Баловство: Новое Карамельное Приключение - Глава 10

К Главе 9
Pdf. от MLPMihail
Продолжение продолжения конфетных приключений, в котором Клюква увлекается астрологией, Бон-Бон ходит по зоомагазину, а предзнаменования чего-то нехорошего усиливаются

Кстати, насчет писанины: Aghtung! 14+ (см. теги).
Кстати, самостоятельно искать что такое «флаффи» не рекомендую — это сплошная чернуха с садизмом и расчлененкой. Не зря же их даже из среды темных паладинов выпнули. Лучше зайдите под спойлер для краткого ознакомления с предметом)В данном произведении, флаффи — синтетические существа, созданные той же корпорацией уже после «Хартии» как замена пони, ибо спрос на вторых вовсе никуда не исчез, а первые все так же любят деньги. Флаффи, в отличие от пони, это небольшие мохнатые синтеты, классифицируемые как неразумные, обладающие кучей намеренно встроенных (но, при наличии знаний и оборудования, легко отключаемых) дефектов. Фактически, это идеальные комнатные животные с дополнительной функцией осмысленной речи.
Насчет размеров.


А тут еще немного воды перед главой)
Мои огромные благодарности брони DarkKnight за идею и разрешение использовать его вселенную, брони MLPMihail, Gedzerath, Rj-PhoeniX и Кравчуку Ярославу за помощь в написании и вычитке)
И да, кое-что тут противоречит оригинальной вселенной «Сломанной Игрушки», а в тегах притаился жирнючий спойлер)
Оглавление на Табуне
Оглавление на GoogleDocs

На GoogleDocs

Глава 10, в которой Клюква увлекается астрологией, Бон-Бон ходит по зоомагазину, а предзнаменования чего-то нехорошего усиливаются

— Луна в сраке… — откуда-то из иномировых далей донеслось до Бон-Бон. За чем пред взором пони незамедлительно предстали парочка крайне суровых королевских стражей, почему-то одетых в майки-алкоголички и мятые полицейские кепи, а также разъяренная принцесса Луна, застрявшая между двумя белоснежными фланками (с розовым хвостом над головой, на манер опахала) и выносящая решение о высылке ее, Бон-Бон, из Эквестрии.
— Сатурн в доме… — почему-то мужским голосом завершила зачитывать приговор ночная принцесса.
— «Интересно, а на Сатурне нужны программисты?», — подумала Бон-Бон, уже прикидывая то, куда бы пристроить Лиру и Принцессу, пока она сама будет мотать срок на другой планете. Кстати, а как она туда доберется?
— Раков ожидает сложный день… — не заставило себя ждать решение и этой проблемы, представ в виде летающей тарелки, полной краснющих раков в облегающих разноцветных комбинезонах. Возглавлял членистоногих инопланетянин-перевертыш с авоськой, набитой игровыми приставками, заплесневелыми буханками и пускающими пузыри флаффиками. Над всем этим возвышался призрак мужчины с монтировкой.
— Доброе утро, засоня! – развеял наваждение веселый голос Клюквы, — А у меня по гороскопу сегодня удача в любви! Как думаешь, а с инопланетянином это не слишком… ну, того… этого… В общем, не слишком?
— Нормально. Они от нас не сильно отличаются, — пробурчала Бон-Бон, разлепляя заспанные глаза.
Перед глазами открылась комната их съемной квартирки. Посреди комнатки за низеньким столом сидела голая (если не считать завернутые в полотенца гриву и хвост) Клюква, и совершенно по-варварски просматривала свой планшет (планшет орал на всю громкость о звездах, стрельцах и удачах). Чуть в стороне лежала куча бутылок из-под тоника, который Бон-Бон выдула чуть ли не в одиночку (почему до утра ей и не спалось: тонизирующая химия в сговоре с мочевым пузырем не давали поняшке и минуты покоя). В другой чуть стороне была распотрошенная сумка Клюквы, вокруг которой валялись какие-то тряпочки, флакончики и упаковка кобыльих тампонов.
— Ты в это веришь? В смысле, в астрологию, — продолжила проверять заспанным глазом клюквенны пожитки Бон-Бон.
— Нет, — мотнула головой Клюква, после чего с энтузиазмом добавила, — Но тут сказали, что сегодня у меня день удачи в любви! А как раз сегодня мы идем в ресторан с Ферретом! Все таки, ну, если мы с ним того… подружимся, это не слишком извращенно?
