Перевод интервью доктора Патрика Эдвардса (The Brony Study). Часть 2.

Так совпало, что 13 лет назад в Нью-Йорке были совершены беспрецедентные террористические акты, унесшие жизни почти 3 тыс. человек. Помните об этом. Эта тема затронута в переведённом интервью.
Во второй части интервью с доктором Эдвардсом мы постепенно переходим от обсуждения собственно фэндома к обсуждению истории др. Эдвардса и проекта, касаясь таких тем, как происхождение др. Эдвардса, как участники Brony Study были вовлечены в исследование, некоторые планы Brony Study, и (пожалуй самое важное) докторэдвардсово фанфикописание.
[Оригинал этой части]
[Часть 1]

К: Что ж, ещё кое-что, что нам стоило сделать ранее. Когда мы собирались найти общую информацию о вас, мы столкнулись с трудностями. Нам пришлось находить информацию об исследователе Брони из статей. Вот что мы смогли выяснить: вы психолог. Вы из Южной Каролины. Вот и всё. Мы искали и искали. И всё таки мне интересно: каковым было ваше прошлое?
P: Возможно, это собьет вас немного с толку. Не много исследований можно провести, пока вы не имеете какого-то жизненного опыта. Я получил образование в Университете Джорджии, и я собирался стать врачом, терапевтом, это было моим основным интересом. В то время, пока я был в аспирантуре, я проводил исследования и обнаружил, что у меня есть талант к этому делу. Я всегда был заинтересован в науке. Мне также довелось преподавал и мне сказали: «Вам стоит преподавать». И я полюбил это. Моя жена в это же время сказала: «Это целая группа людей, которая никогда не слышала твоих рассказов». Я довольно неплохой рассказчик. Я ветеран морского флота, работал в психиатрической больнице и я вырос в очень неблагополучной семье. У меня есть много историй, которые я могу рассказать.
Прямо как у нашего коня Ли:
Сначала я начал проводить исследования в первую очередь в области поведенческой медицины и психологии здоровья. Я провёл исследование о влиянии наших семей на восприятие боли человеком. Если вы росли в семьях с большим количеством насилия, вы естественно чувствуете больше боли и в таком случае результат положительный. Это результат моделирования. Я также работал над моей подготовкой в качестве терапевта для взрослых людей, но также у меня была специальность сексопатолога. Так что, я сделал некоторые исследования в области изнасилований и инцестов, опубликовав некоторые из них. Но большая часть моих исследований пришлась на первые четыре года, которые я провёл в Северной Дакоте.
К: Ох, вот оно — мы нашли это! Мы нашли!

P: Я там обучал. Там должно быть несколько моих публикаций из Университета Джорджии. В то время работал с Амосом Цайхнером (Amos Zeichner). Важный профессор всегда впередим. Мне же повезло быть вторым или третьим. Затем, про прошествии четырёх лет в Фарго (Fargo), мы устали от погоды, хоть я и был из Южной Дакоты.

Поэтому мы переехали сюда в Южную Каролину. Я занял должность в психиатрической больнице. Но спустя год я сказал себе: «Скучаю по универу». Устроился на работу на северо-западе в Луизиане на один год. ФУХ! Луизиана была вполне таким интересным местом. Но потом мне обратно предложили должность здесь, в Южной Каролине. И вот я вернулся. Читал лекции 20 лет в Университете Лэндер (Lander University), он же четырёхлетняя школа. Провёл мелкое исследование, но, говорю тебе честно, я вёл шесть курсов за семестр.

Мы начали консультации с уклоном на студентов. И я вёл почти все клинические курсы. Почти 20 лет — это как раз то, чему я посвятил себя. Затем меня опять заинтересовали исследования, частично из-за того, что моим студентам нужно было получать исследовательский опыт. Меня интересовала погруженность (ну или вовлечённость) как черта характера… Люди с высокой погруженностью являются теми, кто может совсем пропасть в своих впечатлениях. Я часто объясняю людям, если у вас высокая степень погруженности, значит, когда вы идёте в кино, то самое худшее, что могут сделать другие, это начать разговаривать, я как раз такой. Как только начинается кино, я — кино. Не говорите со мной, не говорите ничего. У меня высокая погруженность.

