Марсиане, Пролог, Глава 1 (Сол 6)



Автор: Kris Overstreet
Оригинал: The Maretian
Рейтинг: E
Перевод: Fogel
Редактор: Oil In Heat, RePitt

Экспериментальный двигатель для межпланетных полётов, изобретённый сумеречным гением Твайлайт Спаркл, дал сбой, выкинув интернациональную команду в составе Старлайт Глиммер, Спитфайр, Черри Берри, чейнджлинга Дрэгонфлай и дракона Файрбола на враждебную всему живому планету в совершенно иной вселенной. С ограниченными запасами продовольствия, почти отсутствующим запасом магии, без связи с домом и невозможностью покинуть планету, они должны выжить, пока хоть кто-нибудь не спасёт их.
К счастью, они разбились прямо по соседству с другим существом с точно такими же проблемами. Существом по имени Марк Уотни.

Ponyfiction
Ficbook


Перед началом чтения данного фанфика КРАЙНЕ рекомендуется ознакомится с книгой «Марсианин» Энди Вейра. Например тут: тыц!

ВведениеМои благодарности:

«Мой маленький пони: дружба — это магия», созданная для телевидения Лорен Фауст

«Марсианин», написанный Энди Вейром

Ни на одну из этих вещей не были запрошены разрешения авторов.

Посвящение:

Адмиралу Бисквиту, который заставил меня сказать:

– Я хочу попробовать это…

…и Хонде, за то, что они сделали для меня фургон, который проехал более 300 000 миль до того, как стал обходиться мне слишком уж дорого и мне срочно захотелось «попробовать что-то другое».

Замечания к истории:

Эта история предполагает от читателя базовые знания о сериале «Мой маленький пони: дружба это чудо» и всего того, что в нём происходит. Большая часть серий не противоречит этой истории, за некоторыми конкретными исключениями (в частности, финал шестого сезона). Комиксы и другие сторонние произведения вполне могут не вписываться.

События этой истории происходят после запланированного завершения «Космической программы чейнджлингов». Однако она была написана вовсе не для того, чтобы отпала необходимость прочесть эту работу, но и по возможности так, чтобы избежать спойлеров о запланированном финале этой истории.

Кроме того, эта история была написана так, чтобы свести необходимость знакомства с «Марсианином» Энди Вейра до минимума. (Для этой истории был использован изначальный вариант романа и лишь для некоторых деталей моменты из фильма). Однако прочтение романа по-прежнему рекомендовано по двум причинам: во-первых, чтение романа позволяет читателю сравнить и сопоставить измененные и параллельные ситуации между двумя сценариями — с одним Марком Уотни и Марком Уотни с гостями из волшебного мира. Во-вторых, во многих случаях я сознательно избегал сцен, которые представляли бы собой либо прямое повторение, либо прямое переписывание сцен, существующих в романе. Хотя «The Maretian» более чем в три раза превышает объём работы Вейра, она ни в коем случае не является полной хроникой событий, происходящих в его пределах, и чтение оригинальной книги поможет читателю заполнить некоторые пробелы, оставленные моим решением не повторять того, что уже было сделано до меня.

Хочу сказать спасибо:

Читателям (которые с энтузиазмом обратили мое внимание на кучу опечаток, которые я допускал буквально в каждой главе, находясь под давлением сроков, и которые обсуждали технологические и магические аспекты как с одной, так и с другой стороны);

Учёным и и инженерам Лаборатории реактивного движения НАСА, чья работа над различными марсианскими миссиями дала нам почти всё, что мы знаем о второй наиболее обитаемой планете в Солнечной системе;

Evening Star и ныне покойному HarmonyPony с YouTube, которые вместе с Kevin MacLeod предоставили большую часть саундтрека, используемого мной для помощи в концентрации, пока я всё это писал это;

а также:

покойному Дугласу Адамсу, который вместе с Терри Пратчеттом и Лоис МакМастер Буджолд, возможно, является самым влиятельным автороми в том стиле изложения, что я для себя выбрал, и чьё чувство юмора и стиль приключений сильно повлияло на эту работу.

Специальная благодарность:

Канарейке в угольной шахте и её неограниченным запасам. (идиома. Обозначает наличие терпимости в обществе)

Сол 6Спаркл-двигатель был самым блестящим достижением эквестрийской прикладной тауматургии за всю историю её существования — даже более выдающимся, чем самое продвинутое заклинание Старсвирла Бородатого, как, пусть и неохотно, но всё же признавал старый пони, вытащенный из небытия.

По своей сути этот двигатель был артефактом, выполнявшим простейшее заклинание телепортации. Но тут стоило принять во внимание, что телепортация с Эквуса хотя бы даже на не столь далёкую, по космическим меркам, луну, требовала огромного, почти неизмеримого количества магии, поток, который могли выдать лишь Элементы Гармонии или сравнимые с ними артефакты. Но, между тем, более короткие прыжки требовали экспоненциально меньших затрат магии, поэтому достаточно одарённый единорог мог телепортироваться из одного конца большой комнаты в другой, даже не моргнув глазом. Все эти вещи были известны с самого основания Эквестрии, но именно Твайлайт Спаркл первой осознала, что миллионом крошечных телепортаций можно совершить то же путешествие, что и одним гигантским скачком, но с гораздо меньшими энергозатратами, и она же была той, кто с помощью Старлайт Глиммер создала артефакт с воплощенными заклинаниями, который был способен делать это самостоятельно.

