Набросок Истории Древности

Пишу словеску для знакомого, в связи с чем взялся оформить древнюю историю. Фанфиков не читаю, так что любые проявления копипизма прошу считать совпадением.
Мне интересно мнение по поводу самой истории, но не стиля. Эта штука не претендует на литературность.

Если есть интересные идеи, буду рад послушать.

Селестия. Небожительница. Моё имя – первое, что я помню. Имя моей сестры – второе. И поначалу кроме этих двух имён в мире не было ничего знакомого. Две испуганные молодые кобылки осознали себя посреди большого, враждебного и совершенно непостижимого мира. Что было до этого момента – загадка. Я собрала немало её частей, но до сих пор мне ясна лишь гамма паззла, о рисунке же приходится только догадываться.
Мы определённо существовали и раньше, но что это было за существование? Почему именно мы получили роли, которые вынуждены играть и по сей день? Вопросов множество, ответов… Их нет. Догадки – возможно. Кое-что должен знать Дискорд, но он слишком непредсказуем, чтобы на него полагаться. В конце концов, не так уж важно, откуда мы взялись.
Мы выживали. Мир был безумен и хаотичен. Ни на что нельзя было положиться, всё менялось быстрее, чем кто-то успевал приспособиться. И Дискорд упивался этим миром! Он пировал в центре бури, вернее, он и был центром бури.
Мы нашли других пони. Они были меньше нас. Они были слабее нас. Они страдали сильнее нас. Разве могли мы с сестрой бросить их? Мы думали, что мы беспомощны, но узнав их, поняли, что наши силы несоизмеримо больше, хоть и недостаточно для победы над хаосом.
Мы сплотили племена. Мы повели их к светлому будущему… Но всякий раз свет в конце тоннеля оказывался шуткой бессердечного Дискорда. Фонарём, освещавшим очередное бессмысленное и беспощадное надругательство над здравым смыслом. Надежда, которая родилась в пони при встрече с нами, умирала – или наоборот, разгоралась до небес, вторя желанию Господина Хаоса понаблюдать за поведением сошедшего с ума.
Подарок судьбы – Древо Гармонии, родилось из того первоначального хаоса, и в силу своих свойств было неподвластно его власти. Мы нашли его случайно, и день этой находки стал первым днём новой эпохи. Эпохи порядка. Древо подарило нам Элементы Гармонии – идеальный инструмент. Дискорд не смог противиться их силе, да и я сама была в замешательстве от её осознания. С тех самых пор только в крайних случаях я отваживаюсь прибегать к ним, ведь они меня пугают…
Итак, Дискорд оказался закован в камень – страшная судьба для духа хаоса. Но из оставленного им бедлама вышли множество опасных существ. Да и сам мир, вынужденный прогнуться под новообретённые правила, мог потерпеть крах… Когда Король и Шут в одном теле ушёл с пьедестала, твари, которым нет места даже в ночных кошмарах, начали делить мир между собой, и только тогда я поняла всю безобидность Дискорда… Раньше пони и другие жители мира страдали от хаоса, теперь же у них появились проблемы посерьёзнее. Они были отвратимы, но если избежать их не удавалось, то последствия оказывались безысходно предопределёнными. Четыре твари показали миру свои уродливые лики: Голод, Мор, Война и Смерть.
Голод. Он пришёл первым. До заточения Дискорда питаться можно было практически всем, чем угодно, но теперь насытиться горстью песка стало невозможно.
Мор. Казалось бы, такая хаотичная вещь, как болезнь, оказалась порождением извращенного порядка. От неё нельзя было просто взять и избавиться, и многие погибли, прежде чем мы смогли извести самые опасные заразы.
Война. Те, кто не сходился во взглядах или не мог поделить ставшие вдруг жизненно важными ресурсы, стали организованно уничтожать друг друга. Одни пони проливали кровь других…
Смерть. Во время правления Дискорда смерть не была необратимой или неотвратимой, но теперь многие стали смертными.
Пони, когда-то бывшие едиными, унаследовали от былого хаоса некоторые различия: те, кто пытались совладать с хаосом, стали единорогами, чья магия воплощала их волю; те, кто пытались вертеться, убегая или приспосабливаясь к быстро меняющимся условиям, стали пегасами, чья магия давала им возможность управлять своей средой; те же, кто пытались полагаться друг на друга и перетерпеть невзгоды, стали земными пони, чья магия порождала и охраняла жизнь. Оказалось, что их наследие было достаточно непохожим, чтобы недоверие разделило их на три лагеря.
Мы пытались наладить работу мира, и у нас получалось. Я взяла на себя управление дневным светилом и планами бодрствующих пони, а Луна – ночным светилом и снами спящих. Я стала принцессой уверенности в завтрашнем дне, а сестра – принцессой мечтаний и фантазий. Это её и погубило…
На пони наезжали много других народов – перевёртыши, например. Нам пришлось организовать в глубинах мира темницу — Тартар, и много времени ушло на отлов опасных тварей. Однако со всеми справиться не вышло. Помогали единороги – прирождённые маги, и пегасы – отличные солдаты.