Мне стало интересно, объяснит ли это, почему некоторые люди хорошо поддаются художественной терапии, а другие люди — нет. Кто-то полностью отдаётся впечатлениям, а другие почему-то не могут. Поэтому я начал понемногу это изучать. Потом вступил в новый брак и ездил с работы домой и обратно 2,5 часа каждый день. И тогда я сказал: «Уфф». Так что через 20 лет я уволился из Ландарда (Landard). И последние 4 года я был исключительно нештатным учителем. Типа гнал свой фургон туда, где бы я ни был нужен, обучал в Уоффорде, был методистом в Спартанбурге (Spartenburg). Прямо сейчас — штатник в Университете Южной Каролины. Но именно там в мои объятья попало всё связанное с брони. Я рассказываю своим студентам, если бы мне кто-нибудь сказал три года назад, что я буду путешествовать по сходкам и брать интервью по Скайпу, и что я стану своего рода передовым экспертом всего этого, я, наверно, сказал бы типа: «Хмм?». Никогда не знаешь, что может попасться на твоём пути. И я говорю, ко мне позже пришло осознание того, что у меня есть опора на прошлое обучение: я обучаю развитию, как быть личностью, анормальной психологии, работал с семьями. То есть вроде я несу с собой многое. Также обладаю природным талантом смотреть на ситуации со стороны и соединять всё воедино. Моя коллега, Джен Гриффин (Jan Griffin), присоединилась ко мне примерно год назад, тоже штатник. Она писатель. Я довольно хорош в писательстве, но ё-моё, она обстоятельная личность. Я беру интервью, дополняю его, потом отдаю его ей, а она его разбомбит в пух и прах. И мне абсолютно нормально. А Марша Рэдден (Marsha Redden) — …

Ты также задал другой вопрос… Если захотим, то сможем поговорить снова когда-нибудь. Тебе надо переварить то, что я тебе наговорил.

К: Нам нужно сделать стенограмму всего этого.

P: Ну да, и увидеть в этом смысл. Прямо как в любой хорошей науке. Находишь один ответ — появляются два новых вопроса. Но это и увлекательно — ты задал вопрос, как мы стараемся балансировать при изучении табуна. Есть такой феномен, думаю, он называется «aca-fan» (фанат-академик). Когда-нибудь слышал о таком? Было его небольшое исследование. Он был придуман главным образом из Star Trek’а. Люди смекнули: «Погодите-ка». Были такие профессора — заядлые треккеры (фанаты сериала «Star Trek»), которые тоже проводили исследования. А потом люди смекнули ещё раз: «Так это, сможете быть сразу обоими?». В итоге появились ака-фаны. Ну а потом я осознал это же явление и в нашей группе из четырёх. Типа тоже увлекательно.

Марша, кто была моим заместителем в Уоффорде, тоже клинический психолог, хотя её специализация — клиническая нейропсихология. Ей не нравятся мультики. Полагаю, она посмотрела от силы две серии «My Little Pony». Марша тот ещё скептик. Она именно та, кто следит за нами со стороны и принимает меры, чтобы нас сильно не засосало в фэндом.

Дэниел — брони. Он был брони на протяжении двух с половиной лет. Поэтому я люблю говорить так: Марша наблюдает за нами издали, Дэниел где-то там впереди прыгает внутри табуна, а мы с Джен настолько близко, что ощущаем колыхания ветра от проходящих мимо пони.

Так вот, а я называю себя «укрепитель брони» (Brony Booster). Я не брони, но всё, что я вижу о них, оставляет у меня очень положительное впечатление от фэндома.

Джен — социальный психолог, но она в каком-то роде в той же лодке, что был и я. За последние 20 лет она только обучала. Для неё это всё очень волнительно, так как из-за рода её профессии ей интересны стереотипы, как люди реагируют в группах и тому подобное. Так что, фэндомы — то, что надо. У нас получается отличная команда. Дэн предоставляет обзор изнутри. Он также большой анимэшник и косплейщик. Он сильно погружён в фэндом. Думаю, у нас есть очень интересный итоговый вид. Многие из нас не делали раньше такого, но зато мы пришли подготовленными. Особенно с моим опытом прошлых исследований и факторных анализов.

К: И как дела у «The Brony Study», как люди сошлись вместе и фактически стали «The Brony Study»? Сначала это были Вы и доктор Рэдден, так как Вы были заместителем?

