Баловство: Карамельное Приключение - Глава 13

К Главе 12
Pdf. от MLPMihail
Fb2. от https://tabun.everypony.ru/profile/Hoopick/
Продолжение конфетных приключений, в которых Бон-Бон проводит ликбез по основам робототехники, кушает и ходит с экскурсией по кораблю.

Кстати, насчет писанины: Aghtung! 14+ (см. теги).

Вода, ибо приличия)
Мои огромные благодарности брони DarkKnight за идею и разрешение использовать его вселенную, брони MLPMihail, Gedzerath, Rj-PhoeniX и Кравчуку Ярославу за помощь в написании и вычитке)
И да, кое-что тут противоречит оригинальной вселенной «Сломанной Игрушки», а в тегах притаился жирнючий спойлер)
Оглавление на Табуне
Оглавление на GoogleDocs

На GoogleDocs

Глава 13

— Вставайте, вставайте, вставайте, вставайте… — надоедливо повторял голос, заставив Бон-Бон вынырнуть из сна.
Пони поерзала под одеялом, подергала ушами и засунула голову под подушку. Но голос не унимался. Пришлось собирать волю в копыто, подниматься на все четыре ноги и отодвигать занавеску.
— Доброе утро, — поприветствовала её сидящая посреди комнаты странная пони и снова принялась раскачиваться на крупе и весело повторять, — Вставайте, вставайте, вставайте, вставайте…
— Бон-Бон, с добрым утром. Скажи, ты что-нибудь слышишь? — из-за занавески кровати напротив послышался мрачный голос Спектры.
— Доброе, — во весь рот зявкнула Бон-Бон, — Предпочла бы не слышать — не дают уставшей больной кобылке всласть выспаться.
— А железная пони перед кроватью сидит? — голос Спектры стал ещё мрачнее.
— Насчет железной не знаю, но надоедливая тут одна есть, — покосилась на незваную гостью Бон-Бон, мечтая вновь залезть в тепленькую постельку, а не выслушивать это бесконечное «вставайте». И как дыхания хватает?
— Ну, значит, мы обе сошли с ума. Думаю, дело в сыворотке, — в голосе Спектры звучала мрачная обреченность.
— Вставайте, вста… пассажиры, вам привили очищенные антигены, а не животную сыворотку. И вставайте уже! Вас координатор ждет! — ненадолго прервала свою мантру надоеда, впрочем, тут же её заведшая сызнова, — Вставайте! вставайте, вставайте,…
— Какая разговорчивая у нас галлюцинация… Кстати, Бон-Бон, ты не из целителей? Как там называется дискорднутость, когда двум пони одно и то же мерещится? — из-за занавески вынырнула радужногривая голова.
— Понятия не име… Погоди-ка, — Бон-Бон подавила зевок и присмотрелась к незнакомке. Точно! Между кроватями сидел изготовленный из металла и пластика механизм в виде кобылки-пони, выкрашенный в красный и белый цвета. Лицо поньдроида было выполнено выше всяких похвал — спросони пони приняла его за живую кобылку. Хвост и гриву роботу заменяла густая вермишель из какого-то пластика, а на «копытах» были видны полимерные накладки (видимо, чтобы не стучать железяками по полу).
— Ну? Я же говорила, железная пони — нас обеих хоть сейчас можно лекарям сдавать, — закутавшись в занавеску Спектра уселась на своей кровати.
— Пф! То же мне галлюцинация, — воспользовавшись неждано подвернувшейся оказией, выпендрилась Бон-Бон, — Это всего-лишь робот!
— Я не робот! — робот почему-то обиделся: уселся на круп как самая настоящая синтет-пони, скрестил передние ноги на груди и образцово «надулся», — Я — понибот, искусственный разум. Вот я кто!
— Девочки, да мне плевать работает наша галлюцинация (галлюцинация, без обид, ладно?) или побирается. Мне вот что интересно: нас вылечат или до конца жизни втроем ходить придется? — Спектра слезла с кровати и принялась заправлять свою постель, — А такая я ни к чему, ни на службе, ни в дому. Потому как весь мой смысл исключительно в уму.
— Это не галлюцинация. Это робот, условно мыслящая машина, — Бон-Бон ткнула передней ногой в сторону металлического гостя, про себя удивляясь тому, откуда в наше-то время такая дремучая деревенщина могла взяться, — Промышленно изготовленная вычислительная машина с возможностью самостоятельно передвигаться и выполнять какую-нибудь конкретную работу. Тупее жеребца, глючнее любой операционки и дорожи нас с тобой вместе взятых.
— Сейчас в глаз дам, — от слов Бон-Бон робот приобрел какой-то уж очень мрачный вид.
— Эээ… Но это у нас не просто робот, а искусственный разум. Так что все, что я сейчас тебе сказала, можешь забыть — к нашему гостю это не относится. Искусственный разум — гениально сконструированная машина с недюжим умом, — вдруг Бон-Бон перехотелось выпендриваться. Кто там тех инопланетян знает? Может быть, они реально ИР в эту консервную банку запихали? А если это так, то от внеплановой пластики лица Бон-Бон могут не спасти и Три Закона Робототехники, если бы даже их кто-нибудь когда-нибудь в железки «зашивал».
— Я не такая тупая, как вы думаете. Я же вижу, что вы кривите душой. Вы — гадкая, лицемерная, бессовестная пони, — робот встал на все четыре ноги и попытался обфыркать Бон-Бон. Выглядело это сюрреалистично. Впрочем, бежевая пони сейчас предпочла бы давать оценки происходящему из бункера. Охраняемого минимум ротой (желательно, первой) мегадесантников.
— То есть, чердак у меня не потек? — уточнила Спектра, стараясь приладить подушку-валик «петушком». После чего («петушок» торчал в голове кровати натуральной заводской трубой) командирским тоном гаркнула, — А теперь, миритесь!
— Ладно, прости. Мир? — состроив самую располагающую мордочку Бон-Бон протянула роботу копыто. Робот недоверчиво покосился на протянутую ему конечность, и спустя несколько секунд, коснулся ее своим искусственным копытом, — Мир. Но я делаю это только ради блага корабля и пассажиров.

