудничать с такой крупной корпорацией как ваша, — ответил молодой кирин лазурной масти, — Всегда приятно знать, что большой бизнес поддерживает высокое искусство кинематографа и к тому же, интересуется нашей литературой. Для меня было сюрпризом, когда я узнал, что ваше руководство решило экранизировать мой недавний роман.
— Ваша страна сейчас на пике технологического развития. И при столь стремительном движении вперед по лестнице прогресса сумела сохранить почти нетронутой свою богатую самобытную культуру и искусство, — жеребец сделал еще глоток и закусил роллом Норимаки, — А вы как раз один из тех, кто наиболее точно сумел передать эту уникальную черту своей родины.
-Ну, зачем так пафосно, — восточный гость смущенно улыбнулся, — Я просто хотел показать родные края такими, какие они есть, показать красоту технологии и то, что она может.
— И у вас это хорошо получилось, — отметил пони, — Жаль в суматохе трудовых будней мне не всегда удается погрузиться в мир вашей новой книги. Не можете мне слегка приоткрыть завесу тайны и сказать, в чем же суть ее, в чем ваша идея?
— Реальность, мой бордовый друг. Ее суть и облик в эту завораживающую иллюзорными красотами цифровую эпоху. И то, насколько далеко могут завести нас желания создать идеальный и безоблачный мир.
— Звучит интригующе! Уверен, у нашего режиссера и его съемочной группы получится передать атмосферу вашего произведения. Все концепт-арты, текущий вариант сценария и профили актеров уже отправлены на вашу электронную почту. Если у вас будут какие-либо замечания или вы захотите что-то изменить, дайте знать помощнику режиссера и вы сможете все обсудить с художниками и сценаристами.
Проехав мимо здания Мэйнхеттенской фондовой биржи, роскошный автомобиль плавно въехал на парковку гостиничного комплекса корпорации. Роботы-носильщики в сопровождении коридорных оперативно переложили весь багаж иностранного литератора на антигравитационную тележку, после чего сразу же направились в номер, дабы завершить последние приготовления к въезду туда важного гостя. Бордовый единорог и его восточный гость последовали за ними в кабину гипер-лифта, поднявшего их указанный жеребцом этаж. Лифт остановился на самом верху небоскреба, уровне апартаментов элитного класса.
— Я заранее снял для вас один из пентхаусов, чтобы вы могли отдохнуть и насладиться видами из окон с наиболее удачного ракурса. Если вам что-то понадобится, к вашим услугам ресторан, бар, ночной клуб и кинотеатр. Все нужные номера уже введены в коммуникатор. О сетевых подключениях и головидении можете не беспокоиться, все по первому классу.
— Благодарю вас, КристаллБлэйд-сан, пусть меня несколько смущает, что моей скромной персоне оказываются такие большие почести. Мне бы хватило и одноместного номера бизнес-класса.
— Ценю вашу скромность, господин Накадзима. Мы нечасто принимаем у себя иностранных гостей такого уровня. Такая знаменитость в области литературы заслуживает более чем радушного приема. Прошу вас, наслаждайтесь и не думайте ни о чем, кроме завтрашнего дня и ваших творческих планов. Завтра будет крайне насыщенный день. Я заеду за вами в восемь.
— Еще раз благодарю вас и вашу дзайбацу, — вежливо произнес кирин, когда коридорный вручил ему ключ-карту от номера, — Сейчас мне надо отдохнуть и собраться с мыслями после путешествия.
— Приятного отдыха и спокойной ночи! – корпорант поклонился и, сделав один короткий звонок, быстро покинул номер. Автоматическая дверь сразу захлопнулась за ним, стоило ему перешагнуть порог.
Писатель проводил своего собеседника усталым взглядом, после чего поудобнее устроился на диване и левитировал к себе небольшую черную сумку. Открыв копытом электронный замок, он достал оттуда небольшой нетбук и небольшой серебристый футляр с тремя иероглифами на ней. Пока на небольшом компьютере загружались необходимые программы и драйвера для нейроинтерфейса, его магия аккуратно извлекла из футляра длинный тонкий провод под стандартный разъем класса NLC 3.0. Жестом левого копыта включив любимую музыку, которой он наслаждался в дороге, обговаривая условия предстоящей экранизации, он достал из мини-бара бутылочку прохладительного напитка и, сделав пару глотков, телекинезом вставил нейролинк в разъем за ухом. Ну что ж, после долгого пути пришло время немного расслабиться и набраться сил.
На экране виджет мигнул зеленым огоньком – сигнал готовности системы. Секунда на загрузку нужных файлов с кристаллического накопителя и спустя мгновение его сознание уже нырнуло в пучину нейровизуальной симуляции. Идеальный сон высокого разрешения, где ты сам решаешь, что и как там будет – давняя мечта многих, ставшая реальностью.
Так приятно прогуляться по цветущему саду весной, любуясь красотой пробуждающейся природы, слушать пение птиц и никуда не спешить. Ритм большого города остается где-то далеко, там, в реальном мире, а здесь его мечты, его личный мир. После прогулки он всегда возвращается в свой небольшой домик на побережье родного острова. Неподалеку находится уютная бухта и пристань с парой лодок, на которых он любил кататься в минуты раздумий над новой книгой. Ласковый ветерок треплет его гриву, проносясь между загнутых назад рогов и унося вдаль все дурные мысли и эмоции. Вечером, когда солнце начнет клониться к закату, Кенджи с аппетитом уплетает приготовленный роботом-поваром скромный ужин. Здесь он чувствовал себя по-настоящему свободным от городской жизни, контрактов, шумных банкетов и посиделок в баре после очередной презентации. Жизнь знаменитости лишь со стороны кажется такой уж радужной и полной роскоши и наслаждений. На самом деле это совсем не так. Сам он понял эту нехитрую истину тогда, когда завершил свою первую трилогию.
В виртуальном мире часто не замечаешь, как идет время. Кажется, что прошла всего пара часов, в то время, как в реальном мире уже минуло десять. Получив сигнал от таймера, операционная система автоматически завершила сеанс, выведя сознание пользователя из объятий киберпространства. На экране, в виджете электронной почты, появилось короткое сообщение «Жду вас в холле. Сегодня встречаемся с режиссером».
«Ну, вот и твой первый рабочий день, парень!» — сказал он себе, поглядывая на часы, — «Ты сам хотел славы, так получай ее!»
Этот день определенно обещал быть крайне насыщенным.
Рецензия — Автору удалось очень здорово вписать в мир Эквестрии нашу Японию. Кирины — это, пожалуй, практически идеальный вариант адаптации этого народа под мир пони. Да и возможности по реализации жанра киберпанка это открывает огромные, чем автор и воспользовался.
— Действительно, здесь очень хорошо чувствуется атмосфера, не смотря на обилие технологий, не раскрытых технологий, в перспективе, в такую Эквестрию веришь. Пожурить можно только за формальное раскрытие темы, стоило бы раскрыть её побольше, а так — хороший рассказ.
— Ещё очень хороший мотив с настоящей жизнью знаменитости. Вот уж действительно, роскошь — это лишь внешний атрибут жизни звезды. А за этим скрываются дни полные тяжёлого труда, требующего колоссальной самоотдачи. Спасибо, что напомнили об этом читателям.
Спасибо! Киберпанк — мой любимый жанр и мне всегда приятно в нем работать. Насчет темы, это да, есть у меня такое.Впредь постараюсь уделять это больше внимания!
Качественные описания, хорошие диалоги, прописанные персонажи, всё это помогает погрузиться в атмосферу фика чтобы… что? Увы, я так и не понял, что хотел сказать автор. Есть начало, но нет конца, про середину я не уверен.
Странный рассказ. Не в том плане, что слишком сложный и слишком закрученный — особенной интриги здесь нет, сюжет практически не развивается, зато есть очень неплохой эффект присутствия (что замечательно). Странный в том плане, что выглядит, скорее, как отрывок из большего произведения. Но все же зацепило, да.
RPWP 38: «Плёнка» от KhadorТемно-зеленая волна медленно накатывает на пляж, шуршит галькой, закручивает крошечного краба, оставляет на гладких камнях буро-зеленые обрывки водорослей — и все только для того, чтобы, замерев на мгновение на урезе, отхлынуть обратно, как и бесчисленное множество раз прежде. Неяркое солнце, склонившееся к горизонту, протягивает лучи к застышему на берегу ярко-оранжевому плотику, по ошибке приняв его за свою частичку, но, не рассчитав силы, роняет их на воду блестящей дорожкой. Слышится шорох, картинка колышется, плывет, мимолетно показывая черные голые скалы вдалеке, и сменяется на крупный план — мордочка кобылки на фоне леса. Белая единорожка с пышной, но растрепанной розово-сиреневой гривой стоит, слегка покачиваясь; под ее изумрудными глазами заметны отчетливые тени, уголки рта опущены. Она открывает рот, делает глубокий вдох, но слышится резкий свист, больше похожий на вой, и резкий порыв ветра, заметный по согнувшимся деревьям на заднем плане, заставляет ее потерять равновесие. Кобылка едва не падает; картинка трясется, резко перескакивая на вид неба; откуда-то сзади доносятся негромкие хлопки. Затем ветер стихает, и единорожка вновь появляется в поле зрения. Она рассеянно-привычным движением протягивает копыто к гриве, но опускает его обратно на землю, так и не дотронувшись до прядей. Снова мордочка крупным планом, снова вдох, и единорожка начинает говорить. В ее голосе сочетаются природная мелодичность и странная охриплость — впрочем, та практически полностью пропадает после первых слов.
— Добрый вечер, сэр Объектив. — Единорожка чуть улыбается, но эта тень улыбки быстро исчезает. Она продолжает, делая паузы. — Это… очень странно звучит вслух. Но лучше пусть будет странное, чем страшное. Я… боюсь бояться. Мне нужно быть храброй. Сестренка так и сказала: “Будь храброй, дорогая”. И… — единорожка замолкает на несколько секунд, закрывая глаза, но вновь продолжает. — Я ее не подведу. И справлюсь с чем угодно. — Единорожка открывает глаза и смотрит прямо в объектив. — Когда рассказываешь кому-нибудь — не так страшно, наоборот — даже смешно. Особенно… если говоришь с другом. Будете моим другом, сэр? — Пауза. Кобылка продолжает. — Вот и замечательно. Но сейчас нам с вами нужно отдохнуть. — Единорожка подходит к камере, прикасается к ней. Темнота.
***
Изображение неспешно движется, показывая залитую солнцем овальную полянку. Светло-зеленая трава на ней примята, а местами — почти полностью вытоптана, но кое-где на ней еще заметны крохотные желтые цветочки. На переднем плане — нечто среднее между палаткой и шалашом: оранжевое полотнище на вкопанных в землю жердях. Рядом с шалашом — кострище, обложенное вкруговую небольшими округлыми камнями; около него — небольшая кучка хвороста. На дальнем конце полянки поблескивает крошечное озерцо, скорее даже большая лужа; вокруг нее высится рогоз, кивая коричневыми головками в такт налетающему ветерку. Лес вокруг полянки — сплошь высокие, стройные сосны, только одна из них сломана, но не упала на землю, а осталась висеть, зацепившись кроной за соседние деревья. Сосны едва заметно покачиваются и чуть слышно шелестят. Камера поворачивается и показывает сидящую на траве единорожку. Впрочем, сейчас на ее белоснежной шкурке заметны пятна грязи и мазки копоти, а грива и хвост еще более растрепаны, чем раньше, и вдобавок в ней виднеются несколько застрявших иголок и травинок.
