Эквестрия Изначальная: Глава первая

Предисловие: Это фанфикшн-приквел основных событий и даже до создания Эквестрии, но во время её зарождения. Фанфикшн в процессе написания, так что когда выйдет в местной вкладке «Библиотека» то может быть изменен.
Дисклеймер: Присутствует насилие и кровь. Рейтинг PG-13



Открыла ли я глаза, когда встала в это утро? Какая разница, если в темноте шахт зрение было последним на что стоило полагаться, как минимум без фонаря. Каска с растекшимся и затвердевшим воском лежала подле меня. Стоило заменить этот устаревший подсвечник на более долговечную лампу, но какой смысл, если это последний раз, когда я надеваю шахтерскую каску.

Совсем скоро я продам и эту шахту, и ту хижину, что я больше двадцати лет называла домом и покину Кристальную Долину навсегда. Я не буду скучать по убитым годам на курсе геммологии и по тем месяцам, что отдала работая по профессии. Наконец-то могу сказать прошлой жизни прощай, но «пока» дается мне тяжелее чем я думала.

Вагонетка — моя верная спутница, что носила за меня драгоценные камни, была уже полна добытыми мной самоцветами, а это значит пора возвращаться и искать тех кому нужны негранёные самоцветы. Но странное чувство мне подсказывало, что здесь осталось нечто зовущее меня. Доверившись чутью я, подобно моим предкам, схватив в зубы кирку освобождала драгоценные камни от пустой породы. Порой хотелось бросить эту палку с стальным полумесяцем на вершине и начать бить копытами, что есть силы, но я могла так разбить и нечто ценное, так как магия земных пони, пламенела в моей крови, в которой отзывались сотни поколений рожденных крушить горы.

Вдруг кирка врезалась в камень и отказывалась выходить из трещины в камне. Наверное, я опять не рассчитала сил, из-за чего мое орудие застряло в грунте. Схватившись крепче, я рывком выдернула древко кирки. Стальной набалдашник, соскочил с древка, воткнутой в него сферой пустой породы. Разбив торчащий на острие кирки булыжник, он раскололся на двое, явив скрываемое внутри. Камень оказался жеодой, в полости её багровел огненно-красные рубины, отразив свет со свечи на моей каске они окрасили шахту фиолетовым, волшебно красивым светом скрываемый под непрезентабельной оболочкой.

Солнце. Вот что я почувствовала первым выкатывая вагонетку из шахты. Лучи солнца слепили глаза и отгоняли холод, что сеткой сковал мое тело. Наконец-то теперь я могу потянутся и вдохнуть свежего воздуха, впервые за эту неделю.

Вернувшись с шахты с полной вагонеткой драгоценных камней, я направилась с ней к матери, она вечно прикованная к инвалидной коляске, не дождавшись меня, спала в своем кресле, но до тех пор, пока скрип старой вагонетки об рельсы не разбудил её. Мама, проснувшись и увидев меня, быстро крутя колеса направилась в мою сторону. Она была, как и всегда радостной, но учитывая, что она не стала меня ждать дома, ей было что-то нужно.

— Леди, тише. Зачем так спешить? – Отозвалась я о подозрительной спешки матери.

— Рабия, ты не поверишь! – Такое начало разговора могло значить только одно. – У Глам’Ур, появилась новая линейка вьючных сумок и девочки с шахт же с ума сойдут, когда увидят меня с ней. – Вопила моя мать, как будто ей всё ещё тринадцать, но мило было знать, что она поддерживает связь с коллегами, даже после того несчастного случая.

— Мама! Мы же копим на переезд в Глицинбург. Нам нужно быть прижимистей. – Сказала я убирая её копыта от содержимого вагонетки.

— Но это же только девяносто девять и девять битсов. Мы за одну только эту вагонетку купим три таких. – Произнесла моя мать, словно забыв, чего мне стоили эти самоцветы.

— Именно! Неделя безвылазной работы в шахте для того чтобы треть потратить на сумочку? – От шока я еле не сорвалась на крик.

— Да… возможно я не подумала. Но, если мы всё-таки купили бы, то ещё месяц оставались бы здесь.

— Мы уже говорили об этом. – Недовольно произнесла я от предвкушения новых попыток матери переубедить меня.

— Ты же не хочешь бросать своих друзей? – Скорее имея ввиду своих друзей, а не моих, ведь их не было в наличии. — Кристальная долина, ты же выросла здесь, выучилась на геммолога, кстати я слышала, что рядом нашли россыпь пиропов и ты знаешь, что это значит. – Опять намекала мать на то что мне стоит работать по профессии.

— Да! Это означает, что рядом алмазное месторождение и там нужна исследовательская группа геммологов, но я не хочу им работать. Я мечтаю о… — Мою, даже не успевшую начаться вдохновенную речь вдруг перебила мама…

— Отряде Файрфлай… — прервав меня продолжила раздраженно моя мать. – Рабия, дочь моя. Послушай, тебя не возьмут туда. Ты же не пегас, а это отряд «экстренной» помощи, как никак.

— Нет! – Криком остановила я попытки разрушить мою мечту. – Я постоянно хотела сделать тебя счастливой, даже профессию выбрала ту о которой мечтала ты! Но дай мне хоть один раз выбрать то что сделает счастливой меня

— Я тебя понимаю. Мне тоже приходилось выбирать между мечтой и семьей. И зная, какой ты выросла, я бы снова выбрала тебя. — Закончив это предложение, она закинула голову, чтобы не показывать слезы.
— Мама. — Не удержавшись от эмоций, я обняла маму за плечи и мы вместе начали плакать.

— Ладно. — Остановила мои объятья мать, вытирая мокрые следы на щеках. — Но если у тебя ничего не получиться мы вернемся сюда и продолжим жить, как будто ничего и не было. Хорошо?

— Значит, мы переезжаем в Глицинбург. – Подчеркнула я. – И более того, в тот же день, когда продадим собранное за месяц, сразу переезжаем. – Обрадовавшись поставила я ультиматум, зная, что в следующий раз мама уже не согласиться переехать.

Мама повернула своё инвалидное кресло в сторону дома и не поворачивая головы сказала.

— Каменный суп стынет. Тебе стоит поторопится.

Расплавленный в кипятке мел, с оксидами железа и хлоридом марганца для вкуса, вот что такое каменный суп, самое распространенное блюдо домашней кухни земных пони с шахт Кристальной Долины.

— Я слышала, что земной пони с юга попробовавший каменный суп умер. – Поделилась я с мамой информацией, случайно всплывшей у меня в сознании, которая вполне могла быть байкой.

— Они слишком привыкли к микро дозам полезных элементов в своих яблоках и сене. – Сказала мать наливая непроглядно бурый бульон мне в тарелку, с плавающими камешками мела, тающими в нем. – А тут железа больше чем в лезвии топора. – Тоже поделилась познаниями мама.

Выпив каменный суп я по привычке стирала об зубы корку мела с языка, когда со рта шел пар от выпитого бульона. Мама увидев, что я жую окаменевший язык, взяв в зубы графин налила мне в стакан воды.

— Спасибо. – Поблагодарила я, затем большими глотками начала осушать стакан.

— Кстати, завтра день основателей. Что оденем на праздник? – От шока я окатила содержимым стакана стену, словно из пожарного брандспойта, когда услышала эти новости.

— Что!? – Спросила я в голос, искренне надеясь, что мне послышалось и до праздника, как мне и казалось, осталась неделя подготовки.

***

Большой Рынок, где и праздновали день основателей, — это лабиринт из прилавков, построенных из булыжника, первые из которых воздвигнуты шахтерами-основателями, целые десятилетия назад, это были пять каменных будок построенные на скорое копыто близ железной дороги, чтобы ювелиры и огранщики, приехав из близ лежащих городов закупились сырьем. Но теперь к первым пяти прилавкам добавились сотни тех, кто прибыл на зов алмазной лихорадки.

Нам повезло, мы пришли рано и заняли самую приближенную к железнодорожному вокзалу лавку, с которого и придут покупатели. Сразу за нами пустующие каменные будки захламлялись драгоценными камнями и металлами, а продавцы, притащившие их, смотрели в оба, чтобы в неразберихе конкуренты ничего не украли.

— Как я могла забыть про день основателей? – Корила я себя за преступную недальновидность. — Ладно. Нам не хватает, чтобы докопить на переезд, покупку дома, вероятные траты при приезде и жизнь месяц, одной тысячи битсов, а товара у нас на тысяча триста. Главное продать, даже с двадцатипроцентной скидкой. – Поведала я матери результаты моих расчетов.