***

Спустя десять минут обе пони и робот покинули комнату, где им довелось переночевать. Впрочем, такая расторопность была обусловлена вовсе не понуканиями инопланетной машины (оказавшейся неспособной ни на какое иное принуждение, кроме как без толку возмущаться медлительностью полусонной Бон-Бон), а Спектрой Блоссом, у которой в добавок к командирскому голосу прорезались еще и старшинские замашки. В общем, под аккомпанемент «гвардейского» ора бежевая шпионка заправила постель, привела себя в порядок и оделась в новенький (только что из платяного шкафа) комбинезон с такой скоростью, что поставила личный рекорд, который теперь вряд ли когда-нибудь в жизни сможет побить.
Теперь же пони топала по коридору инопланетного корабля, весьма смахивающему на то, что она видела в фантастике, но сугубо на стороне положительных героев. В частности, сам коридор в просвете был вытянутой аркой, на полу лежало приятное копыту синтетическое покрытие, стены были выкрашены белым, всюду виднелась куча надписей и условных обозначений, нарисованных черной, белой, желтой и красной краской. Поручней для ползания в невесомости (как на челноке) не было. Зато были пол и потолок — каким-то способом чужим удавалось имитировать гравитацию. Причем, земную: поняшка не заметила чтобы ее фланки стали весить больше или (ах!) меньше. Впрочем, ожидать иного от инопланетян, судя по рассказам Ирии, шмыгавшим между мирами как дупаместские «предприниматели» между районами, было бы неуважением по отношению к долговязым «зеленым лошадкам».
— Сюда, — шедший впереди робот остановился у одной из дверей, которых, как это ни удивительно, на космическом корабле хватало.
— Угу, — подгоняя все еще зевающую Бон-Бон, угукнула сзади Спектра Блоссом.
— Пф! — ответила ей открывающаяся герметичная дверь, сбоку от которой красовалась медная табличка «Кают-Компания». Видимо, это традиция такая у инопланетян: встречаться с землянами именно в этих комнатах!
Сунув нос в дверь (и чуть не попав им под «хвост» роботу — сзади напирала Спектра, которой вдруг срочно понадобилось к чужим), Бон-Бон убедилась, что её предположение верно: в отделанной пластиком «под дерево» комнате имелись широкий низкий стол и четверка широких и ещё более низких пуфиков, на которых возлежали Ирия (в комбинезоне) и давешняя рогатая мучительница инопланетного розлива.
— Приветствую, товарищ координатор, товарищ третий помощник. Пассажиры прибыли, товарищ третий помощник, — пропищал робот, ногой козыряя последней, кхм, личности.
— О! А вот и остальные пассажиры пожаловали! Спасибо тебе, Эрфи, можешь быть свободна, — робот просто засиял от счастья от слов «единорога» и, еще раз козырнув на прощание, вприпрыжку унесся из комнаты.
— Ну, вот бывают же хорошие, послушные пони, — теперь «единорог» обращалась к Ирии, чья мордочка была настоящим воплощением скепсиса. Впрочем, через секунду внимание рогатой чужой переместилось на мнущихся в дверях землян: места справа и слева от Ирии засветились от воздействия кинетического поля, — Забирайтесь! Составите компанию этой нарушительнице режима. Может быть хоть так у нашей правой-лапы-Иррины просветления в голове наступит и она прекратит корчить из себя бессмертного аликорна.
Пони недоуменно переглянулись, но ослушаться чужую не решились — обе подошли и улеглись по бокам от Ирии. Инопланетянка же приподняла крылья и внезапно прихлопнула ими обеих поняш, прижав к своим бокам. От испуга Бон-Бон лягнула. Спектра, похоже, тоже. По крайней мере, Ирия охнула и выпустила обеих кобылок из перьевых объятий.
— Ну, доигралась? — съехидствовала «единорог», после чего будничным голосом скомандовала, — Раздевайтесь!.. Ирия, тебя это тоже касается.
— Зачем? — пискнула Бон-Бон.