— Да они точно такие же, как мы. Я с одним даже чуть не переспала, — фыркнула Бон-Бон, вспоминая свой собственный опыт превращения «нерожденных» из загадочных инопланетян во вполне обычных кобылиц и жеребцов со своими кобыльими и жеребцовыми достоинствами и слабостями, — А гороскопам не верь. Я сама их когда-то составляла. Нет там никаких звезд: просто чередуешь через день «повезет в любви» и «следует быть осторожными» — немамонты хавают.
— Да, нет, я о другом, — покраснела Клюква, чьи крылья явственно приподнялись, — Просто, если он инопланетянин, то он нам враг и… ну… В общем, мне он понравился и я бы от него жеребят хотела. Но как другие на это посмотрят?
— Про жеребят, — зевнула Бон-Бон, выбираясь из перекрученного одеяла, — Тебе их никто не разрешит. Ты же четвероногий синтет без открытого дохода. Вот когда официально в Товариществе устроишься и налоги хотя бы год «по-высокому» проплатишь, тогда о жеребятах и думай.
В ответ Клюква закатила глаза и состроила весьма знакомую земнопони по ее рогатой подруге-любовнице мордочку: «Ничего ты в жизни не понимаешь, зануда земная.»
— Что касается «других», то пришельцы нам не враги. Просто мы друг друга надуть пытаемся. А Ложа, вообще, только «ЗА» будет, если ты этого инопланетянина охомутаешь – сразу же начнут мозги сношать насчет «секретов» и «влияния», — проковыляв к куче пустых бутылок, земная пони обнюхала одну из них, и горестно вздохнув (тоника в таре не осталось), продолжила, — Ты лучше не о чужом мнении, а о себе подумай. Ты этого Феррета меньше суток знаешь, а уже его жеребят носить хочешь. Так не пойдет. Давай лучше сначала получше узнаем, поймем, что это за фрукт, а уж потом будем амурные планы о семейном гнездышке и жеребятах строить. А то попадется какой-нибудь говнюк…
— Но, ведь, жеребят от Феррета у меня быть не может? – погрустнев, спросила пропустившая ранее сказанное мимо ушей Клюква.
— Первая влюбленность, — неодобрительно проворчала Бон-Бон, направляясь на кухню за кипяченой водой, — Что наши биоинженеры творят, да что инопланетяне колдуют, то я не удивлюсь, если еще как может быть. Только давай не будем торопиться. Сегодня с ним поужинаем, конфетки наши, если повезет, помнем, а уже потом решим: твой это понь или просто знакомый.
— Хорошо, — согласилась Клюква, после чего сконфузилась, — Только мне надеть нечего. Я всю сеть перебрала: я раньше таких платьев даже представить себе не могла, не то чтобы покупать…
— Ох уж эти мечтательницы… — уже на кухне закатила глаза Бон-Бон, наливая себе в чашку воды из давным-давно остывшего чайника.
— Я просто хочу, чтобы все было хорошо, и понравиться Феррету! – судя по голосу, донесшемуся из комнаты, Клюква решила пообижаться.
— Сейчас подойду – гляну, что ты там себе отыскала и нафантазировала, — сварливо отозвалась Бон-Бон, которой было вовсе не так уж и весело с недосыпу и от избытка хинина, который она ночью проглотила вместе с вкусным напитком, — Кстати, зачем тампоны достала? У тебя эти дни?
— Нет, — обиженно засопелось из жилой комнаты, — Просто искала обоймы к травмопистолету. Мне же тебя охранять нааааадо!..
— Точно не эти дни? А то сегодня я у тебя во всем виновата, — выпив две чашки воды Бон-Бон почувствовала себя гораздо лучше, и желание срывать раздражение на Клюкве (как и само раздражение) исчезло.
— Нет, они у меня еще не скоро, — продолжила обижаться аликорна.
— Прекрасно. Тогда дай глянуть, что за платья ты там нашла, — процокала в комнату Бон-Бон, и, легонько стукнув крупом по крупу телохранительницы, заставила ту уступить место у подставки с планшетом.
