"Багровый этюд". Пролог.





АвторScrap_Note
Жанр— Экшн, приключение.
Рейтинг — NC-17
Персонаж Кигу принадлежит kigupony
Отдельная благодарность автору арта, художнице Хеллфайр. Её паблик ->




Содержание:

— Пролог
— Глава 1





«Багровый Этюд». Пролог.

На тихий вечерний Понивиль спускались сумерки, а все честные жеребцы и кобылки уже разбредались по домам, после тяжелого рабочего дня на окрестных фермах. Наступление темноты заставляет большинство отложить дела и отправится домой, принять расслабляющую ванну и заняться обыденными вечерними делами, но не все следуют этой общепринятой традиции захолустного городка.

Фиолетовогривый единорожка высунул свою мордашку из под одеяла, его растрепанные волосы и помятый вид были постоянными спутниками его пробуждений. Слегка повертев головой по сторонам, обретая ясность мысли, рогатый соня начал тереть свои ярко-фиолетовые глаза копытами, походя на ожившую изюминку на вершине маффина. Окончательно проснувшись и опустив свои серые копытца на пол, пони напялил на себя забавную остроконечную шляпу под цвет волос и с уставшим видом взглянул в зеркало. «Да… Ну и видок же у тебя… Кигу…». Пронеслось у него в голове, пока он пытался с помощью магии запихать непослушные пряди волос себе под шляпу. Лениво поправив шляпу и смачно зевнув, единорог зашагал по старым, скрипучим ступенькам вниз на кухню, дабы перекусить. «И почему я никак не могу соблюдать свой режим? Вечно я не высыпаюсь…» Одолеваемый подобными мыслями и внутренним самокопанием, „живой изюм” добрёл до заветной кухни, которая встретила его приятным ароматом свежеприготовленных блинчиков с черничным вареньем. У плиты стоял статный единорог, годы молодости которого уже давно позади, но и старость ещё не успела вцепиться в его тело своими когтями. Лихо перекидывая блинчики один за другим с сковородки в рядом стоящую тарелку, и поливая каждый вареньем, жеребец повернулся и растянув свое разукрашенное орнаментом морщин лицо в добродушной улыбке поздоровался:
— О! Привет, сын, снова сидел допоздна, да? Кстати, на ужин у нас блинчики… Ну… Или на завтрак, кому как.
— Ага, я уже понял…
Задумчиво промямлил серый, плюхая свой круп на стул. Поставив тарелку полную свежих блинов, пожилой единорог тоже сел за стол, его надтреснутый рог слегка искрил пока тот сворачивал блинчик в трубочку.
— Слушай, если ты продолжишь так самоубийственно рисовать, это до добра не доведёт, тебе следует подумать над тем как восстановить свой режим сна.
— Я знаю, пап, но иначе я не добьюсь успеха – единорог виновато спрятал глаза под шляпу.
— Ага, в этом ты напоминаешь мне мать… — погрустнев, пожилой пони коснулся своего рога копытом. –Ладно, не стоит тебя поучать, сам всё знаешь, уже не маленький ведь. Кстати, приятного аппетита.
— Спасибо и тебе, пап.
-О! И ещё, чуть не забыл! Это тебе – отец Кигу выложил запечатанный конверт на стол, на котором красовалась печать королевской гвардии Кантерлота.
Глаза фиолетовогривого поня засветились от счастья и тот быстро прикончив завтрак и поблагодарив отца за вкусности, унёсся вместе с конвертом наверх к себе в комнату. Влетев в дверь и спотыкаясь о различные мольберты и рамки, единорог добежал до стола и бережно положил письмо, предварительно сбросив с него все свои зарисовки и кучу прочих бумажек.