— Хилл, зачем? — присоединилась к вопросу поняшки Ирия, — Ты меня уже осматривала.
— Затем, — в голосе «единорога» хватало сварливости, — А ты, нарушительница режима, вообще с пяти по палубе как кофейный фестрал пегасишь — шесть часов с твоего прошлого осмотра прошло… Ирри, снимай тряпки!
Чужая неохотно принялась расстегивать комбинезон. Глядя на нее, тем же самым неуверенно занялась Спектра. Бон-Бон волей-неволей пришлось присоединиться.
— Ой! Ой! Ой! — так же втроем ойкнули они, когда под хвостики влетело нечто продолговатое и холодное (по крайней мере, у самой Бон-Бон в тех глубинах, где никогда не светит солнце, оказалось что-то постороннее).
— Хилл! — вскричала Ирия, — А нам самим градусники доверить не судьба!
— Не судьба по двадцать минут ждать, пока вы настесняетесь как фифы из Кантерлота, — сварливости в голосе «единорога» все еще хватало, но Бон-Бон почувствовала, что вредничает та больше по привычке. Впрочем, додумать пони не успела: рогатая чужая взялась за «осмотр», принявшись и так и этак крутить и земных поняшек, и сородича, — Скажи спасибо, что я тебя тут, в кают-компании, осматриваю, а не погнала в медотсек, как положенно! Но ты ведь не скажешь… Да и они не скажут… Работаешь тут как бэтмышь в колесе, все для них делаешь, а тебе ни спасибо, ни пожалуйста — одни возмущения… Что там вы мне намеряли? Таааак… Ирия, вот термометр только что из-под твоего хвоста: цифры на табло видишь? Дальше будешь на немедленной выписке настаивать?
— Немного повышенная — ерунда, — хмыкнула крылатая инопланетянка, мельком взглянув на сунутый ей под нос прибор. Но уши к голове прижала, — Все равно завтра днем будем на Скифии. Днем раньше, днем позже — какая разница, Хилл?
— Никакой. Поэтому выпишешься, дражайшая жена моего брата, днем позже. Мне тебя, Ирри, прикрывать уже до Дискорда надоело: если в этот раз вернешься со Скифии хотя бы с одной соплей — сдам ко всем кролям Лайф Пазлу с Создателем… на опыты, — «единорог» закончил осмотр и кинетическим полем вручил в зубы всей троице их комбинезоны, намекая, что пора бы уже заканчивать сверкать понячьими телесами. Было это как раз вовремя: Бон-Бон не знала, что там у инопланетян за чудо-одежка, но без нее поняша замерзла (видимо, лихорадка все еще не отпустила кобылку).
— А что теперь? — непонятно зачем в разговор инопланетян влезла Спектра Блоссом.
— А теперь одевайтесь и марш за мной! Пойдем, прогуляемся до столовой: там вас ждут куриный бульон с яйцами, яблочное пюре и сухари. И только попробуйте нос воротить — Мусс вас на месте поварешкой прибьет, а я добавлю! — разговор с Ирией изрядно раздухарил «единорога», так что Бон-Бон сочла, что спорить с чужой сейчас не стоит. Но…
— Эй! Мы же не хищники! Мы других животных не едим! И кур тоже! — у подозрительно быстро восстановившейся после инопланетных прививок Спектры попометр был явно настроен куда хуже, чем у бежевой поняшки.
— Кур и без вас есть, кому съесть — половина палубной команды ночные. Ты лучше помолись, чтобы кто-нибудь из свободных от вахты фестралок ваш бульон по ошибке не выхлебала. Они, пегасня безответственная, могут… — рогатая чужая, дождавшись, когда последняя липучка последнего комбинезона будет застегнута, подошла к двери, — А теперь заканчиваем все разговоры и двигаем фланками! У меня еще другой работы невпроворот.
В животе бурчалось. Так что Бон-Бон не стала перечить инопланетянке и с великими надеждами на что-нибудь вкусненькое потрусила за «единорогом». Ирия, по всей видимости, её чаяния разделяла. Радужногривая же раскрыла рот по какому-то только ей ведомому вопросу, но ждать «королевского гвардейца» никто не стал — Спектре пришлось заткнуться и рысью догонять изголодавшихся попутчиц.