— Добрый день, мистер Объектив! Смотрите, как я устроилась. Ну, конечно, это не кантерлотский дворец, но гораздо лучше, чем на плоту или под открытым небом. За такое меня можно и похвалить, верно? Хотя вот за внешний вид сестра меня бы точно не похвалила, а головомойку устроила. — Кобылка хихикает, ее голосок звучит бодро. После небольшой паузы она продолжает, чуть обиженно. — Ну и ладно, молчите — так молчите. Но когда никто с тобой не разговаривает — становится очень одиноко. Раньше рядом со мной всегда была сестренка, и друзья, и одноклассники… — Последние слова кобылка произносит медленно, почти неслышно. Потом чуть громче продолжает. — Я знаю, что вы сейчас подумали, мистер: “Друзей начинаешь ценить еще больше, когда поймешь, как они важны, это же очевидно, глупышка”. Пф-ф. — Кобылка фыркает. — Можете не трудиться, и без вас знаю. Только что делать, если у тебя не может быть друзей? Совсем? Как будто ты на необитаемом острове? Нет, не обижайтесь, мистер Объектив, я-то знаю, что вы мой друг. Но ладно, хватит уже болтать, а то вы совсем устанете. — Кобылка встает, и легким шагом приближается к камере.
Темнота.
***
Темнота — но не полная, в слабом лунном свете, чуть пробивающемся сквозь облака, виднеются размытые силуэты деревьев и кустов. Изображение прыгает, раскачивается, иногда показывая то полную черноту земли, то слабые огоньки в небе. И эта темнота заполнена звуками: шлепки копыт по хвое, хруст веток, свистящее дыхание — и доносящийся откуда-то сзади вой. В нем — голод и азарт, кажущиеся почти осязаемыми. Неожиданно темнота исчезает — ее разгоняет зеленоватое сияние, источник которого совсем рядом с камерой, и, видимо, из-за него изображение кажется таким расплывчатым. Вой прекращается.
Резкий поворот еще больше размывает картинку, но после него в ярком свете, на расстоянии около пятидесяти шагов, становятся видны два силуэта. Четвероногие создания, похожие на волков: длинные поджарые тела, серые шкуры, раскрытые пасти — но от обычных волков их отличают крупные, близко расположенные глаза. Один из волков рычит, и пара разбегается в разные стороны, исчезая из вида. Камера лихорадочно мечется между ними. Доносится еще один рык, изображение замирает, останавливаясь на одном из хищников. Волки сокращают расстояние. В поле зрения вплывает заостренный сук: он висит в воздухе, охваченный сиянием. Волк замирает. Сук срывается вперед, разрезая воздух со свистом, волк отпрыгивает назад и вбок — но импровизированный дротик врезается ему прямо в горло. Хищник падает, хрипя — и через несколько мгновений камера делает несколько оборотов вокруг оси. Серая шкура с пятнами грязи и хвоинками на ней — все, что сейчас видно на картинке. А затем на стекле камеры появляется красная капля, а за ней — еще одна.
Шкура исчезает, камера снова показывает в небо. Пропадает и сияние. На полянку опускается тишина — только ветер шумит в кронах, и слышатся приглушенные всхлипы.
Шорох, и безжизненный голос на грани слышимости произносит:
— Надеюсь, ты не видел этого, Объектив. Надеюсь, я это забуду. Простите меня…
Темнота.
*** (два часа)
Ярко горящий костер едва слышно потрескивает, его пламя отбрасывает мягкий свет на стены шалаша, превращая их ядовито-оранжевую окраску в теплую апельсиновую. О крышу с мягким стуком разбиваются дождевые капли, и изредка чуть шуршит полотнище крыши при порыве ветерка. Единорожка лежит на охапке сена, прикрытой сероватой тряпкой, положив мордочку на передние ноги. Она смотрит не в камеру, а на стоящую перед ней небольшую прямоугольную рамку. Грива кобылки неровно обрезана до очень короткой, на правом боку, около шеи виднеется красноватая полоса, чуть прикрытая белой шерсткой, мордочка кажется осунувшейся.
— Здравствуй, Объективчик. Прости, что так давно с тобой не разговаривала. Как-то не получалось. Ведь если тебя слишком часто включать… сам понимаешь. А тогда будет совсем не с кем поговорить. Зато — смотри, что я нашла.
Кобылка поворачивает рамку, на которую смотрела, в камеру. Это фотография — на ней изображены три обнявшиеся кобылки, весело улыбающиеся на фоне красного здания. В одной из них можно узнать единорожку, две другие — оранжевая пегаска и кремовой масти земная пони.
— Совсем забыла про нее, представляешь? Хотя ничего удивительного. В последнее время я слишком много забыла. Вкус яблочного пирога, например. Или запах любимых духов сестренки. И, кажется, я даже таблицу умножения начинаю забывать. — Единорожка тихо хихикает. — Впрочем, от нее все равно мало пользы, когда ягоды с семенами ищешь. Зато после этого можно будет пойти на ферму работать. И есть яблоки от пуза. Я-аблоки… — Протянула единорожка. И вздохнула. — Скорее бы наступило это “после”. И я опять боюсь. Что меня не найдут. Что найдут не меня, а дикую дурочку. Я ведь… убийца, верно? Ненормальная. Разговариваю с… камерой. Но… — единорожка разворачивает фотографию обратно. — Нельзя бояться, нужно быть сильнее. Мы постараемся, верно, Объективчик? Спокойной ночи.
***
Снова палатка, но в этот раз в ней полумрак. Полог задернут, но сквозь него пробивается свет. Пони смотрит прямо в объектив камеры. Потом произносит с сухим смешком.
— Можете меня поздравить, мистер Объектив. Я больше не пустобокая. — Кобылка поворачивается боком, на котором видна метка: кадры кинопленки, образующие замкнутое перевернутое кольцо, и продолжает. — Может быть, вы мне объясните, что это значит? Я слушаю. — Кобылка ждет, проходит несколько минут, и она презрительно фыркает. — Так и знала. Никакой от тебя пользы. Шучу-шучу. Просто странная она, эта метка. Если бы я еще понимала, что она значит. К чему у меня талант? Пленка пленкой, но это кольцо… А с другой стороны — могло быть и хуже. Сосновая шишка, куст с ягодами — хотя этот еще ничего, или… — Единорожка замолкает на полуслове, и в дальнейших ее словах сквозит отвращение. — Да, именно это. Но обошлось. Ну вот, мне уже легче. Спасибо, Объективчик, можешь отдыхать. А я ради такого случая полежу еще и буду придумывать всякие умные толкования для этой штуки. Вроде “наша жизнь как замкнутая и в то же время бесконечная лента, но без кадров, что ее составят, в ней нет смысла”. Ух, как я могу…
***
Картинка болтается из стороны в сторону, мелькает, размывается. Проносятся мимо стволы деревьев, мелькают кусты, засвечивает изображение утреннее солнце, разлетается в стороны хвоя и веточки. Быстрый топот копыт и свист воздуха только добавляют сумбура. Над лесом проносится глухой, басовитый звук, постепенно затихая. Пароходный гудок. Вскоре лес сменяется галечным пляжем. Он почти не изменился — высокие скалы слева, те же волны, вечно штурмующие берег, но вместо оранжевого спасательного плота — катер, чуть зарывшийся в гальку носом, у которого суетятся несколько пони в тельняшках, и серого цвета судно неподалеку от берега. На секунду экран камеры темнеет, но затем снова проясняется, вновь показывая ту же картину. Изображение резко дергается — единорожка, похоже, срывается с места, но после десятка шагов темп ее шагов сбавляется, и вскорости она шагает медленно, словно через силу.
Один из пони замечает ее, толкает своего товарища копытом и что-то кричит, но его слова смешиваются с шумом прибоя и долетают до камеры в виде отдельных звуков. Из рубки катера вылетает бело-фиолетовая пони, за считанные секунды преодолевая расстояние до белой единорожки, и застывает на расстоянии шага. А потом делает этот шаг и прижимается к ней.
Неожиданно камера разворачивается, вновь смотря на лес. Снова бег, полянка — и камера смотрит в мордочку кобылки с изумрудными глазами.
— Вот и все. “После” наступило, да? Спасибо тебе, Объективчик. Спасибо, и прощай. Все закончилось. — Кобылка наклоняется к объективу, прижимаясь к нему губами, а затем наступает последняя темнота.
Модификаторы и темы.
Персональная тема: Кино стало реальностью
Жанр из списка на ваш выбор (сюжет испытания)
Центральной идее-ценности противопоставить контридею
Рецензия — Наверное единственный недостаток в этом фанфике это излишняя недосказанность. Не хватило не то что абзаца. буквально пары предложений, пары фраз в начале и в конце которые бы раскрыли суть происходящего. В остальном — наверное самый захватывающий, кинематографичный, не в ущерб литературе, рассказ промта.
— Действительно, тут и атмосфера, которой нельзя не проникнуться, и захватывающий сюжет. Обычно в книгах, посвящённых выживанию в агрессивных условиях естественной среды, главный герой — могучий мужчина на самом пике физической формы, зачастую обвешанный разнообразным оружием и снаряжением (ну, или хотя бы набравший самое необходимое с гибнущего корабля). А тут у нас история о маленькой девочке, у которой только и есть, что её видео-камера. Очень ценное оборудование, когда кругом волки, ничего не скажешь. И за эту героиню переживаешь так, что иногда просто дышать забываешь, так тебя захватывает происходящее, и хочется скорее узнать выжила ли она в схватке с волками. Честно скажу, в тот момент, когда по объективу текли капли крови, я не на шутку испугался за единорожку. Браво. Так держать читателя в напряжении — это надо уметь.
— Кстати да, тут ешё очень хорошо передано то что рассказ именно про пони. Думаю человеческая девочка в такой ситуации бы по другому реагировала.
— Да-да-да. Именно понячья психология — переживает о том, что убила бедного волка. У нас бы радовалась, что жива осталась, а то, что убила — да и бог с ним, зверь же дикий, что с него.
— По модификаторам. Сюжет испытания — Истории, в которых воля противопоставлена искушению отказаться от борьбы. Здесь это смотрится очень странно, противопоставление идёт между сказанным и принятым решением. На фоне него я как-то не смог найти явно выраженную идею и контридею. Хотя может это я плохо искал. В любом случае история хороша и хочется просто забить на модификаторы и ещё раз её перечитать.
Ненужные оправдания.М-м. Значит, у меня в очередной раз не получилось в идею. Нехорошо.
Но был замысел показать нечто вроде «иногда приходится сойти с ума, чтобы остаться в своем уме.» Впрочем, для раскрытия подобного нужно гораздо тщательнее работать с персонажем.
Недосказанность — да. Был первоначальный вариант, что эти записи прокручиваются на мониторе, рядом с которым лежит блокнот со скетчами поняшек и маленькая камера. И название «Пленка, найденная при странных обстоятельствах». Но это было бы еще более притянуто.
Спасибо за отзыв.
А. У нас была мысль, что идея заключается в чём-то подобном, но мы её быстро отмели. Как оказалось, зря.
Кстати, вопрос по сюжету, предысторию которого мы пытались додумать. Мы правильно поняли, что случилось кораблекрушение, и Рэрити отправила Свитти Бель вниз по течению на спасательном плоту?
Изначально это вообще был постапокалипсис, и одна из записей Свити (с фотографией) должна была быть посвящена тем, кого нет + еще один оттенок сумасшествия. Но эта идея тоже явно не вмещалась в достаточном раскрытии.
Вообще, Свити не простит мне этот фик.
Ого.
Я уже действительно жалею о том, что вам не хватило времени и пространства…
Скорее всего, я бы просто расплылся мысью и слил бы. Предварительные идеям часто луче остаться предварительными, хотя они и задают направление.
Ну, тоже верно.
Просто читатель — такой человек, что ему всегда хочется предысторию, продолжение и десяток сайдфиков.
Я, пожалуй, поаплодирую этой работе. Я ещё не прочёл последнюю, но не думаю, что она переплюнет эту. Я не буду расписывать всю степень годноты, просто скажу, что для меня эта работа лучшая в данном экспромте.
Да не надо про годноту.
Вы бы лучше в минусы ткнули.
RPWP 38: «Река Подкова на северо-востоке» от Альти КоггидирРека Подкова на северо-востоке