P: Верно, верно. Я всё еще помню этот день: Марша была в своём офисе, и прошел всего день или два после того как Вилл рассказал мне о том что значит быть брони.
Она вошла и я сказал: «Позволь мне поделиться с тобой». Её первой реакцией было: «Вы наверное шутите?».
Марша … тут еще одно важное отличие. Марша и я оба клинические врачи, но Марша более психодинамична. Я как правило, более гуманистически-экзистенциальный, хотя я обучался бихевиористически (поведенчески). Ну и манера общения у этих психологов. Так что мы очень-очень разные, так сильно насколько это возможно. Скорее всего, они хотели сказать, что Марша всё объясняет с позиции нейрофизиологии, а у него как-то более человеческое отношение что ли...
На самом деле, вопрос про трагедию 11-го сентября [Является ли MLP фэндом реакцией брони на психологические травмы в связи с трагедией 11-го сентября?] впервые подняла Марша, и я согласился. Я думаю, что это сыграло свою роль, но главным это из-за того, что когда вы говорите о группах людей, особенно связанных с возрастом, как бабушки и дедушки, характеры были продуктом депрессии, и это влияло на всех них. Характер моего отца был сформирован Второй Мировой Войной и Перл Харбром.
Я думал об этом на днях. Я спрашивал один из моих классов о 9/11. Они посмотрели на меня и сказали, что они все были в 4-м классе в то время. Я вдруг это понял, что я был в 4-м классе, когда президент Кеннеди был застрелен. Я знал, что это произошло, но это не повлияло на меня так же сильно как на людей на 4, 5 или 6 лет старше меня. Убийство Кеннеди сформировало эту группу людей.
Поэтому я думаю, что 9/11 сформировало и пошатнуло устои этой группы людей, но это быстро прошло. Через 2 или 4 года у меня были студенты, которые не запомнили ничего. Как будто это было что-то новое.
Но подождите секундочку –
Я рассказал кое-что об этом Марше, и она ответила: «Кто-то должен изучить это». Таким образом, мы получили разрешение от Уоффорда на запуск онлайн опроса, так всё и началось. Потом Марша перестала помогать, она как бы вернулась к частной практике. Но затем я поехал в Университет Южной Каролины, где я преподавал намного больше, и так случилось, что мой офис располагался рядом с офисом доктора Гриффин. И однажды мы с ней поговорили. В разговоре я упомянул брони и она сразу же среагировала: «О, черт возьми, я хочу знать больше!».
Это интересно потому что у неё было два сына и дочь. Она сказала: «Когда я их растила, мой сын играл с Барби». Сейчас они оба врачи в свои 30 лет. Она моментально приняла тот факт, что существует фэндом, в котором состоят в основном мальчики, которым нравится что-то вроде этого.
У Джен есть все четыре плюшевых игрушки Build-a-Bear. Хотя я должен признать, три из них принадлежат мне. Я купил их во имя науки. Но у неё есть Рэйнбоу Дэш, на самом деле я купил ей Рэйнбоу Дэш.
K: И того у вас четыре пони.
P: Для научных целей! Хотя, это интересно. Брони постоянно спрашивают: «Кто ваша любимая пони?». И я продолжаю повторять: «Я не брони, поэтому у меня её нет». А они отвечают: «Нет, нет, у вас должна быть хотя бы одна».
И наконец я могу сказать, что это Твайлайт Спаркл, потому что она студентка. И тогда один из брони спросил «Ну что, теперь она аликорн». И я сказал: «Да, верно. Теперь она аспирант».
Дэниел связался с нами после того как я сделал второй опрос. Марша отвечала на все e-mail которые приходили для проекта Brony Study, и она обычно отправляла мне все технические вопросы. Она переслала мне письмо от Дэниела, и поскольку в нем он говорил, что он преподаватель, наши уши оживились.
Мы готовили наше обзорное исследование, мы взяли 500 студентов и сказали. Половина из них из Луизианы. Мы начали общаться, и тогда я впервые встретил Дэниела, когда мы ехали вместе с конвента в Лас-Вегасе, на котором не всё прошло гладко.
Мы жили с ним в одной комнате на Брониконе в этом году. Он слишком далеко чтобы встречаться, но я говорил с ним по телефону около часа вчера. Мы с ним собираемся начать новое исследование, в котором мы будем рассматривать фэндом в общем. Мы опросили около 2000 фанатов. Причем нам даже не пришлось специально спрашивать об этом, потому что я знаю, что если мы попросим, то мы получим тысячи брони. Сейчас мы пытаемся найти других фанатов, спортивных фанатов, фанатов ТВ шоу, фильмов, и исследовать функциональные отличия между фэндомами.
