+4239.86
2795 читателей, 5206 постов

Семейная идиллия (Глава третья)


Шайнинг Армор всю жизнь мечтал жениться на своей возлюбленной Каденс и когда пришел день их свадьбы, он был на седьмом небе от счастья. Но в итоге все пошло совсем не так как он рассчитывал, и ему пришлось взять в жены сразу двух кобылок.

Краткое описание главы:
Шайнинг проснулся после непростого первого дня в компании Каденс и Кризалис и теперь должен пережить не менее напряженное и бурное утро.

Автор рисунка: DragonBeak
Бета-читатель: NovemberDragon

Ссылка на главу в Google docs:
Глава 3: Бурное утро Шайни

Ponyfiction

Книга Фанфиков

Выручи меня!

Автор: Alex_Heil
Рейтинг: G
Жанрs: Юмор, Зарисовка
Описание: Жеребчик Твинки Литтл отправился купить себе кексиков, но по пути события приняли нежданный оборот.
Примечание: понификация одной из известных серий тележурнала «Ералаш».

ЧитатьРвётся из груди тяжёлое дыхание, копытца выбивают частую дробь по утоптанной земле, встречный ветер свищет в ушах. Но ничего этого Твинки Литтл не слышит — только грозное сопение сзади. Кажется, что вот-вот, и Гроуз за хвост его как дёрнет, да как повалит, да как отлягает!
Тоненько взвизгнув, Твинки припустил со всех ног, и зажатая в зубах сумка надулась, взвившись маленьким парусом за головой. А впереди уже — спасительный проулок. Жеребчик влетел в него, пронёсся во весь опор между тесно стоящими домами и выскочил на городскую площадь, многопоньную и залитую солнцем. Пробежал до фонтана и юркнул за бортик, сжался. Два-три мгновения он переводил дух, потом осторожно выглянул из-за края.
Сиреневый земнопони как раз выскочил на площадь следом да остановился, всхрапывая и озираясь. Твинки снова приник за фонтаном и сжался в комочек. Только бы Гроуз ушёл, только бы ушёл!
Вот с какого перепугу ему «повезло» столкнуться с этим забиякой?!
Когда он выглянул снова, то сиреневая фигурка уже двигалась к другому краю площадь, непрестанно озираясь. А облегчённо вздохнувший Твинки поднялся, отряхнулся и поспешил к «Сахарному уголку».
Пускай стоял ранний час, в кондитерской собралось немало народу. Пристроившийся в хвост очереди жеребчик окончательно перевёл дух: уж здесь этот задира не отважится его тронуть. И вообще, хватит думать о нём! Гораздо важнее, что одуряюще пахло обожаемыми Твинки морковными кексами, ради которых он и пришёл сюда.
Розовая кобылка за стойкой хоть и непрерывно болтала, но её копыта мелькали, быстро и сноровисто одаривая покупателей вкусностями и забирая битсы взамен. Получил свою долю и Твинки. Приторочив сумку к боку, чтобы не было искушения сунуться внутрь по дороге, он двинулся было на улицу, когда мимоходом посмотрел в окошко — и застыл соляным столбом.
Неподалёку от входа расхаживал Гроуз, часто посматривая на кондитерскую. Неужели он заметил-таки, куда делся Твинки, и решил подкараулить его?!
Поджав хвостик, жеребчик осторожно сдвинулся вбок и стал наблюдать за ним. Ведь уйдёт же рано или поздно!
Но стрелки часов в углу кондитерской тикали, однако сиреневый земнопони никуда не уходил. Даже уселся на скамеечку напротив и стал неотрывно таращиться на дверь. Твинки отчаянно огляделся по сторонам: может, уйти с каким-нибудь взрослым, а потом дать стрекача? Нет, сумка слишком тяжёлая, теперь ему быстро не убежать.
А если спросить у владельцев кондитерской, вдруг здесь есть задняя дверь?
— Эй, чего сидишь? — раздался звонкий голосок, и обернувшийся Твинки увидел розовую кобылку-пекаршу. — Иди поскорей домой и съешь их, пока они горячие! Или садись тут и перекуси, у меня сегодня всё вкусно-вкусно, как и всегда, а мне нравится смотреть, как пони едят мои сладости и радуются, ведь они не могут не радоваться!
— Э… — промямлил Твинки и показал копытом на окошко. — Я тут… конечно… мне бы домой поскорее, но там вот этот сидит…
— Это твой друг?! — мигом подскочила к окошку кобылка. — Здорово! Сейчас я его приглашу, и вы вместе весело проведёте время!
— Нет! — взвизгнул жеребчик, едва кобылка только дёрнулась к двери. — Он не мой друг!
— Тогда подружитесь!
— Не надо! — Твинки отчаянно вцепился в хвост кобылки и чуть ли не повис на нём всем телом; и как он забыл, что она обожает знакомить всех-всех в городе?! — Мы, того… обязательно подружимся! Но сейчас мне надо домой быстро, а он меня просто так не пропустит! — подбавил жеребчик убедительности в голос. — Мне бы отсюда как-нибудь незаметно уйти… хочу ему сюрприз сделать, во!
— Обожаю сюрпризы! — не тише него вскрикнула кобылка, разулыбавшись от уха до уха. — Хорошо, давай разыграем его!
— Выручите меня! — взмолился Твинки. — Мне бы в заднюю дверь уйти…
— Глупенький, здесь нет такой, — хихикнула кобылка. — На ту сторону у нас только окна выходят, но они на кухне, а миссис Кейк строго-настрого велит не заводить туда посторонних пони.
Ушки у Твинки поникли, и он начал размышлять, как бы с порога взять такой разбег, чтобы Гроуз точно не догнал его. Но тут кобылка обхватила его передней ногой за плечи и притиснула к себе.
— У меня отличная идея! Идём-ка со мной!
Безропотно жеребчик позволил увести себя на второй этаж, где в спаленке кондитерша поставила его перед большим зеркалом, а сама чуть ли не нырнула в платяной шкаф.
— Я хоть и не Рэрити, но в нарядах малость смыслю, — хихикнула она, вытаскивая наружу цветастое платьице с оборками. У Твинки глаза полезли на лоб, стоило ему догадаться, в чём именно состояла «отличная» идея. Но возразить не успел: подскочившая кобылка быстрым неуловимым движением буквально натянула платье на него — только грива о воротник взъерошилась. Секундами позже поверх вихров Твинки опустилась соломенная шляпка.
— А теперь-ка не шевелись! — кондитерша подхватила копытом пару тюбиков со столика рядом и поводила ими по мордочке послушно замершего жеребчика. Но вскорости рот у него непроизвольно открылся при виде появившегося в зеркале красногубого и черноглазого страшилища, которое перепутать с кобылкой можно было разве что ну в полной темноте.
Ко всему прочему губы у него стянуло и защипало. Он попытался было облизать их, но его тут же шлёпнули по щеке.
— Даже не пытайся, на вкус жуть просто! И… последний штрих! — розовые копыта стянули ему хвост и повязали у основания жуткий бант в горошек. — Ну прямо милашка! — кондитерша отошла в сторонку, непрестанно хихикая. — Ну давай, пошли!
Твинки шагнул и чуть кубарем не полетел на пол, запутавшись задними ногами в длинном подоле. В мгновение ока кобылка подскочила к нему сзади и принялась подталкивать вперёд.
— Давай-давай, у меня ещё покупатели ждут! А ты иди, повеселись как следует!
Не без её помощи Твинки спустился обратно в зал и вдоль стеночки просеменил к выходу, чувствуя, как горят уши. Только бы никто не посмотрел в его сторону!
Напоследок жеребчик оглянулся на кондитершу, но она уже встала за прилавком и развешивала печенье.
Выдохнув, Твинки толкнул дверь и вышел наружу.
Гроуз до сих пор сидел на скамеечке. При виде него у жеребчика сбилось дыхание, он замешкался, стиснул зубы и опустил голову, постаравшись скрыться за полой шляпки — та не преминула чуть ли не целиком соскользнуть ему на мордочку.
А в следующий миг сиреневый земнопони встал и недвусмысленно направился к нему!
Обмерший Твинки прикипел к крыльцу, не в силах пошевелиться. В этом платье шансов сбежать у него не было никаких. А всё из-за дурацкой идеи этой кондитерши!
Он зажмурился, готовясь к пинку… а над его ухом пробасили:
— Девочка, а девочка. Выручи меня, пожалуйста!
Мгновение Твинки не шевелился. Потом одно ухо у него встало торчком, он приоткрыл глаз и опасливо глянул на Гроуза.
— Чего? — пискнул он тонким голосом.
— Слушай, зайди со мной внутрь, — бормочуще пробасил земнопони. — Там просто такая кобылка работает… я ж не могу просто… вот так подойти. Пошли!
Одной ногой он крепко обхватил опять пискнувшего Твинки за шею, а второй толкнул дверь и буквально втащил жеребчика обратно в царство вкуснющих запахов.
— Стой ближе, — пробубнил Гроуз. — Ой, она смотрит на нас! Не отодвигайся!
Вконец ошалевший Твинки дал уволочь себя к прилавку, из-за которого им как ни в чём не бывало улыбалась розовая кондитерша.
— Приветики! Вам чего?
— Мне… эта… ну… пару фунтов ванильных палочек, — забубнил Гроуз, вцепившись в Твинки, как в плавательный круг. Таращившийся себе под ноги несчастный жеребчик рискнул поднять голову — и столкнулся взглядом с кондитершей. И она подмигнула ему!
— Держи, сластёна, — кобылка наполнила и протянула сиреневому земнопони бумажный пакет. — Приходи ещё!
— Об… обязательно, — приободрившись, кивнул Гроуз. Резко подхватив зубами покупку, он поволок Твинки обратно к выходу, совершенно не обращая внимания, что «девочка» путается всеми ногами в платье.
Лишь на улице его хватка ослабла. Испустив протяжный вздох, Гроуз поставил пакет на землю и обеими ногами развернул потупившегося Твинки к себе.
— Спасибо тебе, девочка, — с чувством сказал он и со всей мочи слюняво чмокнул забрыкавшегося жеребчика в щёку. Затем уж развернулся и потрусил себе дальше.
Продолжало светить солнце, пони ходили туда-сюда: день только начинался. Никто не обратил внимания, как вконец ошарашенный Твинки осел на круп и потёр копытом щёку, пробормотав:
— Ну ничего себе за кексиками сходил.


