Древние обычаи. Зарисовка. Юмор. Романтика.

Глуповатая зарисовка, которую я написал, потому что мне вновь скучно и я могу. Жаль? Немного. Слов? Тоже немного. Чуть меньше тысячи, вы не успеете заскучать, правда.
Самозваный рейтинг — PG-13. Самоопределяемые предупреждения — флафф, романтика, шиппинг. Персонажи — три принцессы из четырёх. Рулетка-с.
Наверное?Стрелка секундомера совершила полный оборот и вновь застыла на нуле. До ушей Твайлайт донёсся звонкий треск механизма, возвращающегося в исходное положение и она тут же села, вернее, упала попой на пол. Выдохнула, да так, что стала похожа на сдувшийся шарик. Селестия неторопливо подошла к ней и принялась легонько обмахивать крылом:
— Как ощущения?
Твайлайт приподняла было голову, чтобы рассказать про ощущения, но решила пока помолчать. В голове её роились бессвязные мысли, главными из которых были, по порядку:
“1. Скоро встану.”
“2. Лучше не вставать.”
“3. Давно мне не напоминали, что она поднимает Солнце.”
— Вообще, — продолжила Селестия, — ты держалась весьма неплохо, — она позволила себе самодовольно ухмыльнуться. — Сразу видно, кто твой учитель.
— С неплохо ты поторопилась, моя дражайшая сестра, — подала голос Луна. Она и верховный юстициарий подводили итоги схватки.
— Да разве плохо? — удивилась Селестия.
Верховный юстициарий откинулся на кресле и дрожащим голосом сказал:
— Боюсь, что небывало, ваша светлость.
Принцесса дня вздёрнула брови:
— Боитесь?
Но юстициарий её не услышал — как раз в этот момент Луна заставляла того подписать наконец итоговый акт. Он сдался и приложил копыто к магической печати. Та вспыхнула и поблекла. Луна довольно улыбнулась:
— Да, небывало — ещё слабо сказано. Моя дражайшая сестра…
— Прекращай, — поджала губы Селестия. Она знала, что Луна явно что-то задумала, раз уж Селестия опять превратилась в “дражайшую сестру”.
—… Твайлайт Спаркл, младшая подруга вечных Сестёр, принцесса Дружбы и полный кавалер ордена защитницы Эквестрии имени Твайлайт Спаркл…
Селестия терпеливо дожидалась, пока титулы поверженной в честной схватке пони наконец-то закончатся. Луна, небось, решила перечислить и титулы принцессы дня — так себе розыгрыш, но хотя бы понятно, почему так взволновался юстициар — это с гарантией займёт оставшуюся половину дня, а у него точно есть дела. На кой Луна вообще притащила его посмотреть на дружеский поединок?..
— …объявляется победителем этой дуэли со счётом двенадцать к четырнадцати в её пользу!
— Как я и говор… что?
Даже Твайлайт чуть-чуть зашевелилась, услыхав это.
— Моя дражайшая сестра, ты официально проиграла эту дуэль. Будешь требовать реванша?
Селестия встретилась взглядом с Твайлайт. Та являла собой мольбу о пощаде во плоти.
— Нет, не буду.
— Это последнее слово?
— Луна, зачем так официально? Да, да, последнее.
Принцесса ночи хихикнула и махнула копытом юстициару — мол, занесите, подпишите и подшейте. Хранить вечно.
— Как ты должна помнить, о дражайшая сестра, у тебя есть обязательства перед победителем на дуэли. Отказ от реванша означает твоё полное согласие и немедленное вступление обязательств в силу. Свершившийся факт, не так ли, господин верховный юстициар?
— Совершенно верно, — просипел седой пони. — свершившийся факт. Обязательства вступили в силу.
Селестия посмеялась, поддразнивая Луну:
— Ах, как я могла забыть! Ну, во-первых, я поздравляю тебя, победитель, с твоей честной победой, я подаю тебе стул и стакан воды, и я склоняю голову перед твоей силой.
Стул действительно подъехал к Твайлайт, подцепил и усадил на себя самостоятельно. В воздухе перед ней появился стакан воды — она жадно выпила его.
— Ты помнишь ответ, победитель? — вежливо уточнила Луна. Твайлайт помотала головой. — Повторяй за господином верховным юстициаром, пожалуйста.
— … и принимаю твой дары, побеждённый, — Твайлайт закончила говорить и попросила ещё воды. Луна, вскочившая из-за стола, отдала свой.
— Ну, мы закончили. Три дара, все были приняты, — Селестия зевнула, выражая своё презрение к чувству юмора Луны.
