Марсиане, Глава 27-28 (Сол 42-43)



Автор: Kris Overstreet
Оригинал: The Maretian
Рейтинг: E
Перевод: Fogel
Редактор: Oil In Heat, RePitt, Veon, Многорукий Удав

Экспериментальный двигатель для межпланетных полётов, изобретённый сумеречным гением Твайлайт Спаркл, дал сбой, выкинув интернациональную команду в составе Старлайт Глиммер, Спитфайр, Черри Берри, чейнджлинга Дрэгонфлай и дракона Файрбола на враждебную всему живому планету в совершенно иной вселенной. С ограниченными запасами продовольствия, почти отсутствующим запасом магии, без связи с домом и невозможностью покинуть планету, они должны выжить, пока хоть кто-нибудь не спасёт их.
К счастью, они разбились прямо по соседству с другим существом с точно такими же проблемами. Существом по имени Марк Уотни.

Ponyfiction
Ficbook

Сол 42– Здравствуйте, – сказала Кэти Уорнер, используя своё выражение лица «Серьёзная Озабоченность» на четырёх миллионах зрителей по другую сторону объектива камеры. – Спасибо, что присоединились к нам. Сегодня вечером на «Отчётах об Уотни и компании»: обновленная информация о том, что же произошло в зоне «Эпсилон». Каково текущее состояние Марка Уотни? И почему его инопланетные гости так интересуются грязевым вулканом?

– Моим первым гостем на сегодня, с которым мы обсудим последние новости с поверхности Марса, будет доктор Венкат Капур, глава марсианских программ НАСА. Как всегда, доктор Капур, большое вам спасибо, что пришли к нам.

– Всегда приятно пообщаться с тобой, Кэти, – ответил Венкат.

– Я уверена, что наши зрители уже знают о новой строке, добавленной к сообщению Уотни азбукой Морзе, – продолжила ведущая: – «Сол 42, ожоги, лечусь». Что это означает в контексте выживания Марка Уотни на Марсе?

– Для начала, я бы хотел сказать, что все мы с облегчением узнали, что он жив. Марк Уотни демонстрирует исключительную стойкость перед лицом непреодолимых трудностей, и мы считаем, что каждый день выживания в крайне враждебной обстановке – это победа.

– Но это указание на ожоги, – взволновано произнесла Кэти. – Разве это не значит, что он был застигнут извержением вулкана в зоне «Эпсилон» два дня назад?

– Позволь мне поправить тебя, Кэти, – ответил Венкат. – Мы вообще не знаем, было ли это извержением вулкана. Мы видели небольшой шлейф дыма, это правда, и что-то, что там случилось, заставило Марка и его инопланетных друзей срочно эвакуироваться. Но мы увидели лишь небольшой выброс тепла при помощи инфракрасных камер спутников, а спектральный анализ дыма показывает в основном газообразные соединения хлора и кислорода. Ни сульфидов, ни пепла, ни метана, ни угарного газа – ни одного из тех газов, которые обычно ожидаешь увидеть в вулканическом шлейфе.

– Но в зоне «Эпсилон» явно было какое-то извержение, – повторила Кэти.

– Мы всё ещё пытаемся выяснить, что там произошло, – подчеркнул Венкат. – Новая записка Марка дает нам ещё одну крупицу информации: что бы это ни было, оно его как-то обожгло. Таким образом, была вовлечена высокая температура, возможно, извержение какого-то типа, о котором мы не знаем, возможно, выброс пара, возможно, пожар оборудования, или, может быть, какое-то марсианское явление, которое мы ещё не встречали и не понимаем. В конце концов, мы ещё многого не знаем об этой планете.

– Означает ли эта травма сильное снижение шансов Уотни выжить до прибытия миссии по пополнению запасов?

– Нас обнадёживает тот факт, что Марк смог сам выложить новое сообщение. Инопланетяне помогали ему собрать камни, но он явно был снаружи и сам занимался работой. Это подразумевает, что травмы не являются ни опасными для жизни, ни причиняющими ему долговременный вред, и что он, скорее всего, в скором времени полностью восстановится.