Ограничивающими факторами для Спаркл-двигателя стали лишь частота срабатывания и система подачи энергии – сколько магии он был способен пропустить через себя в устойчивом потоке, и сколько раз за секунду сформировать заклинание. Первый двигатель на маленьком, полностью автоматизированном корабле, был способен потреблять лишь тоненькую струйку магии и был построен на кварцевых резонаторах, что позволяло ему телепортироваться примерно на два метра с частотой в 32000 раз в секунду. Он совершил перелет с орбиты Эквуса на орбиту луны — полёт, который потребовал бы на обычных ракетных двигателях минимум двух суток — всего за два часа. Второй двигатель, испытанный уже Рэйнбоу Дэш и самой Твайлайт Спаркл, был установлен на стандартной спускаемой капсуле, рассчитанной на трёх пони, имел втрое большую мощность и использовал интегральный микропроцессор вместо кристалла кварца, позволил совершить тот же самый перелет уже за двадцать минут. Оба рейса закончились без каких-либо сбоев, неисправностей или происшествий.

Третий полёт на лунную орбиту уже совершил корабль «Амицитас», полностью переоборудованный для использования новейшего изобретения – ракетные двигатели вместе с баками, содержавшими химическое топливо для них, были сняты и заменены на мана-силовые установки, что позволило создать отдельную инженерную палубу для размещения Спаркл-двигателя и системы накопления энергии на крупных кристаллах. Стандартный причальный шлюз был установлен на задней переборке, что позволяло кораблю посещать космическую станцию ​​CSP и стыковаться с другими космическими аппаратами. На нем также был установлен самый мощный компьютер, способный в режиме реального времени управлять Спаркл-двигателем с частотой генерации в четверть мегагерца, что требовало примерно восьмую часть его общей вычислительной мощности.

Конечно же, это не была скорость света, это даже не была скорость, которую стоило выражать процентами от скорости света, но корабль был достаточно быстр, чтобы вместо шести месяцев полета в одну сторону от Эквуса до планеты Буцефал, при наиболее удачном их расположении, «Амицитас», после переоборудования, мог добраться туда практически по прямой за срок лишь немногим превышающий сутки.

В этом полёте экипаж «Амицитас» состоял из двух членов Эквестрийского космического агентства, двух членов Космической программы чейнджлингов и одного члена консорциума более мелких агентств, которые, когда космическая гонка была завершена, просто влились в ту или иную из двух соперничавших организаций. Черри Берри, самый опытный в мире космический пилот, командовала полетом. Чейнджлинг Драгонфлай исполняла обязанности главного инженера и офицера по компьютерным системам. Старлайт Глиммер, как один из двух конструкторов Спаркл-двигателя, присутствовала, чтобы лично убедиться, что с ним всё в порядке, совмещая это со второй должностью в команде — офицера по науке. Файрбол, единственный в мире астронавт-дракон, был выбран третьим членом команды за его богатый опыт в проведении наружных работ, а так же как специалист по выживанию в сложных условиях. И, наконец, последнее место заняла Спитфайр, единственный член экипажа, вообще не имеющий опыта космических полетов. Она заняла это место как единственный член ESA в Лас-Пегасусе, доступный в тот момент для многодневного полета вне околопланетного пространства Эквуса.

Запуск с помощью обычных ракет, пристыкованных к кораблю, прошёл безупречно, также как и стыковка с космической станцией CSP для проверки работоспособности нового стыковочного узла. После краткого визита на станцию, корабль отстыковался, использовал свои магические двигатели, чтобы отойти от станции и, выждав, пока орбита не выведет его на прямую видимость с далёкой красной точкой – Буцефалом, активировал свой Спаркл-двигатель и унёсся туда размытым потоком магического света.

Семнадцать часов все шло хорошо. Привод телепортировал массивный корабль и его команду через межпланетную пустоту по четыре метра за раз, двести пятьдесят тысяч раз в секунду. Экипаж ел, спал, просыпался и снова ел, по-очереди дежуря на случай, если что-то пойдет не так, но ничего не происходило.

А потом произошло.

Полет должен был быть совершенно безопасным. Спаркл-двигатель фактически не изменял физического импульса корабля – между каждой телепортацией он продолжал двигаться с орбитальной скоростью, что ограничивало любой потенциальный ущерб от космической пыли и микрометеоритов. В качестве второй ступени защиты, стандартное в общем-то заклинание телепортации, используемое двигателем, содержало защитные протоколы, которые давали гарантию, что место назначения было пустым, таким образом избегая либо столкновений (что само по себе было плохо), либо наложения двух объектов в одной и той же точке пространства-времени (что было многократно хуже). Заклинание автоматически смещало корабль на достаточное расстояние, чтобы избежать столкновения.

К сожалению, и у самого корабля и у Спаркл-двигателя, приводящего его в движение, было три недостатка, один из которых должен был быть найден конструкторами двигателя, другой никто не мог бы предсказать до того как он проявился, и с последним никто в любом случае ничего не мог ничего поделать.

Первым недостатком было то, что хоть заклинание, изначально используемое единорогами и аликорнами, ограничивало своё действие лишь тремя пространственными координатами, для аварийного смещения это ограничение было случайно удалено из матрицы заклинаний двигателя.