Читать на Ponyfiction
Читать на Ficbook

Жёлтые пёрышки. Часть 4 - Мышь [Первофик]


Ранее: Часть 1, Часть 2, Часть 3.1</a, Часть 3.2.

Рейтинг: PG | Жанр: Приключение, драма | Персонажи: ОСи

Описание: Приключение небольшой но храброй мышки, которая внезапно обнаружила себя в доме с большой и страшной птицголовой кошкой.

На иных платформах — Google Drive, ponyfiction.
Читать дальше →

Ночной приют. Глава 5

Доброго времени, сотабунчане.
Новая глава повести рассказывает о том, что удача сопутствует терпеливым, но будь осторожен: за улыбкой этой кобылки может скрываться издёвка.




Авторы: Alex_Heil , DarkKnight
Редакторы: Randy1974 , Mordaneus
Автор обложки: dalagar
Рейтинг: G
Жанры: Повседневность, Драма, Флафф

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4

Глава 5. Об удачливых охотниках и жертвах…Пропажи в доме Дитзи стали реже, но не прекратились.
Тем не менее жеребята несколько раз пользовались этим поводом, чтобы устроить совместную ночёвку на выходных. И разумеется, почти каждый раз обсуждали ночное приключение.
Но больше, конечно, просто болтали, рассказывали страшные истории и даже играли в настольные игры, до которых Найт Блюм оказалась большой охотницей. От самых простых вроде джанги, до неимоверно запутанной и сложной «Древней Эквестрии», посвящённой тёмным временам ещё до Зимы Вендиго.
Конечно, жеребята пытались устроить «засаду» с целью изловить хотя бы кошку, но ночная гостья так и не вернулась.
Несколько дней всё было тихо, но потом вдруг исчезла накидка Дитзи.
Конечно, как и раньше, вещи через некоторое время возвращались, наверняка это ждало и накидку.
Но эта была любимая, подаренная мамой ещё пару лет назад. И хотя она уже была маловата, но всё равно это привело Дитзи в праведное негодование.
В тот же день, встречаясь с друзьями — после первой ночи охоты на монстров кобылка просто не могла думать о них иначе — Дитзи подняла вопрос о новой засаде.
— Эту накидку подарила мне мама, — твёрдым голосом сказала она. — И если эти чудища из леса думают, что могут безнаказанно шарить у меня в вещах…
Она не договорила, но Найт Блюм заметила:
— Ты такая грозная сейчас…
Иствинд добавил:
— Прямо героиня-воительница из пегасьих легенд.
Дитзи на мгновение прижала ушки, скрывая глубинные чувства, хотя ей и несколько польстило такое сравнение.
В этот раз засаду решили устроить в выходные. Во-первых, всё лучше выспаться накануне, а во-вторых, не так устанут. Если, конечно, не носиться весь день.
— Почему ты думаешь, что сегодня кто-нибудь заявится? — спросила Найт Блюм, когда жеребята пили чай с пирожками у Дитзи.
— Мне так кажется, — ответила та. — Но если понадобится, я буду каждую ночь дежурить.
— А когда же ты будешь спать? — поинтересовалась единорожка.
Дитзи поджала губы. Хороший, однако, вопрос. И если в выходные ещё можно как-то выкрутиться, пожертвовав дневными забавами, то в будни тогда придётся прямо в засаде учить уроки.
А если это делать по ночам при неверном свете фонаря или свечей, можно запросто испортить зрение.
Перспектива ко всему прочему получить ещё и очки на нос заставила аж вздрогнуть…

…Этой ночью всё шло как обычно: весёлая болтовня, чай и печенье, крутящийся под ногами до поры до времени Криспи. Потом — страшилки, настольная игра.
И, конечно, снова отчаянные попытки продержаться до самого утра.
Прячась в проверенном убежище под завешенным покрывалом столом, жеребята прождали до самой полуночи.
Глаза всех троих уже настойчиво слипались, когда льющийся в окно лунный свет неожиданно померк.
Дитзи выглянула было посмотреть в полной уверенности, что это птица или набежавшая тучка заслонила свет: всё равно в засаде делать было больше нечего.
Но внезапно с кобылки слетела вся сонливость.
Потому что в специально оставленном приоткрытым окне показался понячий силуэт.
Судя по очертаниям, юная кобылица, едва ли сильно старше самой Дитзи. Крылатая, иначе до окна второго этажа так просто бы не добралась. Но двигающаяся совершенно бесшумно, что на копытах — вообще высокое искусство.
Даже открытая теперь настежь рама не издала ни звука, хотя Дитзи ясно помнила, насколько та скрипучая.
И если бы не яркая, почти полная луна, то и сонная Дитзи ничего бы не заметила, и воровка увела бы что-нибудь прямо у неё из-под носа!
Незваная ночная гостья тем временем мягко ступила на ковёр комнаты. Сделала пару шагов и… повесила на спинку кровати что-то тканевое. Как подумалось — подаренную мамой накидку. Наигралась, видимо, и как всегда вернула. И замерла на пару мгновений, словно бы в задумчивости, дескать, почему ночью на кровати никого нет, и даже матрас снят.
Дитзи уже хотела было гневно окликнуть воровку… ну или скорее хулиганку: вещи-то не пропадали с концами. Но та вдруг сама повернулась в сторону, где за импровизированной баррикадой лежали жеребята.
Слова застряли у Дитзи в горле.
Потому что на мордочке пони сверкнули злые жёлтые глаза, отразив тусклый свет светлячкового фонаря. Это был зловещий свет глаз ночного чудовища: с вертикальным кошачьим зрачком, зловещий и недобрый…
Дитзи издала вместо крика сдавленный писк.
Тем не менее, задремавшие было друзья успели вскочить. Иствинд потому, что Дитзи, попятившись, наступила на него, а Найт Блюм от вскрика пегасёнка.
Ночная гостья не стала терять времени. Резко развернувшись, она в мгновение ока выпрыгнула обратно в окно. Хлопнули крылья, но как-то не по-пегасьему, звук был резче и громче.
Пока жеребята, хлопая сонными глазами, поднимались, незнакомки и след простыл. Подбежавшая к окну Дитзи увидела лишь ночную темноту, когда на луну так не вовремя набежало облако. Как назло, слишком большое.
Кобылка даже подумала было отправить Иствинда навести порядок в небе, но подумалось, что на это уйдёт время, которое и без того упущено. К тому же, ночное существо было больше жеребёнка и неизвестно, что от него ждать.
Когда Дитзи разочарованно отвернулась от окна, на мгновение показавшийся лучик лунного света заставил блеснуть что-то, лежащее на полу.
— Что это было? — послышался сонный голос Найт Блюм.
— Похоже, воровка, — отозвался Иствинд. — Я видел пони.
— Это не пони, — отвлечённо сказала Дитзи, наклоняясь к полу и подбирая копытом небольшую подвеску на серебряной цепочке. — Или не совсем пони.
— Как это — «не совсем»? — спросил Иствинд, — Ты или пони, или нет, как тут может быть что-то половинчатое?
— Силуэт понячий, это верно, — сказала Дитзи, поближе рассматривая добычу, — но я никогда не видела, чтобы у пони светились глаза.
Украшение представляло собой серебряный, усыпанный какими-то мелкими камешками, кулон в виде полумесяца. Цепочка же порвалась, видимо, поэтому незваная гостья и обронила её.
— Что там? — подошла Найт Блюм, рог которой осветился магией.
— Улика, — коротко ответила Дитзи, не в силах оторвать взгляд от тончайшей работы.
При ближайшем рассмотрении оказалось, что кулон будто бы сплетён из тончайших нитей металла и полностью покрыт какими-то блёстками. Плюс несколько прозрачных огранённых камней придавали украшению мистический блеск.
Жеребята подошли к подруге, и все завороженно уставились на покачивающийся в копыте полумесяц.
— Какая чудесная вещица, — прошептала Найт Блюм. — Никогда такого не видела.
— Ага, — сказал Иствинд, в глазах которого отражался блеск украшения. — Будто волшебная…
На мордочке Дитзи появилась улыбка:
— Знаете, что это значит?
— Что? — спросила Найт Блюм, а Иствинд предположил:
— Просто медальон с чьей-то кьютимаркой?
Дитзи покачала головой:
— Это значит, что оно вернётся…
С этими словами она убрала кулон в складку накидки, и волшебное чувство, накатившее от созерцания лунного блеска, пропало.
Охотники на чудовищ переглянулись. Следовало подготовиться к следующей ночи.
* * *
Новую засаду устроили в комнате Криспи.
Уговорить самого жеребёнка в эту ночь переночевать наверху стоило Дитзи немалого количества терпения, а также целой дюжины обещанных конфет. В плане сладостей обошлось бы значительно дороже, просто Криспи не знал чисел больше.
Но из друзей только Иствинд умел летать, а значит, у ночного чудовища было преимущество на втором этаже.
Родителям решили ничего не рассказывать о ночном визитёре: ещё поднимут панику, с этих взрослых станется и стражника позвать. И тогда, даже если и получится кого-то поймать, друзья останутся не у дел.
И как будто было мало проблем, ещё и мама заметила, что ночные посиделки «что-то участились», и что неплохо было бы жеребятам «вернуться в режим».
Дитзи, вздохнув, пообещала, что вот ещё разочек — и будет не чаще раза в месяц. А то уже договорились, и игры заготовили, и истории…
— Ладно, — улыбнулась Астра Вэй, глядя на увлечённую новыми друзьями дочку. — Завтра ещё можете полуночничать.
Хорошо ещё, материалы для ловушки принёс Иствинд, иначе пришлось бы ещё и долго объясняться с дядей Рафлом. А тот мог рассказать маме, и тогда оба начали бы что-нибудь подозревать… нет уж.
Едва не пропустив обед и работая весь день, без конца отмахиваясь от назойливого Криспи и откупаясь сладостями (причём вышло возмутительно больше оговорённого в сделке), друзья к ужину изрядно вымотались.
Но у Дитзи на этот случай был припасён сюрприз.
Когда все сели перекусить печеньем в преддверии предстоящей охоты, Дитзи не без некоторой торжественности водрузила на столик термос.
— Что это? — спросила Найт Блюм.
— О, — заговорщицки улыбнулась Дитзи. — Это — самый настоящий чёрный кофе!
Жеребята переглянулись. Не то чтобы они не знали, что такое кофе. Иствинд его даже пробовал — с добавлением изрядной доли молока. Но чтоб целый термос чёрного?
— Это поможет нам не спать, — уверенно продолжила бежевая кобылка.
Кофе, несмотря на растворённый в нём сахар, оказался горьким. Но все присутствующие мужественно приняли по чашке, и действительно, наступившая было усталость в панике бежала.
Дитзи почувствовала, как сердце забилось сильнее, а ноги будто сами собой запросили какой-нибудь, всё равно какой, но активной деятельности. И, судя по заблестевшим глазам друзей, они испытывали что-то похожее.
— А тебе… разрешили взять кофе для всех? — спросила Найт Блюм.
Дитзи пожала прикрытыми накидкой плечами:
— Не то чтобы. Но никто и не запрещал.
— Как так? — не поняла единорожка.
— Я просто не спрашивала, — хихикнула кобылка. — Видимо, все полагали, что раз кофе такой горький, мы с Криспи его и сами брать не будем. В принципе, это даже верно: если бы не необходимость, я бы эту гадость в рот не взяла.
После этой фразы раздалось общее хихиканье.
Ловушка была построена у самого окна. На принесённом из гостиной журнальном столике лежал кулон-полумесяц, причём так, чтобы свет уже окончательно полной луны падал на него, рождая волшебные отсветы и блики на стенах.
По расчётам, ночное чудище должно заметить этот блеск, ринуться в окно, после чего осталось только дёрнуть за верёвку, чтобы уронить сверху сеть. Та, конечно, предназначалась для рыбы, но какая разница?
В общем, должно было сработать: жеребята подсмотрели чертёж ловушки не где-нибудь, а в Большой Эквестрийской Энциклопедии, где рассказывалось, как древние пони делали подступы к своим жилищам безопасными от хитроумных хищников. Например, от волков и диких кошек.
Когда стрелки часов приблизились к полуночи, жеребята загасили фонарик и стали ждать.
В этот раз никто не скучал и не зевал: сказалось не только кофе, но и предвкушение удачной засады. Сейчас жеребятам казалось, что всё было не зря: прошлые бессонные ночи, полные ожидания и тщетных надежд…