Сегодня утром в кинематографический отдел Управления Пропагандой северо-восточного округа пришел сверху очередной приказ.
Главное Управление, располагающееся непосредственно в Сталлионграде, часто рассылало по окрестностям различные конкретизированные задания, которые местным учреждениям, занимающимся пропагандой, надо было выполнять. В приказе была заложена основная идея, а дальше уже инициатива шла со стороны местных органов. Например, в приказе говорилось: “Мотивирующий фильм; Трудовой долг”, а дальше над тем, как именно фильм будет заставлять зрителя осознавать свой трудовой долг, думали пони, собственно, в том отделе Управления, куда приказ поступил.
Вот и сейчас коллектив КиноУП Северо-восток поспешно организовал собрание и усердно трудился над сценарием фильма о важности коммунистических идеалов и какую роль они сыграли в истории Сталлионграда по сравнению с монархической Эквестрией. Сам замысел довольно банальный, и придумать что-то из ряда вон выходящее было затруднительно. В связи с обострившейся внешнеполитической ситуацией, приходилось выходить на новый уровень пропаганды — затрагивающий не только жизнь простого сталлионградца, но и условия проживания в капиталистической империи по соседству.
И вот, в обширной комнате с бежевыми стенами и ярко-красными транспарантами с лозунгами соответствующего содержания (“Наша цель — максимально сотрудничать с представительством Управления Просвещением!”, “Народ ждет твоих идей!” и так далее), за большим столом сидел местный коллектив КиноУП. Стол был широкий и не слишком продолговатый, так что “сидящих в центре” не было, и каждый чувствовал себя в коллективе наравне с остальными. Среди большого количества пони больше всего выделялись несколько личностей.
В потрепанной темно-коричневой кепке сидел, положив копыта параллельно на стол, единорог Мологот Ровнопис, назначенный на должность сценариста и ласково называемый товарищами Молей. Почти напротив него, активно размахивая копытами, декламировал свои идеи товарищ Литга — организатор, собственно, самой кинематографической деятельности — цвета старой бумаги земной пони с постоянно всклокоченной гривой. По сути, он был режиссером, но обязанности его распространялись не только на это дело. С краю стола разместился молчаливый и практичный Стрича — темно-серый пегас с темно-красной гривой с белыми полосками. Он всегда тактично выслушивал весь коллектив, а затем вставлял свою мысль, которая, порой, признавалась гениальной всеми собравшимися.
На этом список интересных лиц не кончается, но перечисленных для повествования пока будет достаточно.
Итак, Литга продолжал декламацию:

