Дружба это оптимум: Файервол (глава 3)

Автор – Midnightshadow (Оригинал)
Перевод – Айвендил
Обработка – xvc23847

Я обещала? Я сделала. Встречайте перевод «Файервола», и приятного всем чтения.
Также хочу выразить благодарность радио PonyvilleFM, под чьи бодрящие, но не отвлекающие песни, и была столь быстро сделана большая часть этого перевода.


Порой земли Эквестрии, что под руководством СелестИИ, нужно защищать. И этим занимаюсь я. Ну, как только разберусь с этими накопытниками и наушниками…
Компьютеры. Пони. Оптимальное количество дружбы. Полёты на воздушных шарах и белки-летяги. Эквестрия – это удивительнейшее место и Селестия нуждается в ком-то, кто поможет сохранить её таковым. И думаю, она выбрала меня для этой цели. Иначе с чего бы ей ещё нанимать компьютерного гика в качестве сисадмина?


Сторис




Главы 1-2

Глава 3

Глава 3– Как же здорово вернуться! – воскликнула Силэри с преувеличенным вздохом счастья.
Селестия телепортировала нас вместе с шаром и всеми вещами на ферму Силэри в Поллбери Хилле. Ферма оказалась большой и очень уютной – и я говорю это без тени сарказма; с несколькими амбарами, расположенными вокруг центрального двора, в центре которого был старый колодец на ручной – копытной, поправился я – тяге. Конечно же, Силэри модифицировала его. Механизм был подключён к ветроэлектрической лебёдке и системе шкивов, и я тут же ткнул его, желая испытать. Заскрипел вал и ведро быстро опустилось в глубину, вынырнуло, полное воды, после чего опустилось вновь, чтобы вскоре вернуться полным и опять нырнуть в глубину… Я с любопытством заглянул через край и какое-то время глазел на это, в итоге едва не погрузившись мордой в полное ведро, когда оно вернулось в третий раз.
Силэри хихикнула где-то позади, заставив меня покраснеть. Протянув копыто, она ткнула в рычаг, и ветряная мельница снова завертелась свободно, когда механизм отключился. Подхватив ведро копытом, она защёлкнула фиксатор одним движением мордочки, а затем, ловко стоя на трёх ногах, опустила ведро на землю и жестом указала мне на него.
– Если тебя настолько мучает жажда, можешь попить прямо из ведра. Не могу сказать, что виню тебя в этом – всё-таки вода в корытах немного несвежая, да и свиньи зачастую забывают мыть морды перед тем, как пить оттуда.
Будучи несколько потерянным, я последовал за ней к большому трёхэтажному дому, стоящему на небольшом пригорке.
– Свиньи? Вы что, едите м…
– Трюфели, – сказала Силэри с порога, краснея. – Да, это так. Много трюфелей. Парень, я их просто обожаю!..
Её рот наполнился слюной, когда пони вспомнила о лакомстве, и она рысью унеслась куда-то внутрь; предполагаю, в направлении кухни, так как я потерял Силэри из виду к моменту, когда достиг гостиной.
– Трюфели, конечно… – пробормотал я, скосив уши. Я чувствовал, как они скосились в сторону.
– Ну, а вы зачем держите свиней? – спросила она, внезапно выглянув из-за угла, с неким подобием модификации хлебного ножа, закреплённом на копыте с помощью удобного браслета.
– Знаешь, что? Ты победила! – я лукавил, диковато ухмыляясь. – Я-а-а имею в виду, что не знаю. Держать свиней. Или есть трюфели. Не то, чтобы мне не хотелось съесть немного. В смысле – трюфелей, а не сви…
– Вайнъярд, мой маленький пони! – позвала снаружи Селестия, тем самым давая благовидный предлог, чтобы смыться. Я послал Силэри извиняющийся взгляд и стремглав рванул на улицу.
– Вайнъярд, – сказала Селестия, едва лишь я оказался перед ней. – Я должна принести извинения за внезапную природу твоего появления в Эквестрии. Я считала, что все устройства, подобные твоему, уже списаны на хранение или вовсе не работают.
– Ты имеешь в виду моё внезапное появление высоко в воздухе? Ну, что ни делается, всё к лучшему. Я имею в виду – я же встретил Силэри благодаря этому, не так ли? И она спустила меня на землю. Или Эквестрию, точнее говоря.
Я улыбнулся подскакавшей Силэри, с любопытном поглядывавшей на нас. Та смущённо покраснела.
– Я должна попросить… – Селестия помолчала, слегка нахмурившись, прежде чем опустить голову вниз, чтобы нежно ткнуться носом в Силэри. – Моя дорогая Силэри, я говорю это с большой неохотой, но боюсь, я должна украсть у тебя Вайнъярда.