…Время тянулось невыносимо медленно. Подлые стрелки часов будто вовсе не двигались, но жеребята мужественно терпели скуку.
Теперь их не клонило в сон, и каждый хотя бы раз уже готов был поклясться, что видит заслоняющую лунный свет зловещую тень.
И когда это действительно произошло, все не сразу поверили в реальность происходящего.
Лунный свет померк, когда крылатая фигура появилась в окне, но лишь на мгновение: увидев кулон, лесное чудовище молниеносно бросилось вперёд.
Конечно, оно не заметило леску.
Ловушка сработала как надо, и рыболовная сеть с тихим шорохом упала на спину ночной гостьи. Та, видимо, всё же была пони: по крайней мере, чем-то очень похожим, судя по силуэту и проступающим в лунном свете очертаниям не очень большой кобылицы. Если бы ещё не эти глаза…
Воровка очень по-понячьи взвизгнула от неожиданности. Распахнув крылья, она, конечно же, запутала их в сети, но если это её и смутило, то ненадолго.
Сеть, к слову, оказалась недостаточно велика, чтобы спутать всё существо целиком. Но какая нашлась.
— Попалась! — выкрикнула тем временем Дитзи, выскакивая из укрытия, но притормозила, напоровшись на взгляд сверкающих глаз, будто на стену.
Крик получился малость сдавленным: кобылица старалась сдерживаться, чтобы воплями не разбудить спящих за стеной родителей.
Зашипев по-змеиному, воровка бросилась к окну. И это несмотря на то, что её крылья были опутаны сетью!
Впрочем, первый этаж не грозил ей опасностью, в отличие от отряда отважных охотников!
Существо сигануло в сад, после чего послышался стремительно удаляющийся топот копыт.
— Скорее, наружу! — воскликнула Дитзи всё тем же громким шёпотом и тоже рванулась к окну.
Остальные не стали спорить. Найт Блюм подхватила фонарь, а Иствинд — сумку с инструментами и верёвками.
Едва не застряв в окне, жеребята выскочили на улицу.
Конечно, ночная гостья не стала дожидаться отважных охотников. В относительно ярком свете полной луны и звёзд было видно, как понячья фигура отчаянно улепётывает к лесу.
— В погоню! — крикнул Иствинд, которого тоже охватил боевой азарт.
Кобылки не возражали.
Жеребята сорвались с места в карьер. Иствинд мог бы их обогнать, но держался вровень: не хватало ещё потеряться или ждать отставших. Тем более, фонарь был только один, если не считать возможного волшебного огонька Найт Блюм.
Благо, дом стоял на окраине, и лес был недалеко — только проскакать небольшой луг.
Но и существо, похоже, прекрасно было осведомлено об этом, поэтому, услышав звуки погони, лишь поднажало.
Распутать крылья воровка даже не пыталась.
Жеребята тоже ускорились, насколько могли. В их головы сейчас не шло никакое рациональное объяснение происходящему: всех захватил азарт сродни охотничьему. Ещё бы, раскрыть многолетнюю тайну Бэрриконта, которая, видимо, ставила пони в тупик несколько поколений назад!
Дитзи же на бегу мимоходом подумала о заблаговременно принятой таблетке: такие нагрузки плохо сказывались на спине.
Ночной лес приближался подобно иссиня-чёрной стене. Лунный свет заливал весь луг и большую часть Бэрриконта, но перед строем укрытых кронами стволов будто в страхе отступал.
И если днём лес всегда был прохладным и светлым, то сейчас казался сгустком леденящей тьмы прямиком из легенд о Дне Согревающего очага.
Но жеребята не остановились. Они почти догнали незваную гостью и понимали: больше она на подобную уловку не попадётся. И одной богине известно, когда удастся в следующий раз её так подловить: ведь надёжной приманки-то больше не было!
Лесной мрак шарахнулся прочь от неверного света фонарика, но лучше стало ненамного: всё равно приходилось внимательно смотреть под ноги.
В то же время лесное существо явно чувствовало себя в темноте как дома: не сбавляя скорости, оно неслось сквозь чащу и вскоре только хруст веток сообщал, что впереди кто-то есть.
— Быштрее! — крикнул Иствинд, которому пришлось нести фонарь в зубах.
В густых зарослях ему тоже приходилось бежать ногами: в лесу летать вообще не рекомендуется, а в ночном — особенно. Пегасёнок этим решил пренебречь, но, несколько раз получив ветками по морде, всё же решил внять советам старших и спустился с небес на землю.
Жеребята снова поднажали, но Дитзи вдруг споткнулась обо что-то. Она хотела крикнуть друзьям, чтобы подождали, но в открывшийся для этого рот попала полная листьев ветка, и получился только сдавленный писк, которого в общем шуме погони вообще никто не услышал.
А в следующий миг Дитзи поняла, что из-под копыт уходит земля. И что сама она куда-то падает, а точнее, скользит вниз по склону.
Какое-то время все силы уходили на то, чтобы удержать хоть какое-то подобие равновесия и не покатиться по обрыву кубарем: если бы такое произошло, без травм бы не обошлось. В том числе и спины.
При мысли об этом Дитзи и вправду чуть не упала, но совладала с собой неимоверным усилием. Что было непросто, учитывая хлещущие по мордочке ветви и царапающиеся кусты.
Каким-то чудом удержавшись на ногах, кобылка почувствовала, что достигла подножия склона: скольжение замедлилось и вскоре прекратилось, и это было хорошо: прямо по курсу чёрной громадой возвышалось раскидистое дерево.
Дитзи обессилено шлёпнулась на круп, переводя дыхание.
Это было просто уму непостижимо: оказывается, все бежали по краю обрыва! Судя по всему, это был как раз Криворогий овраг — местечко и днём не особо приятное, что уж говорить о кромешной ночи.
Кобылка вдруг вздрогнула от осознания того, что осталась одна в ночном лесу.
В овраг ещё проникало немного лунных лучей, но других источников света не наблюдалось. Просто ни следа светлячкового фонаря в зубах Иствинда.
— На-айт! — протянула Дитзи и сама удивилась, каким жалобным и жалким получился крик, — Иствинд! Ау!
Но ответа не последовало.
Только застрекотали потревоженные сверчки, да ветер тихо прошелестел кронами деревьев.
И тогда Дитзи стало страшно.
Она не представляла, в какую сторону ей идти, чтобы выйти к городу, а не забрести глубже в лес. Днём она бы сориентировалась по солнцу, а как быть ночью? Кобылка, конечно, слышала о навигации по звёздам, но сама ею не владела. Да и какие звёзды, когда сама луна едва-то видна.
Ждать на месте было слишком страшно: не то чтобы в лесу в самом центре Эквестрии могло водиться что-то реально опасное, но тут же, как выяснилось, живут ночные чудовища!
А если они пони едят?!
— АУ-У-У-У! — заорала Дитзи что есть мочи, подстёгиваемая первобытным ужасом травоядного существа, ожидающего нападения хищника из ночной темноты. — Ребята!.. Помогите!..
Но и в этот раз, стоило стихнуть эху, ответом были лишь звуки ночи.


