Ночной приют. Глава 5

Доброго времени, сотабунчане.
Новая глава повести рассказывает о том, что удача сопутствует терпеливым, но будь осторожен: за улыбкой этой кобылки может скрываться издёвка.




Авторы: Alex_Heil , DarkKnight
Редакторы: Randy1974 , Mordaneus
Автор обложки: dalagar
Рейтинг: G
Жанры: Повседневность, Драма, Флафф

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4

Глава 5. Об удачливых охотниках и жертвах…Пропажи в доме Дитзи стали реже, но не прекратились.
Тем не менее жеребята несколько раз пользовались этим поводом, чтобы устроить совместную ночёвку на выходных. И разумеется, почти каждый раз обсуждали ночное приключение.
Но больше, конечно, просто болтали, рассказывали страшные истории и даже играли в настольные игры, до которых Найт Блюм оказалась большой охотницей. От самых простых вроде джанги, до неимоверно запутанной и сложной «Древней Эквестрии», посвящённой тёмным временам ещё до Зимы Вендиго.
Конечно, жеребята пытались устроить «засаду» с целью изловить хотя бы кошку, но ночная гостья так и не вернулась.
Несколько дней всё было тихо, но потом вдруг исчезла накидка Дитзи.
Конечно, как и раньше, вещи через некоторое время возвращались, наверняка это ждало и накидку.
Но эта была любимая, подаренная мамой ещё пару лет назад. И хотя она уже была маловата, но всё равно это привело Дитзи в праведное негодование.
В тот же день, встречаясь с друзьями — после первой ночи охоты на монстров кобылка просто не могла думать о них иначе — Дитзи подняла вопрос о новой засаде.
— Эту накидку подарила мне мама, — твёрдым голосом сказала она. — И если эти чудища из леса думают, что могут безнаказанно шарить у меня в вещах…
Она не договорила, но Найт Блюм заметила:
— Ты такая грозная сейчас…
Иствинд добавил:
— Прямо героиня-воительница из пегасьих легенд.
Дитзи на мгновение прижала ушки, скрывая глубинные чувства, хотя ей и несколько польстило такое сравнение.
В этот раз засаду решили устроить в выходные. Во-первых, всё лучше выспаться накануне, а во-вторых, не так устанут. Если, конечно, не носиться весь день.
— Почему ты думаешь, что сегодня кто-нибудь заявится? — спросила Найт Блюм, когда жеребята пили чай с пирожками у Дитзи.
— Мне так кажется, — ответила та. — Но если понадобится, я буду каждую ночь дежурить.
— А когда же ты будешь спать? — поинтересовалась единорожка.
Дитзи поджала губы. Хороший, однако, вопрос. И если в выходные ещё можно как-то выкрутиться, пожертвовав дневными забавами, то в будни тогда придётся прямо в засаде учить уроки.
А если это делать по ночам при неверном свете фонаря или свечей, можно запросто испортить зрение.
Перспектива ко всему прочему получить ещё и очки на нос заставила аж вздрогнуть…
…Этой ночью всё шло как обычно: весёлая болтовня, чай и печенье, крутящийся под ногами до поры до времени Криспи. Потом — страшилки, настольная игра.
И, конечно, снова отчаянные попытки продержаться до самого утра.
Прячась в проверенном убежище под завешенным покрывалом столом, жеребята прождали до самой полуночи.
Глаза всех троих уже настойчиво слипались, когда льющийся в окно лунный свет неожиданно померк.
Дитзи выглянула было посмотреть в полной уверенности, что это птица или набежавшая тучка заслонила свет: всё равно в засаде делать было больше нечего.
Но внезапно с кобылки слетела вся сонливость.
Потому что в специально оставленном приоткрытым окне показался понячий силуэт.
Судя по очертаниям, юная кобылица, едва ли сильно старше самой Дитзи. Крылатая, иначе до окна второго этажа так просто бы не добралась. Но двигающаяся совершенно бесшумно, что на копытах — вообще высокое искусство.