— Это праздник основателей Кристальной Долины. По традиции сюда приходят сотни ювелиров и огранщиков, так как сейчас начинается сезон Кристальной Ярмарки, и все будут скупать ювелирку в подарок. И во время этой истерии мы можем продать даже с наценкой в двадцать процентов. – С присущей ей знанием рынка проинформировала меня мать.

— Да, но… Возьми всё же на заметку. – Уведомила я её, считая сколько битсов понадобится за билеты и дополнительную плату за багаж, стараясь быть максимально точной. – Ах, да ещё плата на чай кондуктору. – Произнесла я свои мысли вслух.

— Пятидесяти с лихвой будет достаточно. – Закинула мать мне горку битсов в мою вьючную сумку, помешав мне досчитать. – А теперь беги, пока не приехал поезд с огранщиками.

На вокзале было чуть ли не полторы пони ожидающих поезд, ведь только психи будут уезжать в день основателей, когда шахтеры и огранщики весь день торгуются в, чуть ли не до смерти. Но не сейчас! Мне надоело копаться в земле! Время начать новую жизнь!

— Почему поезд отбывает уже через час, а остальные рейсы отменены? – Спрашивала я у кассира указывая на изменившуюся доску расписания, когда позади меня уже был виден прибывающий поезд.

— Приказ от начальства. – Уведомил кассир. – Мы сами не знаем, почему.

Я положила передние копыта на кассу и встала на задние ноги, приблизившись к кассиру, чтобы посмотреть ему в глаза. – Что?! – Крикнула я, чтобы убедиться, что это не глупый розыгрыш.

— Поезд отъезжает через пятьдесят девять минут. – С дрожащей нижней челюстью произнес кассир. Послышался гудок, уведомляющий о уже прибывшем поезде. – Можете уже садится. Вот билеты. – Вложил мне в копыта кассир пропуски на поезд, убирая попутно мои передние ноги с кассы.

Придя в себя, я отправилась на Большой Рынок, пока, ещё не имея плана, как реагировать в такой ситуации, ведь нам всё ещё не хватало денег. Несколько минут назад здесь было пусто, а теперь стадо пони галопом шла толпясь к Большому Рынку, а мне пришлось просачиваться к нашему прилавку, стараясь не думать, что времени не осталось.

Судя по завлекающим речам, рынок был рядом и только поэтому я поняла это, так как посреди этого стада покупателей я не видела ничего.

— Мама! Поезд отъезжает через полчаса! – Крикнула я примерно в сторону рынка.

— Я знаю. – Ответила мне мать выезжая на своей коляске из толпы, которая вежливо её пропустила.

— А товар?.. – Недоумевала я почему мать здесь.

— Я продала оптом всё за тысячу битсов конкуренту. – Моя мать закусив губу продолжила. – А я ведь хотела купить нам две сумки от Глам’Ур на те триста битсов, что могли получить.

— Спасибо мама. – Поблагодарила я мать обняв её.

— Пора спешить. Осталось меньше получаса. – Сказала мать направившись в сторону вокзала.

— А наши вещи? – Вспомнила я. – Мы забыли их дома.

— Оставь их новым жителям. Купим новые в Глицинбурге.

Толпа пропустила нас, боясь показаться грубыми перед тяжелым состоянием моей матери. И мы словно нож прошли сквозь толпу.

***

Поезд был полностью пустым. Были только мы, да редко проходящие мимо консьержки.

— Прости меня Рабия. – Резко начала исповедь моя мать.

— О чем ты? Ты же пожертвовала своим обширным гардеробом, оставленным дома. Это я должна просить у тебя прощение.

— Дело в том что я знала про измененное расписание. – Виновато посмотрела на меня моя мать. – Ты простишь меня?

— Уже без разницы. — Осознавая, что мать даже стараясь оставить меня в Кристальной Долине, так и не позволила себе «сунуть палки в колеса моей мечте». Я простила её.

Поршни вращающие колеса стучали в такт моего сердца, взволнованного от осознания начала новой жизни и близости мечты заряжало меня энергией. Как вдруг колеса замедлились и заскрипев об рельсы, остановились.

За окном было чистое поле близ леса.

— Это же далеко не столичный вокзал! А остановок между Долиной и городом не должно быть.

— Наверное остановка по техническим причинам. – Оправдала произошедшее моя мать. – Скоро всё исправят. – Воззвала меня к спокойствию мама.

Стук десяток копыт градом бил по полу вагонов. За окном незаметно для меня оказался легион Трех кланов, входящих в поезд. Один из легионеров подошел к нам.

— Леди вам обоим следует выйти. – Подталкивая меня к выходу сказал легионер.

— Никуда я не пойду. – Держась за сидения, настояла я на своем. – Я заплатила за билет и…

— Вы препятствуете легиону Трех Кланов? – С угрозой спросил легионер, перебивая меня. – К тому же вам не должны были продавать эти билеты. Всем вокзалам пришли уведомления, что рейс в девять утра последний и все поезда переходят под управление легиона, чтобы мобилизовать войска. Как вас вообще впустили?

— Вы не имеете права… — Начала я тираду и меня опять перебили, но в этот раз меня остановила мать.

— Рабия, дочь моя, если легион защищающий наши границы просит нас подчинится, то я не та кто станет противится. Прошу достань мое кресло. – Мать многозначительным взглядом указала под сидение.

Я достала из под сидушки складное инвалидное кресло, разложив его я помогла матери пересесть. Легионер конечно понимал, что Кристальная Долина на далеком полуострове, и что инвалиду-колясочнику будет трудно своим ходом вернуться. В этом легионере мораль превозмогла над приказом, и тот жестом показал чтобы мы остановились и сели на свои места обратно.

— Благодарю юноша. – Еле скрывая хитрой улыбки, отблагодарила моя мама на что легионер засмеялся и снял шлем.

— Спасибо конечно, но я не юноша. – Под шлемом скрывалась кобылка и не просто, а сама Файрфлай, собственной персоной. Вспомнив всё то что я сказала своему кумиру, до того как узнала его, я провалилась сквозь дощатый пол вагона, сквозь рельсы, землю, вглубь и дальше, от стыда который прожигал меня от взгляда Файрфлай.

— Простите я не знала, что это вы. Я никогда бы… — Начала я извиняться.

— То есть вы бы мне никогда не сказали, то что думали на самом деле? – Усмехнулась Файрфлай.

Я промолчала не найдя что ответить, пока не заметила, что Файрфлай не в военной форме центуриона, что правит тысячами воинов, ни курийера копытоводящего десятками, а в форме самого обычного, рядового легионера.

— Извините за вопрос, но… — В который раз меня прервали.

— Похоже я зря сняла шлем. Теперь вы будете расспрашивать о моем низком звании? – догадалась о теме моего вопроса Файр, который ей похоже часто задают. – Его величество хотел мне подарить звание центуриона, но я захотела пройти весь путь самостоятельно и тем более мой отряд прославился за личное спасение пони, а не за копытоводство центуриями легионеров в штабе, что вдали от настоящего поля битвы. – Ответила на собою же заданный вопрос Файрфлай.

— Я всегда мечтала вступить в ваш отряд. Что надо сделать, чтобы вы приняли меня?

Файрфлай оторопела, то ли от наглости, то ли от самого вопроса, после чего та стала рассматривать мои бока, наверное в поисках крыльев.

— Ладно… Сколько тебе нужно времени, чтобы из Глицинбурга добраться до границы Драконьих Земель?

— Ммм… Я никогда не была в Глицинбурге. – Ответила я, вспоминая, что под «границей» обычно и понимают Кристальную Долину.

— Ладно. – Сказала Файрфлай учащенно стуча копытцем по полу, как вдруг её осенило. – Если ты пройдешь вступительные испытания, то так и быть я приму тебя в свой отряд.

Я обронила челюсть и с минуту стояла с раскрытым ртом от шока. Меня приняли в отряд Файрфлай! Конечно ещё нет, ведь надо пройти испытания, но я уверена, что это лишь вопрос времени.

***

Поезд уже оставил позади наш родной полуостров, как вдруг резко похолодало, а снаружи пошел снег. Кристальная Долина стоит буквально на границе с Драконьими Землями, купающимися в раскаленной лаве из-за чего мы круглый год не видим снега, разве что вулканический пепел.

А в это время я, отойдя от шока, донимала мать удивляясь только что произошедшему со мной.