***

Открывшаяся герметичная дверь столовой шибанула Бон-Бон по голове кувалдой запахов: пахло едой. Но пострадала не только одна бежевая земнопони: из живота высокой инопланетянки раздалось отчетливое бурчание, а радужногривая так вообще пустила слюну. Хорошо, что рогатая провожатая вошла в положение страждущих и не стала мешать, когда две поняши и одна чужая шмыгнули за накрытый стол, напутствовав их лишь: «Ешьте помедленнее… А, ладно, что с вас, пегасни, взять...»
Бон-Бон накинулась на еду едва успев примостить попу на низенький пуфик, заменявший в этом заведении стул. Сначала в рот полетело яблочное пюре и кружка чаю. А потом, когда голод чуть притупился и пони осознала, какая это глупость слопать в первую очередь второе, в тарелке с горячим бульоном были утоплены и, соответственно, выхлебаны при помощи ложки большие хрустящие сухари. После чего дело дошло до двух кусочков сахара, по всей видимости, предназначавшихся для ранее уничтоженного поняшкой чая. И вот только теперь Бон-Бон смогла с чувством выполненного долго сыто вздохнуть и оглядеться.
Рядом вылизывала тарелку радужногривая «нехищница» и размешивала чай постепенно растворяющейся палочкой Ирия. Менее рядом, за соседним столом, их с любопытством рассматривала еще парочка чужих и одна земная пони. Чужие были новенького, ранее не встречавшегося Бон-Бон, вида: если Ирия была условной пегаской, недавняя рогатая мучительница — условной единорожкой, оборотни — условными перевертышами, попутчица в челноке — непонятной кракозяброй, то этих мохнатоухих инопланетян, следуя аналогии с Эквестрией, бежевая путешественница имела полное право считать фестралами. И Дискорд их знает, чего от них ожидать: с перепончатокрылыми пони Бон-Бон лично никогда дел не имела, а кобыльей трепотне или мнению понячьего фендома можно было доверять с тем же успехом, что и рейтинговым агентствам из сети. Земная же пони (кремового цвета рослая единорожка с длиннющим хвостом и кьютимаркой в виде нескольких звезд, пойманных сетью) была куда интереснее: Ирия и словом не обмолвилась, что на борту есть еще кто-то из землян, кроме Бон-Бон и Спектры. Более того, инопланетянка тогда в ванне сказала, что вся команда корабля состоит только из чужих. А эта поняшка, судя по такой же, как и у перепончатокрылых пришельцев сбруйке, заменявшей ей одежду, как раз и была членом экипажа. В общем, все было очень и очень подозрительно.
— Спринг, как прошла вахта? — попивающая чай Ирия явно знала инопланетян-«фестралов».
— Скучно, Ирри, скучно. По межзвездному пространству прыгаем, а тут, сама знаешь, событий как у земнопони облаков, — «фестрал» покрутил между копытами свой стакан с каким-то густым напитком красного цвета, — Как тебе идея: отправим пассажиров вместе с кадетом прогуляться, а сами поболтаем?
— Совершенно не против. Кого-нибудь из матросов к ним приставим? — Ирия явственно оживилась, что Бон-Бон вовсе не понравилось.
— Без надобности. Кадет сама справится, — «фестрал» легонько крылом шлепнул по шее земную единорожку, — Астеризм, проведи наших пассажиров по кораблю — пусть подивятся.
— Так точно, товарищ старший помощник капитана! — рогатая поняшка с невиданным энтузиазмом сорвалась с места исполнять распоряжения инопланетянина, — Пассажиры, позвольте представиться: палубный кадет Астеризм Орини. Пожалуйста, пройдемте со мной — я покажу вам корабль.
— Ну, что, Спринг, выдрессировала молодую? — пока пони вытирали мордочки, слезали со своих пуфиков и присоединялись к терпеливо ждущей единорожке, один из «фестралов» решил поддеть другого.
— Не искролюбке с проводом в петле меня учить, — второй «фестрал» не подделся, — Астеризм, только осторожно. Не подставляй меня и Ирри под скипидар Клизьмы.
— Клизьма? Смотрю, Хилл уже и вас выстроить в две шеренги по три крыла успела! — хихикнула Ирия, чуть не подавившись чаем. Похоже, что чужая и правда постепенно приходила в норму. Впрочем, после вкусного и горячего обеда (или что там на часах?) Бон-Бон чувствовала себя тоже весьма ничего. Так что экскурсию по кораблю можно было начинать! А заодно и вызнать кое-что насчет этой очередной земной кобылки, добровольно работающей на инопланетян…

