Дикие. Пролог


Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Даркфик, Ужасы, Мифические существа
Описание:
Какое бы существо ни проявляло агрессию в Эквестрии, с ним справятся Элементы Гармонии. Какая бы опасность ни нависла над страной дружбы и счастья, Принцессы всегда защитят её. Но на что бы ни были способны Твайлайт с подругами и какими бы чарами высшего порядка ни владели высшие аликорны, найдётся та опасность, которой никто из них не сможет противостоять. Потому что чтобы действительно понять, насколько угроза серьёзна, нужно увидеть её своими глазами...
Внимание! В данном фанфике присутствуют элементы жанра «Гуро» — смерть, кровопролитие и жестокие убийства.

Оглавление
Пролог
Глава 1: Зло в пещерах
Глава 2: Отправление
Глава 3: Глоток свободы
Глава 4: Трудная дорога
Глава 5: Давление растёт
Глава 6: Аудиенция
Глава 7: Они знают
Глава 8: Пульс
Глава 9: Накал
Глава 10: Сомнения
Глава 11: Внеплановые проблемы
Глава 12: Парализованные
Глава 13: Место назначения
Глава 14: Трясина
Глава 15: В поисках правды
Глава 16: Преследователи
Глава 17: На абордаж
Глава 18: Погоня
Глава 19: Сдвиг
Глава 20: Предчувствие
Глава 21: Думать иначе
Глава 22: Диссонанс
Глава 23: Падение Кантерлота
Глава 24: Приказ
Глава 25: Зал
Глава 26: Кульминация
Глава 27: Начало конца




Пролог


— Всё. Приехали, дружище. Дальше ты сам.

Жеребец с густой бородой, сказавший эти слова хрипловатым голосом, стоял прямо перед начинавшимся слоем снега, словно бы выделявшим границу между обычным миром и миром гор. Впереди раскрывались великие северные вершины округа Якит, самого севера Эквестрии. Позади двух пони ещё была мокрая густая трава, а едва вытоптанная тропинка вела обратно к Кристальной Империи, но впереди раскрывался совершенно иной пейзаж, и вместо дорожки вперёд вело несколько верениц следов от копыт, да пара линий от колёс телег.

Клауд окинул этот пейзаж взглядом и с легкой ухмылкой спросил:

— Неужто боитесь простудиться?

— Если бы боялся только этого, сынок, то просто бы захватил с собой свой плащ. Не, дальше начинается другая местность. Совсем другая. Я и так забрел дальше, чем обычно.

— А куда мне дальше то идти?

— Да по следам, прямо вперёд, там вроде их лагерь и расположен. Просто не отклоняйся в стороны да укутайся потеплее. Тебе главное – пройти между этих двух скал впереди, а дальше вроде должна такая солидная равнина быть, там уже и дома увидишь.

— Должна быть? А вы сами-то откуда знаете?

— А только по слухам. Бывало же, что кто-то до Кристальной Империи добирался да что-то рассказывал. Эти пони немногословны, пару слов кидают, берут немного запасов – и назад. Но что-то проскакивает помаленьку. Так и узнаём.

— И давно они там расположились, в лагере?

— Мой папаня, да упокоят Принцессы его душу, сам базарил с одним из них в своё время, и они уже тогда построили там пару домов. Вроде. Я толком не знаю, сынок.

— Значит, я узнаю. Спасибо за помощь, сэр!

— Осторожней там, ладно?

На этих словах жеребец с бородой развернулся и по тропинке направился назад, в сторону Кристальной Империи. Клауд же, натянув свой шарф до носа и надев капюшон от своего плаща, направился вперёд.

Уже скоро пурга разрезала его глаза, не прикрытые шарфом, словно ножом, а видимость ухудшилась настолько, что дальше своего носа и видеть не получалось. Две скалы, между которыми должен был проходить путь к лагерю, практически пропали из виду, а следы стремительно замело снегом. Копыта всё глубже и глубже уходили вниз, под растущие слои снега. Ещё не хватало потеряться по пути к лагерю. Не для этого его Принцессы отправили сюда, на север, совсем не для этого.