Читать на Ponyfiction
Читать на Ficbook

Остальные работы dalagar : Ссылка 1, Ссылка 2

Хэппилон

«Las Pegasus has Canters-A-Lot»

Запоздало посвящается прошедшему 10-летию «My Little Pony: Friendship is Magic» и 2010-ым годам.

Синопсис: Вместе с повзрослевшей Скуталу Рэйнбоу Дэш заглядывает на последний в ее жизни ДэрингКон, проводимый в Лас-Пегасе — городе, проблемы которого она не вправе и не в силах решать.

Фикбук
Гугломенты
Библиотека

Короткий обзор двух произведений. Cold in Gardez. «Загадка сфинкса», SabreTheRedMane. «Давняя прелюдия к самому лучшему вечеру»



«Загадка сфинкса», «Давняя прелюдия к самому лучшему вечеру»«Дэринг Ду прыгнула сквозь каменную арку как раз вовремя: проход позади нее рухнул. Падающие камни вытеснили воздух и образовавшийся порыв ветра сбил пони с ног, и она полетела по коридору словно дротик из духовой трубки. На непродолжительное время довлеющая сила гравитации над Дэринг исчезла, она парила вперед, ощущая в темноте лишь порывы воздуха, проходящие сквозь перья, а затем она снова встретилась с каменным полом.

Она перевернулась на бок, чтобы отдышаться. Запах крови — её собственной крови — щекотал ноздри и подслащивал воздух, наполненный душком пыли, камней и веков. Она откашлялась, дивясь, что рёбра всё ещё целы.

Ой. Ой. Серьёзно, ой. Она застонала и через силу перевернулась на другой бок, а затем на копыта. Кажется, все кости целы, и она медленно встала.

Отбитый бок болел, но кромешная тьма волновала куда сильнее. Где-то в седельных сумках у неё был факел, зачарованный, последнее слово магии, которым нужно лишь согнуть край и он будет гореть несколько часов. Она рылась болевшим копытом в сумке, пока не нашла и не вытащила этот стержень.

— Ну хорошо, гробница, раскрой мне свои тайны, — пробормотала она.»

«Загадка сфинкса»

Автор: Cold in Gardez

Переводчик: Athlete

Размер: Макси

Фендом: MLP:FiM

Ссылка на произведение: ponyfiction.org/story/12284/

Одна из многочисленных интерпретаций на тему всем хорошо известной легенды, которая заиграла немного иными красками в свете совмещения с сеттингом MLP. Добротная приключенческая зарисовка, где нашлось место всему понемногу, от напряженного нагнетания атмосферы, до вполне себе сложных моральных дилемм.

Описание этого рассказа вкупе с названием состоят из спойлеров чуть менее, чем полностью, поэтому можно рекомендовать просто пропустить короткий вводный текст(вместе с обзором, хех) и сразу погрузиться в эту историю.

Для тех, кто продолжил читать, напишу довольно расплывчато. Не смотря на фэнтезийный сеттинг, это рассказ про решение и ответственность, а мир и то, каким образом было принято это решение – по мере текста отходят на второй план. Антураж забытого подземелья, опасные ловушки и обвалы, кости менее умелых или умных искателей – тоже постепенно отодвигаются на периферию внимания.

А вот вторая половина произведения и задает общий тон, создает искру напряжения, когда встречаются максимально непохожие создания, словно существа из разных миров, которые, как ни странно, становятся заложниками друг друга. А вот к чему приведет короткий миг острого противостояния – станет известно лишь в самом конце.

Произведение вполне подойдет для тех, кто хочет быстро пробежаться по короткому приключению, в котором в равной степени сочетается дух первооткрывателя и личная трагедия.

«Давняя прелюдия к самому лучшему вечеру»

«Посреди течения Реки Времени, подобно могучей скале, возвышалась Селестия, а время лишь обтекало Ее, не в силах даже шевельнуть.

Принцесса молча вглядывалась вдаль, стараясь разглядеть в подвижном кривом зеркале неверный, дрожащий образ грядущего. Одновременно и чистый, как стекло, и мутный, как болото, поток нес миллионы образов, целый водоворот цветов. Миллионы событий которым суждено свершиться, ибо даже бессмертные богини не властны над судьбой. Она лишь могла попытаться разглядеть, какой из тысячи возможных исходов был бы благоприятен для Ее целей и что необходимо сделать, чтобы стало так. И то, что Она сейчас разглядела, то, что необходимо было для наилучшего результата, наполнило Ее чувством, близким к смятению.»

Автор: SabreTheRedMane

Размер: Макси

Фендом: MLP:FiM

Ссылка на произведение: ponyfiction.org/story/14778/

Короткий рассказ, описывающий то, что зачастую все происходящее может оказаться гораздо интереснее и продуманнее, чем кажется на первый взгляд. В целом – зарисовка зашла, обосновавшись где-то в укромном уголке памяти.

Ожидая начало очередного большого сбора в Кантерлоте, Селестия что-то просчитывает и о чем-то раздумывает, простирая взор на линии вероятностей. И затем, как всегда ослепительная, собирается встречать гостей в назначенный час, чтобы снова вступить в стихию политических интриг и важных знакомств.

Принцесса в данном произведении оказывается не совсем тем, чем желает казаться для всех своих подданных, да и для жителей соседствующих держав тоже. Так же её образ проработан более в сторону манипулятивных воздействий принципиально иного уровня, нежели то, что показано в оригинальном сериале. Она аккуратно и неумолима, приветлива и изящна, мягка и непреложна, ибо замыслы подобного ей существа простираются сетью, что опутывает почти все аспекты жизни подвластных ей смертных.

Здесь довольно много полунамеков на что-то старое и полузабытое; хорошо показаны образы нескольких персонажей, которые должны сыграть свои роли в масштабных замыслах; и, разумеется, принято одно основополагающее решение, которое станет одной из важнейших точек в длинной истории Эквестрии.

Рассказ поднимает не слишком много тем, он скорее про огромную, неизмеримую ответственность некой трансцендентной сущности, которая пытается казаться своей среди простых существ и медленно продвигает свою волю в созидательных целях, не мечом и прямым словом, но неспешно и вкрадчиво.

Для короткого раздумья читателей о том, что Эквестрия – это нечто большее, нежели просто государство с добрым повелителем, рассказ вполне подойдет.

Сюжет: 7\10

Персонажи: 7\10

Стиль: 8\10

Проработка мира: 6\10

Общая оценка: 7\10

[Перевод] Зазеркалье. Глава 21:Знакомства


Описание:
Сансет всегда знала, что ей суждено стать великой, но даже не представляла — насколько. Пока не увидела себя аликорном в волшебном зеркале. Игнорируя предупреждения Селестии, Сансет искала ответы.
Когда она узнала, что зеркало — это еще и портал в другой мир… ну что еще ей оставалось, как не прыгнуть туда? Но, похоже, она не предусмотрела все возможные варианты. Например, что может оказаться в ловушке на другой стороне. Или что снова превратится в ребенка.

ОригиналLooking Glass
АвторKrickis
ПереводчикLegion2709
Редакторы — Murlestia
Статус — Не завершен
Жанры — [EqG][Драма][slice of life][романтика][философия][секс][алкоголь]
Рейтинг — PG-13
Первый вариант обложки by:pasu-chan
Титульная страница на Google Docs
Google Docs
Ponyfiction
Ficbook
fanfics.me

Сноуфлейк. Глава 21



Прошу простить за очередную долгую задержку новой главы, но так уж сошлись звёзды, дела и погода. Постараемся реабилитироваться как можно скорее. Приятного чтения, надеюсь вам понравится :)

Автор: Morning Mist
Соавтор: Movmav
Рейтинг: R

Описание: Дети видят окружающий мир совершенно не так, как взрослые. Для них он наполнен теплом, яркими красками, захватывающими открытиями. Но с возрастом дети всё больше понимают, что на самом деле мир — довольно циничное и серое место, где события часто идут не по плану. И как бы ни пыталась Селестия превратить Эквестрию в благодатную страну, где царят дружба и взаимопонимание, за пределами столицы результаты оставались весьма скромными.
Добрая и ранимая Сноуфлейк, младший жеребёнок из семьи Стрей, слишком рано столкнулась со «взрослой» реальностью. А невероятное умение кобылки попадать в неприятности на ровном месте постепенно впутывает её в череду опасных приключений.