***

— А это главный вход машинного отделения, — самозабвенно распиналась рогатая провожатая, чей энтузиазм уже изрядно подзадрал выдохшихся еще на «рубке межзвездной навигации» Бон-Бон и Спектру, — Но туда мы не пойдем, так как у меня нет разрешения главного механика на вас. А вообще, там расположены все основные системы корабля: главная и вспомогательные двигательные установки, электро- и магиогенераторы, компенсационный телекинетический генератор, генераторы защитного щита, система регенерации среды…
— А ты вообще как сюда попала? В смысле, как стала на корабле работать? — Бон-Бон уже до зеленых крылорогов надоела эта лекция, так что поняшка не выдержала и решила брать быка за рога прямо сейчас, пока бык не убежал, размахивая рогом, рассказывать еще об одном фиг-пойми-для-чего-нужном помещении.
— Я? Я попала в межзвездники из террарологов: изучать новые миры оказалось не очень увлекательно — это либо скучные ледышки, похожая одна на другую, либо там уже все давно изучено местными. И где тут романтика? Космос это совсем другое дело! — единорожка прервала свой экскурсоводческий спич и повернула голову к отчаянно зевающим земнопони, — Или вы вообще о том, почему я тут?
— Вообще, — подавила зевок непривычно быстро уставшая, а от того еще меньше понимающая рогатую, Бон-Бон.
— Ну, вообще, я Имперскую Академию окончила и работала звездочетом в Имперском Зачаровательном Дворце Грифуса. Только это скучно, — хмыкнула единорожка, — Так что как только контракт истек, так сразу же на Старспайр уехала, к ментатам. Думала, что там интересно будет: все-таки у самой Ночи под крылом и все такое… А там опять все та же скукота! Только звездные карты не для усиления, а для ослабления волшебства строишь… В общем, как только нестыдный предлог подвернулся, так я сразу же в Кантерлот хвост и унесла…
— Не, про искусственную память не надо, — снова не удержалась и во весь рот зявкнула Бон-Бон, — Давай сразу про то, что после зеркала и как к этим попала.
— Какое зеркало? — в ответ удивилась рогатая.
— Ну, то, через которое ты прошла, прежде чем на Земле оказаться, — собственная усталость в купе с непонятливостью собеседницы начали раздражать Бон-Бон.
— Никакого зеркала не знаю. А в Кривом Зеркале оказалась как и все: с Вокзала Номер Один, через межмировой портал, — рогатая наклонила голову набок и прянула ушами, — А что такое?
— Я же сказала, без искусственной памяти! — разозлилась Бон-Бон, — Мне вот совершенно не интересно, что кому в головы корпоранты положили! Рассказывай только про Землю!
— А, поняла, — почему-то в ответ улыбнулась единорожка, — Я не синтет. Я — из базового мира. Кисточковый единорог, а теперь еще и «нерожденная». Простите, если мои размеры сбили вас обеих с толку — сейчас появились новые технологии трансформации, без биокамеры. Так что я росту «на ногах».
— Базовый мир? Зеркало? Порталы? Вы вообще о чем? — встряла в разговор Спектра Блоссом.
— Миров много, — приняла позу преподавателя младших классов рогатая, — С чем бы сравнить? Представь себя жеребенком…
— Представила. Что дальше? — фыркнула Спектра.
— Ты — жеребенок. Ты всю жизнь живешь в своем городке, но знаешь, что в стране много селений. А попасть сама, без родителей, в них не можешь, — благожелательно кивнула единорожка.
— И? — скепсиса в эту букву алфавита радужногривая вложила преизрядно.
— Так и миры. Их много и они разные: большинство похоже на мой, некоторые похожи на твой, третьи похожи сами на себя, а четвертые вообще ни на что не похожи, — судя по мордочке, единорожка настроилась прочитать поняшам лекцию, — Большая часть пони всю жизнь живут в своих мирах и не умеют (да и не хотят) путешествовать между ними. Другие же путешествиями между мирами овладели и пользуются ими для своей пользы и пользы других. Одним из таких народов путешественников являются «нерожденные».