— Нам, товарищи, нужно на этот раз из такой обыденной темы организовать что-то выдающееся! От нас ожидают в лучшем случае простое перечисление достоинств жизни при социализме и недостатков при монархическом строе, но мы должны выйти из этих рамок и удивить всех!

— Только как это осуществить? С вашей стор-роны, товар-рищ, есть идеи? — подал голос Ровнопис, очень заметно растягивая “р”.

— В том-то и дело, что идей конкретных нет! Я вам и себе ставлю задачи, чтобы мы все эти задачи выполняли.

— Так а с чего вдр-руг вы это задачи ставите? Задача нам пришла свер-рху.

— Нам пришел… В Эквестрии так говорят всякие, тьфу, профессиональные авторы… Концепт, вот. Из этого, кхм, концепта нам и надо развить сначала идеи для проекта, а потом и сам проект.

— Вы тут эквестрийскими словечками не кидайтесь. Не для этого вас посылали за границу.

— Так я же сам с презрением отношусь, тут суть не в этом!

Вот такой вот не особо продуктивный спор продолжался в течение довольно долгого времени. В итоге разговор пошел примерно в таком направлении:

— Сделать что-то из р-ряда вон выходящее с таким заданием сложно. Я даже с увер-реностью могу сказать, что невозможно. Безнадежное дело.

— Тогда зачем мы работаем, если не будем переоправдывать ожидания? Про это даже тезис существует — перевыполнение плана…

— Наша р-работа — донести мысль. И больше ничего. От нас не тр-ребуется создавать никаких ни впечатлений на всю жизнь у зрителя, ни чего-либо подобного.

— Знаете что? А черт с ним. Берите простого жителя Эквестрии и простого жителя Сталлионграда, и сравнивайте условия, в которых они живут. И все. Как вы делали всегда. Вы, товарищи, не хотите выражать инициативу — и не выражайте. Никто не требует. Я для этого вам и не нужен.

С этими словами раздосадованный Литга покинул комнату. Повисло неловкое молчание. Дальше коллективу оставалось только обсуждать то, как будет оформлен фильм. Очевидно, что сюжетами из жизни, какими-то конкр-ретными отр-рывками…
Стрича с опущенными бровями наблюдал за всем произошедшим и под конец обсуждения, к негласному удивлению коллектива, промолчал. В какой-то момент была и пауза ожидания реплики от Стричи, но тот и не собирался реплику вставлять. Он задумался.

