Этот чейнджлинг — пони!



Автор: Raugos
Оригинал: That Changeling's a Pony!
Рейтинг: G
Редактор: Randy1974

Также как и пони, чейнджлинги временами бывают на редкость параноидальны. В конце концов, не каждый день кого-то гонят из Улья за то, что он пони.

Google Docs: Этот чейнджлинг — пони!
Ponyfiction

Хватайте его!— Этот чейнджлинг — пони!

Вся работа в главной пещере замерла, пока крик эхом гулял по соседним помещениям и тоннелям. Сотни голубых глаз уставились на новоприбывшего, что стоял у входа в пещеру в напряженной позе и указывал копытом прямо на предполагаемого преступника.

Макси нахмурилась и украдкой оглянулась, чтобы узнать, не висит ли кто-нибудь на потолке рядом с ней. Ближайшие чейнджлинги были в добрых двадцати шагах от нее, заканчивая работу над еще одной опорной колонной. Скрэпс определенно указывал именно на нее. Что было достаточно странно, так как маскировки на ней не было, как собственно и на всех остальных чейнджлингах.

— Что за хрень ты несешь? — возмущенно закричала Макси. — Здесь точно нет никаких пони!

— Именно так и ответила бы пони! — парировал Скрэпс. — Я раскусил твою игру, Максилла!

— Что? Да как такое вообще может быть? Глянь на меня! — чейнджлинг стукнула себя копытом в грудь. — Насколько я помню, у пони нету хитинового панциря. И вверх ногами на потолке они стоять тоже не могут.

— Они придумали новые заклинания специально для этого!

— Ты просто идиот, — Макси покачала головой и вернулась к нанесению густой слизи на потолок и опорную колонну. В пещере воцарилась жуткая тишина, и Макси поняла, что все по-прежнему смотрят на нее. Кое-кто даже шептался друг с другом. — Погодите. Вы же не принимаете его всерьез?

— Ходят всякие слухи… — задумчиво сказал кто-то.

— Ага. Это, кстати, объясняет приказ Королевы об усилении патрулей.

Макси фыркнула:

— Ой, да ладно вам. Кто-то, наверное, опять притащил сидр в Улей. Скрэпс же собственную задницу от головы не отличит, если записочки клеить не будет, и он явно понятия не имеет, о чем говорит. Я имею в виду, что даже если бы пони нашли способ воспроизвести наши способности, почему именно я? — она обвела копытом пещеру и хихикнула. — Сейчас мы все выглядим одинаково!

— Я рад, что ты спросила, — Скрэпс ухмыльнулся.

— О, это должно быть интересно, — Макси скопировала ухмылку и хладнокровно прислонилась к колонне. — И что же это? Ты видел, как я превращаюсь в пони или еще кого? Ох, жуть-то какая…

— До этого я тоже дойду, но чуть позже. А для начала… — Скрэпс обернулся и помахал кому-то в тоннеле.

В главную пещеру вошел страж в доспехах, волоча по земле здоровенный мешок.

Сердце Макси пропустило пару ударов.

“Вот же, конские яблоки”.

Страж перевернул мешок, высыпав на пол пещеры книги, свитки и пару плакатов.

Скрэпс торжествующе захихикал и схватил один из томов:

— Четырнадцать романов о Дэринг Ду, семь выпусков “Могучих Пони", билеты на конвент “СтарТрот”, несколько сотен страниц записей — секретных посланий, без сомнения — и два плаката с Шайнинг Армором, — чейнджлинг бросил книгу обратно в кучу и торжествующе ухмыльнулся. — Все это было спрятано под выдолбленным камнем в одной из заброшенных вентиляционных шахт, и тебя регулярно видели входящей и выходящей оттуда во время перерывов.

— Э-это не мое, — пробормотала Макси, пытаясь сохранить беззаботную усмешку. — Я даже не знаю, как половина этих штук называется…

— Правда? — Скрэпс поднял телекинезом единственное в своем роде, крайне редкое и эксклюзивное первое издание “Дэринг Ду и Храм Дюны”. Ухмылка чейнджлинга стала еще шире, когда он бросил книгу обложкой на пол и занес грязное копыто над раскрытыми страницами. — Тогда ты, наверное, не будешь возражать, если я немного потопчусь тут?

Стиснув зубы, Макси пожала плечами:

— Да мне плевать.