Сетевую историю, конечно же, Клюква не чистила. Так что для Бон-Бон не составило труда установить, что со вчерашнего дня аликорна как минимум раз клопала на фотографии жеребцов, дважды пускала слюни на дорогущие спорткары, накачала не менее дюжины фантастических книг (с весьма подозрительной аннотацией: сплошные шуры-муры с инопланетянами), смотрела пару серий «Абдула и Мубарака», шарилась по трем разным сетевым магазинам оружия и один раз участвовала в «анонимном» (ну, насколько такая анонимность анонимна для полиции Бон-Бон прекрасно представляла) сраче на каком-то генофрическом форуме. В общем, ничего такого, чего земная пони не ожидала бы от аликорны. Так что архив запроса «пони Эквестрия вечернее платье ужин с жеребцом» бежевая кобылка открывала уже предвидя то, что она там найдет.
— О, мать моя Подсолнечная Пони! – картинно вскинула переднюю ногу Бон-Бон, оной конечностью театрально прикрывая глаза, — Да как же мы, дочери хлева, и не наденем все эти цацки?! Как же мы пойдем на ужин да без этих прозрачным платков и блестючих висюлек?! Да что же о нас поне добрые скажут?!
— Может быть, хватит надо мной насмехаться? – свредничала уже Клюква, заставив Бон-Бон снова взглянуть в сторону упаковки тампонов, а потом прожечь аликорну взглядом, — Да нет у меня этих дней! Чего ты привязалась-то?! Насмехается, издевается!..
— Ладно, поверю. Но, если я заманю Феррета в койку, только попробуй сказать, что у тебя что-то там кровит! – фыркнула на Клюкву Бон-Бон, после чего сменила гнев на милость, — Не обижайся, но ты не посмотрела дату этих фотографий. Это все коллекции «Хасбро» времен еще до Хартии. Понятно, что там только чудовищные вавилоны «как должно быть у пони». Давай лучше пролистаем дальше… Вот видишь.
— Ммм, это уже симпатично… И это тоже… А такое бы я хотела сегодня надеть… Это тоже классное… И это… — залипла в поданный земной пони планшет Клюква.
— Вот и прекрасно! Сейчас перекусим, я послушаю, что там еще наша вчерашняя покупка подслушала, сполоснусь и поедем за платьями, — добыла из глубин седельных сумок свой планшет Бон-Бон.
— Это желтенькое с пальмами вообще фейерверк!.. И это с листочками я тоже хочу… Ммм!.. А есть нечего, я ничего не покупала. Чтобы как вчера с хлебом не вышло, — проинформировала бежевую пони Клюква, на минуту отвлекшись от разглядывания нарядов.
— Хоть с голоду с тобой помирай! Все самой приходится делать… — для порядка проворчала Бон-Бон, и принялась составлять список покупок для аликорны (та все еще залипала в планшете).
Завершив со списком, заставив Клюкву выключить планшет и одеться, Бон-Бон вытолкала свою телохранительницу в поход за покупками. Сама же засела за прослушивание аудиофайла шпионской приставки, что изрядно пополнился за прошедшую ночь. Правда, увы, ничего полезного из этого занятия извлечь не смогла: инопланетянин, убедившись, что ничего интересного в коробке нет, больше никак себя не проявлял. Слушать же городской шум было бессмысленно. Так что, пока Клюква ходила за продуктами, Бон-Бон решила принять душ, а заодно, раз уж ей выпало немного уединения, и поклопать.
***
К возвращению аликорны Бон-Бон уже закончила с копытопблудием и водными процедурами, а потому ее настроение сильно улучшилось. Что весьма позитивно сказалось и на самочувствии Клюквы: бежевая земнопони устроила ей очередной урок разделки мяса до завтрака, а не после. В этот раз крылорогая телохранительница держалась гораздо лучше. Впрочем, прием пищи, все равно, пришлось отложить на двадцать минут, в течение которых дерижаблекрупая любительница доисторических «птичек» приходила в себя. После этого, нарезав салаты из накупленных Клюквой (по списку, составленному Бон-Бон!) продуктов, пони позавтракали, и отправились за покупками. Если точнее, то за платьями, косметикой и парфюмерией. Каковое предприятие прошло без сучка, без задоринки, а потому писать о нем нечего.
