ГГ, Иззи


Автор: DarkDarkness
Корректор:Doof
Жанр: Драма, Рождественская история
Рейтинг: 0+

Аннотация:Предыстория к Г5. Альфабитлу не нравится то болото, которым является Брайнвуд и у него есть план, как это исправить. И Иззи — часть этого плана.

Заметки к рассказу:
Я не люблю Г5 и сам бы вряд ли стал писать по нему что-либо. Но, так случилось, шо я пошел с другом катку в ЛоЛ, мы поспорили и, в общем… я ему должен рассказ по Г5 до НГ. Вот и накидал за два дня, что получилось, благо скилл не пропьешь. С Новым Годом, Очагом и читайте только хорошие истории.


Читать на Понификшене
Читать на Гугл Доках
Читать на Кф
Читать тутаАльфабитл не был педофилом. Собственно, Иззи, которая была раза в полтора младше, привлекала его даже не внешностью: куда важнее для единорога был её нрав — в Брайдлвуде она выделялась словно лиловый фломастер посреди серых, коричневых и тёмно-зелёных карандашей.

Вот и единорог стоял недалеко от почтового отделения и то и дело отряхивал шапку с помпоном — зима в этом году выдалась очень уж снежной, и не проходило и дня, чтобы с неба не валили белые хлопья самого разного размера. Впрочем, для ворчливых брайдлвудцев это означало скорее хмурое выражение лица “Опять, лягать его, этот снег с дороги счищать”.

Дверь почты открылась, и Иззи вышла. Вид её был понурый: даже подвязки милой шапочки висели как-то особенно грустно. Альфабитл знал: почтовые зануды опять попросили “Изабеллу” покинуть помещение, узнав, что та ничего не планирует отправлять. Снова.

Больше всего Альфабитлу хотелось сказать Иззи, что сидящие на почте — рогатые идиоты. Впрочем, он считал весь Брайндлвуд городом рогатых идиотов, включая себя и Иззи, но та хотя бы пыталась дарить другим улыбки. Даже сейчас она, присев, лепила из снега что-то, похожее на лошадку, обильно посыпая белую гриву бисером. Альфабитл не знал, откуда Иззи постоянно берет бисер, но каким-то мистическим образом он у неё всегда был.

Закончив, Иззи вскочила и протянула её только-только вышедшему по своим делам служащей почты.

— С Днем Очага!

— Э? — слегка отшатнулась с постным выражением лица служащая.

— С наступающим Днем Очага, — терпеливо повторила Иззи, наивно и широко улыбаясь, продолжая протягивать снежную куклу.

— Э… а зачем она мне?

— Это подарок!

— Спасибо, но мне не…

Этого Альфабитл стерпеть уже не смог.

— Эй, Иззи, Аква, здоровеньки булы!

Иззи испуганно икнула, а Аква удивленно моргнула: застывший неподвижно Альфабитл прямо-таки волшебным образом умудрился стать для них невидимым.

— О… это… привет, Альфабитл, — первой сказала Аква. — Ты тоже на почту? Мы… это… в общем, скоро закрываемся…

— Просто прогуливался, — отмахнулся жеребец. — Крутая статуэтка, копытной работы! Можно?

— Эй! Это мн… а впрочем… — вяло попыталась возмутиться Аква.

Альфабитл хитро прищурился, словно старый пес, взявший след. Затем достал из кармана кубик-рубик и принялся показательно со средоточенной миной складывать.

— Три минуты! Сможешь быстрее — кукла твоя!

Впервые Альфабитл и, пожалуй, Иззи увидели, как в глазах работницы почты вспыхнула что-то.

— Идет.

Она уложилась в две минуты пятьдесят восемь секунд и, гордо неся приз, с задранным носом вошла обратно в почтовое отделение. Альфабитл смахнул пот со лба: ещё бы чуть-чуть…

— Что вообще такое этот твой “Очаг”? — спросил он у удивленно хлопающей глазами Иззи.

— А.… апчхи! — многозначительно ответила она. — Это… чхи!

Альфабитл рассмеялся — до того мило она выглядела.

— Это… зайдем ко мне? — весело спросил он. — Там расскажешь про свои… байки.

— Чхи!