Мы находимся на этом этапе сейчас. У нас есть множество студентов, которые работают с нами. Мы делаем два стендовых доклада, которые студенты собираются представить. И у нас есть множество людей, которые обращаются к нам.
Мы вполне довольны этим, на данный момент.
J: Вы делали подобную дисциплинарное работу с людьми в других областях психологии?
P: Хороший вопрос. Нет, никогда, и я держу это в уме. Также как и Coder Brony (автор проекта herdcensus.com), мы говорили об этом немного, по-моему, в Лас-Вегасе. Вы знаете, было бы очень хорошо, если бы у нас был своего рода зонтик, место как на Брониконе, где мы могли бы общаться. Мне кажется было бы очень полезно знать чем каждый из нас занимается. Я многого не знаю о пересечениях в наших работах.
Я понял, что люди такие же, как и ты сам. Мы все идём в разных направлениях, что хорошо, потому что я знаю, что мы исследуем с различных измерений.
Я знаю, что есть много людей которые занимается коммуникациями, и есть люди, занимающиеся фанатскими исследованиями.
J: В Вашингтоне есть фанатская группа, которая занимается исследованиями.
P: Поэтому мне нравится эта идея. И вы говорили о создании координационного центра, где будут аккумулироваться все исследования. Через три недели мы собираемся представить эти плакаты, а затем мы разместим их, так чтобы люди могли их прочитать. Кроме того, я много раз встречал действительно малоизвестные статьи, и было бы очень хорошо собрать их все в одном месте, чтобы их легко было найти.
Я бы хотел сделать еще больше. Мы еще не сделали этого, и это не потому, что мы чувствуем себя исключительными. Фэндомы это объемная тема.
Часть из нас в настоящее время очень занята. Я до сих пор преподаю шесть курсов в семестр, а также пишу роман-фанфик. На самом деле мне это близко, интересно, потому что… Я передам это словами. У моего сына Уилла из Лас-Вегаса есть мечта. Я воспитывал его, так чтобы он был готов к этому, и он сказал, что у него есть великая мечта. В его мечте он заходит в комнату на конвенте и она полна поней.
И они все хлопают и аплодируют и одна из них подходит и говорит: «Какого это – быть первым человеком в Эквестрии?». Такова его мечта.
Это явилось основой сюжета рассказа. Он рассказывает о группе тинэйджеров, которые подвергались издевательствам, изолированы и живут в городе сельского типа. Что в конечном итоге оканчивается тем, что Зекора приходит в человеческий мир и забирает четырех человек обратно с собой. В Эквестрии появляется новый злодей, и они нужны ей, чтобы победить его. Естественно злодей тоже пришел из человеческого мира. Это весело.
Надо же, как совпало...
Для меня это проводник, я пишу это не только для Брони, но, я надеюсь и для других людей тоже, потому что, я хочу дать людям ощущение того, что бытность брони может позитивно повлиять на человека. Как это помогает каждому из них по-своему. Как это помогает людям стать тем, кем они хотят быть.
Это очень весело, но это также отнимает много времени.
K: Его можно будет прочитать на FiMfic?
P: Я всё еще пытаюсь понять это. Я близок к тому чтобы закончить его, по крайней мере есть первый черновик, но сначала я хочу понять что именно я хочу сделать. Я мог бы связаться с Хасбро и посмотреть смогут ли они мне помочь с его публикацией. События происходят в Эквестрии, но там нет Пинки Пай и никого из главной шестерки за исключением Зекоры. Там живут множество других пони, которые называются Потерянной Гордостью Эквестрии. Как эльфийская гордость или гордость гномов.
В нем есть кое-что от Властелина Колец. Там есть теневые пони-эльфы и пегасы-паладины. Я думаю, что брони найдут его интригующим, потому что в нем много аспектов Эквестрии, с которыми они не знакомы. Потом там есть радужные пони, которых герои видят на расстоянии, с такими пони мы знакомы.
Я думаю, будет интересно, добавить что-то, что может потенциально случится с брони. Подростки отличаются своей индивидуальностью. Также я затронул интересующую меня тему как врача клинициста. Один из них подвергался издевательствам, у одного отец алкоголик, а до девушки сексуально домогались. Они столкнулись с серьезными проблемами в жизни, но бытность брони помогает им. В конечном итоге они спасают Эквестрию.