Всё-таки с горем пополам, но жеребец вскоре увидел перед собой те самые две скалы, вершины которых терялись из-за пурги. Войдя в проход между ними, он смог вздохнуть с некоторым облегчением, поскольку непогода осталась позади. Легкой трусцой он направился вперёд.

Гул пурги всё отдалялся, и Клауд с удивлением отметил, что ничего похожего впереди слышно не было. Теперь, задрав голову вверх, пони мог увидеть тёмное из-за туч небо, к которому стремились скалы, между которыми шла тонкая тропа, покрытая тонким белым ковром.

Через четверть часа ходьбы кончилось и ущелье, и Клауд вышел на открытую местность, о которой говорил его проводник. И эта открытая местность заставила хорошенько поглазеть по сторонам. Огромная заснеженная поляна, на границах которой справа и слева вдалеке виднелись горы. Пожалуй, что-то похожее представляли из себя земли Бэдлендс на юге – огромный котлован, окружённый горными вершинами.

Горные ряды впереди находились ближе, чем те, что справа и слева, и именно к ним вела не просто вереница следов, а тропа, снег на которой был раскопан ровно так, чтоб по ней могли свободно пройти два-три пони или проехать солидных размеров телега. Здесь, похоже, не было той пурги, которая ревела сейчас позади, за ущельем. Да тут, похоже, вообще пурги не бывает. Слой снега, расстилающийся справа и слева от дороги, был настолько гладкий, что напоминал водную гладь во время штиля. Луна, каким-то чудом выбравшаяся из огромного скопления туч, заставляла эту снежную гладь сверкать и переливаться, словно бриллиантовую пыль на солнечных лучах.

Ещё через четверть часа трусцы по тропинке Клауд начал разбирать впереди группу маленьких домиков, с каждым шагом постепенно увеличивающихся в размерах. Из кирпичных труб почти что всех маленьких зданий поднимался столбом дымок, во всех окошках горел свет. Похоже, тот самый лагерь. Это можно было даже назвать аулом. Хотя домов насчитать можно было порядка максимум двадцати штук, так что… Наверное, всё-таки лагерь.

Когда Клауд неспешным шагом вошёл в поселение, из нескольких домов вышло около десятка пони, преимущественно жеребцы лет тридцати-сорока. На Клауда они смотрели по большей части заинтересованно, но приветствовать его никто не спешил. Однако один из молодых жеребцов лет двадцати пяти, может быть, совсем немножко старше новоприбывшего, подошёл к нему. Шерсть его была бордового цвета, из-под шапки торчала рыжая чёлка, а карие глаза смотрели на Клауда вполне добродушно.

— Доброго здравия, жеребец, — сказал он крепким голосом. – К нам довольно редко заглядывают гости, а тебя я в первый раз вижу. Не мог бы представиться?

— Конечно, — кивнул пони и, сняв шарф и капюшон и показав всем своё белое лицо с чёткими чертами и сероватую чёлку, ответил: — Я Клауд Тейл, стражник Королевской Гвардии. Прибыл из Кантерлота по приказанию её величества Принцессы Селестии.
Вокруг двух жеребцов тут же начали шептаться пони, вышедшие из своих домов. А бордовый жеребец удивлённо приподнял бровь.

— Что-то Принцессы нам обычно никто не присылают. И по какому поводу?

— Принцессы получили запрос о помощи, рассмотрели его и отправили меня сюда.

— Мы этот запрос месяца два назад отправляли и просили хотя бы пару взводов в помощь.

— Извини, но я знаю только то, что мне нужно быть здесь. Больше мне Принцессы ничего не говорили по этому поводу.

Пару недовольных реплик отлетело от нескольких пони, но Клауд не обратил на них внимания. А юноша перед ним лишь устало вздохнул:

— Сейчас любая помощь нам очень кстати. Приятно видеть кого-то нового здесь, в горах. Я Рандж Шорт, но все зовут меня Раном. Я, как и все жители нашего поселения, обороняюсь от тёмной шушеры, давящей из глубин пещер Якитских гор последнюю сотню лет. Но ты уже в курсе, раз направился сюда, хм?