Копыто рухнуло прямо на открытую книгу, и покрутилось туда-сюда размазывая грязь по белоснежным страницам.

— Ладно-ладно, стой! Мне не плевать, оставь мои вещи в покое! — воскликнула Макси. Она спрыгнула с потолка и бросилась спасать свою коллекцию, но страж рванулся вперед и, с предупреждающим шипением, преградил ей путь. Вздрогнув от неожиданности, Макси затормозила, потеряла равновесие и упала на круп.

Воцарилась тишина.

Макси сглотнула, когда в нее уткнулись десятки подозрительных взглядов:

— Я… я могу все объяснить.

— Конечно же, можешь, Макси, — Скрэпс с гордым видом медленно обошел ее кругом и с шипением добавил, — или лучше говорить пони? Как-то раз я пошел за тобой в заброшенные тоннели и в тот момент, когда ты решила, что находишься в безопасности и совсем одна, то сбросила маскировку и села писать секретные сообщения своим Принцессам!

Зеленое пламя на секунду объяло чейнджлинга, а затем угасло, продемонстрировав всем невероятно красивого жеребца-единорога облаченного в боевые доспехи. Небесно голубая шерсть выглядела жесткой, глаза сверкали красным, а ниспадающие грива и хвост, были темны, как ночное небо.

В животе Макси словно разверзлась бездна, уши прижались к голове, и она поморщилась, когда все чейнджлинги вокруг зашептались. Сердце трепетало, крылья, казалось, должны были покраснеть, и она была уверена, что выглядит в точности как школьница, уставившаяся на своего возлюбленного.

“Лягать мой круп, он выглядит просто обалденно!”

Со стороны, Валиант Доун выглядел еще лучше, чем отражение в зеркале. Идеально вылепленные скулы, нестриженая шерсть над копытами и крепкий круп. Каждый волосок был на своем месте. Высокий жеребец стоял с непреклонной уверенностью и суровым очарованием. Досадно, что Макси не могла видеть его в более подходящее время и предпочтительно там, где бы ее не окружала толпа параноиков. Но, несмотря на это, она подняла копыто, просто желая хоть чуть-чуть приблизиться к жеребцу, коснуться этих твердых мышц и, может быть, уткнуться мордочкой в теплую шерсть…

Еще одна вспышка зелени, и Валиант Доун снова превратился в Скрэпса. Макси едва не стошнило от осознания того, что она чуть не потеряла голову из-за своего братца.

— Признайся, пони. Все кончено.

— Чего же мы ждем? Взять его… ее… я имею в виду это! — крикнул кто-то.

— Нет, подождите! — вскрикнула Макси. — Это не то, что вы думаете!

— О, это будет интересно, — Скрэпс все так же невыносимо ухмылялся. — Продолжай.

— Я… я… — простонала Макси и вся сжалась, — я… “вот, гадство, почему это вообще происходит?”… пишу фанфики. Пони, которого вы видели, был одним из моих оригинальных персонажей. Я превращалась в него, потому что это… это помогает мне войти в образ, когда я пишу. Ясно?

“Ох… Убей меня. Убей меня прямо тут.”

Если бы пещерный угорь в эту секунду решил вылезти из земли и сожрать ее, то Макси, вероятно, не стала бы возражать. Да Дискорд побери, она, может быть, даже поблагодарила бы его.

— Ха. Какая правдоподобная история.

Макси развернулась к бормочущей толпе и вскинула оба копыта:

— Но ведь это правда! Как ни крути, все это просто доказывает, что мне нравятся некоторые понячьи штуки, но на самом деле я не пони!

— Вранье!

— Предательница!

— Нет! Я говорю правду! — завопила она.

— Только пони нравятся такие глупости. Это разжижает мозги. Макси всегда была странной, но вот это выходит за рамки ее обычного сумасшествия.

Чейнджлинг обернулась посмотреть на того, кто это сказал.

— Я все слышала, Скритч! И Дэринг Ду не глупости! Эти романы написаны с высоким уровнем достоверности в вопросах, которые она исследует!

Еще один из ее братьев, Вортекс, вздрогнул и ткнул в ее сторону обвиняющим копытом:

— Фанфики? Фу, — он медленно покачал головой, и продолжил растягивать каждое слово, словно только что проглотил тухлое яйцо. — Я делал вещи, которыми не горжусь, но ты… ты просто мерзкий паразит. Как ты вообще можешь спать по ночам?