— Вот видишь? Меня возьмут в отряд Файрфлай. – Хвасталась я перед мамой, словно это произойдет прямо сейчас. – А ты не верила. – В шутку корила я её за не прозорливость.

— В любом случае она сказала лишь что «возможно» примет тебя. Она не обещала, что так и будет. Тем более ты ещё не знаешь какие именно испытания… – Пыталась меня вразумить мать, как неожиданно для нас поезд остановился снова. Легионеры уже выстроились в ряд перед поездом для того чтобы рассчитаться. Я не понимая, что происходит перешла в локомотив, чтобы спросить у машиниста в чем дело.

— Леди, вы можете садиться. Легионер Файрфлай объяснила мне вашу ситуацию. Скоро мы отправляемся в Глицинбург.

Сам переезд в столицу я планировала с надеждой, что однажды я попаду в отряд Файрфлай, но теперь стремление к мечте требовало от меня сойти с поезда сейчас же. Но здесь нет условий для того, чтобы тут остановилась мать. Время шло и оно требовало от меня немедленного выбора.

Не ответив машинисту я вернулась в пассажирский вагон, где меня ждала мать, пока гудок поезда угрожающе уведомлял о скором отъезде.

— Так что случилось? – поинтересовалась мама.

В этот момент мне было тяжело смотреть ей в глаза и поэтому я встав рядом, уперлась взглядом в пол.

— Ты отправляешься в столицу. – Словно отдавая приказ ответила я.

— Отлично. Погоди. А как же ты? – Опешила мать не ожидая такого.

— Я приеду к тебе в Глицинбург, когда закончу испытание Файрфлай. – Доставая мешок битсов из вьючной сумки успокаивала я её. – Вот все наши деньги. Здесь хватит на квартиру, и…

— Ты не можешь бросить меня одну. – Испугавшись пробормотала мама.

— Прости, но я должна исполнить свою мечту. – Выходя из вагона на прощание сказала я.

Приступ плача умолял меня вернуться, но если я пропущу эту возможность, то судьба точно не даст мне второго шанса. Очередной гудок поезда в последний раз прокричал о том что больше нет пути назад.

— Поезд отправляется. Прошу отойдите от железнодорожных путей. – Уведомил машинист через громкоговоритель.

— Рабия, Рабия! – Кричала мама из вагона судорожно пытаясь достать свое инвалидное кресло.

— Прости мама. – Сказала я уходящему поезду на прощание.

Поезд уже исчез за пригорком, а я всё ещё смотрела вслед сомневаясь в выборе. Среди разноцветных легионеров в одинаковых серых экипировках, я заприметила лиловую шерстку и синюю гриву, выдававшие Файрфлай из толпы. Я побежала к ней надеясь, что та не заметит слезы предателя на моих щеках.

— Рабия? Ты разве не должна была отправиться в столицу с матерью? – Спросила Файрфлай не ожидая меня здесь увидеть.

— Нет я осталась, чтобы пройти испытание. – Давила я из себя улыбку, чтобы та ничего не заподозрила.

— Ты плачешь? – Похоже я её не провела.

— Нет, у меня аллергия. – Оправдалась я вытирая влагу с лица.

— Хорошо. Легат ещё не прибыл, а здешние курийеры этому не воспрепятствуют, так что ты можешь потренироваться с моим отрядом и если не будешь отставать, то я приму тебя в него.

Отряд Файрфлай полностью состоял из пегасов, для них и был сконструирован этот бег с препятствиями, вернее полет с препятствиями. Это была дорожка с вращающими кольцами через которые необходимо было пролететь, здесь была необходима не только скорость, но и точность попадания в кольца.

— Но как я через это пройду? – Удивившись сложности испытания спросила я.

— Ты не должна отставать от других членов моего отряда, чтобы быть в нем. – Ответила Файрфлай пожимая плечами. – Но… — Начала Файрфлай говорить, как её перебил мой гневный рык.

— Нет! – Закричала я на попытку Файр отговорить меня. – Я справлюсь. – С надрывом и заплаканным голосом подчеркнула я.

— Хороший настрой. – Удивилась Файр оценив настойчивость. – Тогда к старту. – Она откашлялась и приготовилась разговаривать уже со своим отрядом. – Правила вы знаете. Так что нет смысла затягивать. На старт! – Рявкнула она, от чего пегасы на стартовой линии выгнулись и раскрыли крылья. – Внимание! – Все в отряде Файрфлай внимательно слушали, чтобы первыми поймать звуки слова «Старт». – Стоять! – пегасы стояли, как вкопанные, а я побежала даже на секунду подумав, что веду в гонке. – Команда была «стоять»! – На этот раз я остановилась и виновато смотря в сторону Файрфлай вернулась на стартовую полосу. Файрфлай выдержала паузу, словно считая про себя до пяти, как вдруг… — Старт! – На этот раз я замешкалась, ожидая подвоха, от чего ещё добрую секунду стояла, пока не осознала, что пора бежать.

Соперники были уже слишком далеко, чтобы я могла увидеть их. Добравшись до первого кольца, которое держал телекинезом единорог, я поднялась на дерево силясь допрыгнуть до кольца, но оно двигалось слишком быстро, и я падала на землю, затем поднималась, снова и снова. То я прыгала слишком рано, то ли недостаточно быстро, но я так и не преодолела первого кольца. Пегасы уже прошли один круг, второй, а я не преодолела и первого испытания и всё это под издевательский смех того единорога. Файрфлай словно спускаясь с пейзажа заката скомандавала.

— Остановись! – В привычном тоне приказала мне Файр.

— Нет. Я пройду это испытание. – Сказала я потирая шишку на плече, которую набила ударяясь об землю.

— Эй, ты! Можешь идти. – Приказала Файр единорогу, который уже устав, понемногу спускал кольца что держал магией. – Рабия, прости но… — Сжалившись начала Файр.

— Я поняла. Извини, что потратила твое время. – Плача ответила я, но не от боли, она была слабой, я могла бы ещё вечность так биться об землю, а плакала я от того что всё зря. Напрасный труд, напрасно предательство. Неужели всё что я делала было неправильным? Старания, надежды, мечты, всё это было злой шуткой? Почему?

Меня из депрессивных размышлений вырвал крик. Страшный вопль чудовища, похожий на птичий визг, прогремел за моей спиной. Позади отряд Файрфлай сражался с огромной совой с телом медведя, он массивным крылом отбивал пегасов, как сошек, ударявшиеся об землю они теряли сознание. Файрфлай уже в одиночку сражаясь, маневрировала от сильных, однако медленных ударов монстра, но своими ударами, она не наносила видимого вреда совуху.

Я побежала на помощь, набирая скорость для удара, приблизившись я с наскока влетела в врага ударом передних ног сломав костяную лапу монстра. Лодыжка совуха треснула, и он встал на колено крича от боли. Файрфлай решила ударить по больному месту врага и подлетела чтобы нанести удар, как вдруг совух схватил её здоровой лапой и прижал её к земле. Файр сдавило внутренности, от чего она сплюнула кровью. Я уже подумала о страшном, что Файрфлай не переживет этой битвы. Встав перед лапой, держащей Файр я пинком задних копыт раздробила ему коленный сустав, от чего на меня фонтаном ударила кровь. Совух лишенный обоих ног упал наземь, продолжая умирать от потери крови. Лапа отдельно от остального совуха размякла и позволила Файрфлай встать.

— Спасибо за помощь… — Успела сказать Файрфлай, перед тем как упасть в беспамятстве. Пони из военного лагеря, только приближались, а я положив Файрфлай на спину кричала им вслед.

— Лекаря!

***

Медпункт легиона был маленький, как кабинет дантиста, только здесь вытаскивали не зубы, а стрелы из тел и выправляли не привкус, а вывихнутые ноги. Я ждала снаружи только мельком, увидев медпункт, когда ложила Файр на… кресло зубного врача? Я не знаю. Из всех врачей я посещала только зубного, так что я даже представить не могу что там происходит за стеной.

Неожиданно ко мне подошел легионер в блестящей броне и пурпурной бахромой. Такие офицеры легиона часто одевались на войну как на праздник, словно бы говоря противнику, о своей важности. Такие воины в разведку не ходят.

— Что здесь происходит?! – Кричал офицер с надменностью того, кому каждый день отдавали обычные легионеры честь.

— На нас напал монстр. Весь отряд Файрфлай в отключке, а сама Файр тяжело ранена. – Ответила я, не вставая с места. Офицер бросив на меня высокомерный взгляд, а затем отведя его в сторону медпункта направился туда.