– Кстати об инопланетянах, – продолжила Кэти, – Мы заметили, что на сегодняшних фотографиях рядом с Уотни появились только два инопланетянина. Двое других были сфотографированы идущими к зоне «Эпсилон» с каким-то большим обломком, скорее всего, от их корабля.

– Да, это верно, – ответил Венкат. – Мы знаем, что одним из тех, кто отправился в зону «Эпсилон», был инопланетянин, которого мы называем “Высокий парень”. Но мы не знаем, был ли другой “Оранжевым Лидером” или “Оранжевым Хаосом”. Как вы видите на сегодняшней фотографии, кто бы из них не отправился в зону «Эпсилон», другой был с Уотни. Основываясь на поведении, которое можно отследить по фотографиям, мы уверены, что второй инопланетянин с Уотни – это “Белая наседка”. “Белая коробочка”, похоже, сегодня Дом не покидала.

Пока журналистка и её гость разговаривали, на огромном экране позади них появилась инфографика, на которой были перечислены имена пришельцев.

ВРЕМЕННЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ ПРИШЕЛЬЦЕВ, ПРИНЯТЫЕ В НАСА

ВЫСОКИЙ ПАРЕНЬ – белый скафандр, двуногий, отбрасывает более длинную тень, чем Уотни

ОРАНЖЕВЫЙ ЛИДЕР – оранжевый скафандр, всегда впереди при движении пешком на большие расстояния

ОРАНЖЕВЫЙ ХАОС – нет повторяющегося шаблона поведения

БЕЛАЯ КОРОБОЧКА – белый скафандр, часто стоит рядом или переносит какой-то прямоугольный предмет

БЕЛАЯ НАСЕДКА – обычно держится как можно ближе к другим, чаще всего к Белой Коробочке

– Как вы думаете, Коробочка получила аналогичные травмы, что и Уотни? – спросила Кэти.

– У нас недостаточно данных, – пожал плечами Венкат. – Это может быть связано, а может быть и нет. Нам действительно удалось получить изображение инопланетян, несущих Оранжевого Хаоса из ровера в Дом на 40-й сол, так что, вполне возможно, её доставили таким же образом. Мы не видели, как переносили Марка, но, скорее всего, с ним поступили аналогично.

– Существуют некоторые предположения, – продолжила Кэти, – что неуверенное движение ровера во время эвакуации на сороковой сол из зоны «Эпсилон» объясняется тем, что ровером управлял инопланетянин. Можете что-нибудь сказать об этом?

– Маловероятно. Мы считаем, что это возможно, но маловероятно. До сорокового сола Уотни всегда был последним, кто садился в ровер и первым, кто его покидал, что соответствует предположению, что он всегда был водителем. Мы видели, как инопланетяне сами пользуются воздушными шлюзами, но никогда не пользовались ровером до сорокового сола. И у нас нет прямых доказательств того, что они управляли им тогда. Поэтому мы готовы предположить, что, несмотря на все травмы, которые он получил, Уотни ехал домой сам.

– Таким образом, неуверенное вождение было связано с травмами? Или шоком от извержения?

Венкат снова пожал плечами.

– Мы можем только предполагать. Но подумайте сами. Для того, чтобы Уотни мог получить ожоги, либо его скафандр должен был выйти из строя крайне специфичным образом, либо что-то очень горячее должно было его прожечь. Скафандр огнестойкий и имеет сложную систему терморегуляции, чтобы предотвратить воздействие экстремальных температур на астронавта. Так что, если мы предположим пробоину в скафандре, то мы также должны предположить декомпрессию и недостаток кислорода. И всё же, несмотря на все эти факторы, Уотни смог добраться до ровера и активировал экстренное шлюзование, прежде чем потерял сознание. Это потребовало бы почти сверхчеловеческих усилий.

Доктор Венкат сделал небольшую паузу.

– Итак, учитываем эти предположения. Он в ровере, приходит в себя после декомпрессии и повторного восстановления давления. Вероятно, он хотя бы на короткий период потерял сознание. И он как-то получил ожоги. При таких обстоятельствах нет ничего удивительного в том, что его вождение было немного странным. Было бы куда удивительнее, если бы это было не так.