Макси подумала было о том, чтобы превратиться в пони и закатить глаза в ответ на его нарочитую театральность, но решила вместо этого остановиться на раздраженном вздохе:

— Эй, это не моя вина, что у вас, парни, такой ограниченный разум. Писать фанфики — это абсолютно нормальная и действенная форма борьбы со стрессом.

— Продолжай рыть себе яму, — Скрэпс приблизился к ней и печально покачал головой. — Признайся, пони. Ты просто слишком слаб, чтобы жить без этого своего понячьего барахла, верно? Ты шпион!

— Во имя Матери Роя, ты что специально такой тупой или где? — Макси вскочила на ноги и оскалила клыки. — Конечно я шпион, идиот! Шпион-чейнджлинг! Я же была в группе проникновения в Ванхуффере!

— Тогда почему ты все еще говоришь так, как будто живешь там? — раздался еще один голос.

В этот раз среди перешептывания в толпе было различимо и озлобленное ворчание. Некоторые из ее родственников оскалились и зашипели.

— Я, эм-м-м… — уши Макси прижались к голове, она отступила на пару шагов назад и почесала в затылке. — Ну, наверно, я так долго была под прикрытием, что легкий акцент, должно быть, вошел в привычку… Но тут не о чем беспокоиться. Я та же самая Макси, которую Мать послала на задание, клянусь вам!

Чейнджлинги взволнованно перешептывались и гудели слюдяными крыльями.

Когда стало ясно, что толпа того и гляди обернется озлобленным стадом, склонным к линчеванию, Макси напрягла железы, выдавливая слизь из пор, и махнула копытом над полом. Затем она указана на липкие зеленые пятна:

— Видите? Пони не могут такого сделать. Я ваша сестра, во имя Матери! Я тут вылупилась. Я росла со всеми вами. Вы должен мне поверить!

— А с какой это стати? Ты ничего не доказала.

— Ну, хорошо. — Макси оглядела толпу и улыбнулась, заметив чейнджлинга, которого искала. — Кайликс! Ты же меня знаешь. У нас с тобой было короткое задание в Понивилле.

— Да. Ты пыталась встречаться с моим кольтфрендом и хотела заставить его изменить мне, — заметила Кайликс невозмутимо.

— А с чего это вдруг стало проблемой? Мы же все, в конечном итоге, делим любовь на всех.

Когда ее сестра раздраженно нахмурилась, Макси решила оставить эту тему и найти кого-нибудь, кто бы заступился за нее. Заметив позади себя довольно тощего чейнджлинга, она помахала ему копытом и крыльями, чтобы привлечь внимание. Фемур был из того же выводка, что и она. Хотя последний их разговор был достаточно давно, так как их роли в Улье кардинально различались и они виделись крайне редко, в инкубаторе они были достаточно близки.

— Эй, Фемур, ты же помнишь все те хорошие моменты, которые мы пережили вместе? — крикнула Макси и улыбнулась.

— Для тебя, может, и хорошие… — пробормотал чейнджлинг, уныло ковыряя пол копытом.

— Чего? — улыбка Макси поугасла.

— Я имею в виду, что тебе, несомненно, было приятно съедать половину моей порции любви! — прорычал Фемур. — Только лишь потому, что я был меньше и слабее тебя, жиртрестка!

У Макси отвисла челюсть:

— Погоди, правда? Но я… я не помню такого…

Она зажала копытом рот, когда почти все чейнджлинги в пещере начали шипеть и рычать на нее. Упс.

— Погодите, погодите, погодите! — закричала Макси, закрываясь передними ногами, когда все двинулись на нее, словно лавина.

Чейнджлинги остановились, но и только. Чувствуя, как утекают последние секунды до того, как все пойдет совсем плохо, она изо всех сил постаралась говорить максимально спокойно и успокаивающе:

— Просто небольшая ошибочка. Никто ведь не помнит абсолютно все, правда? Дайте мне еще один шанс.

— У тебя еще была привычка цеплять на голову Торакса старые коконы, — добавил Фемур.

— А вот это я помню. Забавно ведь было, да? — Макси хихикнула при воспоминании о том, как тот ковылял, словно картошка с ножками. Затем она оглянулась и крикнула: — Эй, Торакс, ты где? Ты же помнишь это, правда? Скажи им!