Глава 21 (Ponyfiction)
Глава 21 (Ficbook)
Фанфик целиком (Ponyfiction)
Фанфик целиком (Ficbook)

Ночной приют. Глава 4

Доброго времени, сотабунчане.
В новой главе повести вы узнаете о том, что даже в тихом омуте келпи водятся, и некоторые страшные байки оказываются вовсе даже не байками; а ещё о том, что настоящая охота сближает.




Авторы: Alex_Heil , DarkKnight
Редакторы: Randy1974 , Mordaneus
Автор обложки: dalagar
Рейтинг: G
Жанры: Повседневность, Драма, Флафф

Глава 1
Глава 2
Глава 3

Глава 4. О скучных тайнах, странных пропажах и кошках…За тот час, что Дитзи провела с новыми знакомыми, она узнала о Бэрриконте столько, что голова шла кругом.
Иствинд же всё продолжал и продолжал трещать:
— …Вон там — отличное кафе «У Дейзи». Если вдруг захочется перекусить, ромашковый сэндвич — самое то, что нужно. А если пройти чуть дальше, то там нередко стоит мистер Близард со своей тележкой мороженого!
Дитзи только кивала на это. Мороженое — это хорошо. Она, как и практически любой жеребёнок, любила снежную сладость, в незапамятную древность изобретённую какой-то пегаской.
Найт Блюм же по большей части молчала, но иногда кидала на Дитзи внимательные взгляды. Изредка вставляла слово-другое, подтверждая или уточняя сказанное приятелем.
И почему-то Дитзи казалось, что белая кобылка всё понимает. По крайней мере, больше, чем показывает.
…Иствинд и Найт действительно пришли после окончания школьных занятий, чтобы познакомиться поближе с новой жительницей городка.
Дитзи подготовилась: заранее надела накидку, приняла таблетку и смело шагнула навстречу новому испытанию.
Но то ли она уже стала «оттаивать», как говорила мама, то ли просто смирилась, но общество сверстников уже не вызывало такого чувства отвращения, как раньше. И хотя Дитзи из упрямства убеждала себя, что это не так, но вслух этого, конечно, не говорила.
Здесь, на узких улочках жилых районов, Бэрриконт не казался чудовищно большим. Хотя главный проспект всегда был полон пони, не говоря уже о рыночной площади с ратушей или городском сквере.
Пока они гуляли по улицам города, Дитзи успела несколько раз удивиться, как можно жить в таком шуме и в такой толпе. Первые впечатления подобного рода, полученные ещё на железнодорожной платформе, меркли в сравнении с городом.
По мнению кобылки, пятидесятитысячный Бэрриконт был огромен.
Хотя Дитзи, как образованная кобылка, знала, что такой город считается крайне небольшим в сравнении с гигантскими Кантерлотом или Клаудсдейлом. Знала, но представить себе такого не могла.
И радовалась, что не пришлось переезжать в столь огромное место.
С другой стороны, тихие улочки и тенистые аллеи иногда напоминали Дитзи дом: так же тихо, спокойно и красиво. А уж если притаилась на первом этаже очередного домика какая-нибудь интересная лавка…
Например, Дитзи с удивлением и радостью увидела магазинчик «Всё для творчества», где витрина полнилась кисточками, красками, всевозможными инструментами и материалами, игрушками-конструкторами, а главное — яркими упаковками пазлов.
В те редкие моменты, когда Дитзи хотелось отдохнуть от книг, она посвящала вечера сбору затейливой игры. Это занимало кучу времени, а в результате появлялись красивые картины.
— Знаешь, мы рады, что ты переехала к нам, — подала голос Найт Блюм.
В этот раз Дитзи соизволила даже ответить:
— Почему? Я ведь учусь дома и даже не буду ходить в школу.
— Всё равно интересно дружить с новой пони.
Дружить.
Единорожка сказала это так просто и непринуждённо, что до Дитзи даже не сразу дошёл смысл слов. Когда же это случилось, кобылка в задумчивости опустила уши.
Очень трудно довериться другим пони после того, как об дружбу вытерли копыта. Походя сломав твою жизнь.
Дитзи этого не видела, но, заметив её реакцию, Иствинд и Найт Блюм переглянулись, и первый быстро сменил тему:
— Слушай, я знаю, ты, типа, с нами не учишься и не собираешься, но наша учительница будет к тебе ходить, поэтому ты вроде как бы с нами, — пробубнил слегка покрасневший жеребёнок, путаясь в собственных словах. — Короче, у нас тут в лагерь на осенние каникулы записываются, хочешь с нами? Я это…
— Ненавижу лагеря! — вырвалось у Дитзи прежде, чем пегасёнок растерянно закончил:
—…мог бы договориться.
Повисла неловкая пауза, во время которой Иствинд и Найт снова обменялись взглядами. Создавалось впечатление, что эта парочка общается без слов, и это тоже раздражало. А ещё до кучи начинала чесаться спина под накидкой.
Жеребята успели пройти полквартала, как пегасёнок нарушил молчание:
— Хочешь, расскажу страшную легенду нашего города?
Кобылка удивлённо уставилась на собеседника. Конечно, жеребячьи страшилки есть везде, где есть жеребята. Но чтобы целого города?
Впрочем, Дитзи быстро оборвала ход этих мыслей. Иствинд просто выдаёт желаемое за действительное. Не исключено, что сейчас будет очередная дурацкая история про Лошадь-Без-Головы или Старую Кобылу с ржавой подковой…
Но не стал развивать тему лагерей и дружбы, и на том спасибо.
Видимо, весь скепсис отразился на мордочке Дитзи, потому что Иствинд добавил:
— И это вовсе не дурацкая страшилка для жеребят, не думай.
— Ну, попробуй тогда, — фыркнула кобылка. — Только не говори мне, что у школьного дворника есть какие-то жуткие секреты.
Жеребята переглянулись, и Иствинд пояснил:
— Я его подозреваю кое в чём, но это тут ни при чём…
Найт Блюм страдальчески закатила глаза и перебила:
— Да этот чудак вообще нигде ни при чём. Его в школе из жалости держат, потому что он вроде как нестарый, а здоровье как у старика. Еле ноги переставляет, видит плохо, неуклюжий, как богиня знает кто…
Иствинд сказал:
— Да, это правда… но как знать…
Дитзи, не желая слушать споры о дворнике, вернула разговор в нужное русло:
— Ты обещал рассказать, что за легенда такая.
— Глубоко в Златогривом лесу, — ухватился за возможность пегасёнок, — стоит старый дом. Никто не знает, где именно, потому что те, кто искал и нашёл, не вернулись обратно. Ибо в доме живут страшные чудовища…
— Если никто не вернулся, — перебила Дитзи, — то кто рассказал об этом первым?
— Пони так говорят, — пришла на помощь Найт Блюм. — К тому же, это легенда.
— Вовсе нет! — возмутился на это Иствинд, — Просто пони, собирающиеся в экспедицию на поиски Лесного Дома, часто говорят об этом другим. Но если и вправду идут туда, то не возвращаются, вот!
— Тогда почему все знают, что там дом, а не болото, логово монстра или портал в Тартар? — Дитзи начинал забавлять этот разговор, и хотелось как-нибудь опровергнуть глупую жеребячью страшилку.
Но Иствинд и не думал сдаваться:
— Его видели издалека!
Дитзи посмотрела на Найт Блюм, и в её глазах увидела тот же насмешливый скепсис.
Кобылки, не сговариваясь, хихикнули, чем вызвали возмущённый возглас пегасика:
— Хей! Там точно живут чудовища!
— Откуда ты знаешь? — спросила Дитзи.
— Я расследую это дело, вот! — Иствинд выглядел надутым, вися в воздухе невысоко над землёй со скрещёнными передними ногами на груди.
Дитзи удивлённо подняла бровь, но и Найт выглядела не менее удивлённой. Кобылки вопросительно уставились на приятеля, и тот пояснил:
— Давно собираю материал. Записываю рассказы.
— Слухи, — разочарованно протянула Найт, но пегасёнок упрямо помотал головой:
— Пусть так. Но кое-что их объединяет. По крайней мере, большую их часть.
— А почему мне не рассказал? — удивилась Найт.
— Потому, — ни секунды не задумался Иствинд, — что ты в это не веришь и стала бы смеяться. А собирался показать, как только будет всё готово.
— А что объединяет слухи? — спросила Дитзи, возвращая разговор в нужное русло.
— Дом в лесу, населённый чудовищами.
— И как это подтверждает правдивость легенд? — уточнила единорожка.
— Всё просто, — в голосе пегасёнка послышалось явное торжество. — Если бы это были пустые слухи, они бы различались в главном. Хоть какие-то. Но все истории всегда имеют в центре повествования старый дом, спрятанный в лесу…
— Этого всё равно маловато, — заметила Дитзи.
— Именно, — согласился Иствинд. — Поэтому мы должны пойти дальше и найти этот дом.
Кобылки переглянулись. Успех подобной миссии означал бы, что древняя легенда — вовсе не легенда и представляет реальную опасность. Провал был чреват пустой тратой кучи времени, а также вероятной угрозой заблудиться в лесу. Отказ же от участия и вовсе грозил нешуточной обидой Иствинда, чего Найт Блюм не хотелось. Дитзи тоже, хотя та ещё и не осознавала этого.
Впрочем, её мысли всё больше занимал зуд в спине, грозивший вскоре превратиться в обжигающую боль.