Перевёртыши нашли необычный способ борьбы с Голодом – они стали питаться любовью, но их боялись и ненавидели из-за непривычного и хищного вида, оставляя без пропитания. Они решили поработить пони и заставить любить себя как хозяев. Тогдашняя королева, первая из них всех, Утеру, собрала армию и повела на нас. Она была очень сильна – мы вдвоём еле сдерживали её, не оставляя попыток заточить в Тартар. Пони без нашей помощи были обречены, но неожиданно король единорогов Сомбра сплотил своих подданных-магов и во главе войска дал поработителям отпор. Он прибег к Тёмной Магии, самой могущественной из всех. Она была идеальным проводником воли, подчиняя реальность магу, но Тьма по сути своей эгоистична… Жаль, мы не смогли вовремя оценить опасность этой особенности. Мы с сестрой обучились у него, и Луне эта наука далась лучше – во Тьме она усмотрела оттенки, которые для других были загадкой, и преодолела естественную угрозу Тёмной магии. Сомбре же это сделать не удалось…
С помощью этих новых, тёмных сил, мы заточили в Тартар Утеру. Перевёртыши вынуждены были бежать и уже никогда больше они не были значимой силой. Сомбра же стал героем. Он построил Кристальную Империю, чтобы прославить себя среди народа и продолжил изучать Тёмное Искусство. Когда другие единороги заметили его одержимость, было уже поздно: многие земные пони фактически стали его рабами, все силы тратя на удовлетворение его растущих потребностей. Герой требовал, чтобы его превозносили всё выше и выше, отказываясь вслушиваться в проблемы народа. В результате Кристальная Империя стала неописуемо прекрасным городом, но народ её страдал… Кристальный Король переродился как Тёмный Тиран.
Страдания и разногласия привлекли к Кристальной Империи духов-Вендиго, чем-то похожих на перевёртышей. Эти существа несли с собой холод, а питались негативными эмоциями. Холода сделали землю непригодной к земледелию, и Империя стала голодать. Мы с сестрой были заняты пришельцами, Скорпаном и Тиреком, пришедшими поглотить магию пони для утоления своего Голода, и ничем не могли помочь.
Дочь Сомбры, Принцесса Платина (которую до сих пор вспоминают, забывая о её жестоком отце) рассорилась с отцом и увела единорогов из Империи на юг, где обосновались свободные земнопони, жившие под гнетом Скорпана и его брата Тирека, и независимые пегасы. Вендиго потянулись за ними, когда они начали делить землю. В этот момент Скорпан проявил некое милосердие к кормившим его пони и стал защищать их от Вендиго… Довольно быстро он раскаялся в своём потребительском отношении и искренне сдружился с нашим народом. Это дало нам с Луной преимущество над Тиреком. Скорпан же увёл пони ещё южнее, к Вечнодикому Лесу – последнему оплоту Хаоса.
Сомбра же не смог совладать с Вендиго, а потому он решил заморить их голодом: мощное тёмное заклятье должно было накрыть город, выбросив его из потока времени на века, пока духи холода не откочуют в другие места. Мы с сестрой пытались его остановить, но когда наша объединённая сила разбила его физическую оболочку, его пропитанный Тёмной Магией дух неожиданно обрёл свободу, позволив высвободить истинное могущество. Заклинание сработало, и сработало идеально: даже мы с Луной только и смогли сделать, что спаслись сами.
Мы же с сестрой вернулись к своему народу. У нас были друзья, в основном среди единорогов, но после падения Сомбры мы с сестрой стали больше доверять друг-другу и меньше – всем остальным. Только Старсвирл по прозвищу «Бородатый» отличился достаточным уровнем эмпатии, чтобы понять нас и поддержать.
Основав замок в Вечнодиком лесу, мы стали править всеми пони, объединив их в один народ. Конечно, менталитет у разных видов был разный, но по крайней мере, все виды готовы были признать право других на отличный менталитет. К сожалению, слишком много испытаний выпало на их долю: эти пони опасались буквально всего.
Луна, находясь в тесной связи с грёзами и фантазиями, попала под дурное влияние этих страхов. Пони по привычке боялись ночной темноты, ибо в ней раньше таилась опасность, пони не любили ночь… У Луны были несколько обликов, в которых подданные мечтали видеть её, все рождённые коллективным воображением, и так же родился второй по жути облик: Найтмер Мун, воплощение ночных кошмаров. Я не смогла совладать с ней, и была вынуждена прибегнуть к элементам Гармонии, чтобы выиграть время – тысячу лет для подготовки. Конечно, я горевала и раскаивалась в собственном бессилии, но ссылка Найтмер избавила пони от кошмаров… Этот день – день, когда ушёл страх, пони запомнили и стали праздновать каждый год. День солнцетояния, самый длинный в году. Кошмары ушли, но и фантазии поутихли. Без принцессы снов и мечтаний народ стал куда менее креативным…

9 комментариев

Достаточно интересно связаны все действия в одну более менее логичную цепочку.
Пока плюсик)
Прямо-таки «наезжали на пони»?..
Ваще по беспределу.
Очень хорошо написано. Красиво, качественно. А ведь писать от первого лица вообще трудно, как мне кажется. Однозначный плюс
Сразу видно ньюфага)))
Удачи!)))
Может, и трудно, но в сообществе это практикуют повсеместно. Специфика-с… ;)
Не слишком трудно. Но овладение способностью не втыкать своё «я» в каждое предложение занимает определённое время. ;)
Овердевяностосотенная небожительница, гм… В остальном — лойс.
Сударь, а что вы хотите если это дословный перевод имени с латыни?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.