— Это я поняла еще тогда, когда мы на Луну летели, — отмахнулась Спектра, — Что за базовый мир, зеркало и порталы?
— Базовый мир это мир, от которого ведется отсчет координат всех остальных миров. Я оттуда родом, — не без гордости похвасталась единорожка, — Насчет зеркала не знаю, что имела ввиду пассажирка Бон-Бон. А вот «Кривое Зеркало» это название вашего мира, так как он внесекторный и находится вне основного спектра координат. Порталы же это устройства межмирового сообщения. Сейчас тринадцать функционирующих единиц развернуты на Земле и один монтируется на Скифии. Когда его запустят, мы наконец-то перестанем работать простым грузовиком и займемся чем-нибудь интересным. К примеру, как следует изучим соседние системы. Кое-кто из моих бывших коллег поговаривает, что там может оказаться пригодная для жизни планета.
— То есть, ты тоже инопланетянка… — кисло выдавила Бон-Бон, которая, похоже, только что очень крупно просчиталась.
— Для вас — да. А вы — для меня, — весело передернула ушами единорожка.
— А чем докажешь? — ухватилась за соломинку надежды Бон-Бон.
— В каком смысле, — искренне удивилась рогатая пони.
— А вот в таком: ты на этих чужих работать устроилась и теперь нам завираешь, что тоже из них, чтобы поважнее выглядеть! — на одном дыхании выпалила Бон-Бон, прекрасно понимая, что все это глупость и оказавшаяся чужой притворщица отнюдь не скажет сей же момент: «Ха-ха-ха! Можете расслабиться — я все наврала.»
«Пони» хмыкнула, а ее рог окутался серебристым сиянием, через мгновение превратившимся в яркую вспышку. Когда Бон-Бон проморгалась, перед ней стояла корзина, полная настоящих цветов с недурственным ароматом.
— Такого доказательства достаточно? — хитро выпятив губы, дунула на собственный рог чужая.
— Ох ты ж!.. А я еще что-то про Селестию воображала!.. — тихо вздохнула отступившая на шаг Спектра Блоссом.
— В Имперскую Академию криворогих не берут, — не без гордости снова похвасталась инопланетянка, и вопросительно повернула голову к потерявшей дар речи Бон-Бон.
— Вполне, — через несколько секунд таки совладав с онемевшим языком, выдавила из себя пони, — На кой только жмых вам Земля при таких-то фокусах понадобилась?..
— Ааа, это… — изобразила презрение к цветам пришелица, — Они недолго просуществуют — скоро развеятся в неорганизованную магию, из которой и созданы. Творить что-то перманентное это такая сила нужна!.. Обычно для этого аномалии вроде магических источников, чародейских бурь или магиоконцентратов используются.
— То есть, создавать что-то вот таким вот пшиком вы умеете? — подавленность неудачей сменилась в душе Бон-Бон смесью понячьего любопытства и стервозной мстительности: если инопланетянка скажет «Да», то в распоряжении кобылки окажется изрядная гороховая бомба… специально для Вильгельма!
— Конечно, — совершенно буднично хмыкнула пришелица, — Крист-волокно, спарк-ячейки, эфиропластики и прочее высокомагическое именно так и получается. Не зря же у нас «чумазики» вокруг магиоконцентрирующих колонн хороводы водят.
— То есть никакие ресурсы с Земли вам не нужны? — с хитрым прищуром спросила Бон-Бон, уже представляя себе то, как бабахнет в лицо Верховену этим знанием.
— Нужны, — разрушила планы поняшки чужая… только для того, чтобы тут же снова отстроить их из руин, — Машины, станки, горнодобывающее оборудование, вычислительная техника… Да этого добра у нас полные трюмы! А еще нужны колонисты, которые хотят жить на Скифии. Их почему-то очень мало… А у вас, правда, так плохо, как об этом говорят? А то я даже на планету не спускалась толком.
— А что у вас про Землю говорят? — насторожилась Бон-Бон, предчувствуя хороший шанс узнать еще что-нибудь важное о пришельцах.