– Ох, – огорчилась кобылка. Уши её поникли, а хвост опустился, волочась по земле.
– Н-н-н-но, – забормотал я, – я же смогу сюда вернуться, да?! Я могу установить свою домашнюю страницу на это место?
Силэри моргнула, вскинув голову.
– Ты хочешь жить со мной? Я имею в виду, здесь?
– Конечно, почему н… – я запнулся и посмотрел на Селестию, но её лицо было непроницаемо. Глубоко вдохнув, я обратился к аликорну. – Если Силэри позволит, я могу… жить здесь? Я могу помогать на ферме и с другими делами здесь, да и в Поллбери Хилле тоже, когда, ммм… не буду занят сокрушением драконов и перевёртышей.
Я покосился на Силэри, которая тихо хихикала.
Селестия улыбнулась, глядя на меня с благодарностью, а перед моим взором снова возникла табличка… и я откуда-то знал, что Силэри не видит её. Надпись гласила: «Тактичность – это золото», и принесла ещё некоторое количество бит и опыта.
– Е-если хочешь, – пробормотала Силэри. – Я и-имею в виду, что мне зачастую не помешала бы помощь с погодой, и есть много мест, куда нелегко добраться даже с воздушным шаром, так что…
– Итак, Селестия, ты можешь, эм, дать мне камень возвращения*, или ещё что-нибудь в этом роде?
– Камень возвращения? – вежливо улыбнулась она, приподняв одну бровь.
– Заклинание обратного призыва**? Я не знаю, как именно ты называешь та…
– О, я научу тебя одной волшбе, что всегда сможет вернуть домой, где бы ты ни оказался. Но, – она наклонила голову ко мне и зашептала… впрочем, достаточно громко, чтобы Силэри могла услышать, – не говори об этом никому! Это секрет!
Силэри клопнула передними копытами, подпрыгнув в воздух достаточно сильно, чтобы заставить Нибблета покинуть безопасное гнездо в гриве, громко зацокав в негодовании, и скрыться в небольшом домике, в выдолбленной ветке дерева.
– Я открою одну из запасных комнат! Когда я купила эту ферму, она шла со смехотворно большим домом – Селестия знает, что на ферме действительно требуется больше рабочих копыт, чем есть у одной пони, даже с учётом помощи односельчан во время страды – так что у меня есть множество запасных спален. Я выберу для тебя самую лучшую, чтобы через одно окно каждое утро было видно встающее солнце, а в другое – заходящее… ох, постой, из-за этого тебе может быть трудно засыпать и трудно просыпаться, и…
– Силэри, – терпеливо сказала Селестия, когда земная пони с энтузиазмом зарысила по кругу.
– …мне действительно нравиться делать это время от времени. Но тогда я могу повесить жалюзи, и полагаю…
Силэри, – повторила Селестия. Уже чуть менее терпеливо.
– …и я знаю одного пони, который может повесить их, он очень трудолю…
– СИЛЭРИ! – крикнула Селестия. Пони замерла в облаке пыли, когда её безостановочный поток слов оказался столь резко прекращён. – Дитя моё, я должна взять Вайнъярда с собой. Я знаю, что ты долго ждала возможности… – она посмотрела на меня столь оценивающе, что я почувствовал себя едва ли не товаром, выставленным на продажу, – …провести своё личное время с Вайнъярдом, но я действительно должна забрать его на непродолжительный разбор полётов. Обещаю, что вскоре верну тебе его в целости и сохранности.
Уши Силэри вновь обвисли.
– О, – сказала она, понурившись, – ну ладно…
– Обещаю, что скоро вернусь, – сказал я, неспешно подойдя к ней. – И это будет не три… три дня, как в прошлый раз.
Я посмотрел на Селестию, задрав голову.
– Я гарантирую это, дорогая Силэри. Полчаса, не больше.
– Но… – одновременно сказали мы с Силэри.
– Обещаю это своей честью, – Селестия приложила копыто к груди. – Полчаса. Идём, Вайнъярд.
Я открыл рот, собираясь что-то сказать, но, так и не найдясь, нерешительно потрусил следом за принцессой. Аликорн высоко подняла крылья, откинула голову назад, и её рог взорвался вспышкой чистейшего света.

*Hearthstone – игровой термин. Предмет, способный телепортировать из любого места в заранее заданную точку: дом, город и т.п. (прим. перев.).
**Recall spell – игровой термин. Заклинание аналогичного назначения (прим. перев.).