В доме у Альфабитла было не убрано. Стол был завален карточками, шурупами и деревянными деталями, грязная посуда валялась в углу, а на замусоренной барной стойке дрыхли кверху пузом трое броненосцев — Треш, Твитч и Пайк.

— Это называется “творческий беспорядок”! — многозначительно подняла копыто Иззи. И чуть смущенно добавила: — У меня дома так же… только броненосцев нет.

— Эти-то? — рассеяно пробурчал Альфабитл, копаясь за стойкой в поисках чистых чашек. — Нашел их в старом музыкальном автомате. Понятия не имею, кто его выкинул, но эти три оболтуса обустроили там логово и устроили пикет у меня под домом, когда я приволок его к себе.

Иззи захихикала. Музыкальный автомат Just Prance в доме Альфабитла было трудно не заметить — эта груда дерева занимала пятую часть площади. Рядом с ним валялся полусобранный танцпол на двоих и почти доделанная табличка “НИКАКИХ ПЕРЬЕВ, КРЫЛЬЕВ И МАЙОНЕЗА!”.

— Я решил его… доработать, — смущенно почесал затылок Альфабитл, наконец отыскав целых две чашечки, чайничек и даже немного заварки. — Иззи?

Завороженная Иззи подошла к автомату, вдохнула, задержала дыхание и нырнула в эту кучу. Что-то треснуло, грохнуло, и механические части пришли в движение.

— Я сделала! Что-то… — радостно воскликнула вынырнувшая Иззи. — Что?

Альфабитл подобрал уроненную на стойку челюсть. Он не помнил, чтобы подключал аккумуляторы.

— Ни… ничего, — выдавил он. — Я… это… чай приготовил. С мятой. Вот.

— Так что это за Очаг? — спросил он, когда первые чашки были опустошены и Иззи осторожно дула на вторую.

— Это… можно сахара?

Альфабитл дернул за хвосты все ещё спящих броненосцев. Те явно захотели поскандалить, но, заметив мрачный взгляд хозяина дома, разом отдали честь и нырнули под стойку.

— Иззи? Очаг, — вернулся к сербающей чай единорожке Альфабитл.

— А, Очаг… Не знаю, — легкомысленно пожала плечами единорожка. — Прочитала в какой-то книге, что когда-то такое где-то отмечали. Просто… тогда дарили подарки. Как день рождения, только у всех разом. Вот я и подумала, что…

Иззи понурилась, глядя в отражение в чашке.

— Они им не нужны, — наконец грустно сказала она. — Я постоянно делаю их, из макарошек, бисера, папье-маше, бумаги, дерева… но их никто не покупает, даже даром не берет. Все ведь считают, что я…

— Особенная, — жестко прервал её Альфабитл. — Иззи, твои самоделки красивые. Просто… другим нужно осознать их ценность. Поверь, наши зануды пройдут мимо даже золотого яйца, просто потому что оно валяется у дороги. Но стоит им хотя бы наклониться, приложить хоть чуточку усилий… — Альфабитл подмигнул и взял у Твитча несколько кубиков рафинада.

— Я ведь просто хочу увидеть всего лишь их улыбки…

— Оглянись вокруг, Иззи, — продолжил Альфабитл, размешивая сахар. — Меня не меньше, чем тебя, достали эти постные рожи. Посмотри на жеребят — они же выглядят старше меня! “Мамочка, у меня депрессия, можно я возьму печеньку «Когда мне было тридцать» с присыпкой от «Слезодавка»? Конечно, горький, и не забудь термос с черным кофе девяностодевятипроцентной…”

Речь Альфабитла прервал стук в дверь. Вроде бы и робкий, но в то же время настойчивый, будто стучащему очень хочется узнать мнение хозяина дома, но, в принципе, можно обойтись и без него.

Закатив глаза, Альфабитл поднялся, подошел к двери, открыл. На пороге стояли двое, оба низкорослые и похожие, как две капли воды.

— Можно войти? — синхронно спросили они.

Альфабитл проворчал нечто невразумительное, но посторонился. Близнецы зашли в дом и устроились у стойки. На Иззи они даже не посмотрели.

— Я вам сейчас влуплю… — сквозь зубы процедил Альфабитл.

— А?

— Говорю, сейчас чай налью. И поздоровайтесь с Иззи.