— В курсе. Я намерен сделать всё, что в моих силах, чтобы избавиться от заразы, которая засела в этих горах.

— Насчёт «избавиться» — это вряд ли. Но для борьбы и сдерживания важна каждая душа. Тебе бы поговорить с Большим Бобом, он у нас как бы главный. Он сейчас на нашем посту, в паре минут от домов к горам. Увидишь костёр – это его отряд.

— Направлюсь к ним прямо сейчас. Был рад знакомству, Рандж, — Клауд протянул переднюю ногу для копытопожатия.

— Взаимно, Клауд, — кивнул в ответ бордовый жеребец и пожал копыто новоприбывшего с лёгким звоном подков обоих жеребцов.

Пони, словно ждавшие этого приветственного жеста, тут же стали расходиться по домам. А Клауд направился к караулу.

От поселения в сторону гор шла такая же дорога, как и та, что вела от ущелья к домам, но в два раза уже и менее опрятная. Горы впереди, со стороны ущелья, казавшиеся невысоким заборчиком, теперь уже возвышались над жеребцом, словно страшные чудовища, а чёрные тучи, словно куполом накрывавшие эту снежную долину, окружённую горами, только добавляли страху к пейзажу.

Огонёк костра на фоне горных громадин выглядел маленьким и слабеньким пристанищем от холода и темноты, но с каждым шагом к теплу и свету становились ближе и ближе разговоры трёх жеребцов, сидящих на брёвнах. Иногда даже до Клауда долетал громкий и звучный смех одного из жеребцов – амбала-единорога с серой шерстью и гривой, в которой переплетались жёлтые и красные пряди, одетого в тёплый коричневый тулуп, охватывавшего всё его туловище. Должно быть, это тот самый Большой Боб. И большой вроде, и выглядит харизматично.

Два других жеребца были с габаритами, более приближёнными к обычным. Один со светло-зелёной шерстью и тёмно-зелёной взъерошенной гривой, молодой, пожалуй, ровесник Клауда, сидел и слушал диалог двух жеребцов, изредка вроде как вставляя свои реплики и смотря на обоих озабоченным взглядом через круглые линзы очков.

Второй был заметно старше зелёного, но, пожалуй, помладше амбала, этак тридцатилетний жеребец. Его шерсть была чёрная, как темнота за закрытыми глазами, а взъерошенная грива едва ли не сливалась с телом, отдавая синими красками. Взгляд его был хмурым, задумчивым, а в копыте лежала горсть семечек, откуда он зубами хватал по одной и сплёвывал кожуру с них в костёр да отвечал на реплики большого жеребца своими.

Именно такую картину наблюдал Клауд, подходя к костру. И слышал он следующее:

— …и когда ты берешь пару таких же, то тебе уже эти твари страшны не будут.

— Ага, фиг я *пф* так рисковать буду. Даже если у меня их две, там их по десять, по двадцать. Ну и *пф* отпугну я двоих. Что дальше?

— Так в этом и прикол, чтоб мне пусто было! Они не одноразовые же! Я когда был там, сам пробовал их в действии, так они отпугивают всех сразу. Главное – их держать правильно, тогда уж точно будет…

— Кхм.
На легкий кашель, сыгравший роль обращения внимания на себя, все трое моментально перевели настороженный взгляд.

— Солдат Королевской Гвардии Клауд Тейл, — кротко представился жеребец. – Явился по приказу её Величества Принцессы Селестии. Ищу Большого Боба, дабы отчитаться о прибытии и потребовать указаний.
Он ожидающе посмотрел на троих жеребцов. Зелёный в очках вопросительно посмотрел на большого. Тот удивлённо приподнял брови, и Клауд заметил солидную царапину на его скуле.

— Вот и наше подкрепление, — отозвался чёрный пони, отплёвывая кожуру в костёр.

— Мы вроде просили о паре… — начал было амбал.

— Мне было сказано только о явке сюда, — перебил его Клауд, уже зная, о чем будет речь. – Об остальном Принцессы не посчитали нужным мне объясниться.