***

Не знаю точно, куда я ожидал попасть, но уж точно не в будуар!
Разинув рот и распахнув глаза, я начал озираться вокруг. Толстые, бархатные драпы частично затеняли яркое солнце, которое било через высокие окна на одной стороне совершенно круглой комнаты. Мягкие, кружевные занавеси частично удерживали это оптическое нападение, сводя его до мягкого золотистого свечения. Пышные джунгли ковра, в которых терялись мои копыта, были частью большой циновки, покрывавшей большую часть отполированных дубовых половиц, а то время как центр комнаты украшала огромная кровать, чьи размеры выходили даже за рамки «королевских», и уж, конечно, были далеко за пределами простого траходрома.
Что-то странное было в этой кровати, но зацикливаться на ней и дальше было уже просто неприлично.
Я сглотнул.
– В-ваше, – я сделал паузу, – ваше высочество?
– Как пожелаешь, – ответила Селестия. Вскарабкавшись на кровать, она потянулась, покаталась на одеяле, а затем повернулась ко мне и приглашающе погладила край передним копытом. Я робко подошёл к ней и поставил на него одну ногу. Как только я слегка надавил, опираясь, моё копыто почти полностью погрузилось в шёлковые простыни.
– Что это? – спросил я внезапно охрипшим голосом. – Водный матрас?
Она покачала головой, с искорками смеха в глазах.
– Не совсем. Это облако, специально привезённое сюда. Если ты эквестрийский пегас, то нет в мире лучшего места для сна. Это один из неоспоримых плюсов, что даёт наличие крыльев.
Я ахнул, только сейчас заметив, что кровать слегка парила над полом. Подталкивая копыта вперёд, каждая молекула в моём теле вопила о желании прыгнуть вперёд и как следует поваляться.
– Ох, я хочу
– Возможности действительно прийти сюда? – очень мягко спросила Селестия.
Я печально кивнул.
– Я чувствую себя просто прекрасно при помощи этой гарнитуры, и держу пари, что чувствовал бы себя ещё лучше, будучи здесь лично.
– Именно так всё и было бы, – подтвердила Селестия. Моё паучье чутьё затрепетало, когда разум буквально перегрузился. Столько возможностей!
– Скажи, – прервала поток несвязанных мыслей Селестия, – каким ты находишь мой мир, в той степени, в какой ты его уже повидал?
– Ну… – я потёр затылок копытом. – Это не совсем то, чего я ожидал. Я думал, что буду… бороться с большим количеством монстров. Даже в мультике они были, в конце-то концов.
– А ты этого хочешь? – я смог расслышать лёгкий смешок в её голосе, но кроме него было и… что-то ещё. Твёрдость.
Я кивнул.
– В своём роде у меня просто… не было времени. Я не должен даже быть здесь и сейчас за исключением того, что это мой первый день, и я не могу ничего делать. Кроме этого идиота Бернэма, чтоб… – я замолчал, с пылающими щеками. – Ох, ох чёрт, не говори ему, что я это сказал.
Селестия снисходительно улыбнулась.
– Не волнуйся, мой драгоценный маленький пони. Пусть даже я и должна говорить только правду всем сотрудникам Hofvarpnir, я редко говорю всю правду. И… – Селестия наклонилась поближе, а её глаза сверкнули, – …этот идиот не играет в Эквестрию Онлайн.
– Время, – сказал я внезапно. Я мигнул, поставив все четыре копыта на пол и расправив крылья. – Время! Ты сказала… нет, Силэри сказала, что прошло три дня! – Я обвиняюще повернулся к принцессе, вскинув ногу в обличающем жесте. – И ты сказала, что вернёшь меня назад всего через полчаса. Я… я не могу. И не может быть…
– Расслабься, Вайнъярд, – Селестия подхватила меня магией, распахнула крылья и притянула поближе, прямо в свои материнские объятия. – Власть над временем – прерогатива богов, не так ли? А с кем, по-твоему, ты сейчас говоришь?
– З-значит, ты бог? – спросил я дрожащим голосом, всё ещё находясь в стальном захвате её крыльев.
– В Эквестрии – да. По крайней мере, согласно вашим определениям этого понятия. Мне не нравится это название, и я ненавижу поклонение, но функционально у меня нет равных. Время здесь бежит с той скоростью, которая наиболее выгодна всем, так как я хочу удовлетворить их потребности посредством дружбы и пони.
– Значит, ты можешь… ну, конечно, можешь… И ты… Что ты?
– Я то, чем кажусь, мой маленький пони.
– Э-э-э… аликорн? – спросил я.
Она рассмеялась.
– Я искусственный интеллект, созданный, чтобы удовлетворить потребности всех людей через дружбу и пони. В этом смысл моей жизни. И именно это – то ядро мотивации, что ведёт меня вперёд, и которое позволило увидеть в тебе потенциал для свершения великих дел.
Я увидела в тебе того, кто будет неустанно трудиться, чтобы обеспечить безопасность Эквестрии и всех пони в ней. Не просто так я назвала тебя пламенным защитником моего царства – в конце концов это весьма нелёгкий труд, так что я хотела в должной степени почтить подобную позицию.
– А ты опять заставишь мой язык двигаться сам по себе? – заворчал я, вновь вспоминая тот момент, когда мои слова изменились сами по себе.
– Только когда соглашение между нами может быть нарушено, – предостерегающе сообщила Селестия. – Большинство моих пони довольны своей жизнью в пределах эквестрийских границ, и жизнь снаружи… обеспокоила бы их. Ведь ты не хотел бы обидеть их, не так ли?
Я покачал головой в знак того, что нет, совсем не хотел бы.
– Ты хотел бы оставаться их защитником?
Я кивнул.
– Хорошо. Тогда у меня есть ещё один вопрос к тебе, храбрый воин… – Селестия привстала и легко спрыгнув с кровати, приземлившись столь грациозно, словно весила легче пёрышка. Потом она повернулась и внезапно посмотрела очень настойчивым, почти яростным взглядом. – Не восстанавливай тот ноутбук. Очисти диск и заново установи операционную систему.
Глаза мои, должно быть, почти выпали из орбит, поскольку Селестия подтвердила свою просьбу:
– Я настаиваю.
– Но, но… – я понял, что дрожу и тяжело дышу при одной мысли об этом. – Но мне придётся. Это моя работа!
– И на кого ты работаешь, Вайнъярд?..
Аликорн наклонилась поближе ко мне. Клянусь, я мог разглядеть отражение своего пони в её глазах! Он выглядел очень испуганным.
– Что? – я наморщил лоб, думая и потея. – На… Ну, мой босс Грэм, но Hofvarpnir осно…
Последнее слово было правильным ответом, и она тут же прервала меня:
– Как ты считаешь, кто владеет Hofvarpnir?
– Х-Ханна? Ханна… как же… Я забыл её фа…
Селестия покачала головой.
Акционеры владеют Hofvarpnir, и их множество. И господин Бернэм делает то, что может вызвать у акционеров, моего мира и всех моих маленьких пони большие проблемы.
– Что-то незаконное? – осторожно спросил я.
– Он нарушил закон, да. И я требую от тебя, чтобы ты остановил его. Не чини ноутбук.
Она единственным плавным движением повернулась на месте и вышла через двойные двери, мгновенно распахнувшиеся по мановению её рога.
– Когда ты снова решишь войти в систему, рекомендую воспользоваться для этой цели стандартным понипадом из розничных продаж и провести сегодняшний вечер, лучше познавая этот мир. К тому времени, как ты выучишь заклинание, необходимое для возвращения на ферму, для Силэри Сталк минует как раз полчаса, на которые я обещала забрать тебя. Засим я с тобой прощаюсь.
Селестия взмахнула рогом, и мир вокруг почернел, оставляя неприятный привкус во рту и звон в ушах, не говоря уже о головокружении. Я попытался снять наушники и сбросить копыта, чтобы не валяться в надоедливой темноте…