K: А вы писали фанфики о чем-либо до этого?

P: У меня есть несколько других романов, над которыми я работаю. Большинство из них психологические. Стиль написания в них немного новый. Также стоит упомянуть, что я еще и крафтер.

Некоторые из своих крафтов я взял в Лас-Вегас. Я сделал ловцы снов, по одному на каждую пони. Я также изготовлял курильницы и церковные свечи, которые выглядят как витражные стекла.

Я был воспитан католиком. Но я не католик. Думаю, вы это заметили.

Так вот, в книге в качестве порталов, которые позволяют подросткам попасть в Эквестрию, служили ловцы снов. Так что если кто-то увлечется книгой, ну, там есть весь комплект. Но вот еще что: в то время мое творчество было более арто-направленным, и это вдохновило меня на написание книги. Это здорово.

Я один из вот таких людей. На днях я рассказывал кому-то, что когда я начинаю писать, персонажи оживают. В некоторых случаях, эм, к примеру, я зачитал часть книги одной своей подруге, и она сказала:

— Я не могу дождаться того, что будет дальше.
— Я тоже, ответил я.
— Щито?!, переспросила она.
— Ну, персонаж же это скрыл
Мои персонажи буквально оживают. Они будут ждать меня в машине, когда я выхожу из нее с моим диктофоном. Такой способ создания книги в новинку для меня, но он в то же время приносит удовлетворение и веселье. Мне это нравится. Думаю, результат будет чертовски хорош.

Так что, надеюсь, в течение следующих 4-6 недель я смогу решить, что мне с этим проектом делать. И я думаю, что если я останусь Dr. Psych Ology, это книге не помешает.

Вы также спрашивали об этом… ах да, наших именах. Это было связано с чем-то вроде «акафанов». С самого начала я понимал, что я мог подойти данному исследованию очень издалека. Но мне хотелось завоевать доверие фандома, потому что я сталкивался с фанатами, которые сразу говорили, мол, мы не должны этим заниматься, потому что большинство ученых приходят и подают нас в негативном ключе.

И я отвечал, мол, нет, это не то, зачем я сюда пришел. Это не моя цель.

И я в какой-то степени прочувствовал это через лабораторный халат и принятие личности Dr. Psych Ology. А затем мой сын Уилл понифицировал меня. Именно он нарисовал мою пони.
Смотреть пони
И я чувствовал, что так я смогу донести до фандома, что я уважаю фанатов и их интересы, что я хочу стать их частью. Вот так это и началось.

Затем Марша захотела, чтобы ее понифицировали, и мы решили, что она станет Dr. Sci Entific.
пони
Следующей была Джен, которую мы понифицировали, но еще не выкинули на сайт.
На самом деле, уже выкинули, смотреть Она Dr. Sig Nificant. А потом была Джессика, одна из наших научных сотрудников. Она такая милая и энергичная. Прямо как Рэрити. Да, Рэрити – это ее пони. Она просто образец Рэрити. Ее пони зовут Rare Findings (Редкие Находки).

Это пример того, как мы получаем удовольствие от проекта. Это великолепно, и, когда у меня есть возможность, я всегда высказываю благодарность фандому, потому что ничего из этого бы не было, если бы брони не поддержали нас. И они продолжают это делать. Даже если наши опросники получается длиннее, чем было задумано=)

Я думаю, в конце концов, это будет…. Не только фандом от этого извлечет пользу, но и мы, т.к. чем больше мы знаем, тем больше мы…. Я думаю, что то, что мы делаем – это что-то вроде нормализации. Это странная, но, безусловно, уникальная вещь. Я думаю, что то, что мы найдем в картине фандома не является столь необъяснимым.

А еще они помогут развитию психологии. Если я смогу заставить своих коллег перестать рассматривать фанатов сразу как людей с отклонениями и сказать: «Стоп, давайте сначала посмотрим на функцию, а потом будем решать», то, я думаю, это будет большой шаг вперед.

Исследование, которым мы сейчас занимаемся, станет огромным подспорьем для меня в том, чтобы поделиться знаниями о фандоме со своими коллегами. Но чего я точно не желаю, так это прийти и сказать: «Разошлите всем своим пациентам!»