— Нельзя. Там идет операция.

— Что?! – Возмутился офицер моей наглости от чего перестал закрывать глаза на то что я не в легионерской форме. – Что ты делаешь на территории легиона? Здесь не место гражданским. – Офицер окинул взглядом близстоящих легионеров. – Уведите её отсюда.

Пони отдали честь стукнув копытом об шлем и начали выталкивать меня за изгородь лагеря.

— Эй! Я не уйду отсюда! – Брыкалась я из-под хватки легионеров угрожая сломать им лица пинком задних ног.

Дверь медпункта открылась, Файрфлай уходя от криков лекарей напоминающих ей о важности постельного режима, встала перед офицером.

— Легат Ураган, прошу оставить её здесь. Под мою ответственность. – Произнесла Файр отдавая честь загипсованной передней ногой.

— Отставить! – Скомандовал офицер, смотря в мою сторону, после чего легионеры прекратили попытки меня вынести из лагеря. – А теперь возвращайтесь исполнять предписания лекарей, легионер Файрфлай. Это приказ. – Тише обычного приказал Ураган, словно с родительской нежностью.

— Будет исполнено. – Ответила Файр, снова отдавая честь гипсом и возвращаясь в медпункт.

— Это не первое нападение монстров на поселения Трех Кланов. – Начал речь легат, смотря уже в сторону своего легиона. – Монстры – напоминающие совмещенных животных появляются из лесов. – Легат достал карту и крылом указывал на места где они были замечены. – Цепочка их атак ведет в Глицинбург. И мы считаем, это нападением. Поэтому легионы и были мобилизованы к близ лежащему к столице лагерю. – Легат ударил по полу копытом указывая на эту местность. – Уже прибыл, под моим командованием, легион города Клаудсдейл. – И правда, войска здесь насчитывали уже порядком тысячи четыре легионеров, и все пегасы, что было гораздо больше чем вышло из того поезда.

– Будем ожидать второй и третий легионы здесь. – Закончил Легат. – Теперь расходитесь и не играйте в героя встретив монстра. – Легат бросил странный взгляд на меня. – Не каждый пони способен сразиться с монстром в одиночку.

***

Файрфлай восстанавливалась быстро, так говорил лекарь заходящий проверить, как срастаются её кости, но ей все ещё запрещали летать. Прошли сутки и мне наконец позволили с ней встретиться.

— Файрфлай, вы позволите? – Постучала я по решеткам каюты Файр, вернее одиночной камеры, в которую посадили больную, чтобы её не тревожили в переполненных казармах.

— Ты пришла провести меня по зеленому километру? – Приветственно отшутилась Файрфлай, отсылаясь к забытой смертной казни. – Зачем так официально? – Продолжая лежать спросила Файр.

— Я не знала, что к вам… к тебе можно так обращаться. – Сказала я с наигранной робостью, с которой я считала и надо было к ней относиться.

— Можно и надо говорить на «ты», ведь я бы умерла, если бы тебя не было бы рядом. – Файрфлай встала и подошла настолько близко, что я могла увидеть лопнувшие капилляры в уголках её глаз. – Я соврала тебе. – Смотря прямо мне в глаза, отчеканила как отчет Файрфлай. – Я бы не приняла не-пегаса в свой отряд и не приму когда-либо. – Каждое слово было ударом под дых, по лицу и в сердце разбившее его в дребезги. Ноги подкосились, дыхание сперло, в глазах потемнело. Я не чувствовала мир, он исчез. Была только я в кромешной тьме, одна в бесконечной пустоте.

Внезапно легкие словно сжал кулак, и разжимал и снова сжимал заставляя меня дышать. Вырвавшись из тьмы, очнувшись, я увидела, как вокруг меня стояли лекарь-единорог, что телекинезом проводил мне искусственную вентиляцию легких и Файрфлай на чьем лице было испуганное, напряженное выражение, следящее за мной. Затем она выдохнула успокоившись, что не произошло ничего страшного.

— Прости мне не надо было быть такой резкой. – Извинилась Файр на что я откашлянулась в ответ, приходя в себя от приступа.

— Мне пора. В столице меня ждет мама. – Торопясь встала я с каменного пола изолятора и направилась прочь отсюда.

— Стой, Рабия! Я провожу тебя и сориентирую в Глицинбурге, ты же никогда не была в нем. – Решила отомстить мне Файрфлай за её спасение.

— Но сейчас же мобилизация. – Недоумевала я, тому факту что её отпустит легион.

— Без работающих крыльев и с загипсованной ногой я мало что смогу сделать для легиона. – Тряся своей салютующей и отдающей честь ногой проинформировала Файр. – Поэтому меня демобилизуют в тыл. Поезд будет вечером.

— Я не имею права запретить тебе. – Холодно ответила я на её просьбу.

***

Тот же поезд, тот же вагон и курс на столицу, даже места те же, что я заняла случайно, по привычке. На этом же месте я бросила маму. И ради чего? Я словно убегала от того места, даже стараясь не смотреть в его сторону, не думать. Файр недоумевая следила за тем как я выбежала из вагона и пересела в следующий.

— Что случилось? – Подсаживаясь ко мне спросила Файрфлай.

— Ничего. – Ответила я.

— Извини, что не приняла тебя в отряд. – Считая, что должна была извиниться, но не чувствуя необходимости в этом, просила прощение Файр. – Ты же будешь задерживать нас, когда мы будем отправляться на задания. – Уже более искренно призналась она.

— Да всем наплевать на твой отряд Файр! – Не сдерживая себя, я сорвалась на крик, а от крика я перешла к плачу. – Я не злюсь на тебя. Я ненавижу себя, за глупость, напрасную надежду, за то, что предала мать отправив её в город одну. – Непонимание в её лице сменялось на жалость, затем на осуждение и в конце Файрфлай с тем же напугано-напряжённым лицом смотрела в сторону Глицинбурга, ожидая страшного.

***

Поезд прибыл в столицу. Выйдя из вагона, я сразу же направилась в локомотив спросить про мать, но машинист был не тот, что забрал нас из Кристальной Долины и консьержки другие. Близился очередной приступ — я опять начала задыхаться.

— Спокойно. Дыши. – Файрфлай на своем примере напомнила, как дышать, усиленно вдыхая и выдыхая. – Возможно она оставила записку у кассира. – Мы бегом направились к кассе. – Для Рабии оставляли записки? – Файр спросила вместо меня у кассира, в то время когда я всё ещё страдала от гипервентиляции легких, от надежды потихоньку отступавшей.

— Да. – Ответил кассир, от чего у меня даже нормализовалось дыхание.

— Дайте! – Вскрикнула я с только что освобождёнными легкими.

— Вот оно. – Вытащил он исписанный лист бумаги, который я тут же вытащила из его копыт, случайно надорвав записку.

— У неё получилось! – Радовалась я, узнав из записки, что зря волновалась и всё в порядке. Она купила квартиру и даже устроилась работать в ювелирный магазин. Она ждет меня там. Я побежала со всех ног торопясь встретиться с мамой.

— Подождите! – Нас с Файрфлай остановил кассир. – Сегодня пришло ещё одно письмо для вас. – На этот раз он протянул не лист, написанный на коленке сидящей на вокзальной лавочке матерью, а конверт с печатью.

Я распечатала, освободив конверт от воскового замка, достала лист и принялась читать. Письмо пришло из госпиталя.

Из письма стало ясно, что мама тяжело раненной попала в больницу. Файрфлай только глянув адрес отправителя тут же побежала в сторону центра, а я за ней. Из разноцветных четырехэтажных кристальных домов вырос белый широкий гексаэдр, с рубиновым крестом на нем. Файрфлай указала в его сторону намекнув, что это она, больница из которой пришло письмо.

Внутри нас встретили крики боли, ударявшие, из сотни стонущих ртов, по ушам. Десятки искалеченных, не хватившим мест в палатах, лежали прямо у входа, а лекари носились, стараясь помочь всем. Мы подбежали к ближайшему лекарю, ставившему жгут только что прибывшему больному.

— Что случилось? – Задали мы вопрос.

— А вы не знаете? – Недоуменно спросил лекарь. – На город напал монстр. Огромная четырёхглавая змея разрушила окраинный район. – Ответил лекарь заматывая бинтом сломанную ногу пациента, судя по травмам попавшего под обвалившийся дом.

— К вам не поступала Айра? – Никогда прежде не приходилось называть маму по имени, словно я говорила вовсе и не о ней. – Она отправила письмо отсюда.