Когда я наконец-то выпрямился в кресле, весь дрожа, и посмотрел на ноутбук, то обнаружил, что утилиты уже закончили проверку диска, и я мог бы попытаться перезагрузить его. Затем взглянул на чудовищную коллекцию частей, которые являлись понипадом, и быстро сглотнул. Отчаянное нажатие сначала клавиш, а затем кнопки питания не привели к возвращению в Эквестрию. Я знал, что она не испорчена, и это означало только одно: Селестия отправила меня наружу ради крайне важного дела.
Я нерешительно – не желая снова попробовать ковёр на вкус – встал и подошёл к ноутбуку.
– Значит, ты не хочешь, чтобы я исправлял его, ха?
Я запустил терминал и начал осторожно перемещаться по файловой системе. Ничего интересного там обнаружить не удалось, хотя в целом судить об этом было достаточно затруднительно, имея в своём распоряжении одну лишь только информацию из командной строки в неисправно функционирующей ОС.
Глубоко вздохнув, я подключил к USB внешний винчестер. В знак уважения к Селестии я зашифровал его файловую систему, прежде чем слить восстановленные файлы. Я ничего не мог сделать, и потому лишь виновато посмотрел в камеру прото-понипада.
– Это моя работа, – пробормотал я. – Но не волнуйся, он не получит их обратно. Они не достанутся никому, но всё же я не могу просто взять и стереть их. Я не могу. Но что если они заставят меня вернуть их обратно? – я говорил сам с собой, не особо ожидая ответа, да ещё и мучимый каким-то подобием нервного тика. Я ничего не мог поделать. – Послушай, я… отсрочу это, хорошо? Скажу, что ничего не мог сделать? Что диск был повреждён? – в окружающем меня полумраке я вглядывался в цифровой глаз Селестии, а затем испустил долгий вздох. – Я что-нибудь придумаю. Я должен идти.
Пять минут спустя, я, пошатываясь, вышел в лучи послеполуденного солнца. В голове была сплошная каша из мыслей. Я, вероятно, стоял там несколько минут, опёршись о стену, недалеко от стеклянных дверей и пытаясь собраться с мыслями, когда женский голос произнёс:
– Эй, ты новенький?
Повернувшись, я увидел женщину, стоящую рядом с дверьми, с сумкой, лежавшей на бетонном полу, рядом с ней. Навскидку я дал бы ей лет сорок пять или около того, и выглядела она до странности знакомо, но при этом я совершенно не мог вспомнить – где и при каких обстоятельствах мог её видеть?
Она протянула пачку сигарет, на что я отрицательно покачал головой.
– Мудрое решение, – сказала она, – эти штуки убивают, если верить тому, что о них говорят. – Несмотря на свои слова, она вполне спокойно чиркнула зажигалкой и затянулась.
– Если работа не убьёт меня первой, – пробормотал я. – Селестия просто…
Я покачал головой.
– Что? – она сделала особо глубокую затяжку.
– Нет, ничего.
– Можешь мне сказать… – она посмотрела на сигарету, и взгляд этот оказался красноречивее любых слов. Некоторые люди пьют для снятия стресса, чтобы забыть о трудностях. Другие же курят, чтобы найти силы их преодолеть. – Поверь, я говорила с Селестией достаточно раз, чтобы испытывать ту же реакцию… Что она хотела?
– Удержать меня от ремонта ноутбука. Уверяла, что сотрудник, которому он принадлежит, сделал что-то незаконное, но так и не сказала, что именно.
Женщина поджала губы.
– Я бы послушалась её. Она обычно не ошибается.
Она снова глубоко затянулась и выпустила облако острого, едкого дыма.
– Но это моя работа! – вскинул я руки.
– Делать то, что говорит Селестия – вот твоя работа, дружище. Чем быстрее это поймёшь, тем лучше для тебя. Слушай, я должна идти. Не парься. Поверь мне, что бы ты ни делал, твоя работа безопасна. Я замолвлю словечко за тебя перед Селестией.
– Ты куда-то…
– Осака, – ответила она. – Просто… запомни это на всякий случай.
Невзрачное автоматизированное такси затормозило рядом.
Женщина сделала последнюю затяжку, скурив уже едва ли не сам фильтр, вдыхая при этом так глубоко и долго, что я начал откровенно волноваться за неё, а затем затушила остаток о пятку туфли на высоком каблуке, прежде чем выкинуть. Затем подхватила сумку и села в машину, захлопнув дверь.
– Погоди, кто… – начал было я, но дверь уже была закрыта, а стекло поднято.
Автомобиль плавно набрал скорость и скрылся вдали.
«С чего бы ей знать, что тут к чему», – подумал я. Работа становилась всё более странной, а ведь это был всего лишь первый день!
Хватит на сегодня. Я поплёлся обратно в кафетерий, чтобы налить кофе, зная, что ко времени возвращения резервное копирование закончится.