На дворе стояли осенние морозы, и жители поселка Заподковье начинали утепляться. Уже нередко тут и там можно было увидеть укутанных в теплые шарфы или коленники пони, закрывающих глаза копытом от набирающего силу ветра.
Стричений направился по привычной дороге до дома, но вскоре свернул и оказался на набережной, по которой спокойно плыли деловые теплоходы. Время от времени на каком-то судне можно было увидеть растянутый вдоль всего борта транспарант, либо развевающееся на ветру больше красное знамя. Пожалуй, только подобные детали и украшали тусклый пейзаж поздней осени. Стричений немного размял затекшие крылья (из-за неустойчивой погоды и работы не в погодной службе их нечасто приходилось использовать) и присел на бетонные берега.
Река Подкова сохранила старое название Сталлионграда, когда еще название того не было посвящено товарищу Сталлиону, проведшему индустриальный прорыв и укрепившему социализм среди народа. Подковой называлась еще та деревня на севере-востоке, когда жили там в основном земные пони, а в хозяйстве преобладали традиции и обычаи. Но намеки на индустриальную революцию уже были, и после прихода Сталлиона к власти… Но сейчас важна не история.
Подкова текла с северо-востока в южные моря. По ней постоянно плавали теплоходы, и она была одной из основных торговых артерий автономии. Сталлионградский народ всегда расчитывал на ее поддержку, и она становилась опорой в самые трудные моменты.
Стрича молча смотрел на тихую реку, ощущая холодный ветер слегка расправленными крыльями. Он думал о своем долге. Он думал о том, что его беспокоит в окружающих его пони.
Его беспокоило то, что все делается не искренне, а для галочки. Идеи превратились в формальности, ответственность перед идеями — в минимально трудоемкий способ выполнить задачу. Он давно замечал это за теми, с кем работает, но не особо обращал на это внимания. Сейчас все стало ясно. Последний инициативный пони, готовый работать на идею, а не на галочку — Литга — опустил копыта.
Постойте…
Нет, не последний.
Раз есть он, Стричений, искренне верящий в состоятельность идей, значит, надежда еще не погибла. Значит, такие пони еще существуют. Это значит, что не все еще общество погрузилось в сплошной самообман.
На нем лежит ответственность передать искренность другим, пока она еще жива в нем самом.
Он твердо знал, что должен делать.

Вечером собрание состоялось снова. Решались последние детали, Литга лишь угрюмо сидел в стороне и иногда в том же духе отвечал на задаваемые ему вопросы по поводу организации съемок.
Стрича заявился не сразу. Лишь после того, как, казалось, все основные вопросы были решены, темно-серый пегас зашел в комнату. Никто не сделал ему замечания по поводу опоздания, все ожидали от него лишь то, что он спокойно присядет с краю стола и…

Нет, он не сядет.
Пегас оглядел всех присутствующих решительным взглядом, ловя товарищеские взгляды на себе. Затем он начал говорить.

— Каждый из вас работает на высокие идеи, ведь все мы именно ими и объединены, так? Верно. Но проблема в том, что большинство из вас лишь так считает. Работать на идеи — значит следовать этим идеям. Вам когда-нибудь приходило в голову, что можно пропагандировать коммунистические идеи, будучи капиталистом и имея в своем распоряжении предприятие, выпускающее ювелирные изделия? Колечки на рог с подковой и молотом, сережки в виде серпа… Не противно? Но это просто пример. Каждый из вас должен осознавать ответственность перед идеями. Не ждать, что кто-то должен быть более ответственен, не думать “зачем нам трудиться лишний раз, если без этого можно обойтись?” План — это лишь условность. Цифры, слова. Выполняя план, вы не выполняете долг перед идеями. План — это расчеты с целью определить, насколько всеобщие потребности могут быть выполнены. Долг и ответственность — это то, что вы должны чувствовать всегда. Эквестрийские идеологи их “Гармонии” говорят — “чем больше сила, тем больше ответственность”. Наш, трудовой вариант звучит абсолютно иначе: Ответственность должны чувствовать все и постоянно, независимо от врученной им силы. Так что вот, товарищи. Ни ты, Мологот, не ощущаешь ответственности перед идеями, думая, что можно выполнить условный план и дальше бездельничать. Ни ты, Литга, не готов до последнего нести искренность желания исполнять долг, просто опуская копыта.
Мы должны донести до всех, что между коммунистическими и капиталистическими идеями есть одно огромнейшее различие. Капитализм построен на якобы автоматической выгоде для всех, когда каждый стремиться получить выгоду лишь для себя. Коммунизм, к которому мы стремимся и в который мы должны верить, построен на неудержимом и искреннем желании сделать так, чтобы выгода была распределена на всех — притом что искренность живет в каждом, и все могут положиться друг на друга, не боясь быть обманутыми только потому, что кому-то захочется ухватить себе кусок побольше. Своим отношением к долгу перед идеями вы предаете их. Ответственность лежит на каждом из нас, независимо от должности или статуса в обществе. Наша цель — помнить о ней постоянно, и трудиться в честь нее, а не в честь каких-то формальностей. Как власть может рассчитывать на народ, если народ не чувствует ответственности? Вот и вводят подобные формальности. А для вас все это продолжает ничего не значить. Так я говорю вам ответственность наконец почувствовать, пока не поздно все исправить. Кто со мной, товарищи?

Все в ошеломлении стояли и смотрели на темно-серого пегаса. Затем одно за другим в полном молчании стали подниматься вверх копыта, хотя никто не говорил их поднимать. Все было понято предельно ясно. Ровнопис молча поднял левитацией перо и сказал:
— Несите чистые листы.

Спустя четыре месяца, раньше срока, свет увидела кинокартина под названием “Река Подкова на северо-востоке”. Она повествовала о путешествиях юного пегаса, побывавшего сначала в Эквестрии, и искавшего там ответы на вопросы — почему одни пони живут лучше других? Кто давал им на это право?
На эти вопросы он получил такой ответ: “Никто не дает им право. Они сами добились такого статуса для себя и своих потомков. Им не нужно разрешение.”
Тогда он ответил: “А что же с теми, кто не смог добиться таких роскошей? Что с теми, кто остался внизу, кого столкнули вниз?”
И услышал, что: “Они сами виноваты, что не смогли добиться места в верхушке общества. Один раз не проявили достаточную хитрость — и теперь пусть и они, и их потомки мучаются по их вине.”
«Значит, все дело в хитрости? Все дело в обмане?»
«Да, в обмане. Кто окажется хитрее и увертливей — тот и победит. Другого варианта нет.»
Юный пегас был шокирован такими ответами. Разве можно так относиться к обделенным? Разве может быть общество построено на принципе “Кто честнее — тот меньше получает?”
Далее он отправился в Сталлионград, где задался другими вопросами — почему пони приходиться постоянно выполнять какие-то планы из-под палки, когда надо трудиться честно? Почему нельзя быть искренними по отношению друг к другу?
«Потому что не все в итоге оказываются честными. Доверие пропадает по цепной реакции и в очень скором времени.»
«Как же можно с этим справиться?»
«Только так, чтобы каждый осознавал ответственность и был абсолютно честен. Но не каждый на это готов. Пока, к сожалению, никто не сумел вразумить всех по этому поводу.»
Затем жеребенок понимает, что ответственность лежит и на нем. Воспользовавшись помощью работника Управления Пропагандой, у которого он просил ответы на вопросы, он попадает на трибуны перед огромной толпой, собравшейся слушать очередные речи, посвященные идеологии. Встав на невысокий табурет поближе к громкофону, он начинает говорить. Он говорит о образе продажи капиталистом ювелирных изделий с коммунистической символикой, о выполнении и перевыполнении планов, о тезисе об ответственности, и о главном различии между капитализмом и коммунизмом. Капитализм построен на получении выгоды для себя, даже если все потом автоматически получают поровну. Коммунизм построен на искреннем желании сделать так, чтобы все получили поровну. Капитализм построен на обмане, коммунизм построен на искренности. И каждый должен это усвоить — тогда цели и русла, куда нужно направлять свои стремления, будут предельно ясны.