— Торакса здесь нет. Он покинул Улей давным-давно.

Макси почувствовала, как у нее дернулся глаз:

— Ты что, издеваешься? Вы же шутите, да?

Скрэпс, каким-то образом умудрившись ухмыльнутся еще шире, изобразил копытом роющее движение и прошептал:

— Верно, продолжай себя закапывать…

Макси проигнорировала его и закричала в толпу:

— Торакс! Хватит прятаться! Тащи сюда свой тощий зад. Это уже не шутки!

Никто не отозвался. Точнее отозвались все: оскалив клыки и зарычав.

“Мне понец. Мне полный понец.”

Поворачиваясь то туда, то сюда, Макси не могла найти не только дружелюбных, но и хотя бы просто не озлобленных мордочек.

— Послушайте, я знаю, что это звучит неубедительно, но у меня, по правде говоря, видать, напрочь вылетело из головы, чем я занималась, когда была помоложе. Как бы то ни было, я извиняюсь и прошу прощения. Может, я и была самой большой засран…

Фемур кашлянул.

— Хорошо! Я была самой большой зас…

— Кхм, — Кайликс шумно принюхалась.

Макси стиснула зубы и открыла рот, чтобы сделать резкое замечание, но буквально уперлась в стену кипящего гнева и подозрительности, исходящих от ее братьев и сестер. Она вздохнула и вернула робкую улыбку на мордочку.

— Хорошо-хорошо, я все еще самая большая засранка среди чейнджлингов, но главное то, что я все равно чейнджлинг, верно?

— Вранье. Настоящая Максилла, скорее всего, гниет в каком-нибудь подземелье в Ванхуффере. Твои фокусы и жалкие попытки давить на эмоции не сработают на нас, пони! — крикнул Скрэпс. — Хватайте его!

Макси вскрикнула, когда десятки ее родственников бросились на нее, словно бешеные древесные волки. Она проскользнула под стражем и запетляла между другими чейнджлингами, но кто-то схватил ее сзади и повалил на пол. Их было слишком много. Слишком много чейнджлингов действующих заодно. Когда она упала, они просто навалились на нее и обхватили каждую ногу, так что Макси не могла даже шевельнутся.

“Никогда не думала, что мне придется биться против Роя. Однако это совсем не весело.”

— И что мы будем с ним делать?

— Упакуем его в кокон и можем начинать питаться им!

Хор голодного шипения и жужжания крыльев наполнил пещеру.

— Вы, ребята, будете чувствовать себя крайне глупо, когда поймете, что — ой, прекрати давить мне на крылья, Хитин! — во мне нет ни капли любви, — прорычала Макси. Она уставилась на Скрэпса и прошипела: — Когда это все закончится, я собираюсь…

— Подождите. А вдруг это и есть его план? — спросил кто-то.

Макси моргнула и подняла бровь, когда восторженные крики толпы сменились задумчивым гулом.

— Ага. Может… может, он пытается обманом заставить нас съесть его любовь. Отравленную любовь. Я видел, как пони делали такое, чтобы избавиться от огненных муравьев. Накормите беднягу отравленным сахаром, отпустите его домой и БАМ — вся колония мертва!

— Если подумать, может, поэтому он и был так беспечен, что даже Скрэпс смог застать его врасплох. Он ведь даже не пытался как следует спрятаться!

— Эй! — Скрэпс возмущенно нахмурился, глядя на кого-то, кого Макси не могла видеть.

Она даже не знала, смеяться ей или плакать.

“Честно говоря, удивительно, что мы вообще умудряемся так долго выживать как вид.”

Макси вздохнула и попыталась расслабиться:

— Послушай, просто прямо сейчас попробуйте вытянуть из меня любовь и решим этот вопрос раз и навсегда. Мы и так уже потратили на этот бред достаточно много времени, Мать оторвет нам головы, если мы не вернемся к работе в ближайшее время.

Молчание. Никто не шевельнулся.

Макси застонала и испытала неодолимое желание побиться мордочкой об пол, однако у нее даже такая возможность отсутствовала. Естественно, никто не желал быть подопытным кроликом, но каждая секунда нерешительности с их стороны была еще одной секундой, которую она должна была провести под прессом чейнжлинговских задниц. И, надо заметить, тяжелых задниц. Если они не слезут с нее в ближайшее время, то ей точно будет нужен насос, чтобы вернуть себе изначальную форму.