Я хотел бы прояснить это, т.к., частично, у меня были брони, психологи которых говорили их родителям: «С вашим ребенком точно что-то не так». Я бы хотел, чтобы психологи прекратили такую практику.

Не знаю, видели ли вы, но кто-то написал пост на страничке фандома в Facebook, и я его скопировал. Это был пони-пост. В нем говорилось: «Мои родители послали меня к психологу, потому что я брони. Но к моей 3 встрече с ним, он тоже был брони». Представьте, и такое может случиться!=)

K: Есть ли еще что-то, что вы хотите сказать?

P: Мы хотели бы…. Мы уже много говорим. И я знаю, что я иногда прыгаю с темы на темы. Мы могли бы без проблем связаться и поболтать вновь.

Хотя, позвольте мне упомянуть одну вещь. Вы уже поднимали этот вопрос и, кстати, мы получили e-mail на эту тему на днях и ответили на него. Мы понимаем, и это одна из вещей, которую мы подчеркиваем в своих публикациях, когда говорим о Брони-фандоме: в нашем исследовании участвуют не все брони. Участвуют те брони, которые посещают Equestria Daily, подписаны на пони-странички в Facebook. Однако одна из вещей, которую мы таки-сделали – это исследование бывших фанатов, о котором я довольно неплохо себя чувствую. В нем приняли участие более 200 человек, которые покинули фандом. Никто никогда не изучал бывших фанатов ни в одном фандоме.

Проблема заключается в том, что достучаться до брони, которые не так заинтересованы, довольно тяжело. Они уж точно не будут гореть желанием сидеть и заполнять длинные опросники. Мы понимаем, что мы видим только наиболее мотивированный сегмент фандома. Но подобное ограничение существует в любом исследовании, если, конечно, вы не можете заставить участвовать всех.

К тому же, их отсутствие мотивации может испортить нам ответы. Мы это понимаем и подчеркиваем это в наших публикациях.

K: Ну да. Мы все же занимается этнографическими исследованиями, где можно писать целую книгу всего лишь об одном человеке. Размер выборки для нас не так важен.

P: Я бы сказал, что размер выборки – это именно то, что позволяет нам усреднить. В нашем втором исследовании приняли участие 12000 брони. Может это и не все, но все равно это немало.

Таким образом, можно выдвинуть гипотезу, что, возможно, скрытых брони больше, а также немного больше тайных брони, т.к. скрытые просто не так много общаются. Наиболее видными группами являются социальные брони и хипстеры, а также, думаю, тайные брони – это те, кто больше об этом говорят.

J: Еще одна группа, о которой я иногда думаю – это фанаты MLP, пришедшие до FiM. Некоторым из них нравится новое шоу, но они не желают идентифицировать себя как брони, но как фанаты прошлых поколений. К этой группе мы не подступились и специально не взаимодействовали с ней в нашем исследовании. Но я думаю о них время от времени.

P: Знаете, позвольте мне заметить, что следующее должны были сказать вы. Вы этого не спросили, но это действительно животрепещущий вопрос, к разгадке которого мы, как мне кажется, приближаемся. Это гендерное несоответствие. Среди брони 85% мужчины и всего лишь 15% женщины. Учитывая, что это стереотипное девичье шоу, многие могут заметить, почему же так мало брони среди слабого пола?

Это один из тех вопросов, над которым я долго размышлял. На данный момент нашей гипотезой, которую мы пытаемся проверить, является то, что, когда многие девочки были маленькими, они знали об MLP. Они игрались с понями, расчесывали их гривы и т.д. Но некоторые из исследователей, с которыми я говорил, утверждают, что, когда девочки достигают подросткового возраста, у них начинается сильное отторжение всего того, что было для маленьких девочек. Теперь им становятся интересны туфли, украшения, а буквально через пару лет и мальчики.

В то же время, мы обнаружили, что для большинства брони среди мужчин справедливо то, что они ничего не знали об MLP, когда были маленькими, а если и знали, то очень поверхностно. Девочки решительно отвергают MLP из-за того, что им пора становится подростками, развиваться. И если через несколько лет вы придете к ним и скажете: «Смотрите, да это же MLP», они воспримут это через призму уже устоявшегося у них негативного стереотипа.

J: Существует и другая возможность, возможно и не такая сильная, но… девочке необязательно смотреть MLP или высказывать к шоу какое-либо отношение. Девочка может просто смотреть поней и это никогда не будет воспринято, как что-то из ряда вон выходящее. Такова возрастная категория.