— Спасибо, — снова синхронно ответили близнецы. — Здравствуй, Изабелла…

— Привет! Хотите взглянуть на мои фигурки? — весело спросила Иззи. Она уже успела отыскать какую-то завалявшуюся деталь и выточить из неё… что-то с бисером.

Близнецы неуверенно переглянулись.

— Смотрите ещё, как могу! — достала из-под стойки Иззи банку бобов. Подбросив её в воздух, она несколько раз поймала её рогом, словно дельфин — мячик. — Та-да-а-а-а!

Единственный, кто засмеялся, был Альфабитл.

— Ладно, зануды, чего надо?

Близнецы явным облегчением повернулись к нему:

— Прости, Альфабитл, но у меня из-за него дилемма… — начал первый.

— Не ври, это из-за тебя у меня дилемма…

— Но ведь это ты хочешь…

— А ну, тихо! — рявкнул возвышающийся над ними горой Альфабитл. Близнецы сразу смолкли. — Давайте по порядку, к сути. Дик, начинай ты.

— Ну, мы запускаем новую линию одежды…

— Пятое поколение летней коллекции…

— И Пик говорит…

— Я говорю-ю-ю ему: рюшечки должны быть обязательны, так как другие пони хотят то же самое, но новое.

— А я говорю, что не надо, нужен новый бренд, потому что это расширит фанбазу…

— И убьет предыдущую…

Альфабитл застонал, устало потирая виски. Он ненавидел этих пони.

— Поэтому мы хотели спросить твоего совета…

— На, — перебил их ткнувший Дику кубик Альфабитл. — Складывай.

Дик неуверенно принялся вертеть игрушку в копытах — смог уложиться в две минуты.

— Теперь ты, — отдал кубик Пику Альфабитл.

Пик уложился в минуту и пятьдесят девять секунд.

— Пик победил, — мрачно произнес Альфабитл. — Добавляйте рюшечки в свое новое поколение. И возьмите… Иззи, что это?

— Фимфамфлум!

— И возьмите фигурку фимфамфлума. Можете соревноваться между собой время от времени, и у кого будет фимфамфлум — тот и главный.

Близнецам идея понравилась, разве что только Пик выглядел куда более счастливым — уходя, он нес фигурку, словно боевое знамя из золота, а на Иззи он посмотрел даже с симпатией — лед явно тронулся. Когда дверь закрылась, Альфабитл вздохнул:

— Что и требовалось доказать. Пока они играют, этот городишко не скатится в полное болото. Поэтому я хочу построить её — свою чайную. Место, где вместо унылого горчичного кофе будет вкусный и веселый чай. Но я чувствую, что в одиночку пока не справлюсь. Этому делу не хватает души. Смекаешь?

— Ага-а-а… Я могу сделать ещё фигурок. Добавлю немного пе… М-м-м?!!!

Дернувшийся Альфабитл криво улыбнулся и, не убирая копыта ото рта Иззи, сказал:

— Не надо. Лучше покажи мне ещё раз, как ты это делаешь, с банками, — схватившие на лету броненосцы выкатили ещё консервированных бобов. — И, это, Иззи. Давай дружить?

Заревевшая Иззи повисла у него на шее.

Работа в компании с Иззи потекла куда бойчее, достаточно было сказать, что Just Prance, над которым Альфабитл бился по меньшей мере месяц, был закончен и даже пару раз улучшен всего за четыре дня. С одной стороны, большинство работ сделал Альфабитл и даже отдал свой собственный дом под помещение… с другой стороны, он сам себе признался, что, если бы не мельтешащая перед глазами последние годы Иззи, он бы возможно не стал бы даже пытаться, а просто набрался бы смелости и сбежал из этого болота.

— Заходите-заходите! — весело кричала Иззи каждый день, когда отпирали дверь. — Чайная комната “Кристалл” просит вас оставить все проблемы за дверью и как следует расслабится за чашечкой мятного… или лимонного?.. А, у нас есть оба! Заходите! Улыбка и сахар к каждой чашечке! Обнимашки — бесплатные!

— И помните, — добавлял Альфабитл. — У нас в чайной только два абсолютных правила: выигрывай или проигрывай — третьего не дано, и никаких табуированных слов!