А называлась картина так потому, что ключевой разговор состоялся именно во время того, как и главный герой, и сотрудник УП, ответивший на мучавшие жеребенка вопросы, находились на теплоходе, направлявшемся из южных морей в сторону Сталлионграда по реке Подкова, на северо-восток.

Подкова всегда ощущала ответственность перед всеми. Она послушно кормила первых земнопони-поселенцев, послушно служила путем в южные моря и обратно на протяжении веков. Послушно служила преградой на пути чейнджлингов во время их вторжения, позволив разместить народу Сталлионграда вдоль нее свои укрепления. И теперь она также послушно трудиться во имя всеобщего блага, направляя большие теплоходы с красными лозунгами вдоль бортов и неся по своему течению лодки простых рыбаков, не забывая о своем долге.

Будучи вошедшей в историю, эта картина еще веками показывалась многим поколениям жителей социалистической автономии, чтобы они на самом деле ощутили ответственность перед идеями, приверженцами которых их воспитали.
Рецензия — Очень неоднозначные впечатления от этого рассказа. С одной стороны, я ни в коем случае не могу назвать его плохим. Тут и достаточно продуманная система учреждений Советской Эквестрии, и обладающие определённой индивидуальностью персонажи (во всяком случае, Стрича и Литга), и милые пейзажи присталлионградской глубинки. Но в то же время рассказ практически не цепляет. Он ровный, хороший, но задевает слишком мало струн читательской души.
— Действительно, меня немного зацепило только в конце, про хитрость. И то отсылками к некоторым ирл событиям. В остольном я думаю причина “нецепляния” — в предсказуемости. Не хватает чего-то внезапного в рассказе. Но в Сталлионграде нет чудес…
— Для меня моментом, вырвавшим из равнодушного забытия оказалась речь Стричи. Вот это было ярко и чувствовалось, что автор сам всё это переживает в своей душе. И этими своими эмоциями он умудряется достучаться до читателя и захватить своими мыслями. Этот момент настолько сильный, что, честно говоря, лучше бы на фразе «Несите чистые листы» вы поставили точку. И это был бы отличный финал. Открытый, но читатели, находясь под впечатлением от речи, и сами бы всё додумали. А вы продолжили повествование, и этот яркий момент угас и потерялся. К сожалению.
Блин. Жалко. Просто Файерляйтер меня в прошлый раз похвалил за четкий и закрытый финал, и я подумала… Вот же фейл. Обидно =с
Надеялась именно на задевание за душу, а тут такая неудача.
Что же, на сторис буду выкладывать уже в укороченным варианте, с точкой на «листах»…


Еще хотела вставить побольше хоть отношения к теме как таковой. И вот что вышло. Простите.

В общем, НЕ ЧИТАЙТЕ ПОСЛЕ СЛОВ «НЕСИТЕ ЧИСТЫЕ ЛИСТЫ.»
Прошу у автора прощения, но из-за неприятия Сталлионграда и его идеологии среди пони я не смог дочитать эту работу до конца, мне было слишком скучно, а фик был слишком длинным.
Так все-таки твоего неприятия или Сталлионграда и идеологии?

То, что ты заявил, звучало так, как будто ты довольно узко мыслишь .-.
Так все-таки твоего неприятия или Сталлионграда и идеологии?

Сталлионград не нужен в эквестрии, его идеология, то есть идеология коммунизма, не сможет прижиться в Эквестрии.
как будто ты довольно узко мыслишь

Как вариант, что вы написали так скучно, что не смогли заинтересовать читателя. Это с какой стороны посмотреть.
Идеология всеобщей собственности не сможет прижиться в Эквестрии? Почитай «Поня бледного».

Ну, это уже что-то на уровне «ниасилил», «слишкам многа букаф». Если бы ты сказал, чем можно было заинтересовать тебя на том моменте, где ты начал скучать — было бы практичней. А это совсем бесполезно, то что ты заявил.
Почитай «Поня бледного».

Перетопчусь.
Идеология всеобщей собственности не сможет прижиться в Эквестрии?

Вы так понимаете коммунизм? Впрочем, не отвечайте, это может привести к ненужному спору, который мне заведомо не интересен.
это уже что-то на уровне «ниасилил», «слишкам многа букаф»

Нет, это на уровне «скучно до зевоты».
Если бы ты сказал, чем можно было заинтересовать тебя на том моменте, где ты начал скучать — было бы практичней

Как бы грубо это не звучало, но я предложу вам закатать губу.
А это совсем бесполезно, то что ты заявил.

Я не редактор, я не пишу рецензии, я оставляю отзыв уровня читателя и он прост: скучно.
Ну конечно, коммунизм — это же ГУЛАГ РЕПРЕССИИ СОВОК КОЛБАСЫ НЕ БЫЛО СТАЛИНСТАЛИНСТАЛИН

Я сделала выводы. Предлагаю прекратить дискуссию.
это же ГУЛАГ РЕПРЕССИИ СОВОК КОЛБАСЫ НЕ БЫЛО СТАЛИНСТАЛИНСТАЛИН

и сказать-то нечего
Впрочем, не мне спорить с вами, прожившей при власти советов значительную часть жизни и как никто другой знающей что там и к чему.
Мы говорим о двух разных вещах. Почувствуй разницу между властью советов и теоретической идеей коммунизма.
теоретической идеей коммунизма.

Чисто из академического интереса: из каких источников вы брали эту самую теоретическую идею коммунизма?
Вспомни о самом понятии коммунизма.
Позволю себе одно допущение
На вопрос ответьте.
Только что ответила. Как один из примеров.
Только что ответила.

Серьёзно? Оуке-ей, вопросов к вам у меня больше нет.
Как один из примеров.

Думала, эта картинка заодно и тебе поможет.
Думала, эта картинка заодно и тебе поможет.

Вам бы самоуверенности поубавить.
Пожалуйста, оставим этот разговор.
Так. Поняши, давайте не будем устраивать срачей.
Альтидия — Каскет, как я понимаю, имел в виду, что в тексте (особенно после «чистых листов») слишком много головопушечной политики, больше напоминающей пропаганду. И это делает текст скучным. Да, местами неплохо — но к концу откровенно скучно.
Каскет — вы же знаете, как Альтидия реагирует на выпады в адрес идеологии. Не стоит усугублять, ладно?
Вас раздражает пропаганда добросовестного труда и честности, серьезно?

Думать, что советская власть и теоретический коммунизм — это одно и то же — очень шаблонно.

Ладно, прекращаю. Если бы могла, попросила бы обрезать в публикации рассказ до слов про листы. Но кто теперь это сделает-то…
Любая пропаганда — не больше, чем пропаганда. Она вредит литературности.
Идею можно донести и без пропаганды. Коммунизм. Вы читали «Мир полудня» Стругацких? «Туманность Андромеды» Ефремова? Там была пропаганда? Нет, там были люди. Через которых показывалась суть.
Я показала искренне верящего в идеи пони. И передала через него свои искренние чувства.
Получалось. Пока не началась пропаганда. Речь Стричения — в-общем удалась. До нее — все тоже неплохо. А дальше, увы, не понец.
Альтидия, на будущее — если кто-то говорит, что не любит Сталлионград и поэтому рассказ не прочитал — это не значит, что он и вас ненавидел, и ваш сеттинг, и прочий набор юного хейтера. Я, например, не люблю шиппинга и клопоты. Кто-то не любит кроссоверы. Кто-то не любит рассказы про Рэйнбоу Дэш, несмотря на то, что они по умолчанию на 20% круче.
Я уже стучусь Карпентеру, чтобы он обрезал рассказ.