Сломав блестящую, красную, восковую печать стражи магией, пони подумал: «Ну наконец-то!».
Единорог быстро развернул письмо и принялся скользить глазами по не очень разборчивым закорючкам. «Привет! Ха-ха, небось заждался весточки от меня? Я тоже соскучился, изюмоголовый. Наверняка ты задаешь себе кучу вопросов о том как сложилась моя судьба после выезда из нашего захолустья. Спешу тебя огорчить, не самым лучшим образом… После того как я вступил в Эквестрийскую гвардию, много чего изменилось. Этот год действительно был самым сложным испытанием которое мне пришлось преодолеть за всю свою жизнь. Прости что не писал тебе всё это время, не очень-то просто писать когда тебе пытается снести твою башку цвайхандером грифонский тяжелый риттер. За меня не переживай, конечно появилась пара шрамов, да и крыло недавно вывихнул, но не критично, я все же слишком проворен для этих куриц, за этот год я стал лучшим в ведении ближнего боя в воздухе. Да, как ты уже понял, меня перевели на север, хотя Эквестрия сейчас находится в относительном спокойствии, но отношения с Грифонстоуном сейчас довольно натянутые, поэтому то и дело происходят приграничные стычки с местными бандами дезертиров и мародеров. Скоро придёт наше подкрепление и мы покажем этим плотоядным курицам-переросткам что значит «магия дружбы»! А ещё, ты наверняка заметил печать. Ха! Насаживать этих куриц на копья оказалось довольно полезным для службы делом и я быстро заработал несколько повышений и угадай что? Ха-ха, да, чёрт возьми! Меня приняли в почётные ряды Кантерлотской стражи, теперь я – официальный представитель сестринской монархии в Райтвуде, у меня тут даже целая своя крепость организовалась вместе с гарнизоном, в общем, когда всё успокоиться приезжай, места тут красивые, горы, снег, реки, а от различных видов эля в тавернах этих краев и вовсе голова кругом идёт. Надеюсь всё это не обостриться, ведь тогда меня и мой гарнизон, скорее всего, перебросят в столицу, для защиты короны. В любом случае, буду рад тебя видеть, твой друг детства.

-Капитан северного гарнизона Даблхарт»
Прочитав письмо до конца, единорог с облегчением выдохнул: «Ну слава Селестии, с ним всё в порядке, я должен был бы на него злиться за то что он мне так долго не писал, но всё же, думаю у него были на то причины, да и по службе продвинулся неплохо, надо бы написать ответ…» Недолгое размышление «изюмины в шляпе» прервал звук открывающейся двери.

— Кигу-Эл-Джастис младший! Я слышала ты снова рисовал всю ночь, надеюсь ты готовился к вступительному экзамену, а не рисовал этих своих «чилавекав»!
На пороге стояла подтянутая кобылка, в изысканном деловом костюме, грозной позе и пронзала бедного единорожку злобным взглядом. Она быстро засеменила к прячущемуся за полями шляпы художнику, копытами заставляя сотни зарисовок человеческого тела, разного качества и размера пугливо разлетаться по комнате от её шагов.
— Ты должен работать над передачей формы и геометрии различных тригонометрических фигур, а также над свето-тенью, а ты тратишь своё время на это… — она подняла с пола первый попавшийся рисунок, который оказался не самым удачным. – Я тебе много раз говорила завязывать с этим, а иначе превратишься в городского сумасшедшего, вроде той единорожки, одержимой «руками чилавекав». Тоже мне выдумали себе субкультуру, я не позволю чтобы мою семью ассоциировали с какими-то отщепенцами! – она грозно топнула копытом, заставляя единорога вжать голову в плечи ещё сильнее, благо его верная шляпа позволяла скрываться от всего мира.

Оправдываться было бесполезно, поэтому он просто молчал, зная пылкий норов матери, это было лучшим из возможных вариантов.
— Я уже записала тебя на вступительный экзамен, через неделю приедет комиссия из Мэйнхэттэна, чтобы оценить работы абитуриентов. – она слегка остыла, продолжая говорить спокойно, понизив градус разговора. – Пойми, Мэйнхэттэнский университет искусств это престижное заведение, которое откроет тебе дорогу в будущее, я не хочу чтобы мой сын растратил свой потенциал, рисуя иллюстрации к выдумкам этой сумасшедшей кобылы – она вновь помахала рисунком, поднятым с пола. – В общем, у тебя есть 7 дней, чтобы нарисовать что-то достойное, помни, твой дед учился в этом заведении, он был великим художником, множество его картин висят в холлах замка Кантерлот. Не смей опозорить его и моё имя! Не вздумай провалиться… -она скрипнула зубами, злобно захлопнув дверь в комнату и побежав по лестнице вниз.