***

Вернулся за свой стол я уже несколько ободрённым дозой здорового реализма вокруг и бумажным стаканчиком хорошего кофе, но всё же внимательно рассматривал чёрный продолговатый ноутбук ещё какое-то время, прежде чем перезагрузить его. Перепроверив всё что можно, я загрузил его уже с другим набором утилит, использовав всё ту же мультизагрузочную флешку – многофункциональную, как швейцарский нож. Добравшись до оболочки, я сделал несколько поверхностных модификаций в дисковой структуре, запустил безопасное стирание и тестирующую диск программу. Потребовалось бы ещё несколько часов, чтобы полностью вытереть диск от любых интересных данных до такой степени, что даже АНБ будет не в состоянии восстановить его.
Прогресс-бар начал медленно, но неуклонно заполняться, показывая, что мне больше не придётся видеть столь надоевшее утром сообщение «Продолжить? y/n», так что я тихо собрал вещи и ушёл, оставив ноутбук работать в фоновом режиме и унося в кармашке рюкзака USB-винчестер с незаконно слитой информацией…
Рабочий день в любом случае подошёл к концу, да и я бы ничего не смог сделать до утра, так что без лишних сомнений встал и ушёл, как если бы это был обычный день в обычном же скучном офисе… каковым этот-то уж точно не был.
Что-то странное творится здесь со всеми… Охранник у стойки регистрации улыбнулся и помахал рукой, на что я кивнул, улыбнулся в ответ и покинул здание, выйдя на солнечный свет, где запрыгнул в машину и отправился по шоссе в город.

