Марсиане, Глава 15 (Сол 23)



Автор: Kris Overstreet
Оригинал: The Maretian
Рейтинг: E
Перевод: Fogel
Редактор: Oil In Heat, RePitt, Veon, Многорукий Удав

Экспериментальный двигатель для межпланетных полётов, изобретённый сумеречным гением Твайлайт Спаркл, дал сбой, выкинув интернациональную команду в составе Старлайт Глиммер, Спитфайр, Черри Берри, чейнджлинга Дрэгонфлай и дракона Файрбола на враждебную всему живому планету в совершенно иной вселенной. С ограниченными запасами продовольствия, почти отсутствующим запасом магии, без связи с домом и невозможностью покинуть планету, они должны выжить, пока хоть кто-нибудь не спасёт их.
К счастью, они разбились прямо по соседству с другим существом с точно такими же проблемами. Существом по имени Марк Уотни.

Ponyfiction
Ficbook

Сол 23«Амицитас». Полёт 3. День миссии 19
Арес III Сол 23

Наконец-то дело сделано.

Файрбол и обезьяна воняли даже больше, чем сама база в целом. Дракон мечтал о долгой расслабляющей лавовой ванне или хотя бы о десяти минутах в душе для дезактивации. Но инопланетная обезьяна, несмотря на несколько тоскливых взглядов в сторону душевой кабины, даже не попыталась снять не менее вонючую, чем он сам, одежду. И если уж Марк собирался это терпеть, то Файрбол и подавно. Это был вопрос принципа. Ни один инопланетянин, особенно почти лысый, без чешуи, когтей и с крошечными зубами, не сможет выдержать больше, чем дракон.

Но они тщательно помыли руки в раковине химической лаборатории, потому что никто не желал мешать еду с «конскими яблоками».

А вот Черри Берри, напротив, весьма тщательно помылась в душе. Она была единственной пони, помогавшей им в проекте удвоения земли. Остальные просто запечатались в своих скафандрах в тот же момент, как Марк открыл контейнер с компостом. И они всё ещё находились в них, хотя восьмичасовой лимит безопасности уже подходил к концу. Старлайт Глиммер с Драгонфлай завалили один из рабочих столов планшетами и руководствами с их корабля, а Спитфайр занялась штудированием медицинских руководств на своей койке. Но Черри весь день провела на ногах в очень вонючей грязи и… всяком другом.

Она появилась из душа с двумя глупыми пакетами для сэндвичей на передних копытах, которые взяла у инопланетянина (правда, сам инопланетянин хранил в них грязь и гальку, но Файрбол видел, как пони пользуются ими дома, и это были пакеты для сэндвичей. Он, правда, до сих пор не мог понять, как пони вообще умудрялись расстегивать застёжку без помощи единорога). Импровизированные пластиковые тапочки имели достаточно смысла, когда, после удвоения, новый земляной пол Дома раскинулся и непосредственно перед душем. Пока Марк усаживался за свой любимый рабочий стол и открывал пишущую машинку с картинками, Черри пошла на кухню и открыла холодильник.

Впрочем, «пошла» – это, пожалуй, громко сказано. Скорее едва поволокла ноги, словно дракон, которому Лорд Драконов сказала, что если тот хочет больше драгоценных камней, то пусть идёт и откопает их из земли. (И, если подумать, разве он не копался в земле весь день? Файрбол чувствовал, что заслужил хоть немного драгоценных камней, даже если это в основном будет пустой скучный кварц).

Черри подошла к столу, положила на него две коробки – одну полную, и ту, в которой осталась разве что четверть вишни, и пододвинула стул, чтобы сесть. Опасно взгромоздившись на предмет мебели, рассчитанный на высоких двуногих пришельцев без хвостов, она открыла крышку коробки и вздохнула, выражая трагедию разбитого сердца куда лучше, чем любая из баллад Дымных Гор.

От этого вздоха у Файрбола пробежала дрожь по шипам. После последовавших было в самом начале возражений, Черри теперь лично следила за коробкой с компостом, не выказывая ни малейшего отвращения. Сегодня она провела весь день, занимаясь тяжёлой, грязной работой, перемещая и смешивая почву без единого слова. Но теперь она выглядела готовой разреветься…

…и как же Файрбол ненавидел плачущих пони. По каким-то причинам это у них было крайне заразно.

Медленно, с благоговением, розовая пони сняла защитные мешочки с копыт, открыла почти пустую коробку с фруктами, вытащила вишенку и покатала её между копытами.

– В чем дело, командир? – спросил дракон настолько вежливо, насколько вообще мог себя заставить при общении с пони.