Мне очень стыдно.
Черт, редактировать же нельзя, это же комментарии…

Теперь мне и стыдно, и досадно.
Khador, сначала предлагаете мне свернуть спор, а потом начинаете его сами. Алтус не поймёт ваши доводы, она права потому что права.
Вы правы. Простите.
Верно. Черт. Непоследовательность. Фу мне таким быть.
Ложусь в уголок и не отсвечиваю.
Простите меня пожалуйста, что я испортила кому-то предвкушение этим идиотским завершением рассказа, и простите за срач. Я старалась сделать что-то трогающее душу, а получилась дурацкая пропаганда, как всегда. Даже и не исправишь теперь. Простите.
Незачем мне теперь вообще в экспромтах участвовать, раз так все выходит. Возомнила о себе невесть чего…
Странный рассказ.
Первый вопрос, который возникает при прочтении: Зачем вообще нужно это управление с его пропагандами? Если все жители этой автономии итак знают, что живут лучше всех, зачем им постоянно вдалбливать эту мысль так топорно? Взять ту же голливудскую фабрику грёз — по большей части это машина бессовесной пропаганды американских ценностей, но она-то подаётся по сути скрытно, не как основное блюдо, а как приправа или там соус… Да, товарисчам ещё далеко до уровня профи.
Второй вопрос. Атмосфера борьбы и противостояния. Это что вообще такое? о_О Даже в диалоге между, казалось бы, коллегами-друзьями проскакивают нотки пресловутой «охоты на ведьм». Я так понимаю дружботанки Эквестрии держат границу с автономией на замке, а их дружбомагичные ракеты нацелены на столицу и промышленные районы? Откуда столько агрессивности к внешнему миру?
Вопрос третий. Непосредственно идеология представленная в фильме. Почему одни живут лучше других? Серьёзно? Это вот так вот раскрывается вопрос — одни просто честные, а другие негодяи, ну либо кто-то из их предков был. Без вариантов. У Маркса-то обоснование лучше представлено.
Или вот, например, роскошь как средство унизить оппонента. Я так и не понял, что тут такого-то? Ну, наделала б Рарити побрякушек на экспорт в Автономию ввиде всяких там колечек, браслетиков, плакатиков и флажочков со стразиками и соответствующей символикой… Выглядели бы понаряднее только и всего. А им чегой-то аж противно. Пхэх.
Первый — откуда такие скорые выводы? Где написано, что «все жители этой автономии и так знают, что живут лучше всех»? Если бы они в этом не сомневались, и если бы и так работали честно и добросовестно, подобных вопросов в рассказе бы и не поднималось.
Второй — все эти детали в диалогах делаются персонажами по привычке — в отчете перед начальством следует правильно выражаться, и с легкой иронией они вставляют эти элементы в свою речь, даже невольно. Потому что как раз-таки — не все честные.
Три — ты сравниваешь пони-фанфик, написанный за пару часов, с трудами Маркса? Серьезно?
«Или вот, например» — имеется в виду не сам факт, что это ювелирные изделия, а то, что предприниматель рассчитывает выпускать на своих фабриках что-то, связанное с коммунистической тематикой, чтобы привлечь ее любителей, притом что коммунизм сам противоречит факту предпринимательства.
Так что — Пхэх yourself.
1. Ну, я не знаю откуда. Например из упоминаемых повсеместно собраний, митингов, сходок, шествий, парадов. Собственных ощущений в конце концов. Я очень сильно сомневаюсь, что по-настоящему счастливому поню нужно вбивать в голову сознание того, что он должен быть счастлив.
2. Тем более насчёт привычки этой. Откуда она выработалась? Была революция, война, интервенция? Откуда именно эта атмосфера противостояния с внешним миром, которая уже вошла в привычку-то?
3. Я привёл пример, что Маркс не обзывает одних людей негодяями только за то, что они живут лучше других людей. В этом плане обоснование построенное товарисчами Автономии выглядит оскорбительным по отношению ко всем успешным пони Эквестрии. Это как минимум осадок в отношениях между двумя странами. А как максимум разжигание предвзятости и ненависти.
1. Этот вопрос до конца не раскрыт, собственно. Про шествия и митинги ничего не говорилось. К тому же, это эпизод из прошлого Сталлионграда, лет двести-двестя пятьдесят тому назад.
2. Ну просто был в истории некий момент, когда внешнеполитическая ситуация обострилась, и пропаганда начала работать в другом определенном направлении. Разве обязательно расписывать все причины?
3. Различай реплики персонажей и мысли автора, собственно. Там была представлена основная концепция.
Различай реплики персонажей и мысли автора

Что? о_О Мысли я читать ещё не научился, к сожалению, — приходиться ограничиваться только изложенным в рассказе повествованием. Собственно по тексту и репликам персонажей и строяться все эти умозаключения.
Мысли автора, вложенные в текст — поправочка.
коммунизм сам противоречит факту предпринимательства

fixed: Так-то не противоречит.
Имеется в виду именно подобное буржуазное предпринимательство.
Эм. Тут какая-то уже риторика мне неведомая.
Ну и ладненько.

Предпринимательство с использованием наемного труда. Пыщ.
Ну дык оно же сё равно остаётся предпринимательством. Хоть там артели иль кооперативы или ещё чего.
Я просто не совсем так выразилась. Имеется в виду именно предпринимательство с использованием наемного труда.
В Китае, например, есть и корпорации и фирмы и при этом там правит коммунистическая партия и все у них там успешно и гармонично сосуществует.
А это не говорит о формальности идеологии?
Ну, почему? У нас ведь был период новой экономической политики? От которого потом ещё броское словечко «нэпманы» взялось. Период спорный, но стране на пользу пошёл. У Китая, на мой взгляд, похожая ситуация, просто её не стали прекращать.
А идеология отдельно. В политике и так слишком много экономики, пусть она хоть в идеологию не лезет.
НЭП был весьма прогрессивной идеей и если бы ее развили, то СССР в итоге выиграл бы больше. К тому же, Китай в ходе своего развития набрал значительную мощь и идеология там отнюдь не формальность. Просто они смогли построить социализм с совершенно уникальной спецификой. В отличие от Северной Кореи, где как раз совершенно иная ситуация.
Вот-вот-вот, поддерживаю.
И, кстати, о китайцах. Со мной на факультете много ребят училось, приехавших из Китая по обмену, и была возможность с ними пообщаться. Блин, вот они ведь действительно привержены коммунистической идеологии. Страну свою искренне любят и пытались нам это показать — даже организовывали для нас поездки туда, оплачиваемые больше чем на половину китайской стороной. И мне не показалось в разговорах с ними, что они показушничают.
А если такие взгляды у молодёжи, значит с этим в стране полный порядок.
Ну, вот я об этом и говорю. Китайцы — народ с древней и интересной историей и они сумели построить гармоничное процветающее государство, в котором сочетаются идеология коммунизма и капиталистический рынок. Инь и Янь. Восточный дух плюс европейское знание.
После войны в Китае ситуация была похлеще чем у нас, но они за то же время сумели не только восстановиться, но еще и развиться, приумножить свои успехи. И в итоге, их модель оказалась успешнее советской.
НЭП был весьма прогрессивной идеей и если бы ее развили, то СССР в итоге выиграл бы больше

Склонен не согласиться. НЭП был лишь ширмой для проводимой концессионной политики. Суть этой политики — разбазаривание природных ресурсов страны за бесценок. После свёртывания всех концессионных соглашений (после высылки Троцкого), НЭП становился ненужным и даже вредным в преддверии известных событий.
Оу. Вы разбираетесь в вопросе? Я без иронии, если что.
Но ведь приводят экономическую статистику в период НЭПа и она лучше, чем до. Или это не благодаря НЭПу, а скорее вопреки и под действием других факторов?
Но ведь приводят экономическую статистику в период НЭПа и она лучше, чем до.