– А теперь к главному вопросу, – предупредила Кэти. – Почему Уотни и инопланетяне так интересуются зоной «Эпсилон»?

– Предположительно, они считают, что там есть что-то ключевое для их выживания. Одна из теорий, которые мы рассматриваем, заключается в том, что на их корабле был некий жизненно важный предмет, способный их спасти и улетевший далеко за пределы основного поля обломков. Предмет, который, по их мнению, будет полезен или пригодится в будущем, и что он взорвался буквально у них в руках, когда они его нашли. Но пока мы не получим какую-то новую информацию, это не более чем одна из теорий.

– И последний вопрос, – сказала Кэти. – Можете ли вы дать нам обновлённую информацию о планах по спасению Марка Уотни и пришельцев?

– Ну, насчет инопланетян, – сказал Венкат, слегка улыбаясь, – вам придётся спросить у их главы марсианских операций, кто бы он ни был и где бы ни находился. Мы же всё ещё работаем над деталями возможной спасательной миссии, но в то же время мы формируем серию миссий по пополнению запасов. SpaceX перепрофилировала два своих “Red Falcon”, которые были запланированы в качестве миссий предварительной доставки грузов для «Арес IV», и мы надеемся, что эти носители будут готовы в течение ближайших пяти месяцев. Их и “Дельты-IX”, которую мы позаимствуем у миссии «Eagle Eye 3», должно быть достаточно, чтобы отправить три разных зонда с годовым запасом продовольствия для всех шести существ на Марсе, плюс две запасные радиостанции для Дома.

– Продовольствие для всех шестерых?

– Да, – подтвердил Венкат. – Мы знаем, что инопланетяне съели некоторую часть пищевых рационов Уотни. Основываясь на его первом сообщении, мы выяснили, что он отдал им все свои вегетарианские блюда и, очевидно, ничего, кроме них. Таким образом, в настоящее время мы предполагаем, что все пять инопланетян являются вегетарианцами и могут безопасно питаться растительно-белковой пищей, включённой в запас экспедиции «Арес III». Большая часть того, что мы отправим, будет такой же.

– Надеюсь, с кетчупом?

– Определенно, море кетчупа, – усмехнулся Венкат. – И острый соус в придачу.

– Спасибо, доктор Капур.

– Приятно было пообщаться.

Кэти обратила свое внимание на камеру.

– Когда мы вернёмся после рекламы, наш гость-вулканолог постарается объяснить вероятное происхождение ледяного вулкана, который мы называем зоной «Эпсилон», а приглашенный биолог выдвинет предположение, что могут скрывать скафандры пришельцев… Всё это после рекламной паузы.

Примечания:

Мне кажется, что глава не нуждается в пояснениях. Вот как выглядел “Бум!” с Земли.

Сол 43Запись в журнале — Сол 43

Рука болит и чешется под повязкой так, что просто пиздец, но я не могу даже коснуться её. Я отказался от волшебных пилюль пони и не испытываю никаких симптомов ломки, за исключением неприятного напоминания о том, что аспирин нихрена не помогает.

Но выживание требует, чтобы я оторвал свой зад от койки и приступал к работе. То же самое и со Старлайт, которая, очевидно, всё ещё находится в плохой форме, но всё равно не сидит на месте. Спитфайр злится на нас обоих, особенно на единорожку, после того как та прокралась мимо неё, чтобы сделать мне магический передатчик в скафандр, который позволяет подключаться к их сети связи. Он состоит из магической батарейки размером с кирпич, которую они добыли где-то в глубинах корабля, зачарованного драгоценного камня из сегодняшнего обеда Файрбола и ещё какого-то хлама. Причем подразумевается, что всё это я буду таскать под скафандром, но, тем не менее, передатчик работает.