– Они начинают дрябнуть. Смотри, на каждой уже есть следы полежалости, – ответила Черри и указала на коробку, но Файрбол лишь пожал плечами. Ягоды как ягоды. – Если я подожду ещё, они совсем испортятся. Так что сегодня настал тот самый день.

– Ох ты, – Файрбол вспомнил, как Черри в какой-то момент упоминала что-то подобное – что в какой-то из дней ей придется либо съесть всё, либо потом просто выбросить оставшуюся вишню, которую она аккуратно ела по штучке в день. Видимо, наступало Время Без Вишен.

– Да, это проблема, командир, – сказал дракон, хоть и не особо сочувствуя.

– Ты должен понимать, что это значит, – продолжила Черри Берри. – Перед тобой стояла та же проблема всего пару дней назад.

– Ну, всё-таки не совсем такая, – возразил Файрбол. – Пока наши умники не нашли пещеру, я готовился страдать от недоедания. А ты по-прежнему будешь есть нормальную пищу, а затем люцерну, если обезьяна Марк сможет что-то здесь вырастить.

Слова были резкими, но его тон оставался мягким, и Файрбол не вполне понимал почему. Да, сапфиры были его любимыми драгоценными камнями и переходить на обычный кварц было отстойно, но специи из дымчатого кварца и сочность цитрина и аметиста хотя бы немного помогали с этим, и… К чему это он вообще?

– Но теперь у тебя есть кристаллы, – сказала Черри, кладя вишенку в рот и через несколько секунд выплевывая на стол косточку. – Даже в Эквестрии, известной своей магией и чудесами, ни у кого никогда не было вишнёвой шахты.

Пони дожевала кусочки вишни, спрятавшиеся за щекой.

– А кто-нибудь пытался?

Как ни бессмысленно это казалось Файрболу, какая-нибудь пони наверняка ДОЛЖНА была это сделать. Уж очень это на них похоже – чем глупее идея, тем быстрее они захотят претворить её в жизнь.

– В таком никогда не было надобности, – вздохнула Черри, сглотнув. – Вишнёвые сады по всей стране приносят несколько урожаев в год, так что даже зимой их всем хватает. А при надлежащем уходе земнопони, вишня может вырасти из косточки до плодоносящего дерева примерно за пару лет. Никто и подумать не мог, что нам понадобится вишня там, где абсолютно ничего не может расти.

– Хм. То есть, ты, в сущности, говоришь, что никто и не пытался этого сделать? – прежде, чем Черри смогла ответить, он заорал: – Эй! Старлайт, кобыляй сюда!

Старлайт и Драгонфлай подняли глаза от предмета их обсуждения. Пожав плечами, они соскользнули со своих стульев и рысью двинулись к ним, время от времени отряхивая копыта, когда земля неприятно к ним прилипала.

– Ты чего орал, Файрбол? – сухо спросила единорожка.

– Да вот. Командир хочет больше вишен, – сказал Файрбол. – Как нам получить ещё?

– Как нам получить ещё вишен? Спастись отсюда, вот как. Других способов нет.

– Разве у тебя нет какой-нибудь понячей мумбы-юмбы, – сказал Файрбол, делая непонятные движения руками, видимо, символизирующие магию, – чтобы заставить появиться новые вишни?

– Вы двое, – начала Старлайт, потерев голову, – только что прервали важное обсуждение того, какие части корабля нам будет лучше использовать, чтобы сделать пещеру герметичной. Ради этого? И мы бережём лекарства из аптечки на случай серьёзных травм, а значит, мне приходится жить с головной болью.

– Просто ответь на вопрос, мисс Всё-Можно-Решить-Магией, – огрызнулся дракон.

– Ладно, – ответила Старлайт. – Если единорог знает, где находится несколько вишен, он может телепортировать их к себе. По-настоящему могучий единорог или аликорн на пике своей силы может превратить в вишню что-то другое. Но я не могу припомнить, чтобы даже аликорну удавалось создать что-то, пусть даже куда меньше вишни, из ничего, используя для этого лишь магическую энергию. По крайней мере, ничего, что не исчезало бы бесследно, когда заклинание развеется!

– Так что, не будет вишни из ниоткуда?

– Ты вообще слушал? НЕТ!

Файрболу не понравился тон голоса единорожки, но он ограничился фырканьем без пламени. По какой-то причине здесь было трудно создавать пламя, и даже драконы были осторожны со своим огнём в закрытых помещениях.

– А что там ты говорила в середине? Что-то про превращение чего-то ещё в вишню?

– Трансмутация, – нехотя ответила Старлайт. – Может быть временной или постоянной в зависимости от того, сколько магической силы ты в неё вложишь. Требует серьезной концентрации и мощного магического поля.