— Ребята, — сказала бежевая кобылка, стараясь, чтобы голос звучал спокойно, — мне надо домой.
Жеребята покосились на неё, и Найт Блюм сказала:
— Конечно. Можем пройти через огороды. Хочешь?
— А можно? Не хотелось бы кого-нибудь разозлить…
— Там есть тропинки. Топтаться по грядкам не придётся.
Дитзи кивнула:
— Тогда пошли.
И действительно, тот путь, что жеребята проделали несколько раньше по узким и извилистым улочкам Бэрриконта, по тропинкам и дворам удалось одолеть чуть ли не вчетверо быстрее.
При этом даже не пришлось лазать через заборы и канавы: везде к услугам жеребят оказывались удобные тропинки, заботливо возведённые мостки и незапертые калитки.
Выглядело немного странно, и Дитзи сказала об этом.
На что Найт Блюм ответила:
— Тут рядом школа. Жеребята так и эдак будут бегать через дворы. Так пусть лучше по тропинкам, чем по буеракам.
Дитзи кивнула. Звучало логично, хотя в её родном посёлке никто до такого не додумался. Впрочем, там и не нужно было особо. Единственная школа располагалась на отшибе, и даже развозка учеников не требовалась: каждый мог запросто доскакать или долететь до учебного заведения с любого конца посёлка самостоятельно.
Когда уже показался дом брата Мейзи Филд, в спине неожиданно стрельнула боль. Дитзи от неожиданности пискнула, чем вызвала вопросительные взгляды новых знакомых.
Пони почувствовала, что краснеет, и поспешила сказать, прижав уши:
— Кажись, на камешек наступила.
Судя по мордочкам жеребят, те не поверили. Иствинд хотел было что-то сказать, но перехватил взгляд Найт Блюм, да так и захлопнул рот обратно.
К счастью, спина не успела сильно разболеться до того, как Дитзи дошла до дома и распрощалась до завтра с, пожалуй, новыми если и не друзьями, то приятелями.
В частности, кобылку очень привлекло, что жеребята не лезли в душу новой знакомой, не засыпали неудобными вопросами и вообще особо не навязывались.
Дитзи, проходя к лестнице, машинально отметила, что мама и забежавшая зачем-то Мейзи Филд о чём-то беседуют на кухне, мелкого Криспи нигде не видать, а судя по стуку инструментов, дядя Рафл что-то мастерит на заднем дворе.
Поднявшись к себе, Дитзи привычно проглотила таблетку и, довольная, растянулась на кровати. Боль быстро уходила, оставляя только лёгкую усталость после длительной прогулки.
Спустя пару минут кобылка решила взять книжку, и тут её взгляд неожиданно зацепился за что-то, лежащее на подоконнике.
Когда же она посмотрела более внимательно, то удивлённо навострила ушки: у окна лежала пропавшая накануне книга.
Ошибиться было невозможно: потёртая голубая обложка, выгравированное серебристыми буквами название «Сказки и легенды»… и да, кармашек для формуляра на форзаце.
Но Дитзи много раз смотрела на подоконнике, там ничего не было!
— Чудеса, — сказала пони вслух, но потом её осенило.
Конечно же, всё как она и полагала: Криспи наигрался с книжкой, и кто-то из родителей просто подложил её на подоконник. Вроде как Дитзи сама пропустила пропажу, внимательнейшим образом осматривая комнату.
Кобылка фыркнула. Это было так банально и предсказуемо. Просто не верилось, будто мама и дядя Рафл полагают, что она купится на это. Хотя наверняка будут всё отрицать.
Дитзи не удержалась и непочтительно фыркнула, убирая книгу. Машинально она поставила её на полку, и только потом осознала, что утром этого предмета мебели в комнате не было.
Полка пахла свежим деревом и лаком и вообще выглядела новой. Все принесённые из библиотеки книги, ранее лежавшие стопками после того, как Дитзи вытащила их из сумок, теперь находились на ней.
В груди поднялось тёплое чувство к дяде Рафлу. Подумалось, что надо бы сказать спасибо, несмотря на аферу по обелению Криспи в глазах сводной сестры.
Потому что глупый жеребёнок — это глупый жеребёнок, а вот полочка — это не просто подарок, но и весьма полезная вещь.
Почему-то именно при виде этой полки Дитзи впервые за довольно длительное время искренне улыбнулась разливающемуся в груди чувству теплоты.
В этот момент кобылка впервые подумала, что всё может быть хорошо даже тут, на новом месте, среди незнакомых пони…
* * *
…Пару недель спустя Дитзи окончательно убедилась, что её вещи кто-то трогает: с полки на время пропало несколько книг, повешенный на стул плащ утром обнаружился на подоконнике, а однажды сундучок с личными вещами оказался перетащен на середину комнаты.
К слову, единственный ключ от комнаты был у Дитзи всегда с собой. А ночью — под матрасом.
Но сам факт случившегося стал последней каплей.
Если раньше что-то можно было списать на мамину приборку или баловство Криспи, то это было уже вне всяких рамок.
Но когда Дитзи, вернув сундучок на место, спустилась вниз с твёрдым намерением устроить если и не скандал, то серьёзное разбирательство, она услышала разговор мамы и дяди Рафла о схожих событиях и в их спальне. Необъяснимо пропадали гребни, платки, заколки, шашки — и обнаруживались несколько дней спустя. Иногда в совершенно неожиданном месте. Например, на крыше. Или наоборот, в подвале.
Родители, оказывается, тоже грешили на Криспи до тех пор, пока не пропал большой молоток. Криспи такой поднять не мог при всём желании, тем более — на крышу домика.
А дядя Рафл точно ничего не делал кувалдой последнюю неделю.
Послушав с минуту, Дитзи вошла к родителям, нарочно громко цокая копытцами, так чтобы даже ковёр не помешал услышать.
— У меня то же самое, — сказала она и поспешно добавила. — И это не моя мнимая рассеянность: мне ни за что не пришло бы в голову бросать плащ на подоконнике и библиотечную книжку — там, где до неё без усилий может добраться Криспи.
Не то чтобы он плохо обращался с книгами, но лучше в таких вопросах перестраховаться, чтобы потом не пришлось краснеть под укоризненным взглядом библиотекарши.
— Раз этого не делала я, — сказала мама, потом посмотрела на дядю Рафла, — ни ты, ни дети, ни, очевидно, Мейзи Филд… то тогда кто?
Жеребец также выглядел озадаченным.
— Кому это вообще надо — перекладывать вещи с места на место? — спросила Дитзи немного раздражённо.
— Давайте спросим у Мейзи? — предложил дядя Рафл, потом добавил: — По крайней мере, у меня других идей нет.
— Ты всё же думаешь, это она? — уточнила мама, и жеребец ответил:
— Нет, но я думаю, она может предположить, кто это может делать…
…Дитзи сама вызвалась спросить у хозяйки дома.
Земнопони, вопреки ожиданиям кобылки, не стала смеяться.
Наоборот, посерьёзнела и сказала, не отрываясь от мытья посуды:
— Так случается в крайних домах, пушинка.
— В смысле?
— Дома, что стоят с краю Бэрриконта. Иногда там пропадают вещи, чтобы через какое-то время найтись. Кто-то грешит на волшебный народец бриззи. Другие — на дикую магию или привидений. Не обращай внимания.
— Как же я могу не обращать внимания, если в моих вещах роются? — возмутилась Дитзи.
Но и на это у Мейзи нашёлся ответ:
— Ничего важного ведь не потерялось? Так всегда происходит: даже если что-то пропадает, обязательно возвращается. Ну, разве что за исключением забытых сладостей.
С этим было трудно не согласиться. Но, по мнению Дитзи, это ни разу не проливало свет на ситуацию.
— И дядя Рафл с мамой знали об этом, когда снимали дом твоего брата, тётя Мейзи? — уточнила кобылка.
— Знать-то они знали, да вот только не верили. А что, у вас уже началось?
— Ну так… — расплывчато ответила Дитзи. — Спасибо, тётя Мейзи, мне надо бежать!
И, провожаемая улыбкой кобылицы, пошла домой так быстро, как только смогла. Может, стоило даже побежать, но не хотелось лишний раз без крайней нужды тревожить спину.
Городок Бэрриконт, оказывается, имел настоящую загадку, по сравнению с которой меркли всякие дурацкие байки вроде дворника-маньяка.
К слову о дворнике. Дитзи пару раз, по пути в библиотеку, видела зелёного жеребца на улице. Тот и впрямь предпочитал ходить, а не летать, и вскоре стало ясно, почему: он явно плохо видел, и неспособен был быстро ориентироваться в полёте. Вид этого жеребца, копающегося в мусорных баках, вызвал у Дитзи смесь жалости и брезгливости. В конце концов, у него же была работа, так зачем подбирать мусор?
Впрочем, загадка разрешилась сама собой, стоило только присмотреться. Оказывается, дворник искал вовсе не еду, а сломанные вещи. Которые, видимо, чинил, так как бережно складывал в мешок.
Хотя однажды вечером Дитзи видела дворника, который зачем-то летел к окраинам. Впрочем, были уже сумерки, к тому же шёл дождь, и юная кобылка спешила домой, чтобы побыстрее оказаться в тепле и сухости. Так что могла и обознаться.