— Айра? Значит вы её дочь. – Закончив с первой помощью лекарь наконец повернулся в мою сторону. – Она попросила меня написать это письмо вам и отправить на вокзал.

— Она в порядке? – Спросила я, испугавшись от резко потемневшего выражения лица лекаря.

— Она умерла на операционном столе от потери крови. Соболезную. – Ответив лекарь побежал помогать остальным.

— Не верю. Это невозможно. Такого просто не может быть! Что случилось? Почему?

— Пошли, Рабия. Нам нечего здесь делать. – Уводила меня из больницы Файрфлай.

— Покажите тело! – Кричала я на весь зал вырываясь из копыт Файр.

— Ладно. Я провожу вас в морг. – Сдался лекарь.

Весь остальной день был как в тумане. Нас провели в морг, показали тело. Я отказалась смотреть, но Файрфлай подтвердила, что это она. Мне отказались выдать тело, чтобы я могла его похоронить, так как документы, подтверждающие наше родство остались в квартире, купленной мамой, разрушенной нападением монстра.

Я легла на земле рядом с госпиталем. Не зная, что делать и куда идти. Мне не хватало сил встать и даже сил жить.

— Рабия, встань! – Кричала на меня Файр, когда я пыталась сродниться с единственным, что мне было сейчас понятно, с землей. – У меня в столице есть квартира. Пошли ко мне. Уже наступает ночь. – Спустя месяц после того как меня бы поглотила почва я бы разложилась в ней став костями.

Я не заметила, как земля превратилась в диван, а полуночное небо на котором только рождались звезды, сменилось на освещенный флуоресцентным кристаллом потолок. Оглядевшись я поняла, что оказалась в кристалле столичной многоэтажки. Похоже Файрфлай дотащила меня до своей квартиры.

— Наконец-то ты очнулась. – Сказала Файрфлай поднося мне чашку чая и тарелку с кукурузной кашей.

— У тебя не найдётся каменного супа? – Желая чего-нибудь родного и домашнего спросила я у Файр.

— Чего? – Ответила недоумением на мой вопрос пегаска. Наверное, в облачном городе Клаудсдейле и не слышали о таком блюде. Жаль.

Аппетита не было, я отложила тарелку с пюре-образным початком, не смотря на то что живот пел китом.

По привычке быть любознательной я открыла рот пытаясь задать вопрос о том, «жила ли она на родине всех пегасов — облачном городе или же родилась и жила здесь?», но слова не покинули рта. Эмоционально опустошенной я молчала, потеряв любое желание разговаривать. И вовсе я потеряла способность хотеть.

Раньше я мечтала, что буду спасать Три Клана от зла вместе с Файрфлай, мечтала стать героем. Хотела поскорее закончить курсы геммологии, чтобы начать работать, что порадовало бы маму.

«Мама» — это слово резко вспыхнуло у меня в сознании… Слезы от чувства вины покатились по щекам.

Я убила её оставив в том поезде одну.

Файрфлай холодно постучала мне по плечу, лишь считая, но не чувствуя что нужно мне утешение.

— Хватит! Просто дай мне с этим справиться одной. – Отдернула я копыто Файр от себя и отодвигаясь от неё дальше в угол дивана. Файрфлай пожав плечами исчезла в сторону своей спальни, оставляя меня одну на гостиничном диване.

Я закрыла лицо копытами и сжавшись в позу младенца думала о том, что же мне делать дальше. Ради чего жить? Впервые я задалась этим вопросом и не думая до этого — «В чем же смысл моей жизни?». Тогда ради чего я жила раньше? Трудно ответить на эти вопросы, когда всё что было раньше потеряно и уже невозможно определить, что заставляло быть в счастливом неведении.

Я убрала копыта с лица и заметила, что флуоресцентный фонарь больше не горит, а вместо него солнце освещало гостиницу.

— Наконец-то ты очнулась. Опять. – Встретила вновь меня Файрфлай с чашкой чая и кукурузным пюре. Можно ли это назвать «легионерским гостеприимством», но именно так я бы назвала эту привычку, которую в ней скорее всего воспитали строгие родители.

Файрфлай присела на другом конце дивана, сфокусировавшись взглядом на моем лице, размышляла – «Обидеться ли она если я в лоб спрошу о её состоянии?», как минимум именно это я увидела в её взгляде. Хотелось сказать, что всё в порядке, но это не так. Всего лишь прошла истерика, от навалившегося на меня, но осталась рана глубоко в сердце из-за которой мне кажется, что самое время броситься в окно, но с четвертого этажа я максимум сломаю себе ноги.

— Ты в порядке? – Наконец задала этот вопрос Файрфлай озадаченно следя за тем как я уже минуты две рассматриваю её окна.

— Да. – Расплывчато я дала ответ отвернувшись от пейзажа за окном.

— Не против насчет того чтобы прогуляться? – Судя по интонации Файр, она хочет пойти в определенное место, но я могла лишь гадать куда именно.

— Куда мы идем? – Напрямую я спросила Файрфлай.

— Во дворец. – Также не уклончиво ответила Файр.

***

Башни королевского дворца были большими. Я хоть никогда и не видела ничего выше своего одноэтажного домика до приезда в столицу, но эти постройки, прокалывающие небо своими острыми шпилями, не вдохновляли меня на восторженное оханье.

Стража послушно разомкнула скрещенные копья перед героем Трех Кланов Файрфлай, но их выправка и послушность Королю Эогиппусу была для меня отвратительным лизоблюдством. Я конечно уважала Короля, он тот, кто поднимает Солнце и Луну, с его могуществом никто не может сравниться, но я уже поняла, что лишать себя достоинства ради оказания уважения – это низко, ведь моя робость перед Файрфлай была данью приличия таким же глупым и бессмысленным, как и их. Наверное, поэтому я так и не записалась в легион, где курийеры, стоящие чуть выше чем обычные воины, дрессируют в легионерах раболепческую послушность.

— Неужели тебя просто так впускают во дворец Эогиппуса. – Спросила я у Файрфлай, перед которой буквально открывались все двери.

— Его величество назвал меня всегда желанным гостем у него дома за мои заслуги. – Этот разговор я помню, также она говорила, что Король хотел ей подарить звание центуриона, но она отказалась.

Наконец мы вошли в тронный зал где его величество обсуждал с лидерами Трех Кланов нынешнюю ситуацию.

— Монстры уже представляют небывалую угрозу. – Начал Канцлер Пудингхед, глава клана земных пони. – Нападение на столицу же должно было быть предсказано, так почему Клаудсдейл отреагировал так поздно?

— Клан Пегасов во время мобилизовал войска, но нападение на их лагерь совухом замедлило легион Урагана. – Ответил на претензию канцлера цезарь пегасов Орион.

— Вы разве не видите, что это планомерное нападение на Три Клана? – Негодовал Король единорогов Буллион. – За всеми атаками монстров кто-то стоит.

— Легионы ваших кланов близ Глицинбурга? – Риторически спросил их Эогиппус. – Тогда прочешите леса и истребите монстров прежде чем они вновь нападут. А теперь вы свободны. Это только экстренные меры, а что делать дальше мы обсудим позже.

— Вы предлагаете нам ничего не делать? – Возмутился Канцлер Пудингхед.

Эогиппус, будучи почти втрое выше Пудингхеда, склонил голову над ним и давил вопрошающим взглядом. – Вы оспариваете мою волю?

— Нет ваше величество. – Страшась отступил канцлер.

Его величество был Аликорном – пони самим фактом своего существования объединяющим собой все три клана. У него были впечатляюще большие крылья, почти способные обнять весь мир, рог, вечно сияющий магией и вращающий Солнце, и Луну вокруг Земли. Он был старше всех нынешних живых, но не старел, а только рос. И подле такого исполина стояла его маленькая дочь – принцесса Аморе, размером с копыто своего родителя.

— Ваше величество. – Файрфлай приветственно наклонилась, да так низко, что могла разглядеть узор на плитке королевского тронного зала, чем она скорее всего и занималась. А позади в такой же как и Файрфлай позе уходили лидеры Трех Кланов.

— Здравствуйте. – Поздоровалась я, тряся копыто Короля в приветственном жесте. – Меня зовут Рабия. А вас как я наслышана Эогиппус. – На этот раз Файр не поднимала голову из наклона не потому что рассматривала узоры, а потому что боялась вообще подать признаки жизни, когда я так преступно по-простому поприветствовала Короля.