– Которого у нас нет, – вздохнула Черри Берри, съедая третью вишенку.

– Но у нас есть мана-батареи, – заметил Файрбол.

– Для экстренных случаев! – возмутилась Черри.

– И при таком магическом поле, как тут, потребуется очень много времени, чтобы превратить что-то в вишню насовсем, – продолжила единорожка. – И, прежде чем вы спросите, нет, я не могу сделать так, чтобы оно тратило меньше энергии. Конечно, я могла бы применить тёмную магию, но за ней всегда кроется более высокая цена – обычно она заставляет тебя творить ещё больше тёмных заклинаний. Последствия просто не стоят сиюминутной экономии.

– Ну, а ты попробуй, – сказал Файрбол. – Давайте посмотрим, сколько энергии на это потребуется, и, может быть, у нас уже будет решение нашей проблемы с едой. Едрическая кочерга, да это будет стоить уже того, чтобы выкинуть отсюда всю эту грязь!

Ха. Вот, он тоже что-то придумал. Он не безмозглая груда мышц. Теперь, когда речь была больше, чем только лишь о получении новых вишен, Черри Берри не могла возразить, что мана-батарея предназначена только для экстренных случаев. Проблема с с едой была ещё какой экстренной… ну, не совсем экстренной, поскольку все предвидели её заранее, но это точно была самая важная проблема из стоявших перед ними. Если магия могла предложить решение, то его нужно было попробовать.

И действительно, Черри Берри, сидевшая с набитым вишней ртом, ничего не возразила, когда Старлайт взглянула на неё, ожидая подтверждения.

– Ладно, – сказала наконец единорожка. – Драгонфлай, принеси мне, пожалуйста, ту батарею, в которой меньше всего заряда. Кроме того, мне нужно что-то, что можно будет превратить в вишню. То, что нам больше не понадобится.

У Файрбола была как раз такая вещь. В конце концов, у них же имелось лишь три вещи, которых у них было больше, чем надо. Но ни воздух, ни вода для этой цели не годились. Он подошёл к своей недавно значительно расширившейся сокровищнице, покопался в ней и выудил оттуда самый маленький камушек — обломок сердолика неровной формы. Он был похож на вишню, был примерно с вишню размером и…

Ему потребовалось две попытки, чтобы положить его на стол перед Старлайт и выпустить из когтей. Расставание даже с какой-то частью сокровищницы… ну, в общем, это шло вразрез со всем, во что верят драконы. Но, если это помешает ещё большему числу пони разреветься, то ладно.

Старлайт ткнула в кристалл копытом, убедившись, что это действительно камень, а не ягода.

– Может, возьмём что-то побольше? – предложила она. – Если сработает, то мы уж всяко не будем превращать еду по ягодке за раз.

– Просто начинай уже своё световое шоу, волшебная пони, – проворчал Файрбол.

Марк, привлеченный шумом, встал и подошел, указывая на маленький камешек и спросил:

– Вукс гнав хингнав?

– Циантс, – ответила Старлайт. Обезьяна удивлённо подняла бровь, затем наклонилась над столом, с интересом наблюдая.

Драгонфлай принесла потрёпанную аварийную батарею № 2 и поставила её на стол.

– В ней только шесть процентов, – сказала она.

– Хорошо, – ответила Старлайт. – Если это заклинание требует больше, то его всё равно слишком затратно использовать для еды.

Она щёлкнула выключателем, положила одно копыто на точку выхода маны и сосредоточила всё своё внимание на заклинании.

Камешек, срезанный с края одной из небольших друз в пещере, взлетел и закружился в окружившей его сфере света.

Пот тёк по лбу Старлайт, пропитывая гриву под рогом.

– Оно… сопротивляется… – проворчала она. – Надо больше силы…

Батарея подала звуковой сигнал и отключилась.

Мгновение спустя заклинание схлопнулось, и кусочек сердолика разлетелся с оглушительным треском. Ещё через долю секунды раздался второй щелчок, результатом которого стали крошечные блестящие пылинки полудрагоценного минерала, кружащиеся в воздухе и медленно оседающие на столешницу.

Файрбол понял, что под столом особенно неуютно, если четыре других тела прижимаются к твоему как можно плотнее. Несмотря на это, он позволил обезьяне первой выглянуть наружу – в конце концов, это был его космический дом. Вот пусть он его и чинит.