Уточните, пожалуйста: «лучше, чем до» всмысе лучше чем во время гражданской войны и военного коммунизма? =)
В период НЭПа не происходило никаких серьёзных экономических преобразований, могущих вернуть государству его былое положение в мировой экономике до ПМВ. Даже знаменитая программа ГОЭЛРО разработанная чуть ли не в гражданскую начинает понастоящему исполняться (то бишь нарастают те самые показатели, планово заложенные в её основу) где-то ко времени и в период первой пятилетки.
Что касается малого бизнеса, то тут да, казалось, что оно всё и к лучшему. То самое послабление, которое отвлекало и развязывало руки на такие действия как подписание кабальных концессионных соглашений с западными корпорациями. Троцкий (тогда возглавлявший экономику) был больше заинтересован в т.н. «мировой революции» — СССР был базой, с которой он брал на это средства. Самые одиозные сделки советского руководства того времени были — золотая концессия Лены Голдфилдс, концессии братьев Хаммеров (за ними свыше сотни подобных договоров), паровозное дело Троцкого, банковская концессия Роскомбанка. Суть их сводилась к вывозу ценностей за границу.
Выскажусь касательно символики так, как это понял я. Тут проблема в том, что некоторые в итоге начинают быть коммунистами не по духу, а чисто внешне. Как люди в нашем мире, которые пудовый крест на грудь повесят всем на показ и строят из себя офигеть каких религиозных. А у самих и ненависть в душе, и жадность, и гордыня… Это сейчас не в адрес христиан наезд, а в адрес тех, кто превращает символ в симулякр.
Вот, примерно в этом и суть, ты правильно понял.

Это был еще и тонкий намек на Зюганова
А ну в этом плане понятно тогда. Завуалирована-то как такая простая мысля. Но тем не менее не обязательно быть капиталистом чтобы выпускать «бездушные символы напоказ», их вполне себе может изготовлять и употреблять кто угодно не зависимо от форм собственности.
Это просто пример, вот и все.
я помню, как несколько лет назад ради интереса читал стенограмму двадцать-какого-то заседания Съезда народных депутатов СССР — меня просто зачаровала невероятная атмосферность текста при очень слабо улавливаемом смысле.

так вот, здесь всё минимум на 20% круче: и атмосферность, и запрятанность смысла. как квинтэссенция канцеляритской бюрократии — супер, уже схоронил. как рассказ про пони… «тут были пони?!»

имхо, автору стоит постараться сдерживать этот поток атмосферности — она перебивает просто всё… дважды перечитал и дважды не могу вспомнить, о чём этот текст — кроме общей идеи.
Слишком специфичный стиль. Принято. Мне надо учитывать, что раз я работаю на широкую аудиторию, надо язык упрощать. А так, мне друг-профессиональный писатель, отношения, кстати, ни к поням, ни к коммунизму не имеющий, заявил, что рассказ композиционно построен великолепно и с точки зрения профессиональной литературы — отличный.
Ну и еще стоит следить за слишком очеловеченными характерами у пони. У пони менталитет более простой, утрированный слегка. Спасибо.
сказал всего ничего, а сколько выводов из этого сделали...)

друг

надеюсь, это очень требовательный и вредный друг)
я не хочу никого обидеть, но у друзей очень часто проявляется одна очень плохая черта: они приукрашивают действительность. никому нельзя доверять…
Друг — условно говоря. Знакомый, в общем.
Пожалуйста, хватит обсуждать этот рассказ. Мне стыдно. Если бы была возможность, я бы попросила удалить.
Так, нет, стыдность отменяется.

Я вложила в этот рассказ свою душу и свои идеалы и не собираюсь так сдаваться.

Читайте на здоровье, товарищи.
Вот это правильный подход! Ни шагу назад.
Я уж думал, все совсем безнадежно. Автор, готовый выпотрошить собственный рассказ из-за пары нелестных отзывов никогда ничего толкового не напишет. Учти все советы, прими каждое мнение, подстройся под аудиторию, и ты можешь смело выкидывать свой рассказ на помойку.
Нужно уметь слушать критику, но нельзя быть к ней слишком восприимчивой. Хорошо, что ты поняла это быстро.
Здесь можно высказать мнение о сегодняшней теме:
Кинематограф в Эквестрии
Это было… сложно. Скорее всего, сложность эта проистекает от моей лени — нужно было лучше разбираться в матчасти, связанной с модификаторами. Плюс получилось не сильно удачно.
Но интересно. И, надеюсь, полезно.
Любые комментарии, не относящиеся непосредственно к теме — в эту ветку.
Здесь голосуем за одну из трёх недельных тем!
Неделя Дуэлей
Двое людей (сами) выбирают себе одинаковые модификаторы и пишут рассказы. Их рассказы оцениваются совместно.
меня так и тянет с кем-нибудь посоревноваться… плюс в копилку.

однако же вопрос: модификаторы модификаторами, а выбор пары и выбор темы?
С кем договоритесь в теме, с тем и дуэльтесь. А темы, как обычно.
То бишь один человек будет выкидывать себе кубиками модификаторы, а остальные в комментариях так «Окей, я с тобой соревнуюсь, буду по твоим писать»? Не совсем понимаю, как это распределение дуэлянтов и отбор модификаторов будут выглядеть.
А может все-таки лучше кроссовер? Ну, или «СЗЖ»? Я его как раз к среде прочитаю...)
Неделя кроссоверов
Кроссоверы вроде недавно были?
12 апреля. 2 месяца уже прошло. К тому же, кроссоверы не нужны все любят.
Неделя «Самого Заветного Желания»
Ваааат?
Это будут фанфики по фанфикам, а-ха-ха.
Могли бы меня спросить что ли…
Ни в жизнь не поверю, что бы ты был против.
Внезапно да! Был бы. Я сыт драмой со «стальными крылышками», не дал бы свою Эквестрию на поругание
Похоже, что никто и не хочет.
Мне почему-то Сапковский вспомнился…
А он сам любил писать фанфики по своему «Ведьмаку»
Ну, это уже спин-офы)
А это вообще как? Это ж вроде фанфик чей-то?
Вот оно. Да, фанфик по фанфику.
Фик по фику, ну, или сайд стори, как кому понятнее.
В эту ветку вы можете добавить (обязательно под спойлером!) недописанную работу. Возможно кому-то придётся по душе ваша идея.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.