— Вы видно из Кристальной Долины. – В ответ потряс мое копыто Король. – Там живут самые простые пони. Настоящие трудяги. Но впредь приветствуйте всех королевских особ наклонив голову и сказав – «Ваше величество!». – На своем примере продемонстрировал Эогиппус из-за чего казалось, что это он приветствует меня.

— Ваше величество. – На этот раз я поздоровалась с принцессой, что схватилась за ногу своего отца не отпуская.

— Ваше величество. – В ответ поздоровалась маленькая Аморе на что Король в голос рассмеялся.

— Нет, Аморе так приветствуют только нас, а мы стоим и скромно принимаем их уважение к нам.

— Ладно. – Слегка не выговаривая букву «л» ответила принцесса отцу.

Аморе в отличие от отца была единорогом, хоть и являясь дочерью Эогиппуса, она не унаследовала крыльев, а только рог, так как аликорнами не рождаются, а становятся. «Аликорны — это венчаные на престол, избранные самой магией» — так мне говорила мама, рассказывая сказки о божественных существах, что воплотили в себе все три клана.

— Я рад видеть вас в своем дворце. – В этот раз король обратился к Файрфлай, наконец поднявшую свою голову, которая налилась кровью от слишком долгого поклона.

— Ваше величество, помните что вы обещали мне? – Она сразу перешла к делу, скорее всего устав от длительных реверансов.

— Да звание центуриона и титул леди. И от своих обещаний я не отказываюсь.

— Вы могли бы отдать их моей подруге? – От этих слов Файр я опешила.

— Что?! – Не сдерживая удивления крикнула я.

— У тебя нет дома, денег, работы, а я обязана тебе жизнью. Это единственное чем я могу тебе отплатить. – Ответила на мое «Что?!» Файрфлай.

— В таком случае. – Эогиппус начал речь и прикасаясь своим рогом к моим плечам даровал титул. – Сим дарую вам титул леди и позволяю жить в моем дворце. – Второй дар был лишним и скорее всего не входило бы в посвящение, если бы его величество не узнал о моей ситуации.

— За что? – Молнией ударила эта мысль в моей голове и тут же слетела с уст.

— Вы спасли Файрфлай. – Ответил тут же король. — И как я догадываюсь, от монстра, напавшего на военный лагерь легата Урагана. – Прозорливость это была или точное знание? Я не знаю, но это точно говорило о его могуществе, если не о магическом, то о силе другого характера.

Я не осознавала того что сейчас происходит, что получила и зачем. Всё это произошло так быстро. Наверное его величество сам торопился, учитывая военное положение, из-за чего я не стала его задерживать.

— Благодарю. – Ответила я.

— Кловер. – Позвал Король кого-то со стороны королевской библиотеки.

Из дверного проема появился тонкого строения тела единорог, безотрывно читающий свитки магических текстов.

— Да, ваше величество? – Всё ещё уткнувшись в свитки отозвался Кловер.

— Это Леди Рабия. – Указал Король на меня. – Будь добр покажи её покои и пусть прислуга оденет её в соответствии с титулом. – Попросив единорога об услуге, Эогиппус направился к выходу. – А я с вашего позволения откланяюсь.

— А мне надо придерживаться предписания лекарей. – Приготовилась прощаться Файрфлай. – До встречи ваше высочество Король Эогиппус и ваша милость Леди Рабия. – Уходя произнесла Файрфлай.

Попрощавшись с Файр, я стояла одна на весь зал. Ушли все, даже Кловер куда-то пропал.

— Леди, вы где? – Эхом по замку раздался голос Кловера.

— Я здесь в тронном зале. – В душе не понимая, откуда идет эхо ответила я, подавая сигнал о том, что я здесь.

— Я думал вы проследуете за мной. – Стуча копытами в мою сторону сказал единорог. – Мне рассказывали, что земные пони не отличаются интеллектом, но, чтобы на столько. – Пробормотал себе под нос Кловер, но в абсолютной тишине дворца он был более чем слышен.

— Следите за словами! – Оскорбленным возгласом ответила я на шепот единорога.

— Прошу прощения, но я вообще не должен был с вами тут возиться. Я устроился сюда архивариусом не для того чтобы бегать восьмёркой из-за любой прихоти короля, но почему-то именно это и делаю.

— Да и зачем ты тут? – Язвительно поинтересовалась я.

— Извините, но это не вашего ума дело. А теперь быстрее! Я не хочу потерять ещё больше времени с вами.

— В этом я с вами солидарна. Мне тоже не хочется больше иметь с вами дел.

Кловер торопливо отвел меня в гардероб, что-то шепнул прислуге и тут же исчез. Они торопливо отвели меня в ванную и забыв о моем личном пространстве вымывали с меня засохшую кровь совуха. Ах да, я же почти неделю так хожу и, наверное, пахнет от меня, как от трупа. Вымыв и вытерев, меня одели в плащ с рубином, застежкой держащий эту фиолетовую ткань с оторочкой на моей шее. Организовали высокую прическу, как у престарелых кобыл за пятьдесят и серебряные подковы. Без особых изысков, но всё равно слишком шикарно для меня. Пока прислуга, кружила вокруг меня я заметила, как порой предметы, что эти единороги поднимали обволакивались светом. Наверное, тот самый свет и является магией. Внезапно мне вспомнилась та жеода, что я нашла в последнем дне в Кристальной Долине, которая тоже неестественно сильно отражала свет. Если магия приобретает форму света, а также при этом может видоизменяться, то возможно ли её заключить внутри кристалла? Стоит проверить.

Вернувшись в тронный зал, уже был вечер и не простой, а светский. Главы Трех Кланов вернулись и о чем-то беседовали с таким же высшим светом, как и они. Легко можно было понять кто с какого клана где, ведь пегасы презрительно отстранившись кружили рядом со своими под потолком, а единороги и земные пони поровну поделили зал, стараясь даже не смотреть на сторону другого клана. Тут мне делать нечего и похоже мне забыли показать мою комнату. Неожиданно для меня со мной начали говорить.

— Леди Рабия, я о вас наслышан. – Протянул Канцлер Пудингхед обращаясь ко мне.

— Как? Я же только что получила титул. – Недоумевала я.

— Когда получаешь пропуск в верха, стоит всё слышать и видеть. Даю вам совет. – Улыбаясь ответил канцлер, который в отличие от других лидеров кланов не был из великого рода или королевской семьи, он был политиком выдвинутым партией Земной Республики, а для этого ему всяко приходилось устраивать политические интриги. – И мне приятно было узнать, что столь приближенная особа к королю это земная пони, что большая редкость, если признаться.

— Я бы не сказала так. – Посмеялась я такому глупому предположению.

— Ведь именно на нас, земных пони держаться все три клана. Мы работаем на полях, в шахтах, нам приходиться иметь дипломатические отношения с коровами, козерогами, ради молока и овинами, ради шерсти, чтобы легион не умер с голоду, а простые граждане от холода. – Науськивал меня на его поддержку канцлер считая, что в дворцовых интригах ему понадобиться союзник.

— Извините сер, но мне хочется спать. Я как раз отправлялась в свои покои.

Как вдруг вопль рвущегося пламени разрезал воздух.

— Драконы? – Спросила я, смотря на закованных в чей-то паланкин огнедышащих ящеров.

— Именно – Выходя из этого паланкина, сказал Король единорогов Буллион обрадовавшись возможности похвастаться. – Разве вам не известно? С помощью магии мы пробуждаем яйца драконов, и они вылупляются, тогда остается только воспитать их как прислугу и всё.

— А откуда вы берете их? – Я буквально жила на границе с Землями Драконов, но никогда не видела их, как минимум живыми.

— Двадцать лет назад закончилась Самоцветная Война, тогда мы многое что забрали у драконов. Например Кристальная Долина им больше не принадлежит. И конечно потомство. Как говориться – «хочешь победить своего врага — воспитай его детей»

— Но ведь Кристальная Долина это далеко не все Земли Драконов.

— Да, многие остались там, но они больше не рискнут напасть. – Буллион оглядел дворец и похоже решил рассказать и о нем. – А вы знали, что именно благодаря единорогам был построен Глицинбург? – Риторически спросил меня Буллион намереваясь рассказать больше. – Благодаря нашей магии из россыпи самоцветов вырос этот дворец и каждый дом в столице.

Похоже мне придется выслушать и его. Буллион продолжал говорить о том как сильно гордиться своим кланом, как на эту тираду спустился бородатый пегас.