И брайдлвудцы шли. Не сразу, не все, но очень быстро “Кристалл” стала популярным заведением: именно здесь пони охватывал азарт, именно здесь они решали свои проблемы спорами, играми и хорошим настроением.

— Не хочешь платить за чашку — дело твое, — хмыкал Альфабитл за стойкой. — Хочешь спор? Если из трех попыток соберешь один раз кубик быстрее меня — пьешь весь вечер за счет заведения. Если нет — платишь вдвойне. Выигрывай или проигрывай! —

Произнеся это, он хохотал, а его собеседник сразу же цеплялся глазом за огромное количество самого разного барахла, складированного за спиной на полках единорога. Альфабитл верил: чем больше его сокровищница, тем больше пони захотят рискнуть. И был не так уж и не прав.

Несколько дней спустя, в Канун Дня Очага в “Чайной комнате “Кристаллы”” было шумно. Иззи взяла за привычку отмечать старые праздники, а другие были и не против.

— Раз-два-три, ты хвостом покрути! — выбивал автомат-танцпол, пока на нем выплясывали Альфабитл и Аква. — Три-четыре-пять — будь готов проиграть!

Визжащая среди болельщиков Иззи была счастлива. Крутящаяся и завихряющаяся в воздухе радость смешивалась с ароматом мятного чая и пьянила не хуже алкоголя.

Вдруг она заметила жеребенка. В отличии от других, тот смотрел вовсе не на красующегося Альфабитла — взгляд паренька был устремлен к “сокровищнице”, к маленькому прекрасному снежному шару “Достопримечательности Брайдвуда”.

— Эй, жеребчик, к чему грустим?

Жеребенок, маленький Кэрри, неловко потупился.

— Я бы… это… хотел… бы…

— Шар?

— Ага…

Тем временем Альфабитл взревел и, запыхавшись, привалился к стойке. Он выиграл. Снова.

— Отличная игра, воистину, рог побери! Иззи, что там у тебя?

— Альфабитл, можешь дать вон тот шар?

Все ещё немного отходящий от эйфории, Альфбитл схватил достал безделушку и поставил на стойку. Сглотнувший Кэрри потянулся к нему, но наливший себе чаю жеребец тут же среагировал:

— Осади поней, пацан. Что поставишь взамен? Как играем?

Кэрри замялся. Медленно скользнув ногой в седельную сумку, он осторожно выудил ещё один снежный шар.

— Это… у меня есть… остальные два из коллекции. Я хотел… просто… вот, — тихо сказал он, с неподдельным страхом глядя на горообразного Альфабитла.

— Ставка принимается. Как играем? Кубик? Лягбол? Подковы?

С каждым предложением жеребенок будто становился все меньше и меньше. Наблюдающая за этим Иззи спросила:

— А мы не можем… ну, просто отдать его?

Пьющий чай жеребец поперхнулся, будто Иззи предложила завести друзей где-нибудь среди пегасов.

— У нас. Есть. Правила, — отчеканил Альфабитл. — К тому же, Иззи, вот сделаем мы исключение. Потом ещё. И ещё. И что в конце? Пегасы, земные пони в моей… нашей чайной?

Иззи закусила губу.

— Я играю, — внезапно решился Кэрри.

— Отлично. Кубик?

— Кубик.

Кэрри был хорош — для сбора ему потребовалось всего пятнадцать секунд. Но Альфабитлу — пять.

— Повезет в другой раз, — хмыкнул Альфабитл, забирая снежный шар. — У тебя остался ещё последний, как раз отыграешься.

— Я думала, ты ему поддашься! — возмутилась Иззи.

— Я никому не поддаюсь. Больше нет.

Единорожка опустила взгляд. Глядя на грустного жеребенка, впервые за все дни работы ей не хотелось находится в этом маленьком раю.

— Иззи, если я буду им подыгрывать, откуда у них будет стимул расти над собой? Ценность, Иззи! Именно я задаю им ценность! Есть что сказать?

— Есть. Я ведь просто хочу увидеть их улыбки… — прошептала опустившая голову единорожка.

— Что? — не расслышал Альфабитл.

— Я сказала, — наконец посмотрела ему прямо в глаза Иззи, заранее закрыв уши жеребенку. — Перо. Крылья! Майонез!!!