Даже открытая теперь настежь рама не издала ни звука, хотя Дитзи ясно помнила, насколько та скрипучая.
И если бы не яркая, почти полная луна, то и сонная Дитзи ничего бы не заметила, и воровка увела бы что-нибудь прямо у неё из-под носа!
Незваная ночная гостья тем временем мягко ступила на ковёр комнаты. Сделала пару шагов и… повесила на спинку кровати что-то тканевое. Как подумалось — подаренную мамой накидку. Наигралась, видимо, и как всегда вернула. И замерла на пару мгновений, словно бы в задумчивости, дескать, почему ночью на кровати никого нет, и даже матрас снят.
Дитзи уже хотела было гневно окликнуть воровку… ну или скорее хулиганку: вещи-то не пропадали с концами. Но та вдруг сама повернулась в сторону, где за импровизированной баррикадой лежали жеребята.
Слова застряли у Дитзи в горле.
Потому что на мордочке пони сверкнули злые жёлтые глаза, отразив тусклый свет светлячкового фонаря. Это был зловещий свет глаз ночного чудовища: с вертикальным кошачьим зрачком, зловещий и недобрый…
Дитзи издала вместо крика сдавленный писк.
Тем не менее, задремавшие было друзья успели вскочить. Иствинд потому, что Дитзи, попятившись, наступила на него, а Найт Блюм от вскрика пегасёнка.
Ночная гостья не стала терять времени. Резко развернувшись, она в мгновение ока выпрыгнула обратно в окно. Хлопнули крылья, но как-то не по-пегасьему, звук был резче и громче.
Пока жеребята, хлопая сонными глазами, поднимались, незнакомки и след простыл. Подбежавшая к окну Дитзи увидела лишь ночную темноту, когда на луну так не вовремя набежало облако. Как назло, слишком большое.
Кобылка даже подумала было отправить Иствинда навести порядок в небе, но подумалось, что на это уйдёт время, которое и без того упущено. К тому же, ночное существо было больше жеребёнка и неизвестно, что от него ждать.
Когда Дитзи разочарованно отвернулась от окна, на мгновение показавшийся лучик лунного света заставил блеснуть что-то, лежащее на полу.
— Что это было? — послышался сонный голос Найт Блюм.
— Похоже, воровка, — отозвался Иствинд. — Я видел пони.
— Это не пони, — отвлечённо сказала Дитзи, наклоняясь к полу и подбирая копытом небольшую подвеску на серебряной цепочке. — Или не совсем пони.
— Как это — «не совсем»? — спросил Иствинд. — Ты или пони, или нет, как тут может быть что-то половинчатое?
— Силуэт понячий, это верно, — сказала Дитзи, поближе рассматривая добычу, — но я никогда не видела, чтобы у пони светились глаза.
Украшение представляло собой серебряный, усыпанный какими-то мелкими камешками, кулон в виде полумесяца. Цепочка же порвалась, видимо, поэтому незваная гостья и обронила её.
— Что там? — подошла Найт Блюм, рог которой осветился магией.
— Улика, — коротко ответила Дитзи, не в силах оторвать взгляд от тончайшей работы.
При ближайшем рассмотрении оказалось, что кулон будто бы сплетён из тончайших нитей металла и полностью покрыт какими-то блёстками. Плюс несколько прозрачных огранённых камней придавали украшению мистический блеск.
Жеребята подошли к подруге, и все завороженно уставились на покачивающийся в копыте полумесяц.
— Какая чудесная вещица, — прошептала Найт Блюм. — Никогда такого не видела.
— Ага, — сказал Иствинд, в глазах которого отражался блеск украшения. — Будто волшебная…
На мордочке Дитзи появилась улыбка:
— Знаете, что это значит?
— Что? — спросила Найт Блюм, а Иствинд предположил:
— Просто медальон с чьей-то кьютимаркой?
Дитзи покачала головой:
— Это значит, что оно вернётся…