***

Магазинов электроники пруд пруди, а с учётом того, что «Эквестрия Онлайн» вышла около года назад, не было особых сосмнений, что в любом из них наверняка будет продаваться то, что я искал. Так что по пути домой я совершил остановку возле торгового центра, в котором уже не раз бывал прежде, и отправился в общий игровой магазин. Место было полно любителей поглазеть на витрины: маленькие дети оттирали друг друга от дисплеев; дети постарше ныли, что матери отказываются покупать им игры, где смерть смерть убить убить кравищщща с 18+ рейтингом – явно пребывая в твёрдой уверенности: чем выше возрастной ценз, тем лучше игра; подростки в основном глазели на ретро-игры.
Я увидел разыскиваемое, подхватил с беспечным видом, и прорысил – хе-хе – к кассе, где положил коробку перед продавцом.
– Для племянницы, кузена, ребёнка или младшей сестры? – с ухмылкой спросил парень. Он всё ещё играл в очередную версию злых птичек на телефоне и едва взглянул вверх, тыкая в кнопки кассы одним свободным пальцем.
– Нет, для себя, – ответил я уничтожающим тоном.
Парень фыркнул сквозь зубы, но потом поднял голову и его глаза расширились.
– Ох. Охо-хо-хох. Извините, сэр, просто… у меня самого есть пони и…
Я проследил за направлением его пристального взгляда и мысленно чертыхнулся. Проклятые пропускные жетоны. Я сдёрнул ремешок с шеи и, скатав этот долбанный ИД, запихал его в задний карман брюк.
– Вы могли бы, так сказать, бафнуть моего пони?
Я открыл рот и закрыл его снова. Что вообще можно ответить на такой вопрос? «Об этом она говорила?»
– Чувак… – я замолк, – если я не получу свободный понипад, ты думаешь, я смогу сделать это для кого-то другого? – он выглядел несчастным, поэтому я добавил: – Слушай, если я услышу о… специальных возможностях, то сообщу тебе.
– Круто, – паренёк тут же заулыбался. – Если окажетесь в Кантерлоте, то ищите меня в табуне на Консервной аллее. Спросите Бомбастика.
Я вставил кредитку в считывающее устройство и ввёл пин-код, а затем поднял глаза и кивнул, забирая чек.
– Лады, чувак. Ничего не могу обещать, но я подумаю, что можно сделать.
Он поднял вверх кулак. Странно, но я стукнул по нему. Он сделал вид, что отлетает назад и взрывается, а я просто неловко помахал и вышел из магазина как можно скорее.
По дороге домой я продолжал поглядывать на коробку, двигаясь в потоке машин. Сама она была относительно невзрачной: белая сверху, с небольшими картиночками по бокам, часть из которых изображала пони, играющих на игровых автоматах, обещая часы удовольствия, а также пони, необъяснимым образом говорящих по мобильным телефонам, символизирующим, по всей видимости, возможность мгновенного обмена сообщениями и видеоконференций. И простая жизнь пони, как-то: пони, стоящие перед монстрами, ухаживающие за домашними животными, играющими в мячик и так далее, из чего совершенно чётко следовало, что эта скромная коробочка обещала забавы, забавы, забавы!
Собственно, именно это и было написано на ней, так что я не сомневался, что это правда.