— Но как так? – внезапно подал голос зелёный юнец. – Нам сейчас как никогда нужна помощь! Мы же не можем вечно здесь сидеть и рисковать своими жизнями? Почему…

— Глэйд, успокойся, — махнул копытом Боб.

— Но отец…

— Боб прав, это все равно было безнадежно, — покачал головой чёрный жеребец, наблюдая за игрой пламени. – Принцессы и понятия *пф* не имеют, что творится здесь.

Глэйд лишь взялся за голову. Большой Боб сочувствующе посмотрел в его сторону.

Клауд некоторое время простоял молча, понимая, что хоть его снова как будто не видят, как когда он шёл к ним по дороге (хотя он был уверен, что они наверняка слышали его шаги), сейчас встревать ему не стоит. И действительно, через полминуты Большой Боб снова обратил на него внимание со словами:

— Ну что, Мистер Тейл, ежели вас послали сами Принцессы и прямо сюда, то не просто так. Что вы вообще можете?

— В Кантерлотской школе сданы все нормативы на физическую подготовку, а также изучены основы боевого режима.

— Вот как? – хмыкнул Боб. – И какого тогда…

В миг Клауд выхватил из своей сумки свой кинжал и замахнулся в сторону Глэйда, пытавшегося незаметно что-то достать копытом из своей куртки.

Чёрный жеребец, задрав бровь и выдвинув нижнюю губу, пару раз кивнул, а Боб присвистнул:

— Ну, может, и правда чему-то там тебя научили. Выдохни. Глэйд, отпусти свой кинжал. Будем считать, что входную проверку он прошёл, а?

Молодой зелёный жеребец лишь пожал плечами и отпустил рукоятку своего кинжала.

— Так какие будут указания? – спросил спокойно стражник.

— Раз уж пришёл к нам, отсиди с нами оставшееся время караула, а когда нас сменят, мы найдем тебе постель для ночлега в чьей-нибудь лачуге.

Клауд кивнул и присел на бревно рядом с чёрным жеребцом. Тот, отплёвывая кожуру от семечек, покосился на него и, взглядом указав на лежащий возле него небольшой мешочек, буркнул:

— Будешь?

— М-м? Не, спасибо.

— Как хочешь *пф*.

Пауза.

— Так если я буду держать с вами оборону этого лагеря, то мне бы следовало знать, как зовут тех, с кем я буду работать плечом к плечу, — попытался начать разговор стражник.

— Ну, меня ты уже знаешь, я Большой Боб, — поднял копыто амбал. – Это, — он показал на зелёного жеребца в куртке, — мой сын, Глэйд Шутр самый меткий парень на весь лагерь, а это, — он махнул в сторону чёрного пони в плаще, — Рэкшен Скаут.

— Просто Рэк, — вставил чёрный жеребец.

— Неужели ты стражник? – поинтересовался Глэйд. – Королевские гвардейцы вроде бы носят доспехи. Тебе бы они здесь пригодились.

В ответ Клауд расстегнул молнию на груди своего плаща. За ним блеснула золотая покраска металла и синяя звезда.

Глэйд с интересом уставился на проглядывающие из-под одежды доспехи. А Большой Боб тут же заинтересовался:

— А что там происходит, в Кантерлоте?

— А вы не знаете? – спросил стражник, застёгивая молнию.

— Откуда же нам знать? Мы только и делаем, что ходим в пещеры гор и боремся с нечистью, которая там обитает ещё с тех пор, как король Сомбра стёр Кристальную Империю с лица карт.

— И вы все время были здесь?

— Да, есть такое.

— И даже когда Король Сомбра снова попытался захватить Империю? И когда кристальное сердце было найдено? Вы все время были здесь?

— Я тебе даже больше скажу, именно тогда из горы зараза стала напирать куда сильнее, чем раньше. Я даже не думаю, что она как-то связана с Сомброй, она просто соображает быстро. Попыталась воспользоваться моментом, пока все заняты нападением короля, но наткнулась на нас, как обычно.

— К слову, о заразе. Что это? С чем вы имеете дело столько времени?

— Различные твари от мала до велика. Могут быть размером с тебя, могут быть больше меня, могут вообще быть как парасприты, такими же мелкими и приставучими.