Макси все еще могла говорить, но все предыдущие попытки уладить все разговорами были несколько разочаровывающими. Магию без крайней необходимости она тоже использовать не хотела, так как ее резервы и без магического истощения были почти исчерпаны. Поэтому она стала ждать.

Молчание затянулось. Дыхание Макси было хрипящим, и от тяжести сидящих на ней чейнджлингов уже начинала кружиться голова.

“Ох, да какого сена. Мне уже нечего терять.”

— Ребята, у меня есть идея: я выгляжу как вы, я шиплю и рычу как вы, тружусь как вы и по-видимому, преследую те же самые цели. Может, просто позволите мне жить тут, и мы все сможем притвориться, что не вели себя сегодня как полные идиоты, — Макси поморщилась, повернулась в менее болезненное положение и с надеждой улыбнулась. — Я имею в виду, будет ли иметь значение, если я вдруг и правда окажусь пони?

— У меня есть идея получше, — неожиданно произнес страж. Он выбрался из кучи и встал спиной к ней.

Последнее, что она увидела, были задние копыта, летящие ей в голову. Мир начал расплываться, но прежде чем тьма поглотила ее, Макси успела пробормотать, что-то, что в принципе можно было расценить как шутку о всех ее родственниках разом, жрущих кактус.

* * * * *

— Моя Королева, мы разобрались с пони, выдававшим себя за Максиллу, как подобает, — доложил Скрэпс, когда вошел в покои Королевы, волоча за собой полный мешок.

“Пони?”

Кризалис закатила глаза, пока чейнджлинг рассказывал историю о том, как он ловко разоблачил шпиона и избавился от него. Когда он наконец закончил, то Королева окончательно уверилась, что его смело можно ставить начальником в “Отдел по обеспечению фэйсхуфов Королевы”. В настоящий момент Кризалис с трудом воздерживалась от желания влупить себе копытом в морду. С большим трудом.

— Это… неожиданное развитие событий. Я ведь приказала тебе просто обыскать тоннели и принести мне то, что найдешь.

Скрэпс склонил голову:

— Прошу прощения, Ваше Величество. Просто я увидел коварный заговор против Улья и понял, что должен действовать, пока не стало слишком поздно.

“Идиот. Вокруг меня одни идиоты.”

— Ладно, это не имеет значения. Полагаю, ты действовал неплохо, учитывая обстоятельства, — раздраженно фыркнула Кризалис и пренебрежительно махнула копытом.

Затем она подхватила мешок телекинезом и вывалила его содержимое на пол. Королева последовательно просмотрела всю коллекцию, оценивая каждый предмет и бросая его обратно в кучу. Все это время Скрэпс стоял перед ней, словно щенок, ожидающий угощения.

“Что я опять сделала не так?”

Тем не менее, Кризалис улыбнулась ему и сказала:

— Хорошая работа. Я позабочусь о том, чтобы твой рацион был увеличен. Если ты вновь обнаружишь подобную контрабанду, немедленно сообщи мне, и я лично разберусь с подозреваемыми. А теперь оставь меня, пока я уничтожаю этот понячьи хлам.

С этими словами она пустила потрескивающий луч зеленой энергии в кучу вещей и их охватило пламя.

— Благодарю вас, моя Королева! — крикнул Скрэпс покидая ее покои. — Спасибо ва…

Кризалис запечатала дверь потоком мгновенно затвердевшей слизи, оборвав крики чейнджлинга. После этого она наложила еще несколько заклинаний усилив барьер настолько, что лишь еще один кантерлотский любовный взрыв смог бы повредить его. Наконец, она погасила иллюзорное пламя вокруг коллекции Максиллы.

Для начала Кризалис отобрала все написанное Макси, скомкала бесполезные листы в шар и метнула их мусорную яму в дальнем конце своих покоев. Книги и комиксы были бережно переложены на огромный сундук, стоявший рядом с другими предметами антикварной мебели, которые были украдены из Кантерлота. Королева чейнджлингов аккуратно рассортировала их в хронологическом порядке и, наконец, обратила внимание на два плаката с Шайнинг Армором. Тот гордо позировал перед кристальным дворцом.