Вторым недостатком Спаркл-двигателя, да и фактически почти всех остальных энергетических систем на переоборудованном корабле было то, что они все зависели от параметров физики и метафизики вселенной Эквуса, где уровень магии был очень высок. Никто даже не задумался, как они будут функционировать, если эти параметры внезапно изменятся.

И наконец, третьим недостатком являлось то, что все планы действий в чрезвычайных ситуациях для корабля и экипажа в космическом полёте, с самого начала космической гонки опирались на мгновенную и непрерывную связь с Эквусом, обеспечиваемую заклинанием телеприсутствия, установленным на всех без исключения кораблях.

Микрометеорит размером с крупинку с песчаного пляжа оказался на траектории полета «Амицитас».

Заклинание телепортации Спаркл-двигателя автоматически сместило вектор перемещения корабля, чтобы избежать столкновения.

И все покатилось в Тартар.

Амицитас. Полёт 3. День миссии 2

Голова Спитфайр закружилась, когда «Амицитас» дернулся, словно жеребец, укушенный шершнем, и тут же почти все огни на мостике погасли вместе с тремя четвертями контрольных дисплеев. Она двигалась на полном автомате, когда услышала команду надеть скафандры, подплыла к шкафу для хранения костюмов, расположившемуся вдоль задней стены, вытащила свой из системы подзарядки и скользнула в него. Тренировка за тренировкой на земле позволила всем им перейти от повседневной формы к надетому и наддутому скафандру менее чем за минуту, даже в этих самых дезориентирующих условиях что учёные могли бы себе вообразить.

– Скафандр наддут! – Как обычно, Драгонфлай, была первой, кто доложил об окончании. На тренировках Спитфайр всегда считала чейнджлингов мошенниками, не чурающимися грязных приёмчиков, чтобы быть первыми, но теперь её больше интересовало то, что только что произошло с кораблем.

– Скафандр наддут! – Это был Файрбол, дракон. Этому точно помогало наличие больших пальцев на лапах.

– Скафандр наддут! – Черри Берри помог опыт. В конце концов, это была единственная кобыла, которая приземлялась на своём корабле на двух разных небесных телах, помимо Эквуса.

– Скафандр наддут! – А вот это уже её собственный доклад сделанный по привычке пронзительным голосом.

– Тьфу… тьфу… Скафандр наддут! – и это была Старлайт Глиммер, которая, как единорог должна была управиться быстрее всех.

– Чрезвычайная ситуация! – Способность Черри Берри вкладывать сталь в то, что обычно было скрипучим и безобидным голосом, не переставала удивлять Спитфайр. Она видела, как эта кобыла на земле паникует, как самая обычная пони, кричит, беспорядочно бегает, словом абсолютно бесполезна… но посади её на корабль, и она становится известной кобылой-ракетоводителем со стальным взглядом и нервами.

«При любых других обстоятельствах», – подумала Спитфайр, – «я была бы командиром. Как ни крути, но я ведь майор в эквестрийской армии, а с таким огромным опытом полётов и лидерства, даже разговаривать было не о чем. И вот я здесь, самая старшая пони на корабле и единственный новичок. Даже Старлайт уже летала один раз. Поэтому моё правильное поведение – сиди и молчи, покуда кто-то не пострадает.»

От командира эскадрильи до полевого медика. Какое падение.

Вокруг мостика зажглись аварийные лампочки, уменьшившие, но не устранившие мрак. Черри Берри вернулась на место командира, а Спитфайр уселась в кресло пилота. Название должностей вводили в заблуждение: на самом деле кораблём управлял командир, ну, до тех пор пока ей не потребуется помощь, которую ей мог предоставить пилот, а пилот тем временем следил за показаниями и обращал внимание командира на всё, что в этом нуждалось.

– Балтимэр, это «Амицитас», – сказала Черри, активируя гарнитуру. – У нас возникла проблема.

Тишина.

– Балтимэр, это «Амицитас», отвечайте. Приём.

Ничего.

– Хорстон, это «Амицитас», вы меня слышите?

В ответ не было слышно даже статики.

– Проклятье, – Черри Берри извернулась на своём месте. – Старлайт, Файрбол, проверьте корабль. Я хочу знать, теряем ли мы воздух.

Драгонфлай коснулась одного из дисплеев.

– Давление в кабине остается стабильным на одной атмосфере, Черри, — сказала она. – Кристалл поддержания жизнеобеспечения работает в штатном режиме.

– В любом случае проверить корабль. Файрбол, возможно, тебе прийдётся выйти наружу, поэтому будь готов. Спитфайр, продолжай пытаться связаться с домом. Драгонфлай, мне нужна диагностика матрицы телеприсутствия.

Когда Старлайт и Файрбол ушли проверять двигатели, Спитфайр сосредоточила свое внимание на повторяющихся вызовах на землю, сначала через систему телеприсутствия, а затем через резервное радио.

– Балтимэр, это «Амицитас», проверка связи… Балтимэр, это «Амицитас», проверка связи… Балтимэр, проверяю связь «Амицитас» на резервной волне… подожди… – Она замолчала, затем проверила радио по всем предустановленным настройкам частоты, чтобы проверить то, что она заподозрила. – Командир? Я вообще не слышу ни одного спутника из сети ESA. Ни единого.