— Может быть, это и есть парасприты?

— О, нет, эти бестии поопаснее будут. Мы их называем Кусачками. Может быть, они и имеют какое-то родство с этими цветными шариками, но уж точно внимания требуют в разы больше. Во-первых, они все чёрные, хрен ты их различишь в пещерах, только по звуку. А во-вторых, они не жрут ни обычную еду, ни мебель.

— А что они тогда едят?

— Нас, — буркнул Рэк.

— Мясо они едят, — подтвердил Боб. – Любое мясо, что увидят. И в самые первые дни обороны ещё мой отец потерял своего друга из-за Кусачек. Одна такая дрянь ничего не сделает, разве что за ногу схватит, попытается остановить. Вот если их пять или десять, то беги без оглядки. Но убежать ты все равно не сможешь, они все равно быстрее. В них только стрелять.

— Стрелять? У вас есть какое-то оружие для стрельбы?

— Ещё бы у нас его не было. Хоть Принцессы и не отправляют нам бойцов, но зато снабжают нас тем, что считается прорывом в науке. В нашей науке. У грифонов это, к примеру, вполне обыденные приспособления для стражи высшего порядка. Заграничное оружие, проще говоря.

— Я что-то слышал об этом. Огнестрельное? Я прав?

— Ага.

— А посмотреть можно? Я в жизни его ни разу не видел.

— Рэк, будь добр.

Жеребец, взявшись за отворот своего плаща, достал предмет длиной с пол-копыта и протянул его Клауду. Тот взял его и с интересом начал рассматривать железный ствол, деревянную рукоятку и торчащую закорючку на переходе из ствола в рукоятку и длиной чуть больше последней.

— А что эта штука делает? – спросил он, указывая на торчащий крючок.

— Вроде грифоны называют это спусковым крючком, — ответил Рэк, — но у нас принято его звать просто курком. Дергаешь за него, и пушка стреляет. У грифонов курок обычно расположен с другой стороны, внизу, и размером он *пф* поменьше. У них вместо копыт специально для этого когти есть. Здесь он наверху, чтоб можно было одним копытом пушку держать, а другим бить на курок. Или же можно за курок зубами дергать. *пф* В общем, позаимствована механика от револьвера.

— А что такое револьвер?

— Ну, тоже пушка, только поменьше. Забудь о ней, тебе дадут такую же, какая у тебя сейчас на копытах.

— Мы называем это оружие Коротышом, — вставил Боб. – Обычный ствол, есть почти у всех в лагере. У некоторых, правда, имеются и другие пушки. Например, у Глэйда. Покажешь?

— Конечно, — кивнул Глэйд и, прогнувшись назад, достал из-за бревна свой сверток длинной в полтора метра. Медленно раскрыв его, он показал Клауду очередной ствол, но тот уже был заметно больше, на его верхней части была закреплена какая-то дополнительная трубка, а на конце висел какой-то чехол.

— Это винтовка, Клауд, — представил оружие Боб. – Пожалуй самое дальнобойное оружие из всего, что у нас есть.

— И где у него курок?

— Вот здесь, — Глэйд развернул ружьё так, чтобы было видно его правый бок, и показал торчащую в сторону рукоятку. – Его нужно дергать на себя для выстрела.

— А если случайно его заденешь его, тоже выстрелит?

— Ну, чтоб случайно не выстрелил, здесь предохранитель есть, если ты его опускаешь – винтовка стрелять не будет.

— А это что за трубка?

— Это прицел. Приближает цель, которая далеко. Как подзорная труба.

— А под чехлом что?

Глэйд снял чёрный чехол с конца ружья, и на огне заблестело идеально чистое лезвие.

— Штык, — объяснил Глэйд. – Время от времени приходится биться в ближнем бою, он мне тогда и пригождается.

— Но чтобы бить им в движении, ты должен держать винтовку только одним копытом, разве нет?

— Вот, смотри сюда, — Глэйд перевернул ружьё. – Вот здесь есть пара креплений, чтобы надевать их на копыто.