Когда Спитфайр узнала, чем мы собираемся сегодня заняться, она чуть не врезалась головой в купол – так сильно она хлопала крыльями. Ну, прямо как курица-наседка. Пегаска хотела посадить нас под домашний арест, но мы настояли на своём: или все работают или все умирают. Рационы питания для пони и так сильно ограничены, а после того, как они кончатся, я смогу лишь на несколько дней отодвинуть начало голода. Единственный способ, которым можно получить урожай вовремя – посадить его прямо сейчас.

Произошедший в сол 40 «большой бум!», возможно, привлёк внимание НАСА, поэтому вчера я добавил пару слов к моей докторской диссертации, написанной азбукой Морзе. Правда, «ожоги, лечусь» заставит НАСА поволноваться, если они, конечно, это прочитают. Но, если они уже прочли моё старое сообщение, прежде чем заметить дым, выходящий из пещеры, то моё молчание заставит их волноваться куда больше.

Конечно, есть шанс, что они не видели ни того, ни другого. Каким бы сильным ни казался перхлоратный взрыв вблизи, в масштабах поверхности Марса он был меньше комариного пука. Им нужно было смотреть прямо на зону «Эпсилон», чтобы хоть что-то заметить. Через час после взрыва там уже не на что было смотреть. Но шанс есть, так что я обновил свой камне-блог.

Сегодня было удвоение земли – возможно, последнее, но, определённо, самое амбициозное. Вся земля в Доме и аварийных палатках теперь плодородна, но нам нужна начальная порция почвы для пещерной фермы, при условии, что с ней не случилось ничего непоправимого. Сегодня Файрбол таскал почву большими контейнерами для образцов на понячий корабль для хранения. Теперь там есть воздух и тепло, благодаря их системе жизнеобеспечения и электричеству Дома. Тепло генерируется одним из обогревателей, который они оставили внутри, так что почвенные бактерии там выживут. Тем временем Черри, Драгонфлай и Спитфайр натащили внутрь Дома ещё больше марсианского грунта, чтобы заменить почву, отложенную для пещеры.

По идее, я должен был им помогать с удвоением, но у меня были другие дела. Кроме того, я решил, что Спитфайр будет просто счастлива, если я не буду шляться там, где всяческие человеческие микробы, понячьи микробы, драконьи микробы, кем-бы-там-ни-была-Драгонфлай-евские микробы смешиваются и носятся в воздухе. И она, кстати, права в своём желании убрать меня оттуда. Ожоги крайне подвержены различным инфекциям. Я могу подцепить столбняк, кишечную палочку, некротический фасцит или какой-нибудь волшебный супер-жукопоньский грипп, который оставит меня абсолютно здоровым, только волосы у меня позеленеют, а руки отвалятся без всякой видимой причины.

А это серьёзная проблема. Если мои руки отвалятся, НАСА выпнет меня из космической программы под зад ногой, и я окажусь не просто брошенным на Марсе, а брошенным на Марсе безработным. Я лишь надеюсь, что смогу заставить отдел по делам безработных перевести мне пособие прямо сюда, потому как не думаю, что у моего банка тут поблизости есть филиал.

Ладно, шутки в сторону. Да, я провёл пару дней, переживая о межвидовых инфекциях, “Войне Миров” Уэллса и всяком прочем дерьме. Но я не упомянул об этом здесь по той же причине, по которой в конце концов смирился: мы все живём сейчас в Доме, поэтому неизбежно, что мы будем подвергаться воздействию бактерий друг друга. С этим ничего не поделаешь, даже если бы мы не месили каждую неделю общее дерьмо, чтобы создать плодородную почву для нашего будущего урожая. Мы либо рискуем умереть от болезней, либо гарантированно умрём от голода, если не будем трудиться вместе и делать всё возможное для спасения наших задниц.

Пока всё идёт достаточно хорошо. Старлайт продолжает доводить себя до изнеможения, у Драгонфлай тоже, похоже, завод кончился, ну а я обжёгся, как какой-то глупый супергерой, однако никто по-настоящему не заболел. Экипаж «Арес III» находился в строгом карантине в течение двух недель до старта специально для того, чтобы исключить большинство заразных болезней, которые могли привести к срыву полёта и прервать миссию. Возможно, пони делали что-то подобное, а может быть, волшебным понячьим руко-ядным микробам, не нравится вкус бедного немагического Марка.