– Думаешь, мы потеряли антенну? – спросила Черри Берри.

– Индикатор зеленый, — ответила Спитфайр. – И я получаю все виды статики. Просто нет сигналов со спутников.

Драгонфлай выглянула из-под пульта управления, закрывая панель, в которую она только что смотрела.

– Кристалл телеприсутствия не поврежден, — сказала она. – Но в нём нет энергии.

– Разве заклинание не должно продолжать работать, пока хоть одна из сторон получает ману? – спросила Черри Берри.

– Именно так, – кивнула Драгонфлай, тихо шипя. – Мне действительно не нравится всё это.

– Двигательный отсек вызывает Спитфайр, – раздался в наушниках голос Файрбола. – Срочно нужна медицинская помощь. Спитфайр в машинное отделение для оказания срочной медицинской помощи.

Прежде чем Спитфайр успела сделать что-то большее, чем просто отстегнуть ремни, Старлайт Глиммер задыхающимся голосом проворчала:

– Отставить это… со мной все в порядке… Драгонфлай, ты пыталась использовать какую-нибудь магию с тех пор, как… это… случилось?

– Нет, не пробовала.

– И не надо. Я тут получила небольшое магическое истощение, попытавшись запустить три заклинания разом. Командир?

– Да? – спросила Черри Берри. – Я здесь.

– У нас серьезные проблемы. – Голос Старлайт Глиммер стал немного увереннее, когда она продолжила: – Кристалл двигателя на вид целый, но полное сканирование прервалось прежде, чем я смогла убедиться что он не повреждён. Электроника и источники питания тоже выглядят целыми и невредимыми. Но все кристаллы-магонакопители разрушены. Даже хуже, чем разрушены — рассыпались в пыль.

– Тут сзади, пара болтов плавает в воздухе, – добавил Файрбол. – И я вижу некоторые помятости в стенах. Тот взрыв, который мы почувствовали, очевидно был взрывом всех этих драгоценных камней. Потом раздалось низкое рычание и дракон добавил: – Я бы мог их есть дня два, не меньше.

– Ладно, тогда распаковывайте запчасти, – приказала Черри Берри.

– А у нас их нет, – простонала Старлайт. – Запасы по мощности были настолько избыточны, что Твайлайт и я подумали, что всё будет в порядке, даже если некоторые из кристаллов перегорят или даже взорвутся. Мы никогда не могли предположить, что они взорвутся все одновременно…

Черри Берри застонала. Спитфайр был удивлена тем, как хорошо этот стон заставил её себя почувствовать. Она ожидала хныкания.

– Хорошо, так что же у нас осталось?

– Две резервные мана-батареи для систем мостика, — сказала Драгонфлай. – Восемь мана-батарей в блоках маневровых двигателей. И батареи в комплексах подруливающих устройств.

– А как насчет главных двигателей? – спросила Черри Берри.

– Они были запитаны от энергоблока основного привода, — простонала Старлайт Глиммер. – Можешь считать их мёртвыми.

– Замечательно, – проворчала Черри Берри. – Ну, мы что-нибудь придумаем. Возвращайтесь на место и пристегнитесь. – Она откинулась на спинку кресла, сделав пару глубоких вдохов. – По крайней мере, у нас еще есть воздух и вода, так что хоть что-то всё ещё работает. И у нас еще есть пища на тридцать дней.

– Даже больше, – сказала Спитфайр. – «Амицитас» изначально был кораблем для экипажа из семи пони. У нас есть тридцатидневный рацион на Файрбала и шесть тридцатидневных рационов для пони. А нас всего четверо.

– Трое, – поправила Драгонфлай. – Я чейнджлинг, а не пони. Мне не надо есть нормальную еду. Во всяком случае, много мне её точно не надо.

– Прекрасно, — сказала Черри Берри. – Но Файрбол ведь может есть и нашу еду, если будет нужно. Таким образом, мы можем и подождать некоторое время до спасения. Как обстоят дела с нашими другими расходными материалами?

– Подруливающие устройства показывают 100% уровня маны и стабильны, — сообщила Драгонфлай. – Электричество… эээ… – Чейнджлинг нажала на тумблер, и где-то в середине корабля что-то заскрипело. – Резервные солнечные батареи разворачиваются, — пояснила она. – аккумуляторы разрядились буквально мгновенно.

Двери на мостик открылись, чтобы впустить Файрбола, который одной лапой проталкивал себя через люк, а другой тащил за собой ослабевшую Старлайт. Спитфайр сразу поднялась с кресла, игнорируя протесты Старлайт и помогая Файрболу уложить её в принадлежащее ей кресло.

– Сиди и не дрыгайся, – сказала она, ныряя к кабинету неотложной помощи за своими основными инструментами.

– Не бери в голову, – слабо сказала Старлайт. – В любом случае, я вам пока не помощник в большинстве дел. Мне просто нужно немного времени, чтобы восстановить свою магию.

Спитфайр моргнула. Она вовсе не была близкой подругой ученицы и коллеги Твайлайт Спаркл, но даже она прекрасно знала, что та одна из из самых могущественных единорогов в Эквестрии с почти бездонным запасом магии. Время её восстановления после сильнейших заклинаний было столь мало что… Ну, пожалуй не успеешь и спросить «Который час?»