С этими словами жеребец вдел свою правую переднюю конечность в два спокойно складывающихся и раскладывающихся на левом боку оружия кольца и поднял своё копыто с оружием вверх. Штык поднялся над головами жеребцов.

— А не тяжело?

— Обычно такие оружия достаточно весят, — заметил амбал-единорог, — но Глейду разве что на заказ делали эту пушку. С ней, надетой на копыто, можно даже пробегать небольшие дистанции. Стрелять, конечно, так не получится, курок все-таки справа. Но бить всяких тварей, стоящих от тебя в метре – пожалуйста.

— Удобнее все-таки брать её двумя копытами, — заметил Глэйд, снимая винтовку со своей конечности и укладывая обратно в сверток за бревном. – Но мне так редко доводилось им орудовать. Чаще всего – надеваю на копыто. Ну, а ещё чаще – просто стреляю. Как-то так.

— А что у вас, Большой Боб? – спросил Клауд у жеребца?

— У меня? Обычно Коротыш, как и у всех, но в редких, крайних случаях, когда зараза прет сюда, из пещер, всем скопом… Есть, короче, у нас большая такая пушка, усовершенствованная не только грифонами, но и магией. Так сказать, союз магии и технологии. Механизм работает на энергии и стреляет магическими сгустками.

— А где она?

— В лагере. С собой её не взял, последние пару дней особой активности не замечается здесь, так что обхожусь Коротышом. Пока что.

— Но эти оружия не просто так же стреляют? Должны быть какие-то снаряды?

— Патроны, — поправил Боб. – Да, есть такие. Раньше их доставляли только от грифонов, но сейчас получилось обеспечить собственное производство. Патроны у нас не такие качественные, как от грифонов, но зато доступнее.

— Так заразу берет только огнестрельное оружие? А потом что? Патроны же должны кончаться. Не одним же штыком вы будете бороться.

При таких словах Боб и Глэйд, как ни странно, посмотрели в сторону Рэка. Тот лишь удивлённо приподнял брови.

— Что?

— Ты же вроде у нас с копьём постоянно ходишь, не? – сказал Глэйд.

— Как будто у тебя на поясе кинжал не висит.

— Кинжалом толпу Черпамусклов не завалишь, — покачал головой Боб.

— А кто такие Черпамусклы?

— Это самые распространенные в пещерах твари, которые размером с тебя. Похожи на обычного пони, но с чистым черепом и остальным телом без кожи. Ни капли крови в себе не держат, поэтому лучше всего целиться сразу в голову, мозги у них есть, как и у нас. Правда, поменьше.

— А ещё они нападают группами, — добавил Глэйд. – Против них Коротыш наиболее эффективен, и все, кроме меня и Рэка, используем именно его в бою.

— Потому что у вас есть что-то ещё более эффективное против них? – спросил Клауд.

— Я б не сказал, — возразил Рэк. – Штык на винтовке – это, конечно, хорошо, но только на открытой местности. В самих пещерах лучше уж брать кинжал.

— Ты что-то сказал о том, что лучше брать в пещеру? – поинтересовался Боб. – Давай, покажи ему свою гордость.

Рэк лишь закатил глаза и, скинув оставшиеся семечки в мешочек рядом, снова наклонился вперед и достал из-под бревна чёрное копье. Длиной оно было чуть больше, чем расстояние от носа пони до его задних копыт. Винтовое древко было полностью черным то ли из-за покраски, то ли из-за материала, как и лезвие на конце. Но самым примечательным в этом оружии был стеклянный шар в центре лезвия, заполненный полу-густой, полу-жидкой светящейся жидкостью, похожей на желток от яйца.

Клауд широко раскрыл глаза.

— Посох Старсвирла? – спросил он. – Откуда он у вас?

Все трое недоумевающе переглянулись. А затем уставились на Клауда.

— А тебе знакома эта штука?

— Вроде бы этот артефакт использовал Старсвирл для своих опытов. Ещё он часто его носил с собой для красоты. Я видел этот посох в кантерлотском музее ещё год назад.

— Скорее всего, у нас бракованный, — с ухмылкой пожал плечами Боб.