Но принимать неизбежный риск – это одно, а бездумно искушать судьбу – совсем другое. Даже если все бактерии, которые остались с нами, это хорошие, полезные бактерии, хороший микроб, оказавшийся не в том месте, может быть столь же опасен, как и изначально патогенные виды. Поскольку сегодня воздух в Доме ими кишмя кишел, моя обожжённая рука получила свежую, стерильную повязку, и мы со Старлайт отбыли в пещеру.

Мой лётный скафандр восстановлению не подлежал, что, собственно, и не удивительно. Правый рукав сгорел полностью, если не считать электроники. То же самое произошло с большей частью торса. Шлем ещё можно использовать, как и левую перчатку, если я вдруг порву оставшуюся. Система жизнеобеспечения обгорела и, вероятно, сломана, но я мог бы использовать её как источник запасных частей, если в том возникнет необходимость. У меня всё ещё есть скафандр для наружных работ, который выполнен из более прочных материалов, чтобы противостоять суровым условиям пребывания на планете, вместо относительной безопасности космического корабля. И если вдруг всё пойдет совсем плохо, то у меня есть ещё несколько скафандров для наружных работ моих товарищей по команде.

Вокруг всё ещё разбросано немало перхлоратов. Взрывом их рассеяло настолько, что после того, как топливо исчезло, температура быстро упала ниже температуры возгорания. То, что осталось, можно легко убрать. Примерно четверть того, что мы раскидали по холму, уже сдуло или присыпало песком. Ну и скатертью дорога. Если я придумаю какой-нибудь безумно самоубийственный план выживания, который потребует наличие твердотопливного ускорителя, то попрошу Старлайт повторить это заклинание, но до тех пор не хочу больше видеть даже крупицу чистых перхлоратов.

Но мы пришли сюда вовсе не по этой причине. Я и так уже знал всё это из отчёта, который нам предоставили Черри и Файрбол. Целью сегодняшнего визита была проверка пещеры на герметичность.

Когда мы вошли в неё, то несли с собой магическую батарею и пару десятилитровых баллонов с сжиженным углекислым газом, которые нам заполнила топливная установка посадочной ступени МВМ. Конечно, для пещеры это было всё равно что пёрнуть на ветру, давление изменилось бы примерно так же. Внутренний объём по примерным прикидкам составляет от 10 000 до 50 000 кубометров, а двадцати литров жидкого CO2 хватит, чтобы заполнить лишь сорок кубометров при давлении в одну атмосферу. Если выпустить их все в пещере, то существующее атмосферное давление повысится аж до целых 0.68 килопаскалей, со стандартных для Марса на такой высоте и в это время года 0.63 килопаскалей. (Давление внутри Дома составляет одну атмосферу, такое же, как на Земле на уровне моря, что немногим больше 100 килопаскалей.)

Но Старлайт сказала, что этих баллонов хватит, и, думаю, она была права. Единорожка использовала мана-батарею, чтобы создать два непроницаемых для газа силовых поля, запечатывая пещеру с двух сторон на расстоянии, достаточном, чтобы мы оба могли стоять между этими полями. Я открывал/закрывал клапан на баллонах с CO2 и следил за показаниями датчика в скафандре, чтобы область в нашем срезе пещеры находилась под давлением в 10 килопаскалей или в четырнадцать раз выше нормального атмосферного давления на Марсе).

Так мы и шли вдоль пещеры, проверяя её на трещины. Старлайт с самого начала не особо уверенно стояла на ногах, а к тому времени, когда мы добрались до конца пола, засыпанного грунтом, она уже была готова снова потерять сознание. Тем не менее, она использовала последние крохи магии, а я весь оставшийся СО2, чтобы получить показания и у дальнего конца пещеры. В общем, и единорожку, и батарею я нёс к роверу на руках. За пустыми баллонами вернусь завтра.