– Командир, – сказала Старлайт, игнорируя незаданный вопрос, – Нам нужно немедленно отключить всё несущественное магическое оборудование. Я думаю, что мы по какой-то причине находимся в пространстве, бедном магией.

– Хм, пожалуй да, – пробормотала Драгонфлай, глядя на консоль. – Это соответствует тому, что я здесь вижу. Магические батареи мостика уже разряжены примерно на треть.

– Так сделаем же это.

Черри Берри, Драгонфлай и Спитфайр стали нажимать на выключатели, деактивируя заклинание телеприсутствия, большую часть оставшегося внутреннего освещения и различные другие маловажные системы, которые делали жизнь на корабле приятнее, но не способствовали выживанию. Наконец Драгонфлай сказала:

– Хорошо, мы достаточно стабильны… Теперь ничто не тянет магию, кроме блока навигации и систем управления… Но мы по-прежнему ничего не получаем назад.

– Это невозможно, – раздраженно сказала Черри Берри. – Магия пронизывает вселенную от края до края. Она сильнее там, где жизнь бьёт ключом, но и здесь мы должны получать больше маны, чем нам надо, чтобы справиться с этим. – Она ткнула копытом в единственную светящуюся на панелях управления вещь – коричневый, по большей части, шар на навигационном экране.

Слова «по большей части коричневый» эхом прокатились в голове Спитфайр, ища хоть что-то, к чему можно было бы прицепиться.

– Мана пронизывает вселенную вокруг Эквестрии, — ответила Старлайт Глиммер. – Но вполне возможно, что есть места, более богатые магией и магией обделённые…

– Но Буцефал не является одним из таких мест! – настаивала Черри Берри. – Мы отправили на его орбиту зонд! Мы знаем, что у него было более чем достаточно магии, чтобы работали заклинания телеприсутствия!

Слово «орбита» эхом отозвалось в голове Спитфайр, снова ища что-то, к чему можно было бы пристать.

– Буцефал находился сейчас совершенно в другом месте своей орбиты! – огрызнулась Старлайт Глиммер, вернув себе немного энергии. – В этой вселенной столько всего, что мы просто не знаем, что…

Копыта Спитфайр дотянулись до органов управления, активируя двигатели ориентации и медленно опуская нос корабля. Почти сразу же что-то большое и ржаво-красное появилось в стёклах носового обтекателя.

– Спитфайр, что ты де… Святая Селестия! – выдохнула Черри Берри, глядя сквозь стекло. — Это же Буцефал! Мы не должны быть столь близко!

Красная планета почти целиком заполняла окна.

– Я заметила его на навигационном экране, – коротко сказала Спитфайр. – Маркер движения планеты находится в коричневом секторе. Если бы мы всё ещё находились на околосолнечной орбите, как того следовало ожидать, то он был бы голубым. Так что я…

– Это НЕ Буцефал! — закричала Старлайт с ужасом в голосе. – Вон те вулканы не на своём месте!

Драгонфлай наклонилась и активировала систему резервной картографии и навигации. Обычно расчётные траектории курса передавались с земли, но «Амицитас» был первым эквестрийским кораблем, на котором была собственная дублирующая система. Карта показала одно солнце и одну планетарную орбиту, которую компьютер перерисовывал несколько раз в секунду, словно сомневаясь в её правильности. Драгонфлай увеличила карту до планетарного уровня.

– Определенно не Буцефал, – сказала она. – Александр пропал, зато тут есть два близковращающихся астероида… и всё, – выдохнула она. – И тут, по крайней мере, одиннадцать спутников там, где у нас должен быть только один.

– Сейчас это не важно, – простонала Черри – прогнозируемая траектория показывала, что корабль столкнётся с планетой примерно через сорок минут. – Старлайт, есть ли способ подать мощность с мостика на главные двигатели?

– Мы больше не в нашей собственной солнечной системе! – в ответ простонала Старлайт. – Мы можем быть даже не в одной с ней вселенной!!! О, во что я вас всех втянула?!!!

– Оставайся со мной, Старлайт, – сказала Черри Берри тоном, который Спитфайр, «военную косточку», просто не мог не восхищать. – Работай над проблемой! Можем ли мы подать энергию на двигатели?

Старлайт Глиммер потратила пару секунд, тяжело дыша, делая при этом левым копытом странные движения вперёд и назад.

– Правильно. Э… Да. Это займет около десяти минут. Но обе батареи при полном заряде смогут привести двигатели на полную мощность в течение примерно трех секунд. Аккумуляторы ведь резервные. Они предназначались только для питания мостика в аварийной ситуации, а не для двигателей.

– И у нас в них нет ничего близкого к полной зарядке, – закончила Черри Берри. – И мы потеряем большую часть контроля над кораблём, если сделаем это. Итак, всё, что у нас осталось, это система маневровых двигателей. Можем ли мы хотя бы с них перебросить энергию на мостик?

– Потребуется выход в открытый космос, – сказала Старлайт. – Этими двигателями заменили аналогичные, но с химическим питанием. Но они остались настолько же автономными как и прежние.