Если подумать о печальной ситуации с Майклом Моронесом, девочки его возраста могли бы смотреть шоу без каких-либо проблем. Вот в чем дело.

P: Согласен. Думаю, это скорее всего комбинация обоих. Если девочки решают посмотреть поней, то они сталкиваются с меньшими стереотипами, нежели мальчики. Но я также подозреваю, что….т.к. наше исследование, где мы показали серию MLP 500 студентам, показало, что девушки имели более сильную реакцию, чем парни. Это привело меня к мысли, что, частично, именно девушки формируют стереотип, что это шоу «для маленьких девочек».

J: Одним из этого, я бы сказал, является игра с этнографией и беседы со случайными людьми в Твиттере, которые пренебрежительно выражаются о шоу или о детях. Все они скажут что-нибудь, чтобы увидеть реакцию. Среди девочек существует тенденция подвергать сомнению обе… по крайней мере, девушки в возрасте 20± лет имеют обыкновение пренебрежительно относится мальчикам и девочкам, которые младше их и смотрят шоу, и именно не по полу, а по возрасту. Мужчины обычно это делают по половому признаку, но девушки при первоначальном взаимодействии говорили что-то вроде «Ты слишком большой для этого. Это же для детей 5-6 лет».

P: Это немного совпадает с нашей гипотезой. Они действительно отождествляют шоу с ранним возрастом.

Ну-с, мне очень понравилось это интервью.

K/J: Спасибо.

Кто переводил, с указанием их доли в общей работе:
Nirton_the_brony — 12%
Automaturgist — 4%
BrandyHoof — 7%
Electron — 21%
BigMackintosh — 14%
Tarasus — 14%
mutronics — 13%
Slaaneshi — 16%
Вычитка, общая редактура, организация процесса — Nirton_the_brony

11 комментариев

Ну, я могу понять его мотивацию. Ведь его сын брони и мечтает попасть в Эквестрию, как тут не начать изучать?! К тому же, это страхует его от склонности к стигматизации фэндома.
А вот его фанфик я очень жду. Должна получиться хорошая психологическая драма. Интересно, как указанные особенности героев будут показаны, пропущенные через призму пони-повествования.
Вообще, беда фанфикшена в том, что его пишут люди без жизненного опыта. Они думают, что если это рассказ пони, они это осилят, и это не литература. А особенно если за написание клопфика берутся средние школьники, то вообще...
Вот Единорожек тащит в описаниях, когда человек взрослый получается годно.
А здесь должны будут прописаны отношения.
Это получится вариация на тему «Спасти Эквестрию», но не в обиду Алексу будет сказано, учитывая клинический и армейский опыт др. Эдвардса, разница соответствующая.
Короче, это будет не стёбный «Brony Hero of Equestria», а шедевральное произведение, жду — не дождусь.
Мне гораздо важнее Это


Слишком много букв. Башни — Зая бали.
Читай-читай.
в жопу пендосов
никто не вспомнил что он умер в день моего комма. А ведь известный был…
Кому интересно, как он выглядит, вот его фотка, единственная на весь интернет:

Вот его фотка. На официальном сайте лежит.

И он несколько раз появлялся на видео.
Убрал эту ошибку.
Я думаю, стоит составить сообщение для них, что мы перевели это интервью.
Хмм… довольно интересное интервью, хотя с несколькими пунктами все же не согласен. Например: Если у взрослого мужика единственная мечта попасть в эквестрию или получить полную комнату говорящих лошадок, то это уже не норма, это как минимум проблема с взаимодействием с другими людьми, иными словами — аутизм.
Ну и вообще американские брони очень сильно отличаются от остальных. Если в Европе и у нас брони-движение состоит по большей части из фана, общения и творчества, то у них больше похоже на какой-то способ сбежать от реального мира.
Какие-то они там загнанные, дерганные что-ли все =\
Э-хе-хей! Ты сделал это!

Поздравляю, всем маффинов.
Спасибо за перевод)
Хорошее интервью получилось) Не часто что-либо пишут, исследуют о фэндоме, здесь представлена полезная информация) Что первая, что вторая часть интервью — заставляет задуматься. Печально, что мой город подпадает под «сельскую местность», я вроде как единственный брони, которому за 20. Жду продолжения исследования, это значимое дело)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.