Она бы вообще не вылезла бы из дома в тот день, но ей срочно понадобился учебник за предыдущий год: одно из заданий в пособии ссылалось на параграф в прошлогоднем учебнике, а Дитзи уже не настолько хорошо его помнила.
Под эти мысли Дитзи вдруг осенило. Она даже остановилась, когда в голове сформировалась эта мысль.
А не связаны ли городские легенды с таинственными исчезновениями вещей? Но даже в самой устойчивой легенде о старом доме ничего не говорилось о пропавших вещах. Только о пропавших пони.
— Дитзи!.. — позвали сзади.
Иствинд, конечно, и Найт Блюм.
Но если раньше бежевая кобылка хотела сбежать от новых знакомых подальше, то теперь с удовольствием их подождала.
Как писалось в умных книжках, пони — вообще существа социальные и не переносящие длительного одиночества, и Дитзи бессознательно следовала этому шаблону поведения. Или же ей просто нравилось, как Иствинд и Найт рассказывают последние сплетни из школы и интересные городские истории, зачастую довольно давние. Как при этом иногда вступают в дружескую перепалку и потом весело смеются.
Дитзи даже ловила себя на том, что с удовольствием присоединяется к ним. И даже делится рассказами о жизни в маленькой деревне.
Впрочем, как выяснилось, не так уж и отличалась от деревенской жизнь местных пони. Разве что в деревне все знали друг друга, а городке — нет. А в остальном — всё было похоже: школа, родители, игры и озорство, беготня по полям и лесу, купание в речках и озёрах…
И хотя Дитзи ещё боялась полностью раскрыться, одолевающий её вопрос был слишком захватывающим, чтобы им не поделиться.
Жеребята оказались налегке: то ли успели забежать домой после школы, то ли у них не было занятий. Дитзи за общим расписанием не следила.
— Привет! — Иствинд подбежал первым. — Куда идёшь?
— Привет, — улыбнулась Дитзи. — Ребята, вы не поверите…
Она кратко пересказала события последних дней и разговор с Мейзи Филд, после чего закончила:
— И вот теперь я узнала, что наш дом, оказывается, чуть ли не проклят.
Жеребята переглянулись, и Иствинд торжествующим голосом спросил:
— Что я говорил?
— А что ты говорил? — поинтересовалась Дитзи.
— Чудовища Лесного дома наведываются в Бэрриконт, — пегасёнок даже взлетел от возбуждения и повис невысоко над мостовой. — А значит, мы сможем их поймать.
Дитзи переглянулась с Найт Блюм. Звучало как начало приключения, и в то же время — совершенно по-жеребячьи. Потому что если чудовища — реальность, значит, реален и Лесной дом. И все легенды — правда. Но если это так, то дело это не для трёх жеребят, пусть даже самых отважных, а как минимум для отряда Солнечной Гвардии.
— Мы даже не знаем, как они выглядят и на что способны, — заметила Дитзи.
Но Иствинда было уже не остановить:
— Ничего. Раз они влезают в дом к пони, не ломая стены и дверь, значит, они не особо больше и вряд ли намного сильнее.
— Или они просто не хотят привлекать лишнее внимание, — вставила Найт Блюм.
— Они так и эдак привлекают внимание, лазая в дома на опушке леса.
— В дома? — уточнила Дитзи, — У кого-то схожие проблемы?
— Так говорят, — развел копытцами пегасёнок. — Но до сих пор проверить было сложно. А сейчас у нас хороший шанс…
— Стоп-стоп, — перебила Найт. — Мы ещё даже не согласились на эту… авантюру. Правда, Дитзи?
— Правда, — согласилась бежевая кобылка, но в её голосе было столько неуверенности, что Иствинд тут же ухватился за подвернувшуюся возможность:
— Да ладно, девчонки, вы что, боитесь? У вас такой шанс доказать свою правоту о нелепости слухов!
Это был шах и мат. Отказ подчеркнул бы голословность обвинений, а положительный результат операции безусловно доказал бы правоту жеребчика.
— Ладно, — буркнула Найт Блюм. — Только нам понадобится продуманный до мелочей план и тщательная подготовка. Идёт?
— Идёт! — хором сказали Дитзи и Иствинд. Первая ухватилась за возможность, а второй будто только этого и ждал.
— Давайте тогда соберёмся у меня, — неожиданно для себя сказала Дитзи, — и всё обдумаем. Сегодня вечером.
— А если мы засидимся, твои родители не рассердятся? — уточнила единорожка.
— У меня своя комната, — сказала Дитзи. — Если будет слишком поздно, думаю, можно будет даже переночевать.
Спроси её кто, она сама бы не взялась сказать, почему решила так быстро согласиться на совместное расследование.
Возможно, ей просто хотелось первой в семье докопаться до истины?..
* * *
Когда Дитзи передала маме и дяде Рафлу слова Мейзи Филд, жеребец почесал копытом в затылке и проговорил:
— Лучше не стало.
— Возможно, это какие-то животные? — предположила мама, — Тогда надо будет как следует запереть окна и двери на ночь.
— Можно попробовать. А я запру подвал, — Рафл повернулся к Дитзи, — А ты проследи за своей комнатой и чердаком. Идёт?
— Идёт! — улыбнулась Дитзи, — А ещё ко мне ребята придут вечером, можно?
— Конечно! — в голосе мамы слышалась смесь радости и облегчения от того, что дочь, наконец-то, действительно с кем-то сблизилась и не превратилась окончательно в комок из иголок и отчуждённости.
Так, глядишь, и в школу вернётся нормально.
— Ничего, если мы допоздна засидимся? — уточнила Дитзи.
— Ничего, — разрешил дядя Рафл прежде, чем мама успела возразить. — Если хотите, можете даже заночевать все вместе, если им родители разрешат. Я принесу матрасы и одеяла.
— Спасибо! — на этот раз Дитзи еле сдержалась, чтобы не начать довольно гарцевать.
— Но Криспи отправится спать в девять, как обычно, — добавила Астра Вэй.
«Хвала богине», — подумала на это кобылка, но вслух ничего не сказала и только кивнула в знак согласия.
* * *
…Вечером же в комнате Дитзи развернулся настоящий штаб охотников на лесных чудовищ.
При этом удалось достаточно быстро отделаться от Криспи: маленькому жеребёнку было скучно сидеть на месте и болтать о малопонятных вещах, и он убежал носиться во двор. Конечно, он пытался подбить на это и «друзей сестрёнки», особенно надеясь на Иствинда, но тот не повёлся.
Ещё бы, ведь назревало настоящее приключение, не хватало ещё возиться с малышнёй!
Так что Криспи был вскоре предоставлен самому себе, к немалому облегчению всех оставшихся.
Ненадолго зашла Астра Вэй и принесла печенье и чай. Ненавязчиво выяснила, что Криспи никто специально не гнал, поцеловала Дитзи промеж ушек и ушла.
Настало время наконец по-настоящему заняться делом.
Иствинд притащил целый мешок всевозможной экипировки и целые тетради заметок, в том числе с вклейками из каких-то записей и даже вырезок газет.
Найт Блюм же озаботилась письменными принадлежностями, а ещё сумкой с магическими приспособлениями, в которых можно было без труда узнать школьные пособия по магии и какие-то самодельные предметы.
Дитзи же выпросила у дяди Рафла пару светлячковых фонарей, а длинный моток верёвки и большую москитную сетку взяла сама.
— Это зачем? — поинтересовалась Найт Блюм.
— Мы разве не будем ловить тех, кто придёт ночью в дом? — вопросом ответила Дитзи.
— Ну не сразу же! — единорожка чуть не взвилась на дыбы. — Мы же ещё ничего не знаем!
Иствинд ничего не сказал по этому поводу, но по его хитрой мордочке было видно, что он не против и сегодня кого-нибудь поймать. Но, видимо, прекрасно понимал полезность планирования.
«Или просто знает свою подругу», — додумала эту мысль Дитзи, а вслух спросила:
— Хорошо. С чего начнём?
— Давайте анализировать, — с важным видом сказала Найт. — Что мы вообще знаем доподлинно?
— Кто-то наведывается к нам в дом и переставляет вещи, — сказала Дитзи. — Но пока ещё ничего не пропало надолго.
— Это происходит довольно давно, — добавил Иствинд. — И окутано завесой из легенд и слухов. Мы знаем, что слухи небеспочвенны, но доказательств не было… никогда.
— Значит, кто-то хорошо скрывается, — кивнула Найт Блюм. — Я недавно вычитала о бриззи…
— Нет, — помотала головой Дитзи. — Я уже думала об этом. Бриззи отпадают.
— Почему? — хором спросили жеребята, и кобылка подавила самодовольную улыбку.
— Потому, — сказала Дитзи вслух, — что иногда пропадают тяжёлые и большие вещи. Например, кувалда. Бриззи её не поднимут, а даже если возьмутся толпой, зачем она им?
— А кому нужна кувалда? — задал Иствинд встречный вопрос.
— Хороший вопрос, правда? — Дитзи улыбнулась, — Одно можно сказать с уверенностью: эти таинственные чудовища из леса — летающие.
— Почему?
— Хотя бы потому что моя комната на втором этаже. И опять-таки, чтобы затащить тяжёлый молоток на крышу и не наделать шума, нужны крылья. Или просто невероятная сноровка.
— Да… — протянул Иствинд, и в глазах его промелькнуло безмерное уважение. — Не поспоришь…