“Мы еще встретимся. И в этот раз, маленький жеребец, победа будет за мной.”

Кризалис уже было решила использовать их в качестве подстилки в инкубаторе, но остановилась и загудела крыльями. Все-таки именно Шайнинг Армор познакомил ее с совершенно новым миром фантастики, что сделало ее жизнь чуть менее мучительной. Так что плакаты тоже отправились в сундук, как и остальные части коллекции.

Королева даже позволила себе хихикнуть от восторга, выбрав последний том приключений Дэринг Ду и взлетев к гамаку, подвешенному высоко над полом. Подготовка к следующему вторжению может подождать. Прямо сейчас была лишь она и еще одно головокружительное приключение, позволяющее хоть ненадолго забыть насколько отстойно быть королевой кучки имбецилов.

* * * * *

— Ох…

Макси застонала. Боль бешено пульсирующая в голове пронзала все тело аж до самого хвоста.

Мотылек, порхающий над головой, привлек ее внимание к полной луне, висящей в безоблачном звездно-фиолетовом небе. Со стоном, она перевернулась на бок и взглянула на горизонт. Помимо пары тощих деревьев и нескольких жалких кустиков, только лишь скалистые останцы да холмы вдалеке, хоть как-то разбавляли пустоту бесплодных земель.

“Они выгнали меня. Эти придурки меня выгнали!”

Какое-то время Макси просто лежала и слушала, как насекомые поют друг другу. В конце концов, боль утихла настолько, что она смогла встать на ноги и оценить обстановку. Ей не потребовалось много времени, чтобы выяснить, что она понятия не имеет, где относительно Улья она находится.

Иными словами, она потерялась. Ненадолго. Те, кто бросили ее тут, должно быть, улетели, чтобы не оставлять следов, которые могли бы привести ее обратно. Не то чтобы Макси действительно нужны были эти следы. Просто побродив по окрестностям, она рано или поздно найдет несколько узнаваемых ориентиров и сможет вычислить местоположение Улья. Почти все, кто покидал его на продолжительное время, знали, как это сделать.

Но все еще оставался вопрос, а хочет ли она вообще возвращаться?

“Да уж, сложный вопрос однако.”

Развернувшись мордочкой в сторону, где, как Макси надеялась, находился Улей, она потрясла копытом в воздухе и заорала:

— Ладно, сволочи, пусть будет так! Раз уж вы изгнали меня именно за то, что я пони, то я стану настолько понистой пони насколько это вообще возможно и наберу любви столько, сколько вам и не снилось! И делиться с вами я не собираюсь!

Холодный ветер унес ее слова во тьму.

Макси вздрогнула и взлетела в воздух, жужжа крыльями изо всех сил, чтобы согреться. У нее было достаточно энергии, чтобы добраться до ближайшего города, а там она просто должна была вести себя по-умному и делать то, что у чейнджлингов выходит лучше всего.

Шесть месяцев спустя…

— Я имею в виду, вау, я даже поверить не могу, что вы автор произведения “Дэринг Ду и Рассветный Странник”. Оно по праву занимает первое место в моей библиотеке фанфиков! — тараторил слегка полноватый жеребец. У него разве что глаза не светились от радости, когда он протянул копыто к Макси. — Меня зовут Квибл Пэнтс, кстати говоря. Ваш большой поклонник.

“Да уж, с этим не поспоришь.”

Макси ухмыльнулась и потрясла протянутое копыто, смакуя исходящий от жеребца пряно-оранжевый поток страстного энтузиазма. Мэйнхэттенский Конвент и так был пронизан аурой обожания, наполняющей его просторные залы, и окружающей тысячи фанатов Дэринг Ду. Однако ничто не могло превзойти реакцию тех, кто понимал, что говорит с одним из кумиров фэндома.

Небольшой намек тут, пара цитат там, и фанаты вдруг начинали задумываться, откуда она так много знает о своих собственных историях. Начинались расспросы о том, читала ли она и другие свои произведения, и в этот момент Макси отвечала, что не только читала, но и по факту именно она — Санни Спринг — их и написала. Квибл Пэнтс просто был ее последней жертв… в смысле донором. Огромная часть его энтузиазма была направлена прямо на нее, и Макси почти чувствовала, как она буквально распухает от его безграничной любви к ее работам.