– Хорошо. Хорошая новость состоит в том, что всё становится проще, – ответила Черри Берри в лучших традициях военного черного юмора. Какая-то часть Спитфайр даже нашла время задуматься, а не носили ли когда-нибудь в прошлом родители этой земнопони военный мундир. – Ладно. Спитфайр, следи за уровнями энергии в двигателях. Я хочу знать, когда он упадёт ниже двадцати процентов. Это мой аварийный запас. Мы собираемся смягчить наш подход к планете до такой степени, что, если нам повезёт, то мы срикошетим от атмосферы и вернёмся назад в космос. Если же нам повезёт меньше, мы совершим контролируемую посадку.

– Это если нам вообще повезёт, – пробормотала Драгонфлай. – У нас сегодня явно плохой день.

– Плохой день? – спросил Файрбал, не услышав начала фразы. – Ты что, считаешь этот день плохим? Да это ужаснейший день!

– У нас НЕ плохой день! – прорычала Черри Берри. – Я собираюсь посадить этот корабль, и мы все будем спасены, и всё у нас будет хорошо!

Спитфайр глубоко вздохнула и медленно выдохнула. С одной стороны, Черри говорила и делала всё правильно, подавляя панику, демонстрируя как можно больше уверенности в сложившихся обстоятельствах и решая проблему.

С другой стороны, цифры не врут. Планета, не Буцефал, да и особой разницы это не играло – планета станет могилой для корабля движущегося прямо в неё с орбитальной скоростью и лишь ускоряющегося за счет её гравитации. Для спасения их жизней понадобится как минимум чудо от самой Фауст.

– Старлайт, извлеки одну батарею и верни мне контроль над главными двигателями, – сказала Черри. – Даже несколько секунд при слабом притяжении, гораздо лучше, чем ничего, и мы могли бы восстановить немного энергии. Файрбол, закрепишь там всё как можно крепче. Когда вернётесь назад, то сразу же пристёгивайтесь. Это будет очень жесткая поездочка.

Спитфайр подтянула ремни и кивнула в знак согласия. Это действительно было очень не просто, и они все могли только надеяться, что остановка в конце пути не будет смертельно внезапной.

Запуск магических двигателей в иной вселенной вызвал непредсказуемые последствия.

Внизу перед кораблём, который изо всех сил пытался перевести свою вертикальную скорость в горизонтальную, пыльная буря, уже и так довольно мощная по меркам скудной атмосферы этого крошечного пустынного мира, разрослась до титанических размеров, угрожая крупнейшему на данный момент искусственному сооружению на поверхности. За миллионы миль отсюда, на другой планете, наблюдатели заметили это внезапное и необъяснимое изменение погоды и предупредили обитателей сооружения, чтобы они подготовились к эвакуации как из него, так и с планеты в целом.

Тем временем ничего не знавшая об этом пилот корабля задействовала все приёмы, которые выучила или изобрела сама за десятки посадок на разных аппаратах. Она то предельно экономно отрабатывала двигателями, то нервно постукивала копытом, ожидая, пока они медленно восстановят заряд. И благодаря то ли мастерству, то ли везению и срочным молитвам ко Всем, Кому Не Всё Равно, она сотворила чудо, превратив курс на столкновение в пологий нырок в атмосферу. Но достичь невозможного ей всё же не удалось – разреженная пыльная атмосфера планеты вцепилась в корабль и отказывалась отпускать. Крылатый фюзеляж корабля тормозился слишком быстро, чтобы удержаться на орбите, но недостаточно для управляемой посадки на неподготовленную поверхность.

В качестве отчаянной меры аварийные солнечные батареи, убранные перед снижением, были выпущены снова. Через миг они сорвались с креплений, почти не замедлив корабль.

Следом был выпущен аварийный тормозной парашют, а за ним посадочные парашюты. Все они продержались лишь пару секунд, после чего их порвало в клочья.

Наконец, не видя другого выхода, пилот задрала нос как можно выше, стараясь хоть как-то затормозить. Маневровые движки, перегруженные сверх всякой меры, исчерпали ману и вырубились. Гироскопы ориентации, вынужденные работать непрерывно, выжрали всю энергию электрических батарей и автоматически отключились. Корабль, оставшись неуправляемым, самопроизвольно клюнул носом, едва успев перемахнуть через край неглубокого каньона.

А потом они встретились с поверхностью, и в корабле уже не было энергии ни на выпуск шасси, ни на управление, ни на что.

С грохотом, перекрывшим даже вой пыльной бури, корабль на полной скорости хлопнулся брюхом об инопланетную почву и заскользил, вздымая перед собой вал из пыли и мелких камушков. Попадавшиеся навстречу крупные камни снесли его короткие крылья-плавники, закрутив корабль сперва в одну, затем в другую сторону, но прямо по курсу ни одного валуна, к счастью, не оказалось.

Постепенно под кораблём образовалась пологая насыпь и нос начал зарываться в грунт, сильнее тормозя аппарат. И наконец, с последним стоном измученного металла, корабль вздрогнул и замер, оставив за собой борозду длиной в несколько километров.

Пять космических путешественников, надежно упакованные в скафандры, выжили, но их корабль лишился энергии, воздуха, воды и магии.

А когда они пришли в себя, то все пятеро заметили на встроенных в шлемы курсовых дисплеях мигающий огонёк…

* * *

Последний человек на Марсе сидел один в своём жилище и печатал.