Музыку как отрезало. Пораженный Альфаюитл хотел что-то сказать, но вместо этого…

— Пин.

— Пон.

— Пин-пон!..

— Пин-пон-пин-пон!..

— Бежим! — крикнула Иззи, хватая шары жеребенка и забрасывая их ему в сумку.

Кэрри схватывал на лету и был ловок, как горностай. Проскользнув мимо подпрыгивающих пони, они вылетели на улицу и бросились к центру Брайндвуда, подальше от…

— И-Иззи-и-и!!!

Иззи оглянулась: тяжело дышащий Альфабитл стоял у двери и смотрел отнюдь не на убегающего жеребенка. Наконец, переведя дыхание, он негромко, но отчетливо произнес четыре слова, острые, как сосульки у на крыше “Кристалла”:

— Мы. Больше. Не друзья.

Что-то оборвалось внутри Иззи. Она ещё долго с кривой улыбкой и стеклянным взглядом смотрела на уже захлопнутую дверь, за которой снова слышалась музыка, веселые голоса и лился аромат мятного чая и душистых праздничных черничных кексов. Постепенно на голове собиралась шапочка снега.

С севера опять подул ледяной ветер.

36 комментариев

Шо сказать, ГГ, иззи.
DarkDarkness
Изи, Изя!
Doof
ВП.
DarkDarkness
Г5 ещё не вышло, а его уже не любят. Найс.
Ze4t
Первое января — а нужно уже открывать форточку.
DarkDarkness
Альфабитлу не нравится то болото, которым является Брайнвуд и у него есть план, как это исправить. И Иззи — часть этого плана.

Не сомневаюсь. От этого старого шулера только и жди подвоха.

Тем более у земнопоней завод имеется. Надо приватизировать и пандам заморским на иголочки продать. =))
AkioOtori Изменён автором
Хорошее произведение, то что нужно в начале Нового года.
NovemberDragon
Первый понравившийся рассказ в этом году!
Приятно!
Navk
А про картинку заставочную с первого мига подумал: вот перекрасить Альфабитлу белки глаз в жёлтый — и был бы прикинувшийся понём Дискорд!
Navk
прикинувшийся понём Дискорд!
Navk
Подправьте в фразе про золотое яйцо «мимо даже», слов поплыл порядок тексте в
VashaPunktuacia
Как руки дойдут.
DarkDarkness
А очень даже годная история, очень годная! Жаль, что ты пятое не любишь, столько славных рассказов по нему не будет написано:-( Приятно было увидеть Альфабитла не совсем свинтусом. Иззи — прелесть, как всегда:-) Хочется её поцеловать, обнять и прошептать на ухо, что она, на самом-то деле, мало что потеряла — ведь другом он ей, по большому счёту, никогда и не был.
BurningBright
Ну, как сказать… с моей точки зрения, Альфабитл был её первым и единственнып на тот момент другом, готовым отлупить тех, кто её не уважает. Её образ был единственным, что не дало ему покинуть Брайдлвуд, она вдохновляла его. В какой-то мере он восхищался ею. А она его предала. Она нарушила два самых главных его правила и ради кого? Ради миможеребенка, который просто хотел получить шар из его сокровищницы. Да, возможно к концу рассказа он пал в моральном плане, но поставь себя на его место.
DarkDarkness
Я предполагаю, что друзьям стоит быть снисходительнее друг к другу. Уж мог бы сделать исключение для жеребёнка по её просьбе, придумал бы обоснуй. А его интересовала только собственная, простите небеса, «сокровищница».
BurningBright
У вас немного неверные выводы и не только.
Warie40k
Угу. Сначала жеребёнку, потом старушке… тут прикол в том, что принцип «Играй» это единственное, что у него есть. Плюс, он же сам говорил, что если он будет поддаваться, как они станут лучше?
DarkDarkness
А в чём цель делать их лучше, обирая с ног до головы? Он себе принципа получше найти не мог? Спросил бы тогда у Иззи, что ли…
BurningBright
DarkDarkness
Фух, спасибо, что напомнил. Кажется, я уже начал забывать эту фразу.
McStalins
Превью, няшное
9375930291 Изменён автором
Всё хорошо в этом рассказе, но первая фраза просто убивает))
Казалось бы, причем тут они… а так, спасибо автору, было приятно почитать)
Floodash
Так и задумано. Подобная эпатажность уже стала чём-то вроде моего стиля.
DarkDarkness
Прочитав эту фразу, я поначалу решил, что история будет юморная:-) Особенно если учесть, что «раза в полтора младше», учитывая его собственный
возраст, на педофилию не тянет ни при каком раскладе.
BurningBright
Ну, как сказать… это все же приквел, причём ранний, когда чайная только строилась, а Альфабитл отошёл достаточно, чтобы позволить Иззи снова войти в неё. Я бы поставил, что действие разворачивается лет за семь до мувика и Альфабитлу где-то двадцать три или двадцать пять.
DarkDarkness
О_о То есть ты считаешь, что в самом фильме ему тридцать?! Серьёзно? Вот этому седому, грузному жеребцу? Да ему пятьдесят как минимум!
BurningBright
Короче, недолго жить мужику осталось. В одиночестве, со своими животными. Так и спиться чефиром можно.
VashaPunktuacia
Эй, животные, так-то, тема.
DarkDarkness
Ну, меня всегда были проблемы с определением возраста у поней. Я даже хз, сколько было Мейн 6 на момент сериала. Метконосцам вроде по 12-ть.
DarkDarkness
Насколько я помню, официально Шестёрке на первый сезон давали от 18 (Рэйнбоу Дэш) до 22 (Флаттершай).
BurningBright
Приятно получилось. Вот эта дилемма, Иззи «Я ведь просто хочу увидеть их улыбки» vs Альфабитл (который считает, что только игра даёт пони интерес к жизни и понимает, что всегда есть первая уступка, но никогда нет последней) — весьма сильна (и как и её разрешение, да).
makise_homura
Угу, спасибо. Вообще, тут все сделано по структуре «Плохо»—«Хорошо»—«Плохо”. Дилемма, конечно, интересная, но многим импонировала бы хорошая концовка даже в ущерб логике.
DarkDarkness
А в этом, возможно, весь смысл сериала:-) Не могу не вспомнить одну из моих любимейших цитат:

— Минуточку! — произнёс он, ковыляя прочь от огня. — Минуточку внимания, мадам. Всё, что вы сказали, верно. Я всегда хочу знать худшее и держаться как можно лучше. Потому спорить не стану. Допустим, мы видели во сне или выдумали всё это: деревья, траву, солнце, звёзды и даже Аслана. Но тогда выдумка лучше и важнее реальности. Допустим, это мрачное место и есть единственный мир. Тогда он никуда не годится. Может, мы и дети, играющие в глупую игру. Но четверо детей создали игрушечный мир, который лучше вашей реальной ямы. Я не предам игрушечного мира. Я останусь с Асланом, даже если Аслана нет. Я буду жить, как нарниец, даже если нет Нарнии. Благодарю за ужин, но мы четверо покинем ваш двор, вступим в темноту и будем всю жизнь искать дорогу наверх. Не думаю, что жизнь эта будет долгой, но стоит ли о том жалеть, если мир — таков, каким вы его описали.
BurningBright
У сериала другая структура: «Хорошо»—«Плохо»—«Хорошо». А Хроники Нарнии… такое. Я понял, что мне для просмотра хватит только Льва, Колдуньи и Платяного Шкафа — потом это превращается в такое морализаторство завязанное на христианстве, что плеваться хочется.
DarkDarkness
Ну, вообще-то там как раз именно эта часть, вторая, максимально «морализаторство завязанное на христианстве». В остальных этот след много меньше. Уж во всяком случае это намного лучше, чем недоброй памяти «Дети против волшебников»… не к ночи будь помянуты.
BurningBright
Ну, вообще-то там как раз именно эта часть, вторая, максимально «морализаторство завязанное на христианстве»

Хз, я давно читал, но из референтов на Библию только воскрешение Аслана помню. А вот в Последней Битве были и вопросы веры до конца, и то, что Сюзан отвергла духовный рай сиречь Нарнию ради плотских утех, и то, что после смерти нам воздаться… короче, читать было противно. Ну и, глупо сравнивать Нарнию с Детьми. Совершенно разные уровни. Вторые возможно вообще стеб.
DarkDarkness
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Скрыто Показать