Вернулись в свою квартирку пони уже к четырем часам дня. Что сопровождалось мелким, но весьма неприятным для расшатанных нервов Бон-Бон происшествием: бежевая разведчица вновь ощутила неприятное чувство недоброго внимания к своей персоне. Будучи уже научена горьким опытом, земная кобылка поинтересовалась ощущениями своей крылорогой телохранительницы. Та, прислушавшись к себе, согласилась, что что-то рядом с квартиркой стало не так. Это заставило Бон-Бон изрядно призадуматься.
Пока призадумавшаяся пони нехотя перебирала ногами по коридору, отворилась одна из его дверей, из которой высунулась сопливая (в связи с чем, оснащенная одноразовой маской) ушастая лисичка, и поинтересовалась у копытных соседей: не были ли они рядом с мусорными контейнерами? Бон-Бон отрицательно мотнула головой, и в ответ поинтересовалась у Ерыжки ее здоровьем и причинами такого необычного лисьего любопытства. Первое у лисички было не очень: она где-то чем-то заразилась и теперь сидела дома с протекшим носом, лихорадкой и ломотой во всем куролюбивом теле. Второе же объяснялось первым – от нечего делать ушастая покимон пялилась в окно, и совершенно случайно заметила то, как у мусорных контейнеров появился мохнатый городской вредитель, более известный как «флаффи». И вот теперь Ерыжка хотела получить от кого-нибудь подтверждение виденного. Ну, и обсудить маленечко, конечно же. В последнем Бон-Бон проявила крайнюю заинтересованность, так что няшно-сопливая хищница вскоре попивала горячий чай с двумя пони и рассказывала им во всех подробностях то, как некий бродячий флаффик пытался грабить помойку. Толку от этих лисьих наблюдений не было никакого, если не считать упоминания «флаффячьей ловушки», которую надо бы поставить. Последнее дало Бон-Бон прекрасную идею, и, попросив Ерыжку и дальше наблюдать за всякой активностью у мусорных контейнеров, пони снова отправились по магазинам.
***
Первым делом они заехали за бытовыми видеокамерами, где были неприятно удивлены толстой стопкой бюрократических закорючек, заставлявшей покупать «устройства, могущие быть использованными в целях нарушения неприкосновенности частной жизни граждан» сугубо через то место, что у пони находится как раз под хвостом. Так что, проникнувшись «азиатской спецификой», Бон-Бон вместо видеокамер купила пять штук вполне обычных портативных коммуникаторов (оснащенных хорошими со всех сторон камерами, но, почему-то, под вышеозначенные бумажки не подпадающих). После чего пони двинулись в зоомагазин, который им порекомендовала Ерыжка.
Зоомагазин встретил пони непередаваемым гвалтом.
— Кааар! Гаф-гаф! Мама, мама, я вот этого хочу! Чирык-чирык! Мяу! Хочу-хочу-хочу! Квак! Спасибо за покупку. Заходите к нам еще, — автопереводчик планшета сошел с ума, пытаясь осилить галдеж этого, с позволения сказать, магазина, по размерам и оформлению больше похожего на дворец древнего магараджи (видимо, дела у предприятия шли хорошо).
— Кхм, как нам пройти в секцию борьбы с вредителями, — быстро успев устать от окружающего ора, Бон-Бон деликатно тронула ногой штанину одного из консультантов, осаждаемого капризной дамой с еще более капризной шестилетней девочкой, не могущей определиться кого же она хочет и хочет ли вообще.
— Следуйте за проводником, — перевел планшет слова задерганного работника, пока тот снимал с форменного пояса и ставил на пол какое-то устройство с колесиками (что привело даму в бешенство: по всей видимости, внимание консультанта могло принадлежать только ей и ее чаду).
— Выберите язык, — засветилась над вышеупомянутым устройством голограмма со списком земных языков.
Бон-Бон не раздумывая ткнула копытом в плашку с надписью «Евролингв» (от бушующей дамы и ее дочки уши начали сворачиваться в трубочку даже у пони, хотя та ни слова из их речи не понимала).
— Введите запрос, — уже на евролингве высветило устройство.
— Где купить ловушку против флаффи? – быстро напечатала Бон-Бон, краем глаза замечая, что девочка потеряла всякий интерес к зоотовару и, пользуясь тем, что ее мать отвлечена собственным прочувственным спичем, принялась подбираться к ее, Бон-Бон, хвосту. По всей видимости, чтобы как следует дернуть.