— Всякие ужасы: что работы для пони нет, что живут впроголодь, что гаремное рабство есть, хуже чем у равнинных единорогов в древности, что самые настоящие бои на улицах и в домах случаются, особенно между какими-то бандами… В общем, всякую чушь, в которую в наше время ни одна здравомыслящая кобылица не поверит, — фыркнула чужая, недвусмысленно выражая презрение к тем, кто обо всем этом «говорит».
— Ну, я бы тоже не поверила, если бы сама на Землю не попала, — совершенно некстати встряла в разговор Спектра Блоссом, у которой, видимо, под хвостом зеленкой было намазано, — А так все это правда. И на клочок сена не заработаешь, и по кобыльи попользуют — имени не спросят, а про гоппи я вообще не говорю — эти даже аллахакбаров крышуют, не смотри, что у них еще те банды.
— Спектра, ты, что с Помойных Островов? Не думала, что там кто-то может себе пони позволить… — инопланетяне это, конечно, было интересно, но, ради собственной безопасности, следовало прояснить прошлое радужногривой попутчицы, вдруг открывшейся с такой, кхм, необычной стороны. По крайней мере, с тех же Островов (конкретно, из района «Великий Вэн») происходили такие «замечательные» уголовники как «Крысавчик» и «Турбосвин», которых вот уже который год не могла выловить полиция (если вообще ловила: полицаям тоже жить хочется — им интереснее безобидных поняшек на улице тормозить, а не двух полоумных отморозков со взрывчаткой и слонобоями штурмом брать).
— Нет, конечно. Просто я там какое-то время пряталась, пока меня по пропаже этот тупица разыскивать не перестал. Да дай он на Островах хоть одно объявление, что за меня четыре тысячи платят, так уже через минуту бы перед «хозяином» с бантиком на шее стояла! — презрительно фыркнула Спектра, — А так два года на Вороньей Помойке как цуцык на батарее профилонила: вокруг то торри с аллахакбарами хабар делят, то гоппи у вигги свежий мусор с Континента отжимают, то все вместе торгашей и семьи заробитчан трясут, а на моей помойке тишина и благодать — кроме воронов, их говна и старых костей тут и взять-то нечего.
— Девочки… Можно я вас так буду называть? — наклонила голову чужая, — Все-таки разговор у нас получается неофициальным…
— С чего это?.. — недовольно буркнула Бон-Бон.
— Можно, — кивнула Спектра.
— Итак, девочки, позвольте вам не поверить. Я допускаю, что иногда и в некоторых, особенно отсталых, местах могут быть эксцессы, жертвами которых вы и стали, — чужая наклонила голову в противоположную сторону и махнула длиннющим (похожим на плеть с кисточкой) хвостом, — Но цивилизация, освоившая создание искусственных организмов и строительство высокомагических установок, просто не может творить все эти ужасы на постоянной основе! Зачем ей это? Это все равно, что представить в современном обществе, среди всех наших машин и высокой магии, возрождение древнеэрского рабства. Это абсурд!
— Ты мне не веришь? — почему-то удивилась тираде инопланетянки радужногривая.
— Некоторые, пока их носом не натыкаешь, и в то, что вода мокрая не поверят. Это же так расходится с теорией! — не сдержалась и съехидствовала Бон-Бон, — Спектра, наплюй. Эта пришелица как одна кантерлотская знакомица моей подруги Лиры: жизнь только по книжкам знает, а из своего домика нос высунуть боится.
— Вообще-то, пришельцы здесь вы, — видимо, с ехидством Бон-Бон перебрала — чужая обиделась, — Итак, продолжим экскурсию по кораблю или отвести вас в вашу каюту?
— Лучше в каюту, — снова вперед Бон-Бон влезла Спектра, — Я уже на совесть устала, а уж Бон-Бон тем более. Да и, смотрю я, вы с ней без пяти минут как в гривы друг другу вцепитесь. Так что лучше в каюту.
Бон-Бон очень обидело то, что эта кристальная воображалка вдруг решила, что она может решать за нее, Бон-Бон. Но бежевая кобылка смолчала: в логове инопланетян ей нужны были хоть какие-то (даже такие ненадежные) союзники. В общем, в каюту. Тем более, что пони, ослабленная инопланетной прививкой, действительно устала и была совершенно не против часика дневного сна.