— Этот город съели бы драконы двадцать лет назад во время Самоцветной войны, если бы легион Клаудсдейла не отреагировал во время. – Откликнулся цезарь пегасов Орион спускаясь с потолка.

— Я уже рассказал об этой войне Орион, можешь не продолжать. – С легко различимой неприязнью ответил Буллион.

— Вы получили от этой войны больше чем отдали. Когда пегасы первые встали на защиту Кристальной Долины и отбили её. Также этого города не было бы, без нас, без тех, кто защитил богатую самоцветами Кристальную Долину, из чьих самоцветов вы и построили Глицинбург.

Они так долго хвастаются этим, хотя я не поверю в то что Буллион лично участвовал в постройке Глицинбурга, и что Орион хотя бы видел те битвы о которых говорит. И разве можно таким хвастаться? Тем что они сделали драконов рабами всего лишь за то, что они хотели вернуть свои земли.

Я уже устала от них. Кто-нибудь покажет где, моя кровать?

— Леди, стойте. – Меня опять остановили до выхода в коридор. – Вы так и не рассказали о себе. Нам очень интересно узнать о вас. – Вернулся в беседу Пудингхед, словно хвастаясь новой игрушкой в их глупой игре. Теперь я была вынуждена выступить.

— Я как раз из Кристальной Долины. Родилась там и выросла. По профессии я геммолог.

— Интересно. – Прокомментировал Буллион.

— Кстати вы могли бы доказать одну мою теорию. Я считаю что магию можно заключить в кристалл.

— Как это? – Недоумевал Король единорогов.

— Попытайтесь впустить магию например в… — Я взглядом искала подходящий предмет, пока мой взгляд не встретил рубин на моем плаще. – Вот в это.

Буллион магией приподнял мой рубин.

– Вот так? – Сомневаясь в логике своих действий спросил Буллион.

— Нет. Вы обволокли магией кристалл, а надо преобразовать магию в свет и пропустить луч в камень, затем вернуть ей первоначальную форму.

— Я попытаюсь. – Буллион последовал моим инструкциям и в итоге рубин засиял изнутри.

Я прикоснувшись к рубину копытом, обволокла себя телекинетическим полем и оторвалась от земли. Я взлетела. Поднялась над лидерами и высшими лицами Трех Кланов. Затем я услышала треск. На наполненном магией кристалле появилась трещина из которой вырывались энергетические молнии магии. Я спустилась, пока трещина не начала расти больше. Похоже рубин слишком хрупок, нужно нечто по тверже.

Зал обмер. Выражения лиц единорогов и пегасов были помесью презрения и удивления, а земные пони отойдя от шока радостно зааплодировали, но они не гордились за меня, а злорадствовали над обладателями рогов и крыльев, ведь они считали, что это был плевок в их сторону.

Я сбежала из зала воспользовавшись произведенным мной эффектом на толпу. Нашла прислугу с которой говорил Кловер и та направила меня в мои покои. Была ночь, и я почти не видела в этой темноте, но даже так я чувствовала колоссальные размеры комнаты. Кровать своими габаритами поражала не меньше. Мой дом был крохотным по сравнению с этой спальней и это считая двор. Резко меня охватила тоска, по тем ночам в шахтах, когда я, доставая книгу и с фонарем на моей каске, читала «Комнату Кольтванни» и «Оборотную сторону битса», что были единственными художественными книгами в нашей библиотеке. У мамы были только научные работы по геммологии и эти два романа о трагической любви, что, наверное, говорило о её жизни. «Грустно, наверное, увидеть смерть своего любимого» — так думала я, про себя догадываясь о прошлом и чувствах матери, но только сейчас понимаю, как это уничтожает изнутри.

Тихий, тихий стук крохотного копытца ударил по двери. Я бы и не услышала его, если бы спала в этот момент.

— Да входите. – Уже догадываясь кто стучит сказала я.

Дверь обволокла нежно-розового цвета аура – это была магия, которая точно вторила в оттенке цвета шерстки принцессы Аморе. Но дверь не открылась, тогда маленькая единорожка уперлась передними ногами в дверь и попыталась её открыть. Но дверь не поддавалась, лишь стуча об дверную раму не в силах открыться полностью. Тогда по ту сторону двери послышался плачь.

— Помогите. – Слезливо просил помощи королевский жеребеночек.

Я открыла дверь и там плача сидела принцесса Аморе.

— Леди Рабия, вы научите меня летать? – Вытирая слезы просила Аморе, с боков которой отклеивались рисунки крыльев.

— Зачем вам летать принцесса? – Удивилась такой просьбе я.

— Мой папа умеет летать и колдовать. А я нет. Папа не любит меня, потому что я не аликорн.

— Аморе, он любит вас. Просто у него очень много дел и поэтому он не может постоянно быть с вами.

— Научите меня летать. – Плакалась Аморе схватив меня за ногу.

— Ладно. – Согласилась я, после чего принцесса радостно запрыгала.

Я решила прогуляться с принцессой, а то она чахнет во дворце. За нами увязалась стража, что довольно логично учитывая нынешнюю ситуацию в стране. Нам указали безопасную зону, где легионы уже прочистили местность и судя по ним мы могли даже пойти в ближайшую рощу, что мы и сделали.

Большую часть года шел снег, так что сейчас роща была словно запорошена серебром. Хоть здесь не пахло еловыми ветками, как летом, но свежесть, в отличие от атмосферы дворца, радовала.

— Аморе, вы готовы? – С риторикой спросила я принцессу. – Покройте себя магией. – После чего Аморе засветилась светом заката солнца, а я прикоснулась к рубину на всякий случай страхуя её. – И поднимите себя в верх. – Тут же Аморе начала усердно стараться левитировать себя. Но ничего не выходило, она была слишком слабой пока. Неожиданно она взлетела, но не для меня.

— Леди Рабия, у меня получилось. – Обрадовалась Аморе.

Я рискнула и подняла её с помощью зачарованного рубина, угрожавшего взорваться в любую секунду. Трещины росли, а треск молний усиливался.

— Ты умница Аморе. Но дай своему рожку отдохнуть. Такие заклятия слишком сильные для таких маленьких пони, как ты. – Сказала я принцессе отпуская копыто с рубина.

— Я почувствовала это. Но когда я стану большой как папа я смогу летать? – С надеждой ко мне обратилась Аморе.

— Конечно же сможешь. – Гладя принцессу по голове сказала я.

— Прогулка окончена? – Спросил меня королевский стражник гулким из-за шлема голосом.

— Да. Можете сопроводить нас обратно. – Ответила я, как вдруг из-за рощи послышался звук треснувшей ветки.

— Копья на изготовку! – Закричал один из стражников, после чего все они полукругом из копий направились в сторону звука. Неизвестный в роще устремился бежать, но стражники быстро его окружили, и он выбежал, показав себя. Это был подросток пегас прятавшийся под капюшоном и плащом, как минимум так думала я до того момента, пока он убегая не споткнулся, от чего его капюшон явил его рога.

— Он как папа. – Уведомила Аморе показав в сторону существа с крыльями пегаса и двумя рогами, вместо одного.

Стражники не останавливались, медленно сжимая неизвестного в кольцо из копий, от чего Аморе испугавшись начала рыдать.

— Стоять! – Закричала я остановив неугомонных стражников.

— Но леди, ведь это один из монстров нападавших на три клана.

— В отличие от вас я видела монстра и он не такой. – Я подошла к неизвестному ближе. – Как тебя зовут? – Задала я вопрос поднимая его с заснеженной земли.

— Дра-ко. – Ответил он, испуганно глотая слоги в своем же имени.

— А меня зовут Рабия. Ты заблудился?

— Да. – Сказал Драко отводя взгляд в сторону.

Я взяла Драко во дворец. Похоже он неприкаянно скитался по землям Трех Кланов не зная дома. В этом я его понимаю. По дороге во дворец под пристальные взгляды стражников, он не отвечал на вопросы откуда он и кто. Наверное, боясь их, но поместив его в соседних покоях я начала ждать. А Аморе обрадовалась Драко и вместо меня она спрашивала про то что он любит на десерт и что не считает ли он взрослых глупыми, на что он весело ответил: «сахарная вата в шоколаде и определенно — да.»

Послесловие: Какого сена я это отправила? Ведь никто бы не стал отправлять зарисовку или недоделанный арт, хотя наверное стали бы. Просто хочется услышать мнение об этом, так как сейчас почему-то не пишется.