Новости на самом деле довольно хорошие. Я бы даже назвал это подозрительно хорошими новостями. Недалеко от входа пещера протекает как сито, но Старлайт говорит, что она сможет это исправить, когда пони будут устанавливать шлюз, что в идеале случится завтра. И есть ещё одна существенная утечка у задней стенки, почти в середине холма. Но большая часть пещеры герметична. Я не знаю, из-за вечной мерзлоты это, или из-за слежавшейся почвы поверх пещеры, а может, утечки слишком малы, чтобы Старлайт или датчики моего скафандра могли их обнаружить. Но это значит, что после нескольких сеансов магической сварки, пещера будет держать воздух.

И, занявшись подсчётами, я только сейчас начинаю понимать, сколько же воздуха потребуется. НАСА предоставило нам 350 литров сжатого кислорода и азота. Этого достаточно для создания давления в одну атмосферу в роверах, скафандрах и внутреннем пространстве Дома объёмом примерно в 240 кубометров, плюс остается значительный запас, но это капля в море для пещеры.

Предполагая объем в 25 000 кубических метров от входа до задней стенки, потребуется 12500 литров сжиженного воздуха, чтобы поднять там давление до одной атмосферы. Максимальное количество кислорода, которое я могу безопасно транспортировать за один раз, составляет пятьдесят литров, и для его замены требуется семьдесят пять часов работы топливной установке МВМ, плюс чёрт его знает сколько времени необходимо оксигенатору для превращения углекислого газа в кислород. Если бы я должен был заполнить пещеру сам, то у меня кончилась бы еда задолго до того, как воздуха стало бы достаточно для выращивания хоть чего-то.

К счастью, мне этим заниматься и не нужно. Система жизнеобеспечения понячьего корабля прекрасно работает, и она напрямую связана с атмосферой их родного мира. То, что заняло бы  у меня больше года, можно будет сделать за считанные часы. Ещё лучше то, что их система также обеспечивает уровень углекислого газа как на Земле (ну, почти… 0,028% CO2 вместо наших 0,045% из-за глобальной загазованности, но это всё ещё достаточно для растений). Так что нам потребуется куда меньше привносить туда марсианской атмосферы.

(Интересный факт: растения выделяют почти столько же углекислого газа ночью, сколько поглощают в течение дня! Фотосинтез превращает окись углерода и воду в кислород и сахар, но ночью метаболизм растений меняет направление и использует сахар для жизни и роста. Вот почему на Земле всё ещё так много зелёных растений, не требующих уровня СО2 в атмосфере, который убил бы большинство животных. Но, как только мы начнем тут работать с растениями в полную силу, это небольшое различие в балансе поглощения сожрёт всё, что пришельцы и я сумеем внести своим собственным дыханием, так что для того, чтобы наш урожай сумел созреть и был хорош, нам придётся время от времени делать затяжечку-другую из марсианского бонга).

Во всяком случае, сейчас мы вернулись в Дом, и удвоение земли, вероятно последнее, что мы собираемся тут проделать, уже закончилось. Драгонфлай, благослови Господь её перфорированное сердце, только что отвлекла Спитфайр разговорами, чтобы та не вилась стервятником над кроватью Старлайт. Я должен сделать что-нибудь хорошее для этой жукопони. Но сначала мои три четверти ужина, а затем вечерний просмотр серий удивительного качества.

Мы начали смотреть «Электрическую Компанию». Конечно, мой разум всё ещё взорван тем фактом, что Морган Фриман когда-то был молодым. И, видимо, хиппи. Или битником. Или хиппи-битником. Или ещё кем. Интересно, напишет ли жукопони продолжение своего фанфика, в котором Придурки спасают Изи Ридерар из лап Босса Хогга? Я уверен, что с такой идеей не должно возникнуть проблем.

Это сарказм, кстати.

Примечания:

Времени на примечания нет.

К началу ^
⇦ Назад
Далее ⇨

2 комментария

— А потом приглашенный биолог выдвинет предположение, что могут скрывать скафандры пришельцев… Всё это после рекламной паузы!
Я ставлю на то что там котятки
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.