С этими словами она убрала кулон в карман накидки, и волшебное чувство, накатившее от созерцания лунного блеска, пропало.
Охотники на чудовищ переглянулись. Следовало подготовиться к следующей ночи.
* * *
Новую засаду устроили в комнате Криспи.
Уговорить самого жеребёнка в эту ночь переночевать наверху стоило Дитзи немалого количества терпения, а также целой дюжины обещанных конфет. В плане сладостей обошлось бы значительно дороже, просто Криспи не знал чисел больше.
Но из друзей только Иствинд умел летать, а значит, у ночного чудовища было преимущество на втором этаже.
Родителям решили ничего не рассказывать о ночном визитёре: ещё поднимут панику, с этих взрослых станется и стражника позвать. И тогда, даже если и получится кого-то поймать, друзья останутся не у дел.
И как будто было мало проблем, ещё и мама заметила, что ночные посиделки «что-то участились», и что неплохо было бы жеребятам «вернуться в режим».
Дитзи, вздохнув, пообещала, что вот ещё разочек — и будет не чаще раза в месяц. А то уже договорились, и игры заготовили, и истории…
— Ладно, — улыбнулась Астра Вэй, глядя на увлечённую новыми друзьями дочку. — Завтра ещё можете полуночничать.
Хорошо ещё, материалы для ловушки принёс Иствинд, иначе пришлось бы ещё и долго объясняться с дядей Рафлом. А тот мог рассказать маме, и тогда оба начали бы что-нибудь подозревать… нет уж.
Едва не пропустив обед и работая весь день, без конца отмахиваясь от назойливого Криспи и откупаясь сладостями (причём вышло возмутительно больше оговорённого в сделке), друзья к ужину изрядно вымотались.
Но у Дитзи на этот случай был припасён сюрприз.
Когда все сели перекусить печеньем в преддверии предстоящей охоты, Дитзи не без некоторой торжественности водрузила на столик термос.
— Что это? — спросила Найт Блюм.
— О, — заговорщицки улыбнулась Дитзи. — Это — самый настоящий чёрный кофе!
Жеребята переглянулись. Не то чтобы они не знали, что такое кофе. Иствинд его даже пробовал — с добавлением изрядной доли молока. Но чтоб целый термос чёрного?
— Это поможет нам не спать, — уверенно продолжила бежевая кобылка.
Кофе, несмотря на растворённый в нём сахар, оказался горьким. Но все присутствующие мужественно приняли по чашке, и действительно, наступившая было усталость в панике бежала.
Дитзи почувствовала, как сердце забилось сильнее, а ноги будто сами собой запросили какой-нибудь, всё равно какой, но активной деятельности. И, судя по заблестевшим глазам друзей, они испытывали что-то похожее.
— А тебе… разрешили взять кофе для всех? — спросила Найт Блюм.
Дитзи пожала прикрытыми накидкой плечами:
— Не то чтобы. Но никто и не запрещал.
— Как так? — не поняла единорожка.
— Я просто не спрашивала, — хихикнула кобылка. — Видимо, все полагали, что раз кофе такой горький, мы с Криспи его и сами брать не будем. В принципе, это даже верно: если бы не необходимость, я бы эту гадость в рот не взяла.
После этой фразы раздалось общее хихиканье.
Ловушка была построена у самого окна. На принесённом из гостиной журнальном столике лежал кулон-полумесяц, причём так, чтобы свет уже окончательно полной луны падал на него, рождая волшебные отсветы и блики на стенах.
По расчётам, ночное чудище должно заметить этот блеск, ринуться в окно, после чего осталось только дёрнуть за верёвку, чтобы уронить сверху сеть. Та, конечно, предназначалась для рыбы, но какая разница?
В общем, должно было сработать: жеребята подсмотрели чертёж ловушки не где-нибудь, а в Большой Эквестрийской Энциклопедии, где рассказывалось, как древние пони делали подступы к своим жилищам безопасными от хитроумных хищников. Например, от волков и диких кошек.