***
…Когда слепящее солнце сошло с неба, и фонари зарделись рыжими огоньками, Мисс Пушелапка отправилась на ежевечернюю прогулку. Путь её был известен и проторен по заборам всей улицы, от дома до дома. Надоедливые собаки не достанут, а соседские коты и кошки издалека увидят, чья это территория, и кому именно добросердечные пони выносят мисочки с едой. Конечно, приходится сносить разные глупые имена: Груша, Соня, Лоскутка… да много их. Столько же, сколько и домов обойти.
Сегодня лапы опять понесли Мисс Пушелапку в дом, где появилась новая пони. Редкостная умница: глупых прозвищ не даёт, порции выносит большие… такой можно дозволить и за ушком почесать.
Внезапный шорох заставил кошку остановиться и насторожиться. Только что впереди светил фонарь — и вот его заслонила фигура. Знакомая фигура; она встретилась взглядом с мисс Пушелапкой, потом спрыгнула во дворик и тише мыши скрылась в доме, любезно оставив заднюю дверь приоткрытой.
Мисс Пушелапка восприняла открытую дверь в ночи как приглашение… К тому же, обязательно перепадёт что-нибудь вкусное.
Пони в этом доме не жила. По крайней мере, приходила не каждую ночь.
Но кошке было всё равно: она и сама предпочитала гулять сама по себе, а эта пони во многом была похожа: приходила ночью, двигалась бесшумно, в темноте ориентировалась не хуже Мисс Пушелапки, разве что летать умела…
Кошка бесшумно скользнула вслед за пони в любезно оставленную открытой дверь.
И хотя в этот раз блюдца со сливками не нашлось, Мисс Пушелапка не унывала: ночная гостья наверняка заглянет в кладовку…
…Сидеть в засаде было скучно.
Отважные охотники на чудовищ, всесторонне обсудив то, что знали о ночных чудовищах, решили подстеречь хотя бы одно. Просто потому, что обидно было спать в такую ночь, когда взрослые расщедрились и разрешили не ложиться хоть до утра.
Дитзи, конечно, подозревала, что мама просто хочет побыстрее взрастить дружбу между жеребятами, но вслух этого, конечно, говорить не стала.
Решив не спать всю ночь и ждать незваных гостей, жеребята старательно заперли все окна и двери, кроме задней, на которой только для видимости накинули крючок. И спрятались в комнате Дитзи, накрыв покрывалом стол.
Сначала было чувство предвкушения чего-то необычного, но ночь оставалась спокойной и тихой.
И так как в засаде нельзя было ни болтать, ни зажигать огни, вскоре всех отважных ловцов чудовищ стало клонить в сон. Вслушиваясь в тишину, жеребята стали сперва зевать, потом — клевать носиками.
Лунная Пони уводила юных охотников в своё царство по одному. Тихо и незаметно.
Сначала Иствинд шагнул из тёмной комнаты в бескрайнее ночное небо, чтобы предаться безудержной гонке, ведь большинство пегасов летает во сне. Затем Найт Блюм оказалась в волшебном саду среди светящихся цветов и резвящихся бриззи.
Дитзи продержалась дольше всех, но вскоре и её глаза закрылись, а голова медленно опустилась на спину уже безмятежно посапывающего Иствинда.
Но планам Повелительницы Снов не суждено было сбыться.
…Дитзи вдруг вскинула голову со спины пегасёнка, чуть не ударившись о столешницу.
Она уже было вернулась в далёкое детство, когда рядом были и папа, и мама, но вдруг ей показалось, что внизу скрипнуло.
— Ребята, — позвала она тихо, но решительно. — Проснитесь!..
— Я не сплю! — тут же вскинулся Иствинд, а Найт Блюм, хоть и открыла глаза, но зевнула столь душераздирающе, что белые ушки соприкоснулись на затылке.
— Кто-то вошёл через заднюю дверь! — полушёпотом сказала Дитзи, вставая и поправляя накидку.
— Я ничего не слышал, — сказал Иствинд, помотав головой.
Дитзи еле удержалась, чтобы не фыркнуть. Ещё бы он что-то слышал, дрых и чуть ли не храпел.
Но в этот момент с первого этажа донёсся еле слышный топоток. Как будто кто-то на мягких лапах пробежал по полу.
— Все вниз, — сказала Дитзи то, что и так было у всех на уме.
Жеребята поспешили к лестнице, стараясь не слишком сильно топать копытами. К счастью, в доме уже лежал мягкий ковёр, как раз чтобы не мешать никому отдыхать. Дядя Рафл даже положил такую дорожку на лестнице буквально накануне.
Спустившись вниз, жеребята сразу увидели приоткрытую заднюю дверь.
И это когда её однозначно заперли на крючок!
А значит, ночной визитёр был как минимум достаточно умён, чтобы как-то открыть крючок снаружи. Или обладал единорожьей магией. И явно знал, куда и зачем пришёл.
На столике в прихожей Дитзи оставила печеньку, одну из книжек и блестящую цепочку. Просто чтобы узнать вкусы ночного воришки.
Печенья не было, а цепочка и книга лежали совсем не так, как раньше.
А ещё из кладовки раздалось тихое шебуршание, мгновенно заставившее три пары ушек в страхе прижаться.
— Прикрой нас, — стараясь, чтобы голос звучал решительно, заявил Иствинд, посмотрев на Найт Блюм.
Та хотела было поспорить, но под взглядом пегасёнка только улыбнулась: так тот выглядел уверенно и по-боевому.
И кабы не был ростом на полторы головы ниже Дитзи, смотрелся бы прямо как настоящий воин-жеребец из древних легенд.
Бежевая кобылка переглянулась с единорожкой, и по её смеющимся глазам поняла, что их мысли почти совпадали.
Сам же Иствинд, похоже, решил, что кобылки просто хотят его подбодрить, отчего расправил крылышки и распушил грудь, решительно повернувшись к кладовке.
Улыбки прогнали стресс и страх, и даже новый шорох из кладовой не смог остановить отважных охотников на монстров.
— Держи свет, — сказал Иствинд, обращаясь к Дитзи, и та подняла повыше светлячковую лампу, которую держала в копыте.
Иствинд уже протянул копыто, чтобы распахнуть приоткрытые двери кладовки, но в тот же миг они резко распахнулись, и пони увидели, как из темноты сверкнули два злых зелёных глаза.
Все трое от неожиданности отшатнулись, а Дитзи чуть не выронила фонарь.
Иствинд же громко взвизгнул, взлетев под самый потолок.
Одновременно с этим из кладовой стремительно выпрыгнула громко мяукнувшая тень, чтобы через мгновение скрыться за входной дверью.
Трём маленьким пони понадобилось не меньше минуты, чтобы перевести дух и унять бешено колотящиеся сердечки.
Иствинд приземлился и, поймав насмешливые взгляды кобылок, прижал было уши, но нашёл в себе смелость улыбнуться и сказать:
— Страшно-то как.
— Кошка, — презрительно фыркнула Найт Блюм. — Всего лишь кошка.
Дитзи тоже чувствовала некоторое разочарование. Она уже навоображала себе легендарных персонажей: хищную проворную пуму, молодую мантикору или даже дракона.
Даже обидно было, что ночным хулиганом оказалась обычная кошка.
— Ну, зато проснулись, — сказала Дитзи вслух.
Пони переглянулись и все залились весёлым смехом. А ночные страхи в ужасе шарахнулись от искреннего веселья и тусклого света фонарика.
Отсмеявшись, они закрыли дверь и отправились обратно наверх, праздновать победу чаем с печеньем…
И в эту минуту никому даже в голову не пришло, что главной причиной ночных пропаж никак не может быть кошка. Ведь кошки не едят печенье, не воруют книги и инструменты, да и вообще, большую кувалду поднять способны не больше, чем жеребёнок, и даже меньше.
…Жеребята не знали, что сперва в дверной проём, а затем в окно за ними наблюдали ещё одни глаза, похожие на кошачьи. Только значительно больше.
Мисс Пушелапка, которую напугали шумные и глупые пони из дома, сидела на ветке, подставляясь под ласку теплого и мягкого крыла.
Возмущению кошки не было предела: только она собиралась как следует отдохнуть в уютной кладовке, как трое пони совершенно бесцеремонно нарушили её покой.
Более того, они даже не потрудились оставить Мисс Пушелапке что-нибудь вкусное!
И ночная подруга тоже ничего не успела найти, кроме кем-то забытого шоколадного печенья, а Мисс Пушелапке такая еда совершенно не нравилась.
— Ничего, — тихо, но различимо для чуткого кошачьего слуха, сказала подруга, плотнее обняв Мисс Пушелапку крылом. — В следующий раз нам обязательно повезёт…


Глава 5

Читать на Ponyfiction
Читать на Ficbook

Остальные работы dalagar : Ссылка 1, Ссылка 2

Властелин Талисмана. 28 глава.

4) Ну во первых хотелось бы поздравить всех мальчиков/парней/мужчин с 23 февраля. Это главное. Надеемся, что этот год пройдет в разы лучше, чем 2020.


Теперь к фанфику