— Не закончили, моя драгоценнейшая сестра, — тут уж принцесса ночи рассмеялась в голос. — Ты забыла про кое-что очень важное.
Селестия начала сверлить её взглядом. Луна вздёрнула мордочку и продолжила:
— Память подводит тебя, о моя незаменимая сестра. Ах, как сейчас помню эти дни… мы, две молодые правительницы Юникорнии, и толпы, настоящие толпы герцогов, князей, императоров и прочих баронов — все просят твоего, — тут Луна гневно фыркнула, — внимания и сердца. Ты помнишь, что мы сделали тогда?
— Не-е-ет… — напряжённо протянула Селестия, продолжая на автомате обмахивать Твайлайт крылом.
— Ах, моя любимейшая сестра, какая жалость. Господин верховный юстициар? Соизволите озвучить вердикт моей сестре?
— Не вердикт, — пробормотал юстициар, поправляя Луну про себя. — Согласно высочайшему, светлейшему и темнейшему указу, тот, кто победит принцессу Селестию, владычицу дня и Солнца, в дуэли, будет её супругом вовеки веков, — юстициар поморщился. — Понимаете, говоря тот, вы имели в виду “единорог”, “пони”, “пегас”, но пол субъекта вы не уточнили, так что…
— Так что что? — взвилась Селестия.
— Горько, Тия, — Луна рассмеялась пуще прежнего. — Горько!
Глаза у Селестии начали заполняться ярким светом. Она выдохнула, вдохнула. Успокоилась. Потребовала:
— Луна, если это какая-то глупая твоя выдумка, я тебя…
— Господин верховный юстициар!
— Не сметь прикрываться господином верховным юстициаром!
— Но ваше сиятельство… — неожиданно изрёк зависший в облачке магии между Луной и Селестией господин верховный юстициар, — это правда. С того момента, как вы отказались от реванша, Твайлайт Спаркл является вашим… супругом?
Селестия села, вернее, упала попой на пол.
— Всё ли в порядке, моя великолепная сестра?
И тут с улицы светлого города Кантерлота раздался крик. Затем ещё один. Потом визги и вопли.
— Я же поддавалась! — взмолилась Селестия.
— Это не в счёт.
— Ты слышишь? — Селестия метнулась к окну и в ужасе отошла от него. — Великая книга семей… все её волшебные зеркала…
— Да-да, моя дорогая сестра. По правде говоря, я ожидала, что первые крики я услышу чуть-чуть раньше… целых семь минут прошло, о магия! До чего нерасторопный народ! А уж завтра, когда выйдут срочные выпуски всех газет… мда. Ты обречена на счастье, сестрёнка, — она принялась скандировать “Горько, горько!”
— Твайлайт! Твайлайт! Что мы будем делать? — Селестия затрясла отупело уставившуюся в стену пони, — моя любимая ученица, ты у меня умница! Придумай что-нибудь!
— Любимая… ученица, — задумчиво протянула Твайлайт и взглянула в глаза Селестии.
Та вдруг обмякла, села напротив, близко-близко и эхом отозвалась:
— Да. Ты права. Любимая ученица.
И поцеловала Твайлайт в губы.
Господин верховный юстициар умудрился пропасть из помещения. Луна прошептала в ужасе:
— Во имя ночи, что ты делаешь? — она прикрылась крылом и отвернулась. — Селестия! Твайлайт! Это… неправильно!
Наконец, поцелуй кончился.
— Вообще-то я думала заявить, что книга ошиблась и поняла слово “любимая” неправильно…

8 комментариев

Очень важно напомнить о своём существовании.
Я понимаю, это некрасиво, но не могу удержаться от ещё одного напоминания.
Прошу прощения.
Интересно, зачем Луна это сделала…
Пошутила. Преуспела. Обожглась.
Прям ламповый 2012. Сяп
О, спасибо. Но в 2012 меня не было :)
Миленько. Даже не буду придираться к тому, насколько мало распространён обычай про «горько!» на свадьбе (тем более, иномирной) — никто «слава богу» не сказал и на том спасибо.
ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%BA%D0%BE!
Благодарю. Понимаете, дело в том, что если уж зарываться вглубь, то это «горько!» — адаптация. Понятный символ, мем, если разрешите мне так выразиться. Само собой, Луна пела «Мелеф! Мелеф!», не иначе.
Собственно, как адаптацией является титулование Селестии в этой зарисовке.
Всё ради одной короткой шутки.
А «слава богу» настолько распространённая и заезженная ошибка, что даже издеваться над ней не хочется.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.