— Рада, что вам понравилось, — произнесла она, позволяя щекам слегка покраснеть, ровно настолько, чтобы выделяться на фоне ее бирюзовой шерстки и золотистой гривы. — Вы даже понятия не имеете, как много это для меня значит, мистер Пэнтс.

— Ох, зовите меня просто Квибл, — жеребец махнул копытом. Затем он наклонился к ней поближе, — послушайте, Санни, могу я пригласить вас выпить чего-нибудь?

Макси застенчиво улыбнулась:

— Ну, раз уж вы так любезно попросили, то конечно!

По мере того, как они неторопливо шли по переполненному залу, Квибл Пэнтс начал долгое обсуждение качества ее работ, начиная от сюжета и заканчивая предысториями персонажей и философии, конечно же с огромным количеством личных комментариев и предложений по улучшению. Несколько раз он достаточно толсто намекнул, что Макси могла бы использовать его оригинального персонажа, если бы захотела. Чейнджлинг совсем не возражала против того, что она едва могла вставить слово в этот разговор — она просто впитывала его лесть, заполняя свои резервы до краев.

— Должен заметить, что мне нравятся персонажи, которых вы показали в своей последней работе, — произнес жеребец, когда они наконец-то получили свои напитки и сели за стол. — Скрэпс, Торакс, Фемур и остальная банда просто дико интересные приспешники. Идеальное сочетание характерных особенностей — достаточно глупы, чтобы быть смешными, но при этом достаточно компетентны, чтобы представлять угрозу. Как по мне, их имена достаточно странные, но это мелочь. Было ли что-то особое, что вдохновило вас написать о них?

— У меня очень… интересная семья.

Квибл Пэнтс удивленно моргнул:

— А какая еще семья могла бы у вас быть?

Макси закатила глаза и хихикнула:

— Ох, ты даже не представляешь…

31 комментарий

— Кто? Я? Не-не-не, я не пони, клянусь Селестией!
Работа инфильтратора опасна, велик риск, что шпион и диверсант так проникнется вражеской культурой, что станет предателем шпионом и диверсантом уже для своей расы. Если все чейнджлинги агрессивно настроены к пони, или по крайней мере их власть, а мыслесвязи толковой нет, то не понятно как кризалис вообще смогла атаковать в первый раз. Не иначе как везение. А может и нет, кто-то же слил принцессам информацию о готовящемся вторжении, а если так, то значит диверсанты были.
Яркий представитель — Торакс. Но даже его не обвиняли в том, что он пони. Измена, предательство — сколько угодно, но до таких крайностей не доходило
А вдруг они и впрямь придумали заклинания для инфильтрирования своих шпионов в наши ульи, под видом наших же инфильтраторов? Ну а что? Мы так уже делали. А вдруг это и впрямь чейнджлинг, просто раньше бывший пони? Вдруг, они нашли способ превратить своего в одного из наших, чтобы тот пробрался в улей и выведал наши секретные планы? Я такое уже видел в одном фильме. Нет, за этими пони глаз да глаз нужен. Я вам говорю, они среди нас! Почему мне никто не верит?
— Заместителем к Скрэпсу пойдешь?
Даже если я параноик — это не значит, что я не прав. К тому же вы видите в небе те огромные шары? Думаете они светят? Да как бы не так. Вы видели как принцессы постоянно что-то на них колдуют, и эти шары их слушаются! Я вам говорю, они через эти шары посылают маголучи, которые промывают нам мозги. К счастью от них есть защита, шапочка из фольги. Знаю, что материал импортный и труднодоступный, зато хорошо защищает мозги. Держите, моя Королева, я и вам одну сделал.
— Гвардейцы! Ко мне! Этого, эм-м-м, подданного накормить от пуза и (шепотом на ухо гвардейцу) сложить покомпактнее в ящик и отправить наложным платежом Твайлайт Спаркл лично в копыта, на коробке напишите «От Принцессы Ми Аморе Каденс. Поймали при попытке проповедовать истину о строении светил. Надеюсь тебя это заинтересует». Если вдруг вернется, отправите его слизь в отстойнике перемешивать, для «лучшей ферментации». (Громко) Твоя Королева благодарит тебя, верный слуга Улья, следуй за этими доблестными воинами!
— Моя королева, ну как мне заставить вас мне поверите? Ладно, остался последний способ. Не хотела я этого делать, но похоже придётся. На самом деле я не чейнджлинг. (Чейнджлинг замолк и тут же его охватило зелёное пламя. Спустя пару мгновений перед королевой предстала мятная единорожка).