Последнее предложение отдавалось эхом в голове фиолетогривого единорога, превращаясь в нарастающий гул. Слегка опешив от подобного действа в своем уютном мирке, он невольно уселся на круп, смяв кипу зарисовок. «Эти рисунки, это всего лишь иллюстрации к серии книг рассказов Лиры, которую она пишет для жеребят, что плохого в том чтобы помочь ей и заработать пару битсов? С этой работой, если бы не «Понивильский вестник», она бы и вовсе была оторвана от реальности. Видимо вести в бизнес в нашем городе действительно непростая задача. Как жаль что моя мама слишком целеустремлённая и порой склонна ненавидеть вещи которых совсем не понимает…» Слегка придя в себя, горе-художник оторвал круп от пола и подняв с пола мольберт, принялся чертить карандашом очередной нудный параллелепипед и шар. «Почему? Почему я не могу рисовать то что хочу?» Вновь задался резонным вопросом жеребец, пытаясь правильно подобрать пропорции к очередной фигуре. «Может она действительно права, мне стоит заняться работой над поступлением, я ведь и сам хочу поступить в этот университет». Единорог дочертил круг, ловко ведя карандашом по бумаге красивую, чёткую линию. «Тратить потенциал, ага, как же? Будто бы от этих штук много пользы? Люди хотя бы нравятся маленьким кобылкам и прочим фанатам творчества Лиры, а кому может понравиться это!?» Слегка потеряв контроль над гневом, художник проткнул карандашом холст. «Рррр… На подготовку к этому дурацкому экзамену уйдёт много времени, нужно что-нибудь придумать, чтобы мне не пришлось тратить слишком много времени на это» Рогатый недовольно снял холст с мольберта разглядывая фигуры на нём. «Мне нужно что-то, что позволит работать 24 часа и при этом не терять в продуктивности, думаю местная знахарка-зебра мне поможет, она же и коров лечит и пони, наверняка у неё есть какое-то средство которое позволит мне сделать всё идеально» Единорог решительно отбросил холст в угол: «Ооо, я нарисую такой рисунок, что эта комиссия будет умолять меня, лишь бы я вступил в их «шарашкину контору»». Собравшись с мыслями и вновь обретя контроль над эмоциями. Кигу подошёл обратно к столу, взяв письмо и остатки печати, аккуратно сложил их и положил в свою шкатулку, в которой уже лежала бабочка его отца, которую он подарил ему на выпускной вечер в школе. «Нет, я никогда не упаду до того чтобы принимать зебринские стимуляторы, они точно вызывают зависимость, нужно найти другой путь» Достав бабочку из шкатулки, он решил вновь осмотреть ту вещь которую до сих пор ценил больше всех прочих. Глаза его скользнули по шлейке и золотистой надписи на внутренней стороне: «Эйзэнхорну, лучшему сотруднику кафедры изучения магических аномалий». Единорога вновь одолели невеселые мысли: «Эх вот бы всё было как раньше, до того как папу направили на ликвидацию последствий борьбы Тирека и Твайлайт, до того как эта проклятая сфера плазмы дестабилизировалась и повредила его рог, хотя бы он спас своих коллег находящихся в радиусе поражения. Как жаль что весь его магический потенциал сошёл на нет из-за травмы, ведь его работа заставляла его чувствовать себя… Счастливее…». Грустный единорожка положил обратно в шкатулку все свои ценности и плотно закрыл её. «Я не могу подвести своих родителей». Произнёс Кигу, в ночную тишину своей комнаты и включив лампу, принялся за работу, тщательно и методично рисуя фигуру за фигурой, терзая ночную тишину скрипами своего карандаша.