— Прокладываю курс. Следуйте за роботом-проводником. Начинаю движение, — быстро сменила надписи голограмма, после чего превратилась в светящийся шар «Следуйте за мной». При этом робот довольно резво рванул с места, тем спася хвост Бон-Бон от экзекуции, а мать возможного палача – от крутого скандала со злобной и весьма мстительной пони.
Обе кобылицы припустили за роботом, пытаясь не попасть под ноги окружающим покупателям. Что, впрочем, помогало лишь частично: если ущерба от взрослых удавалось избежать, то вот практически каждый встреченный ребенок (а тут их было изрядно) считал своим долгом погладить цокающую мимо лошадку. Пони, понятное дело, такое внимание к себе категорически не нравилось. Но что поделаешь?
— Секция средств дератизации. Конец маршрута. Как вы оцениваете качество работы средства навигации? — сообщила голограмма наконец-то остановившегося робота.
— «Хорошо», — ткнула ногой в светящийся рисунок вся приглаженная, а от того крайне раздражительная Бон-Бон.
— Спасибо вам за вашу оценку. Счастливого дня, «ошибка перевода», — мигнула голограмма, и робот укатил куда-то по своим делам.
— Лодыри! Даже свои же шаблоны проверять не хотят! – вслед ему раздраженно фыркнула Бон-Бон, и, развернувшись, двинулась вдоль стеллажей, уставленных мышеловками, крысодавками и тушканогубками.
Чем дальше пони продвигались по секции, тем больше они видели орудий той или иной степени нейтрализации различных городских вредителей, и тем мрачнее становилось у них на душе. Хоть и по совершенно разным причинам.
— Пресвятая Селестия! – наконец не выдержала Бон-Бон, взглянув на помесь медвежьего капкана с электрическим стулом.
— Ужасно, — согласилась с ней Клюква, с отвращением рассматривая еще одно средство уничтожения крыс.
— Совершенно ужасно, — Бон-Бон зло зыркнула на хитроумную конструкцию для самоподвешивания мышей, — Столько сил! Столько выдумки! И на что?!
— Согласна, — утвердительно кивнула Клюква, думая о чем-то своем.
— Вредители! Где, я вас спрашиваю, яд?! Где ядовитая приманка?! Где рассыпная отрава?! Где баллоны с газом?! Где все это?! – встала в позу оратора Бон-Бон, — Я, как добропорядочная гражданка, хочу, чтобы мой дом был чист от всяких вредителей и паразитов. А что мне предлагают взамен?! «Гуманизм» к вредителям! Да еще и по завышенной цене! А где гуманизм ко мне, потребительнице?! Почему я должна терпеть всяких мерзких крыс и прочую заразу?! Чтобы они не мучились?! А почему должна мучиться я?!!!
— Конфетка, с тобой все в порядке? – всполошилась Клюква, видимо, нафантазировав себе каких-то ужасов.
— Со мной ничего. А вот с обществом уже давно не все в порядке! – зло фыркнула Бон-Бон, вернувшись к разглядыванию орудий мышеубийства, — Будь на то моя воля, я бы травила вредителей газом, а всяких там хипарей-зоозащитников – сусликами-агрономами! Чтобы неповадно было какие-то там «права» у крыс-мышей искать!
— Злая ты, Конфетка. Давай лучше искать то, зачем мы сюда пришли, — недовольно прокомментировала этот спич Клюква, — Кстати, а что мы вообще ищем?
— Я не злая, я практичная. И имею чувство собственного достоинства, — снова фыркнула Бон-Бон, остывая после вспышки, — Мы ищем какую-нибудь ловушку, в которую можно поймать флаффи. И пока я не вижу тут ничего такого, что этакого бегемота удержит.
— Может быть, вон там глянуть, — невинно указала ногой в сторону Клюква, — Там даже надпись есть «Для борьбы с уличными животными».
В ответ Бон-Бон с подозрением взглянула на Клюкву. После чего навела планшет на означенную надпись. Планшет выдал: «Секция средств дератизации. Подсекция средств борьбы с крупными бродячими животными.».
— И с каких это пор ты выучилась азерлингву? – недовольно осведомилась Бон-Бон, зацокав в направление вышеозначенной подсекции.
— Ну, не то, чтобы выучила… — замялась Клюква. Впрочем, недовольное фырканье подопечной вместе с раздраженным подергиванием ее хвоста, довольно быстро ликвидировали эту заминку, — Я с отцом немного в нем практиковалась: он против автопереводчиков, а большая часть руководств по единоборствам для квадропедальных синтетов написана в Азии.