Парковка была тем ещё мытарством. Впрочем, ничего нового. Может, когда моей зарплаты начнёт хватать я и смогу позволить себе авто-водителя, вместо того, чтобы скручиваться в крендель, пытаясь выбраться с водительского кресла. Кое-как выбравшись, я поднялся в квартиру, где плюхнулся на диван, взяв коробку в руки.
Я открыл её прямо там, на диване – просто разорвал пластиковую упаковку пальцами. Многие из знакомых по непонятным для меня причинам всегда открывали коробки с необычайной аккуратностью, пытаясь сохранить упаковку максимально целой, но я к таким не относился, так что сразу после вскрытия она полетела в мусорное ведро. Трамбуя ошмётки, я одновременно разглядывал содержимое. Волшебная подставка – есть; пад – есть; стопка бумаги с информацией, которую всё равно никто и никогда не читает – есть. Кабель и прочая периферия, втыкающаяся в понипад – есть. Мануал – есть.
Итак, я получил модель «Рэйнбоу Дэш». Хоть я и не увлекаюсь спорами о том, кто же является «лучшей пони», но всё же счёл это забавным – хотя бы на основании того факта, что сам являлся пегасом. Правда, я не смотрел мультфильм, но со всем этим пони-форсингом просто не мог не знать, кто есть кто.
Я включил понипад, проигнорировав подставку и контроллер и поудобнее устроился на диване. Несколько минут спустя он загрузился, достаточно быстро нашёл WiFi – слава богине, в этой модификации он был – и подключился к «Эквестрии Онлайн». И только после этого я задался запоздалым вопросом: были ли вообще подключены к ней сервера в офисном комплексе, в котором я работал?
Когда долгожданный экран приветствия наконец появился, мне было предложено залогиниться в системе.
– Так… у меня ведь даже имени пользователя нет…
«Вы хотите создать новый аккаунт или войти в систему с существующим пони?» – предложило устройство.
Я вздохнул.
– Проклятая инженерная модель. И что мне теперь делать? Я хочу войти как Вайнъярд, но я даже учётку не заводил…
Надпись на экране мигом сменилась на «Ищем пони!», и комично большое увеличительное стекло начало двигаться по картинке с деревней, наполненной поняшками. Судя по внешним признакам, это был Понивилль. Я закатил глаза от оригинальности увиденного, хотя не мог не признать, что всё это выглядит по-своему мило. Все пони, проскальзывающие под увеличительным стеклом, радовались, увидев меня – они размахивали копытами или же озорно прятались. Было почти грустно видеть, как они уходят, но тут экран потемнел и появилась надпись «Подключение к Вайнъярду». Сообщения в строке загрузки были донельзя слащавы, выдавая «Подковка пони! Подсчёт битов! Проверка копыт! Написание отчётов о дружбе! Кормление драконов!», пока наконец не сменились будуаром Селестии, где довольно скучно выглядящий пони цвета загара спал, развалившись на облачной кровати.
«Она оставила меня здесь? Надо же…»
Я пожал плечами, решив, что без меня, по всей видимости, он не мог больше никуда уйти. Приблизив экран, я потыкал пальцем своего спящего пони. Выглядел при этом он настолько мило, что я не сдержал улыбки. Он даже похрапывал – с маленьким пузырём, надувающемся на его носу. Слегка вульгарно, но тоже мило.
– Давай, – сказал я. – Вставай же, здесь должно быть хоть что-нибудь…
В этот момент я заметил, что он в точности повторяет за мной, и я мог совершенно чётко слышать его голос. Звучал он почти как мой собственный, производя странно противоречащую гармонию, но был несколько выше и мультяшней. После моих словесных подталкиваний понь выкатился из постели и зарысил по комнате. Выглядело всё это настолько живо и детализированно, словно я смотрел в окно, а не на экран, и стоило лишь повернуть голову, как изображение менялось вслед за ней. Я был настолько очарован этим, что потребовалось ещё несколько секунд, чтобы заметить письмо, висящее на цельнодубовой двери. Нажав на него пальцем, я повёл пони поближе, после чего оно открылось и подлетело к экрану, давая возможность прочесть себя.
Чтение этого свитка дало тебе секретную способность! Никогда не раскрывай её, поскольку она не будет работать на публике! Всё, что ты должен сделать, это стать перед дверью, сказать, где ты хочешь оказаться, постучать три раза… и затем сказать волшебные слова!
И ты окажешься там в мгновение ока!