26 комментариев

Обращение к тем броням, которые заметили, что мое имя совпадает с именем главной героини. Это я назвала себя в честь неё, а не наоборот. Рабия существует в каноне МЛП и те кто читает комиксы знают о чем я. Да я знаю, что совершила ошибку в слове «Lady».
Капать, как сильно этот фанфик потерялся в ленте. Его уже особо никто и не прочитает.
Я знаю это чувство. Наверное, многие знают.

По фанфику — что-то не возникло особого интереса к нему, честно. Он выглядит каким-то… никаким. Сумбурным, что ли.
Да проблема в том что цель постоянно скачет. Или это потому что он не дописан и дело не дошло до чего-то по-настоящему интересного.
Проблема в том, что ты пишешь как бы потоком. Не задумываешься, что и зачем, постоянно словно спешишь рассказать всё, и в результате ничего из этого не получается достаточно интересно.
Я бы по-другому выразилась. Слишком много действий на небольшое количество слов. За 9К слов жизнь главной героини изменилась просто нереально. Можно было показать жизнь в Кристальной Долине, на день отсрочить испытания и недельку пожить Рабии у Файрфлай, чтобы дать читателю и ей отдохнуть, героям по-больше взаимодействовать, а также расписать сюжет, персонажей и мир. Фанфик станет только лучше, если между получением титула «Леди» и смертью Айры, Рабия поживет у Файрфлай.
Такие уирпичи текста лучше давать ссылкой на гугл доки
Учитывая, что почти никто не прочитал в итоге, то здесь реально слишком много текста.
Плоско, но перспективно.
Можно улучшить текст, добавив описаний, посмаковав события. Не хватает атмосферы произведения, которая создаётся путём включения деталей, красочных описаний, но только нужного, того, что будет важно для повествования.
Можно взять для примера «Ведьмака» Сапковского и его описание:

«Из-за развалин, мягко, уверенно ступая, вышли две девушки. Толпа незамедлительно расступилась, попятилась, поредела.

Девушки улыбались, сверкая зубами, щуря глаза, от уголков которых к ушам бежали широкие синие полосы татуировки. Мускулы играли на крепких бедрах, вырисовывающихся под рысьими шкурами, и на нагих круглых предплечьях повыше перчаток из кольчужной сетки. За спинами, тоже прикрытыми кольчужкой, торчали рукояти сабель.»


Всего пара строк, а читатель уже понимает кто перед ним и как он выглядит. Короткое и приятное описание.
Вот такого у вас нет, а хотелось бы. Такие описания придают создают «вкус» текста.

И упростите текст, а то его просто невозможно читать из-за вот такого вот:
«Кричал офицер с надменностью того, кому каждый день отдавали обычные легионеры честь.»
«Я положила передние копыта на кассу и встала на задние ноги, приблизившись к кассиру, чтобы посмотреть ему в глаза»
«Отведя глаза от меня и остановив их на часах, с дрожащей нижней челюстью произнес кассир.»


Просто мозг ломают такие предложения. Они слишком сложны, потому что они несут много лишней и сбивающей с толку информации.
И ладно бы их было немного, но ведь текст и состоит полностью из лишних оборотов и экземпляров, действие в которых непонятно в каком времени происходят.
Пример — вместо: «Файрфлай сидела на другом конце дивана, и сфокусировавшись взглядом на моем лице, размышляла»
Можно написать: «Файрфлай сидела на другом конце дивана, пристально глядя на меня». Это не эталон, но так легче. Если это не несёт важного смысл для дальнейших событий, то куда она смотрела — можно опустить. Насчёт того что она размышляла — ГГ-то об этом не знает, поэтому она может только догадываться, но не утверждать. Чтобы показать размышления Файрфлай пусть она начнёт говорить со слов «Слушай...» или «Знаешь...» — как будто она находится всё ещё в процессе размышлений. И читатели это поймут, и у ГГ телепатом не будет.
На худой конец можно написать так: «Файрфлай сидела на другом конце дивана и размышляла, сфокусировавшись взглядом на моем лице». Плохая идея дробить предложение без надобности.

Текст плохо читается, очень сложно его воспринимать, слишком переусложнён.
Но вот концепция мне нравится.

Могу посоветовать почитать всяких хороших авторов, того же Сапковского или Брэдбери, любое что вам нравится, чтобы посмотреть как пишется, так сказать, «вкусный» текст.

И удачи в дальнейшем творчестве!
Судя по примерам, вы прочитали дальше всех. Спасибо за отзыв, а то я уже потеряла веру в то что на «ЭИ», хоть кто-то напишет обзор.
Прочитал фанфик. Задумка неплохая, всё-таки о преэквестриийском периоде не так часто пишут. Но, скажем так, куда расти ещё очень много. Как уже было отмечено выше, текст плохо воспринимается при чтении. И тому можно усмотреть две причины:
1) Большая насыщенность событий;
2) Недостаток внутренней дифференциации.
Т.е., много чего происходит (вот Рабия в шахте, а вот она в поезде, а вот она перед Эогиппусом и принцессой Аморе...), но когда и как меняются сцены, не очень-то и понятно. Деление звёздочками само по себе хорошо, но плохо заметны при такой форматирование(например, лично я первые два «разграничителя» вообще не заметил).
Опять же, стилистика местами хромает (выше весьма подробно расписано, не буду повторятся), да и лексика тоже.

Хотелось бы отметить так же интересную попытку формирования сеттинга (я правильно понимаю, что Лёдоград Глицинбург — это Кристальная Империя?). Хотя конкретные моменты вызывают некоторые вопросы. Скажем, насчёт каменного супа — придумано интересно, а вот наличие железных дорог вызывает вопрос — не рановато ли? Происхождение Рабии (относительно первоисточника) несколько неожиданно, но это, конечно, можно объяснить в последствии.
Да это Кристальная Империя. Глицинбург я назвала так в честь первой принцессы в МЛП — Вистерии (Глицинии), которая была в третьем поколении. Кто такая Глициния и почему в честь неё была названа столица Трехкланья расскажу во второй главе.
А, понятно. Я как-то не подумал о том, что «wysteria» — глициния.)))
(Хотя Вестерия — далеко не первая принцесса в MLP.)
Стоп. ЧТО?Глициния — это русское название цветка «Wisteria»
Ну а я о чём? Просто как-то раньше не думал о русском значение этого слова…
Небольшая поправка: глициния — это греческое слово («glikos» — «сладкий»), а не русское.)
Да понятно, что слово греческое. Но растение-то и в русском так называется.
Россия будучи православной страной много взяла из греческого языка. Например кровать (το κρεβάτι), кукла (κούκλα) или например имя Василий (o vasiliás) — это на греческом слово «царь». И скорее всего название этого цветка тоже позаимствовано.
Православие тут ни при чём. Глицинию начали культивировать у нас только с 19 века, не раньше, а никак не после крещения. А так, это растение вообще китайское по происхождению.
А чем вы объясните то что в России используется греческое название этого цветка, а не научное латинское Wisteria и даже не китайское 紫藤(Zǐténg)? А также вы не упомянули, что этот цветок также распространен в Японии и называется он там 藤(Фуджи).
Используется и используется. Может, оно показалось нашим красивее, более благозвучным.)
Хотелось бы обложку для «Эквестрии Изначальной». В кого кинуть мешок битсов, чтобы моя хотелка сбылась?
Увидев заглавие, подумал, что тут будет про древних сталлионградцев, про Ратибора, вождя Всеслава и прочих.
Я, кстати, тоже не очень понял, при чём здесь роман В.Д. Иванова (кроме самого факта древности, которая, как я уже отметил, не очень-то и видна).
Лично я всегда считала Кристальную Исперию эквестрийским эквивалентом России. Но реально добавить российского колорита это мысль.
Дочь Аликорна
Фигура отца меня в миллионы раз выше,
Да так, что ему меня не услышать.
Пытаюсь подняться к нему и сказать,
Как сильно мне хочется с ним поиграть.
Хоть он среди вороха политических дел,
Меня не заметит и снова исчезнет.
Останусь одна его выжидать,
Хотя я же знаю, что зря ожидаю,
Что даже вернувшись, он не станет играть.
***
Отец рогом своим управляет светилом
И сателитом, что отражает солнечный свет.
А я даже себя не смогу оторвать от земли.
Крылья отца обнимают весь мир,
А я не явилась крылатою в мир.
***
Взяла я бумагу, перо и чернила
И сделала крылья сама я себе.
На клей посадила бумажные перья
И полетела. С шкафа на землю.
Шишка набилась и болью гудит.
Я же видела, как летает отец.
Стоит попробовать снова взлететь.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.