Когда стрелки часов приблизились к полуночи, жеребята загасили фонарик и стали ждать.
В этот раз никто не скучал и не зевал: сказалось не только кофе, но и предвкушение удачной засады. Сейчас жеребятам казалось, что всё было не зря: прошлые бессонные ночи, полные ожидания и тщетных надежд…
…Время тянулось невыносимо медленно. Подлые стрелки часов будто вовсе не двигались, но жеребята мужественно терпели скуку.
Теперь их не клонило в сон, и каждый хотя бы раз уже готов был поклясться, что видит заслоняющую лунный свет зловещую тень.
И когда это действительно произошло, все не сразу поверили в реальность происходящего.
Лунный свет померк, когда крылатая фигура появилась в окне, но лишь на мгновение: увидев кулон, лесное чудовище молниеносно бросилось вперёд.
Конечно, оно не заметило леску.
Ловушка сработала как надо, и рыболовная сеть с тихим шорохом упала на спину ночной гостьи. Та, видимо, всё же была пони: по крайней мере, чем-то очень похожим, судя по силуэту и проступающим в лунном свете очертаниям не очень большой кобылицы. Если бы ещё не эти глаза…
Воровка очень по-понячьи взвизгнула от неожиданности. Распахнув крылья, она, конечно же, запутала их в сети, но если это её и смутило, то ненадолго.
Сеть, к слову, оказалась недостаточно велика, чтобы спутать всё существо целиком. Но какая нашлась.
— Попалась! — выкрикнула тем временем Дитзи, выскакивая из укрытия, но притормозила, напоровшись на взгляд сверкающих глаз, будто на стену.
Крик получился малость сдавленным: кобылица старалась сдерживаться, чтобы воплями не разбудить спящих за стеной родителей.
Зашипев по-змеиному, воровка бросилась к окну. И это несмотря на то, что её крылья были опутаны сетью!
Впрочем, первый этаж не грозил ей опасностью, в отличие от отряда отважных охотников!
Существо сигануло в сад, после чего послышался стремительно удаляющийся топот копыт.
— Скорее, наружу! — воскликнула Дитзи всё тем же громким шёпотом и тоже рванулась к окну.
Остальные не стали спорить. Найт Блюм подхватила фонарь, а Иствинд — сумку с инструментами и верёвками.
Едва не застряв в окне, жеребята выскочили на улицу.
Конечно, ночная гостья не стала дожидаться отважных охотников. В относительно ярком свете полной луны и звёзд было видно, как понячья фигура отчаянно улепётывает к лесу.
— В погоню! — крикнул Иствинд, которого тоже охватил боевой азарт.
Кобылки не возражали.
Жеребята сорвались с места в карьер. Иствинд мог бы их обогнать, но держался вровень: не хватало ещё потеряться или ждать отставших. Тем более, фонарь был только один, если не считать возможного волшебного огонька Найт Блюм.
Благо, дом стоял на окраине, и лес был недалеко — только проскакать небольшой луг.
Но и существо, похоже, прекрасно было осведомлено об этом, поэтому, услышав звуки погони, лишь поднажало.
Распутать крылья воровка даже не пыталась.
Жеребята тоже ускорились, насколько могли. В их головы сейчас не шло никакое рациональное объяснение происходящему: всех захватил азарт сродни охотничьему. Ещё бы, раскрыть многолетнюю тайну Бэрриконта, которая, видимо, ставила пони в тупик несколько поколений назад!
Дитзи же на бегу мимоходом подумала о заблаговременно принятой таблетке: такие нагрузки плохо сказывались на спине.
Ночной лес приближался подобно иссиня-чёрной стене. Лунный свет заливал весь луг и большую часть Бэрриконта, но перед строем укрытых кронами стволов будто в страхе отступал.
И если днём лес всегда был прохладным и светлым, то сейчас казался сгустком леденящей тьмы прямиком из легенд о Дне Согревающего очага.