«Вот такова ситуация. Я застрял на Марсе. У меня нет возможности общаться с Гермесом или Землей. Все думают, что я мёртв. Я нахожусь в Доме, рассчитанном на тридцать один день.

Если оксигенатор сломается, я задохнусь. Если очиститель воды сломается, я умру от жажды. Если Дом порвётся, я просто взорвусь. Если ничего из этого не произойдет, у меня в конце концов закончится еда и я умру голодной смертью.

Так что да. Я в жопе»

Он сделал паузу, решив, что это весьма подходящее место для завершения записи в журнале и переместил курсор на кнопку сохранения.

Раздался стук в дверь.

Его пальцы вернулись к клавиатуре.

«И, видимо, я уже схожу с ума. Должно быть потеря крови. Мне кажется, что только что слышал, как кто-то постучался в дверь первого воздушного шлюза. Но это невозможно, потому что все остальные улетели на MAV, а это поездка в один конец.»

Раздался ещё один стук, куда как более настойчивый.

«Ебена мать. Это случилось снова. Что-то на самом деле стучит в дверь шлюза.»

Марк Уотни сохранил запись, встал со стула, стараясь не обращать внимания на недавно зашитую рану на боку, и пошёл, чтобы ответить на него.

К началу ^
Далее ->

37 комментариев

— Открывай давай! Пришельцы пришли!
хрумхрумхрум
Спойлер
Ага, Уотни примерно с такой же рожей на лошадей-пришельцев и смотрел

Но марсоход-попаданец это тоже было сильно
с такой же рожей

Не, она у него даже в первый сол была не настолько широкая.
А приквел переводить не будешь?
Перевод: Fogel
Редактор: Oil In Heat, RePitt

это не я перевожу, я только выкладываю, ну и косяки всякие правлю.

Если ты про «Космическую программу чейнджлингов», то она не окончена и когда будет неизвестно. Так что было принято командирское решение начать с этой части, а там поглядим
Ну да, у этого фикс тэг complete… Но он же вдвое длиннее.
«Я худею дорогая редакция» © Нет, честно. За столько лет пребывания в фендоме я думал что видел всё. Слава Селестии я ошибался. Сейчас у меня натурально упала под стол нижняя челюсть (хорошо что не верхняя). Подобный кроссовер должен выйти или очень интересным или полным дерьмом. Сильно надеюсь на первое. И да, жду продолжения.
Первое, первое, можешь не сомневаться ^^
Ох ты ж ёлочки, вы таки взялись это переводить?! Обалдеть! Ну что, круто, подписываюсь на продолжения и всё такое.

Единственное, чего не хватает — какого-то предупреждения, что для понимания многих вещей лучше всего ознакомиться с первоисточником — книгой «Марсианин» (или хотя бы с фильмом). Без этого половина прикольных (а также сюжетно важных) моментов останется непонятными.
в шапку сейчас добавлю, тем более что автор говорит, что старался не повторять существующее, а показывать пропущенное.

Но тут строго надо книгу, а не фильм
А комментарии автора тоже переводить будете??
Похоже они у Фогеля снова потерялись. Спасибо, что заметил. Я постараюсь поправить их отсутствие
[КОММЕНТАРИЙ УДАЛЕН]
Спасибо! Интересно будет почитать продолжение. Тем паче, что описание «НФ-контента» не вызывает явного «не верю» (с поправкой на магичность вселенной MLP, конечно), а космический двигатель на основе сверхчастой микротелепортации — весьма оригинальное решение (навскидку и не вспомню, где такое встречал).

Последний человек на Марсе сидел один в своём жилище и печатал.
<...>
Раздался стук в дверь.

Почти «самый короткий хоррор-рассказ».

тауматургии

Всё-таки обычная транскрипция "θαυματουργία" — «тавматургия» (хотя, с другой стороны, ипсилон в древнегреческом это вполне себе «у»).
Отреагировал Уотни соответственно: пойду хоть гляну кого там черти принесли…

Я как то больше привык к произношению как тут: Запись лекции профессора ████████████ о тауматургических манипуляциях. А ГОК в этих вопросах можно верить.

Да и если честно периодически упоминаемые «таумы» звучат благозвучнее, как мне кажется, чем «тавмы»
Я как то больше привык к произношению как тут: Запись лекции профессора ████████████ о тауматургических манипуляциях.

Ну, я с этим термином впервые встретился много раньше знакомства с SCPfoundation.)))
космический двигатель на основе сверхчастой микротелепортации
Навскидку могу вспомнить миссию стрелы. Там этот эффект вообще оказался чуть ли не в каждой бочке затычка: и корабль гг на нем летает, и принцессы именно так Луну и Солнце по небу толкают, и обычный телекинез и телепорт на нем основаны
я добавил комментарии автора к главе, там он именно на тот фик и ссылается, но мол тут только движетель на нем пашет, все остальное «обычная магия»
Навскидку могу вспомнить миссию стрелы.

Не читал, так что ничего по этому поводу сказать не могу.)))
в комментариях автора есть ссылка, я ее на перевод перенаправил, можешь глянуть
После первой главы ушел читать вторую в оригинале. Но все же перевод лучше будет тоже прочитать. Подписался на продолжение, так что буду ждать перевод.