— Совершенно верно, мистер Верховен, эти существа оставляют такую же «тень», как и мелкие синтеты для детей: мыши, белки и прочие паразиты, — громкий, грубый и нечеловечески пафосный голос мегадесантника неуместно звучал в роскошном кабинете, бумажными книгами, зеленым стеклом, натуральным деревом и кожей напоминавшем времена императоров, кайзеров и фанатичных бомбистов, — Во всех тестах «тень» остается неизменной и вполне вычленимой.
— Прекрасно, герр Бейл. А вы разобрались с природой «тени» и причинами, по которым пришельцы не пытаются ее спрятать? — белобрысый человек в дорогом кожаном кресле размял пальцы.
— Вилли, природу «тени» не могут понять вот уже больше полувека, с тех пор, как смастерили всех этих томми-джерри и белко-бурундуков. Вряд ли стоит ожидать, что старина Фабий за пару дней справится с тем, в чем вот уже которое десятилетие не могут разобраться крупные НИИ, — заступился за мегадесантника косолапый человек, покручивающий в руках неуместно выглядящую большую конфету, чья цветастая обертка с одного из краев выглядит чуть подпалена, — Что до «поставщиков», то могу предположить, что они либо не могут ее замаскировать, либо, что правдоподобнее, считают, что на Земле их и искать бы по этому признаку никто не стал. В конце концов, не каждый держит у себя дома лабораторию по изучению силовых полей.
— Не могу ответить на ваши вопросы, мистер Верховен, — мегадесантник повел широкими плечами, — Но доступные мне датчики надежно обнаруживают «тень» существа на дистанции не более четырех метров. Существа вполне могут знать об этом изъяне оборудования. Тем более, что «тени» обычно принято списывать на неисправности либо аномалии, вызванные колебаниями электрического тока в близкорасположенных сетях.
— Ваше оборудование способно спутать чужого с синтетической мышью или другим земным синтетом? — белобрысый снова обратился к мегадесантнику.
— Никак нет, мистер Верховен. У существ слишком специфическая «тень, — порождение генной инженерии снова наклонилось над ноутбуком военного образца, заставив возникнуть в воздухе чуть подрагивающую диаграмму, — Маловероятно, что гражданские специалисты могли связать ее появление с живым существом. Скорее всего, они списывали ее на программные ошибки, внешние помехи или мелкие неисправности оборудования.
— Ну, что же прекрасно, герр Бейл, ваша помощь не останется без награды, — белобрысый встал со своего места и протянул гиганту руку, — А сейчас я бы желал, чтобы вы оснастили мое жилище этими датчиками по предоставленной герром Моури схеме.
— Моя награда это участие в первом по настоящем стоящем деле за последние пару веков, мистер Верховен, — мегадесантник с осторожностью скрепил рукопожатие, — Я не отказываюсь от ваших денег, но наконец-то заниматься тем, для чего меня создали, противостоять угрозе человечеству, вот это истинная награда. Можете на меня положиться.
— Я рад, — с серьезным выражением лица кивнул мегадесантнику белобрысый, — У нас катастрофически мало союзников, которым можно доверять.
В ответ гигант отдал воинское приветствие и деловито шагнул к двери.
— А вот теперь, Джеймс, мы посмотрим, можем ли мы вообще сражаться с этим врагом, — задумчиво произнес белобрысый, когда за мегадесантником закрылась дверь, — Первой нашей победой или последним нашим поражением станет фрауляйн Бон-Бон.
— Вилли, ты считаешь, она вернется? — скептически приподнял бровь косолапый.
— Вернется, — утвердительно кивнул белобрысый, — Либо она, либо подменыш. И тогда решиться наша судьба и судьба всего рода человеческого: либо мы сможем различить правду, либо война уже проиграна.
— Не слишком ли пафосно, старый друг? — устало ткнул в пустую пепельницу конфетой косолапый, за мгновение до этого не глядя поджегший обертку сладости.
— В самый раз, — лицо белобрысого по-прежнему было серьезным, — Даже если чужие действительно не желают нам зла, то перед нами всё равно остается очевидный выбор: или оставаться незнающими ослами, или выхватить частицу их знаний и самим отправиться к звездам.
— Ну, будет так, — косолапый отсалютовал собеседнику зажатой в пальцах конфетой и тут же сунул ее в рот, — Черт!.. Все забываю, что вместо сигареты у меня эта треклятая дрянь!


К Главе 14

5 комментариев

Пинок в облачко
Истинное хулиганство.

Но увлекательно-веселое.
Я не понял, где продолжение!?
Сорь за задержку — я Виндоус Фотошопом глюкнул, так что три дня восстанавливал( Продолжение будет либо сегодня днем-вечером, либо завтра днем. Впрочем, если вам невтерпеж (и вы непроч поработать вычитывающим рабом)), то могу сбросить ссылку прямо сейчас)
Хех, успокоил)
Насчет вычитки — достаточно почитать мои комментарии, чтоб понять, что это плохая идея.
Пусть этим займутся более достойные. Я подожду)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.