— На самом деле, это тоже доставка от грифонов, — объяснил Глэйд. – И, возможно, они делали наше копье по примеру того посоха.

— И назвали его Пронзателем, — закончил Рэк. – Очень полезная штука, прочная и лёгкая. А при сильном ударе по какой-либо поверхности этот шарик в лезвии разбивается и делает взрыв диаметром в пару метров.

— Взрыв? Серьезно?

— Я до сих пор сам не верю, — с оживлением вставил единорог.

— Я тоже, — кивнул чёрный жеребец. – Тут даже никакой ёмкости для этой жижи нет, — он спокойно просунул своё копыто сквозь шарик с «желтком». – Оно само здесь удерживается.

— Ма-а-агия, — протянул Боб.

— Да вот то-то же.

— А можно мне взять, чтоб получше рассмотреть? – спросил Клауд.

— Нельзя, — отрезал жеребец. — Семечки лучше бери.

Стражник лишь удивлённо пожал плечами.

— И что ещё за твари водятся в ваших пещерах? – спросил он.

— Есть ещё Големы, но они очень редко появляются. Огромный гигант размером с дом.

— Каменный?

— Наполовину. Снаружи он из горных пород, а внутри находится тот же организм, что и у обычного пони. Поэтому при борьбе с ним главное – сбить в каком-нибудь месте часть его брони, желательно на груди, и уже потом фигачить, чем душе угодно будет. Без своей брони эта тварь слишком уязвима.

— Против них как раз пойдет моя винтовка, — заметил Глэйд с легкой гордостью за свою полезность. – Её бронебойность позволяет пробить даже броню големов.

— Кто ещё?

— По пещерам лазают Кукушки, при надобности они могут взлететь, — продолжил Боб. – С виду похожи на летучих мышей, но размером с жеребёнка. Слепы, как кроты, и ориентируются по звукам. Два варианта, как вести себя перед ними – это замирать или стрелять, и ни в коем случае не делать копыта, все равно догонят, а когти у них солидные, запросто могут брюхо распороть. Это, — единорог показал копытом на свою царапину на скуле, — от них.

Клауд медленно кивнул. Глэйд взял прутик и порылся им в костре, от чего пламя засверкало чуть ярче.

— Вы дрова из Империи получаете? – поинтересовался стражник. – Здесь ни одного дерева на всю округу не видно.

— Да ты наблюдательный, — хмыкнул Рэк.

— Все припасы мы получаем из Империи, кроме воды, она здесь повсюду. А вот из еды у нас есть мясо.

— Неужели вы едите тех тварей, которых убиваете?

— Едим, и их мясо очень питательное. Нам не так часто удается добираться до Империи, чтобы получать какую-то иную провизию, поэтому пришлось привыкнуть к такой еде, какую мы сами можем добыть.

Очередная пауза, во время которой Клауд соображал, что ему тоже придется есть мясо.

— Так это, мы ж от основного вопроса совсем отклонились, — сказал Боб. – Что происходит в Кантерлоте-то? До нас доходят некоторые слухи про эту… Кризалис, про Дискорда. Может, что-то новое ещё было?

— А история про Лорда Тирека до вас не доходила?

— Лорд Тирек? Не, про него только сказки всякие.

— Он пару месяцев назад пытался захватить Эквестрию.

— Эвано как… Ну-ка, поподробнее давай.

Последующие десять минут Клауд постарался как можно подробнее изложить всю суть той истории, которая происходила с принцессами, Лордом Тиреком, Дискордом, Элементами Гармонии и обычными жителями два месяца назад. Рэк, Боб, и Глэйд его внимательно слушали, а последние двое, казалось, даже с интересом.

— … В итоге его отправили в Тартар, — закончил Клауд. – А Принцесса Твайлайт теперь живет в замке.

— Награда за победу Магии Дружбы? – спросил Рэк с некоторым цинизмом.

— Получается, что так, — кивнул стражник. – А тебя что-то не устраивает?

— Меня всё устраивает. Я только удивляюсь, каково им радоваться каждой победе и каково нам – оттягивать тот конец, который будет похлеще Тирека, Дискорда и Кризалис, вместе взятых.