Несколько мгновений спустя инопланетянин сказал что-то на своем овечьем языке, и другие тела, окружавшие Файрбола, отлипли от него. Наконец, освободившись, он тоже вылез из-под стола. Марк стоял возле шкафа, через проход от того места, где они работали. В дверце шкафа была огромная вмятина с небольшим отверстием в центре. Марк отогнул и без того погнутую дверцу, достал несколько пластиковых коробок и, наконец, вытащил кусочек сердолика, примерно в два раза меньший изначального.

Не говоря ни слова, Марк указал сначала на дыру, а затем на причудливую резиновую ткань, которая была единственным, что отделяло тёплый, густой воздух внутри от леденящей и почти не существующей атмосферы снаружи.

Первой подала голос Драгонфлай:

– Я… Я чувствую внезапное желание посетить комнату для маленьких чейнджлингов.

Она подхватила мана-батарею и унесла её с собой, чтобы поставить на прежнее место.

– Шесть процентов из одной батареи, – сказала Старлайт отчаянно дрожащим голосом. – Заклинание отказало из-за недостатка энергии, а последовавшая отдача чуть не убила нас всех. Я думаю, эксперимент закончен.

Она истерически засмеялась, но тут же сунула копыто себе в рот и поспешила удалиться.

Марк вытащил камеру, сделал несколько фотографий отверстия как изнутри, так и снаружи, а затем вернулся к своей штуке с кнопками и начал печатать в два раза быстрее, чем прежде. Черри, всё ещё в шоке, сгребла горсть вишен и все их разом засунула в рот. Косточки сплевывались одна за другой, осторожно откладываемые в сторону, пока пони жевала.

Файрбол стоял, смотрел и думал. Так продолжалось около трёх минут. Затем, не говоря ни слова, он встал рядом с Черри, взял вторую коробку с ягодами и открыл её. Одним движением когтя он разрезал вишню, а вторым извлёк косточку. Ещё два движения, и ещё одна вишнёвая косточка аккуратно легла на перевёрнутую крышку коробки. Затем последовала ещё одна косточка, и ещё одна… А вишни без косточек падали в почти пустую коробку, стоявшую перед пони.

– Хм-м-м… что ты делаешь? – спросила Черри, когда её рот достаточно освободился, чтобы говорить.

Файрбол не ответил. Вжик, вжик, стук, шлёп. Вжик, вжик, стук, шлёп. Вжик, вжик, стук, шлёп.

Через две минуты всё было готово. Все оставшиеся вишни были очищены от косточек, а косточки собрались в пустую коробку. Вторая коробка стояла перед Черри.

– Ешь, – буркнул дракон. – Если их съесть, они не испортятся.

Не обращая внимания на замешательство пони и на то, как у неё отвисла челюсть, Файрбол подошёл к Марку и практически впихнул коробку с вишнёвыми косточками в живот пришельца.

– Ты! – прорычал дракон, глядя инопланетянину в глаза, а затем указал когтем на коробку и крикнул: – Заставь их вырасти! Понял?

Вот так. Дело сделано. Файрбол вернулся к лабораторной раковине, чтобы смыть вишнёвый сок с кончиков когтей.

“Глупые пони со своей плакательной заразой, – подумал он. – Причем заразной, даже когда они не плачут.”


Примечания:

Когда я начал эту главу, моей единственной мыслью было: «для драконов эмпатия – это в лучшем случае приобретенный навык”. Я не планировал делать дырку в Доме, хотя такой сценарий встречался в моих записях – пони пробивают дырку в куполе из-за беспечного применения заклинания.

Когда я обнаружил, что, глава движется в этом направлении, то всерьёз задумался о том, не сделать ли это сейчас. В конце концов я решил, что ещё слишком рано, тем более что полная разгерметизация жилого модуля и потеря атмосферы почти наверняка погубят картофельный проект, если вообще не всё сельское хозяйство Марса. Поэтому вместо этого мы получаем крайне опасную ситуацию, вторая часть которой описана в сцене, которая будет чуть позже.

Но да, Файрбол не слишком надёжный рассказчик. И даже если он большой, злой дракон (намек: на самом деле нет), он все равно уроженец Эквуса.

К началу ^
⇦ Назад
Далее ⇨

6 комментариев

Без вишен жизнь не имеет смысла…
Чё так ра?
чукча уехал на весь день по делам прям с пяти утра и хз было вернусь ли до понедельника, но вот таки вернулся
— Эх, Карлсон, не в пирогах счастье…
— Ты с ума сошёл… В чём же ещё?!
«Марк вытащил камеру, сделал несколько фотографий отверстия как изнутри, так и снаружи»
Так вот откуда взялась та дырка на корабле Союз.
– Надо же, Файрбол знает толк в чистке вишен. Драконы воистину полны скрытых талантов (впрочем, мы это и по Спайку знаем).
Спасибо за перевод!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.