— На самом деле я участница сверхсекретного проекта по превращению пони в чейнджлингов. И я пришла сюда, чтобы предупредить вас об надвигающейся угрозе! А, ну и ещё теперь я умею так! (Приподнятое копыто единорожки охватывает пламя и через мгновение вместо копыта на ноге красуется четыре драконьих когтя). Теперь у меня наконец то есть пальцы!
Теперь у меня наконец то есть пальцы!
На что только Лира не пойдёт ради…
Ну, чего она добивается, давно известно
Только иногда она слишком увлекается в этом...
А я тебе верю! — Этим сраным пони никогда верить нельзя!!! Их надо всех убить! В крайнем случае — отпиздить! Фыр-фыр, я чую эти блядские пони где-то тут!
— Смотрю в оба глаза, как увижу, сразу тебе скажу.
Если вы говорите о чейнджлингах до перевоспитания, то у Кризалис же есть антимагический трон, который не позволяет позволяет применять магию всем, кроме самих чейнджлингов, даже Дискорду.
Они превращают пони в чейнджлингов! Не знаю как, но они это делают. Может пересаживают свою нервную систему и арканиумную ткань в тела пленников. Может изгоняют души из тел пленных инфильтраторов, а затем одерживают их. Это кошмарные ритуалы, но думаете они на это не пойдут? Они само зло и готовы на всё, лишь бы уничтожить/поглотить нас! И можете поверить, первый бой мы уже проиграли, эти пони уже среди нас! Теперь мы можем лишь выследить их и изгнать! Избавим улей от вторженцев!!! Кто со мной?
— Звучит как дичайшая Ересь.
Истину глаголишь
— Конкретно это существо — безумно, о чем у нас есть справка.
Однако, истины для, антимагический трон ни в коем разе не является панацеей, так как крайне широкий спектр воздействий ни в коей мере не является магией и не может быть заглушен полем трона. К таким воздействиям можно отнести например инфразвук/ультразвук. Специальным образом структурированные световые импульсы, приводящие например к фотосенситивной эпилепсии, а с учетом того, что диапазон зрения чейнджлингов и пони достаточно сильно различаеся, то сие воздействие можно заточить на конкретную цель и эмулировать изменением яркости светила в незаметном для пони диапазоне.
А уж если завести разговор о таком благодатном направлении как меметика, то тут вообще открывается непаханное поле для исследовании. А уж если учесть, что у чейнджлингов по некоторым данным, наличиствует нечто вроде мыслесвязи, то меметические воздействия могут быть крайне эффективны.
Небольшой примерДля наилучшего восприятия рекомендуется вопросы теста читать вслух и отвечать также вслух, вопросы крайне простые и не требуют обдумывания
Вопрос 1Какого цвета белый холодильник?
Вопрос 2Что пьет корова?
РезультатБолее 85% опрашиваемых, для кого русский язык является родным, отвечают «молоко», хотя конечно же правильный ответ «воду».
Иными словами меметика позволяет напрямую воздействовать на сознание при помощи звуков, символов и т.п.
Прямо 37-й год
не расстреляли и в глубокие шахты не сослали, а лишь депортировали — так что до 37-го не дотягивает
— Эх, могла бы просто сказать что это трофеи которые она использует для упрощения внедрения в повседневность жизни пони. Само совершенство так сказать.
— Помедленнее… Я записываю. «Трофеи...»
— А на этом все, можешь поставить жирную точку. «Помедленнее, записывает он».
— Спасибо.
Записи — Товарищ лейтенант, если вы дебил и все забываете, то заведите себе блокнот для записей! У меня их, например, два!
Вот до чего доводит увлечение вражеской культурой…
Она просто из недовысиженного кокона вылупилась!
параноя

Паранойя.
нестриженная

Приставка «не-», потому «нестриженая».
слюдянными

Слюдяными.

Извините.
Что значит «Извините»? Наоборот, спасибо большое
Кто-то читает тэги? Как мило.
Буквы есть — я их читаю.
Надо взять на заметку — с двойными «н» у меня не всё в порядке, надо быть внимательнее.
Как раз вовремя «реанимация» одного кавера подоспела.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.