— То есть, ты преспокойненько разговариваешь на азерлингве, а мне даже ничего не сказала?! – угрожающе прошипела бежевая пони, в уме прикидывая достойное наказание для аликорны.
— Я не разговариваю на азерлингве! Я такого никогда не говорила! – теперь время возмущаться пришло Клюкве.
— Понимаешь, что они лопочут, и мне ничего не говоришь! Этого уже достаточно, — продолжила накручивать себя Бон-Бон.
— Я не понимаю того, что говорят азиаты, — обиженно зафыркала дережаблекрупая телохранительница, — Я только умею читать на азерлингве. Если текст правильный и без выпендрежа.
— Ни украсть, ни посторожить! Язык я знаю, но на нем ни разговаривать, ни слушать не умею. Клюква, кто так языки учит? – земнопони снова сделала виноватой аликорну.
— А у тебя то самой не эти дни? – обиделась последняя.
— У меня те дни, которые надо, — ответила сварливостью Бон-Бон, — Ты лучше не болтай, а ищи то, чем мы флаффика поймать сможем. Нам язык сейчас ой как нужен.
— Вот это сойдет? — ткнула копытом в сторону громоздкой пластиковой клетки обидевшаяся аликорна, — Нам же флаффи живым нужен, да?
— Давай еще посмотрим, — прикинув габариты ловушки к своей спинке, усомнилась Бон-Бон.
— Давай, — кисло согласилась Клюква, — Но нам еще на ужин успеть надо…
— Да будет у тебя твое свидание, — раздраженно отмахнулась земная пони, — У нас дела поважнее есть.
В ответ Клюква что-то обиженно прогундела про себя. Но связываться с противной начальницей не стала.
Пони побродили по зоомагазину еще с полчаса, выбирая подходящую ловушку. Правда, так ничего лучше предложенных Клюквой клеток и не нашли. Пришлось брать эти несуразные приспособления (по одному на понячью спинку), и цокать к кассам.
На кассах червероногие покупательницы оказались замучены местной (совершенно недисциплинированной!) детворой, которая так и норовила «погладить коняшку». Взрослые при этом своих чад даже и не пытались одергивать или еще как-то призывать к порядку. Впрочем, похоже, у азиатов это было в порядке вещей: в соседней очереди такие же измывательства стойко терпела пара азиатских лошадок (судя по непохожести на пони, покемонов). Что, впрочем, вовсе не помешало Бон-Бон время от времени громко возмущаться на евролингве и во всю ширь понячьей фантазии полоскать падение нравов в Азии. Что наводило Клюкву на очень нехорошие подозрения и заставляло опасаться за сегодняшний вечер.
***
Закончив свои дела в зоомагазине, купив пару пачек лапши быстрого приготовления и заехав за новым утюгом («Для допроса языка»), пони вернулись к своей квартирке. Где их уже караулила шмыгающая носом и энтузиазмом Ерыжка. Со слов покемона, в отсутствие пони флаффи снова появлялся у помойки, а так же, но, кажется, уже другой зверек, заглядывал в окна квартирки четвероногих европеек. Последнее Бон-Бон весьма заинтересовало, но, увы, лисичка, верная бежевому наказу, следила преимущественно за мусорными контейнерами. Впрочем, и это было немало: стало понятно то, куда ставить ловушки (их у пони было всего две) и где развешивать «камеры». Так что, допоив чаем и докормив бутербродами со специально купленным для нее сыром, Бон-Бон спровадила Ерыжку обратно в ее квартирку, и принялась за антишпионские мероприятия.
В рамках последних у помойки и под окном были расставлены флаффячьи ловушки (наживкой послужила свежезаваренная лапша), а так же настроены на передачу видео по конкретному адресу и расставлены по критическим (с точки зрения Бон-Бон) точкам купленные сегодня коммуникаторы. Уведомлять Моури об этих мероприятиях бежевая пони не стала.
Осмотрев дело копыт своих, Бон-Бон посчитала свою часть антиинопланетных мероприятий выполненной, и присоединилась к Клюкве в подготовке к сегодняшнему ужину с Ферретов. Времени до которого оставалось не так уж и много (Клюква оказалась права).

К Главе 11

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.