Первые лучи солнца озарили холмы Понивиля. Из десятков домов начали высыпаться, словно разноцветные конфеты, пони всех сортов и размеров. Все они спешили по своим делам, кто-то поворчать на лавочке со своими престарелыми приятелями, кто-то на первый урок в местную школу. В то время, как измотанный единорог пускал слюни на пергамент, лежащий перед ним на столе, наслаждаясь всеми прелестями сна без сновидений. Вдруг, словно молния прошла по телу художника и он резко очнулся, оторвав голову от стола с стопками нарисованных фигур. Повертев головой, он оторвал приклеившийся к моське листок и выбросил его в ведро у стола. «Чёрт, я не ел и не спал три дня, кажется, я слегка переборщил с рисованием». Подумал единорожка, осматривая комнату, полную рисунков. Дверь слегка приоткрылась, и в комнату тихо вошёл пожилой пони. «Доброе утро, сына, я тут тебе принёс покушать». Единорог, слегка поискривая рогом, ловко поставил тарелку с пирожными на стол Кигу. «Я не хотел отрывать тебя от работы, в последнее время ты совсем себя не жалеешь. Слушай, сейчас ты ешь и идёшь спать, без разговоров». Уставший художник быстро сметелил всю тарелку съестного и с полпинка заботливого отца сделал довольно неловкий кульбит в сторону кровати, плюхнувшись на неё всем своим тощим телом. «Вот так, тут тебе и место». С доброй улыбкой прокомментировал старик, укрывая поня одеялом. «Осталось всего 4 дня до экзамена, тебе нужно взяться за работу, уже нет времени на упражнения, не разочаруй нас с мамой». Констатировал единорог, удаляясь из обители художника. Кигу лежал на кровати, сытый но крайне уставший, просто смотря в потолок. Сложно было придумать нечто достойное для вступительного рисунка, рисуя днями на пролёт одни лишь фигуры. Голова гудела словно пустой чан, каждая мысль давалась с трудом, но заботливый образ отца не покидал его ни на секунду. И вдруг, словно озарение снизошло на него. Картина, достойная быть запечатлённой на холсте. Он словно обезумевший вскочил с тёплой постели и потеряв свою шляпу понёсся к мольберту. Спустя пару часов, на полотне красовался прекрасный эскиз, ожидающий лишь покраски. Идеальные линии, красиво переплетаясь скользили по бумаге, сливаясь в прекрасный образ застывшего мгновения. На картине была изображена воронка, в которой было несколько единорогов в очках и белых халатах, а в центре был огромный светящийся шар, излучающий яркий синий свет. Фигуры пони застыли в ужасе, кто-то что-то кричал, кто-то пытался сбежать бросая различное оборудование, кто-то просто лёг на землю закрывая голову копытами. Лишь один из них стоял и сцепив зубы, оскалившись на столько что из краешка рта потекла кровь, сдерживал сферу заклинанием. От магических пульсаций, стёкла на очках учёного треснули, а халат развивался с каждой новой волной магической энергии, в то время как его рог медленно распадался, под влиянием магии сферы. Окончательно выбившись из сил, художник упал на бок перед своим творением. «Ну что же, самое сложное позади, осталось только покрасить и нанести различные блики и рисунок готов…». С этой мыслью сознание единорога помутнело и он провалился, словно в темнейшую бездну.




Также следить за этим фанфиком вы можете на фикбуке.
Читать дальше->

2 комментария

Аннотацию бы и хоть какое-нибудь жанровое обозначение.
Это определённо нужно бетить. Особенно от тривиальных ошибок типа "-тся/-ться", лишних/отсутствующих запятых и оформления прямой речи. Вообще текст грязноват.
Дефинитивы типа «фиолетовогривый единорожка», «рогатый соня» и подобные, употреблённые вне контекста — выглядят непрофессионально.
«Приклеившийся к моське листок» — мне кажется, слово «моська» здесь вряд ли уместно (оно слишком разговорное и не подходит для авторской речи).
И да, аннотация бы тут точно не помешала.

«Доброе утро, сына, я тут тебе принёс покушать»
Братишка, я тебе покушать принёс Пардон.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.