Но жеребята не остановились. Они почти догнали незваную гостью и понимали: больше она на подобную уловку не попадётся. И одной богине известно, когда удастся в следующий раз её так подловить: ведь надёжной приманки-то больше не было!
Лесной мрак шарахнулся прочь от неверного света фонарика, но лучше стало ненамного: всё равно приходилось внимательно смотреть под ноги.
В то же время лесное существо явно чувствовало себя в темноте как дома: не сбавляя скорости, оно неслось сквозь чащу и вскоре только хруст веток сообщал, что впереди кто-то есть.
— Быштрее! — крикнул Иствинд, которому пришлось нести фонарь в зубах.
В густых зарослях ему тоже приходилось бежать ногами: в лесу летать вообще не рекомендуется, а в ночном — особенно. Пегасёнок этим решил пренебречь, но, несколько раз получив ветками по морде, всё же решил внять советам старших и спустился с небес на землю.
Жеребята снова поднажали, но Дитзи вдруг споткнулась обо что-то. Она хотела крикнуть друзьям, чтобы подождали, но в открывшийся для этого рот попала полная листьев ветка, и получился только сдавленный писк, которого в общем шуме погони вообще никто не услышал.
А в следующий миг Дитзи поняла, что из-под копыт уходит земля. И что сама она куда-то падает, а точнее, скользит вниз по склону.
Какое-то время все силы уходили на то, чтобы удержать хоть какое-то подобие равновесия и не покатиться по обрыву кубарем: если бы такое произошло, без травм бы не обошлось. В том числе и спины.
При мысли об этом Дитзи и вправду чуть не упала, но совладала с собой неимоверным усилием. Что было непросто, учитывая хлещущие по мордочке ветви и царапающиеся кусты.
Каким-то чудом удержавшись на ногах, кобылка почувствовала, что достигла подножия склона: скольжение замедлилось и вскоре прекратилось, и это было хорошо: прямо по курсу чёрной громадой возвышалось раскидистое дерево.
Дитзи обессилено шлёпнулась на круп, переводя дыхание.
Это было просто уму непостижимо: оказывается, все бежали по краю обрыва! Судя по всему, это был как раз Криворогий овраг — местечко и днём не особо приятное, что уж говорить о кромешной ночи.
Кобылка вдруг вздрогнула от осознания того, что осталась одна в ночном лесу.
В овраг ещё проникало немного лунных лучей, но других источников света не наблюдалось. Просто ни следа светлячкового фонаря в зубах Иствинда.
— На-айт! — протянула Дитзи и сама удивилась, каким жалобным и жалким получился крик. — Иствинд! Ау!
Но ответа не последовало.
Только застрекотали потревоженные сверчки, да ветер тихо прошелестел кронами деревьев.
И тогда Дитзи стало страшно.
Она не представляла, в какую сторону ей идти, чтобы выйти к городу, а не забрести глубже в лес. Днём она бы сориентировалась по солнцу, а как быть ночью? Кобылка, конечно, слышала о навигации по звёздам, но сама ею не владела. Да и какие звёзды, когда сама луна едва-то видна.
Ждать на месте было слишком страшно: не то чтобы в лесу в самом центре Эквестрии могло водиться что-то реально опасное, но тут же, как выяснилось, живут ночные чудовища!
А если они пони едят?!
— АУ-У-У-У! — заорала Дитзи что есть мочи, подстёгиваемая первобытным ужасом травоядного существа, ожидающего нападения хищника из ночной темноты. — Ребята!.. Помогите!..
Но и в этот раз, стоило стихнуть эху, ответом были лишь звуки ночи.


Глава 6

Читать на Ponyfiction
Читать на Ficbook

Остальные работы dalagar : Ссылка 1, Ссылка 2

2 комментария

Блин. Эта картинка, в сочетании с названием… =))
На то и был расчёт. :)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.