— Опять за своё, — протянули Глэйд с Бобом.

— Что? – оглянулся на них чёрный жеребец. – Вы когда-нибудь представляли себе, что случится с этой героической шестеркой, если они хотя бы один раз отправятся вон туда? – он указал в сторону гор, где впереди виднелся вход в пещеры, к которому вела тонкая тропа.

— Я думаю, что у них хватит сил решить такого рода проблему, — заметил Клауд.

— Думаешь? А я думаю, что их утащат в глубь гор через несколько часов после входа. Магия? Кукушки накроют рог через пару минут после того, как ты попытаешься осветить пещеру. Крылья? Кусачки оторвут их к фигам, едва ты успеешь их расправить. Что эти кобылки смогут там сделать, предложить дружить? Твари в пещерах ни слова не поймут, и не из-за того, что они тупые, а потому что ваши Элементы Гармонии на этот момент смогут издать лишь какой-нибудь непонятный хрип, прерываемый противным бульканием – их шеи уже будут распороты, и ни о какой Дружбе и речи не пойдет. Их просто сожрут. Всё, шабаш.

— Во имя принцесс, зачем ты такое говоришь? – проговорил ошарашенный Клауд.

— Просто я знаю, что там происходит. А они не знают.

— Но почему тогда вы не попытаетесь рассказать все Принцессам?

— Как видишь, мы пытались, — отозвался Боб. – Иначе бы тебя здесь не было.
Клауд понял, что оказался в том же тупике, в котором сейчас находились все жители этого поселения. Он лишь вздохнул.

— Они не понимают, — прошептал Глэйд. – Никто не понимает. Чтобы понять, что происходит в пещерах, нужно увидеть это своими глазами. Иначе никогда не поверишь.

— Я вам верю, — заявил Клауд.

— И тому, что Элементы Гармонии тут бессильны? – приподнял брови Рэк.

Все посмотрели на Клауда. Тот заколебался.

— Нет. Этому я не верю. Элементы Гармонии справились бы даже с этим. Если бы они знали, что здесь творится…

— …то остались бы в Понивиле, потому что есть дела поважнее, — закончил за него Боб. – Нам это знакомо.

— Но ведь если у них есть какие-либо дела, то они действительно важны!

— В год мы теряем нескольких пони из-за этих пещер. Была ли в Понивиле или Кантерлоте опасность, грозящая смертью всех нас?

Клауд не нашел, что ответить.

— Вот то-то же. Они не видели этой заразы. Ни они, ни Принцессы. Только те, кто видели, что могут эти твари, на что они способны – только такие пони могут этой заразе противостоять.

Боб замолчал и оглянулся на пещеру. Тень, таящая в себе неизвестно что, была словно дверью между нормальным миром и тем миром, в котором таилось зло.

— Поэтому завтра, — внезапно сказал Рэк, — ты, я и ещё несколько жеребцов, мы соберемся и утром отправимся в пещеры на охоту.

— Это же рискованно.

— Начнем с того, что у нас кончаются припасы. Но прежде всего, нужно подготовить тебя к борьбе хотя бы с Черпамусклами. Их в пещерах полно, и они часто прут наружу. Поэтому завтра займемся этим.

— Я тоже могу завтра пойти, — встрял Глэйд.

— Не дури, — одёрнул его Боб. – Ты нужен снаружи для прикрытия, если наши будут отступать. Останешься здесь.

Глэйд кивнул, понимая, что отцу виднее.

— Остается только додежурить смену. А потом мы тебе отведем комнату.

Последующие полчаса жеребцы обсуждали различные новости из Кантерлота, принесённые Клаудом, и действие Коротыша, описываемое Бобом. Но уже вскоре к костру подошло ещё три жеребца, сменившие Глэйда, Боба и Рэка с Клаудом. Четверо пони отправились в сторону лагеря, где им предстояло отдохнуть перед следующим днём, ставшим началом конца того, что казалось вечностью.


Следующая глава

3 комментария

Очень интересно, жду следующей главы)
а вариант завалить вход в пещеры не рассматривается?
Рассматривается, но уже в первой главе.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.