Спасибо
Марсианин будет по субботам выкладываться (здесь я обновлю комментарии автора завтра — потерялись), а вот про марсоход-попаданец — завтра еще пять глав, а потом тоже по субботам, но по две
а вот про марсоход-попаданец — завтра еще пять глав, а потом тоже по субботам, но по две

Я его уже в оригинале читаю, но от перевода не откажусь
Так я продолжение перевода не дождался и перешел на оригинал. Эти главы на русском уже прочитал.
— Все же полезно знать языки, согласен с вами, благородная леди…
— Я бы не назвала это знанием. Все время упускаю суть и приходится перечитывать данное произведение. С английским у меня, к сожалению, туговато.
Амицитас
Эк вы её переименовали. Прямо как название какой-то страшной болезни.

Восемь мана-батарей в блоках маневровых двигателей. И батареи в комплексах подруливающих устройств.
Вам не кажется, что «маневровые двигатели» и «подруливающие устройства» звучит как разные название одного и того же? В каком-то смысле так и есть, просто второе в оригинале называлось «suit thruster packs», то есть это реактивные ранцы скафандров.

Even a few seconds at low thrust
Даже несколько секунд при слабом притяжении

: С

Спитфайр, «военную косточку»
До мозга костей. To the core — это обычный английский фразеологизм, не эквестрийский. Нет смысла стараться его адаптировать.
«at low thrust» — это «на малой тяге», т.е на двигателях ориентации, т.к. главный вырубился
Нет, главные двигатели в норме. У корабля были основные двигатели для орбитальных манёвров и экспериментальный Спаркл-драйв для перемещений между планетами.

Это всё равно не объясняет, почему в переводе написано о «притяжении».
Молодцы, что взялись, но вам бы как минимум технический редактор не помешал. «Аварийный жёлоб» особенно повеселил — ну что, погуглить лень было? :) И с пунктуацией тоже не очень, и язык бы поестественней.
Вот как-то такЗапуск магических двигателей в иной вселенной вызвал непредсказуемые последствия.

Внизу перед кораблём, который изо всех сил пытался перевести свою вертикальную скорость в горизонтальную, пыльная буря, уже и так довольно мощная по меркам скудной атмосферы этого крошечного пустынного мира, разрослась до титанических размеров, угрожая крупнейшему на данный момент искусственному сооружению на поверхности. За миллионы миль отсюда, на другой планете, наблюдатели заметили это внезапное и необъяснимое изменение погоды и предупредили обитателей сооружения, чтобы они подготовились к эвакуации как из него, так и с планеты в целом.

Тем временем ничего не знавшая об этом пилот корабля задействовала все приёмы, которые выучила или изобрела сама за десятки посадок на разных аппаратах. Она то предельно экономно отрабатывала двигателями, то нервно постукивала копытом, ожидая, пока они медленно восстановят заряд. И благодаря то ли мастерству, то ли везению и срочным молитвам ко Всем, Кому Не Всё Равно, она сотворила чудо, превратив курс на столкновение в пологий нырок в атмосферу. Но достичь невозможного ей всё же не удалось – разреженная пыльная атмосфера планеты вцепилась в корабль и отказывалась отпускать. Крылатый фюзеляж корабля тормозился слишком быстро, чтобы удержаться на орбите, но недостаточно для управляемой посадки на неподготовленную поверхность.

В качестве отчаянной меры аварийные солнечные батареи, убранные перед снижением, были выпущены снова. Через миг они сорвались с креплений, почти не замедлив корабль.

Следом был выпущен аварийный тормозной парашют, а за ним посадочные парашюты. Все они продержались лишь пару секунд, после чего их порвало в клочья.

Наконец, не видя другого выхода, пилот задрала нос как можно выше, стараясь хоть как-то затормозить. Маневровые движки, перегруженные сверх всякой меры, исчерпали ману и вырубились. Гироскопы ориентации, вынужденные работать непрерывно, выжрали всю энергию электрических батарей и автоматически отключились. Корабль, оставшись неуправляемым, самопроизвольно клюнул носом, едва успев перемахнуть через край неглубокого каньона.

А потом они встретились с поверхностью, и в корабле уже не было энергии ни на выпуск шасси, ни на управление, ни на что.

С грохотом, перекрывшим даже вой пыльной бури, корабль на полной скорости хлопнулся брюхом об инопланетную почву и заскользил, вздымая перед собой вал из пыли и мелких камушков. Попадавшиеся навстречу крупные камни снесли его короткие крылья-плавники, закрутив корабль сперва в одну, затем в другую сторону, но прямо по курсу ни одного валуна, к счастью, не оказалось.

Постепенно под кораблём образовалась пологая насыпь и нос начал зарываться в грунт, сильнее тормозя аппарат. И наконец, с последним стоном измученного металла, корабль вздрогнул и замер, оставив за собой борозду длиной в несколько километров.

Пять космических путешественников, надежно упакованные в скафандры, выжили, но их корабль лишился энергии, воздуха, воды и магии.

А когда они пришли в себя, то все пятеро заметили на встроенных в шлемы курсовых дисплеях мигающий огонёк...
«Аварийный жёлоб» — это меня тоже озадачило, но потом забыли поправить.
Захожу я на Табун про поней почитать… И тут вижу Сабж…
Первая мысль:
«Мндя-а-а, сразу видно, что «пни закончились»! » ))))))
Настали трудные дни…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.