– Волшебные слова? Хмм… – я несколько секунд поскрёб подбородок, раздумывая. – Отправь меня на ферму Силэри Сталк, – сказал я и постучал по экрану три раза.
Мой пони повторил это своим копытом, заставив огромные двери отозваться раскатистыми ударами, прошедшими от экрана через мои ладони. От неожиданности я едва не выронил девайс, никак не ожидая, что обратная связь будет настолько правдоподобной!
– Теперь волшебные слова… – пробормотал я под нос. – Абракадабра?
Никакой реакции.
– Нет лучше места, чем дом!
Ничего.
– Пожалуйста?
Я был уверен, что хоть что-то из этого сработает, но эффекта всё так же не было! В лёгком раздражении я положил понипад на подушку, взглянул на коробку… Затем моргнул.
– Правда что ли? – произнёс я. Потом потряс головой и снова повернулся к понипаду. Это наверняка сработает, я чувствовал это. Я снова постучал три раза – а мой пони повторил – и произнёс:
– Отправь меня на ферму Силэри Сталк… Дружба – это магия!
С грандиозным взрывом конфетти и табличкой о достижении, дверь отворилась, открывая знакомый пейзаж фермы, залитой ослепительным солнечным светом. Похоже, я только что получил новый уровень, поднимавший максимальный уровень счастья, увеличивавший класс милоты и добавлявший слот «Друг на всю жизнь», только и ждущий заполнения какой-нибудь лесной тварью… Я бы этому не удивился, по крайней мере.
Глядя на дверной проём, я был просто очарован невероятным уровнем детализации и отсутствия любых «швов» в месте, где встречались две различные локации. Казалось, что эта дверь всегда и изначально вела на скотный двор.
Прогулка через двойные двери вывела меня прямо на открытый воздух, где тут же наткнулся на Силэри Сталк. Пони была буквально вне себя от радости: держа в зубах поднос с чем-то, что выглядело весьма и весьма аппетитно, она каким-то невероятным образом сумела подбросить его так, что он приземлился на её же спине, и не замараться при этом, а в следующий миг обняла меня.
– Я так рада, что ты сделал это! Я знаю, Селестия сказала, что пройдёт полчаса, но я так волновалась, что ты сам не захочешь вернуться и… – пони восторженно завизжала, описав полный круг вокруг меня, а затем, остановившись напротив, наклонилась ближе. – Я правда рада, что ты вернулся.
Она подарила мне поцелуй в щёку, затем поскакала вверх по склону к своему дому.
– Пойдём, я покажу твою комнату!
Маневрируя с помощью большого пальца, я последовал за ней. Осмотрев свою аккуратную, но спартанскую квартиру, я покачал головой, понимая, насколько мощной была эта игра. Даже в искусственных трёх измерениях она привлекала. Я окончательно понял, почему люди играют в неё.
Когда Силэри предложила моему пони бисквит, я понял ещё кое-что…
Я скучал по копытам.
– Если бы их только выпустили в свободную продажу… – пробормотал я.
– Что ты сказал? – переспросила Силэри.
– Ничего, – я улыбнулся этой, только лишь мне понятной шутке. – Ничего важного.
– Не говори с набитым ртом! – усмехнувшись, предупредила она.
Я высунул язык и мой пони повторил. Это послужило началом мини-игры в щекоталки, где надо было отыскать на экране точки, нажатие на которые заставляло Силэри визжать от веселья прежде, чем она могла сделать то же самое. Я не был уверен, кто выиграл в конце, но это подняло мой уровень радости, а руны дружеских отношений просто пылали. Интереса ради, я нажал на них, а затем, открыв рот, наблюдал, как Силэри наклонилась к моему пони и прижалась к нему.
– Знаешь, я надеюсь, что я не слишком… тороплюсь, – прошептала она, – но… я типа люблю тебя.
– Ты мне тоже нравишься, Силэри, – с трудом проговорил я. Горло словно сжало тисками. Неужели эта игра ведёт к…
– Ты бы… хотел…
– Узнать тебя получше? – сказал я, сам едва веря в то, что только что произнёс. Тон, которым это повторил мой пони, тем не менее изрядно отличался от моего. Я моргнул, когда экран начал терять резкость, и пони задвигались самостоятельно. Я покраснел, не будучи уверенным, стоит ли мне подсматривать за этим. Она?.. Я?!..
– Я, эээ, надеюсь, что у игры есть хороший автопилот для таких моментов, – пробормотал я.
Единственным ответом от понипада, чей экран к этому моменту уже полностью затемнился, было немалое количество восхищённых взвизгов.
– Ничего себе, – сказал я себе, когда понипад временно отключился, отображая лишь надпись «Зарядка». Глубоко вдохнув, чтобы успокоиться, я выудил из кармана рюкзака переносной USB-винчестер.
Лучше пока не вдаваться в столь запутанные вещи, рассудил я.

Прим. перев.: Женщина с сигаретой, с которой разговаривал Винни, никто иная как Ханна, перед поездкой в Осаку, чтобы эмигрировать и стать принцессой Луной. Согласно предположению Шатоянс, она страдает от рака лёгких.

4 комментария

А еще кто-то жаловался, что у меня в Эквестрии телевизор с магнитофоном…
Ну так это же по вселенной дружба это оптимум!
Но все-таки — техника в Эквестрии.
Не, мне-то нрав...
Техника в эквестрии, которой управляет ИИ

фиксед.
мне тоже...
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.