Марсиане, Глава 86-88 (Сол 144-151)



Автор: Kris Overstreet
Оригинал: The Maretian
Рейтинг: E
Перевод: Fogel
Редактор: Oil In Heat, RePitt, Veon, Многорукий Удав

Экспериментальный двигатель для межпланетных полётов, изобретённый сумеречным гением Твайлайт Спаркл, дал сбой, выкинув интернациональную команду в составе Старлайт Глиммер, Спитфайр, Черри Берри, чейнджлинга Драгонфлай и дракона Файрбола на враждебную всему живому планету в совершенно иной вселенной. С ограниченными запасами продовольствия, почти отсутствующим запасом магии, без связи с домом и невозможностью покинуть планету, они должны выжить, пока хоть кто-нибудь не спасёт их.
К счастью, они разбились прямо по соседству с другим существом с точно такими же проблемами. Существом по имени Марк Уотни.

Ponyfiction
Ficbook

сол 144«Амицитас». Полёт 3. День миссии 144
«Арес III» Сол 144

[08:48] JPL: Ха-ха, Марк, очень смешно. Мы передали последний присланный тобой анализ почвы в лабораторию астроматериалов и они, лишь взглянув на него, сказали, что это не к ним, а к медикам. Они сложили два и два, или может быть, мне нужно прямо сказать «сходили по большому»? Чтобы взять такой образец почвы с поверхности, тебе пришлось бы придумать способ, как спустить там штаны и не сдохнуть. Ну вот, ты посмеялся, а теперь как насчёт образца почвы, о котором мы просили?

[09:04] УОТНИ: Вы правильно определили вещество, но не его источник. Это дерьмо произвёл Файрбол, так что, точным словом для этого было бы «дерьмо драконье». А теперь, пожалуйста, скажите и тем и другим взглянуть на эти цифры ещё разок, потому что я не могу понять, как кто-то, сидящий на диете из диоксида кремния, может производит помёт, содержащий, за исключением воды, свыше 80% углерода.

[09:20] JPL: Да, я понимаю насколько это может показаться странным. Но я уверен, что никто из нас не имеет опыта работы с пищеварительным трактом, способным к трансмутации химических элементов. Как считаешь, ты сможешь уговорить своих друзей пройти тесты на основные медицинские показатели?

[09:40] УОТНИ: Вообще-то, мы здесь и можем читать всё, что вы нам присылаете. Попробуйте спросить у нас напрямую. – Спитфайр

[09:57] JPL: Привет, Спитфайр. Твой английский стал лучше. Мы хотели бы, чтобы вы позволили Марку вас взвесить, измерить и взять образцы, чтобы у нас была как можно более полная базовая информация о вашем состоянии здоровья. Может ли он это сделать?

[10:18] УОТНИ: Я спросила командира. Она говорит да. Свезло вам. – Спитфайр

[10:19] УОТНИ: Отлично. Теперь придётся делать химический анализ какашек всех в Доме.

[10:21] УОТНИ: Удачи в поисках моих! – Драгонфлай

[10:22] УОТНИ: О, теперь это охота за пасхальными яйцами! Я бы прекрасно обошёлся без подобного.

[10:40] JPL: Мне кажется, или в этом чате становится немного тесновато?

[10:47] ГЕРМЕС: На этот раз мы не виноваты! – Йоханнсен




Примечания:

Да, это та самая короткая-короткая глава, о которой я говорил. Первоначально я предполагал, что это глава будет проходить в более медицинском тоне, с исследованием пони, человеческой медициной и всякими заметками, но я не смог придумать ничего интересного, чтобы это написать. Так что всё, что вы получаете — это шутки про дерьмо.

Для тех, кто хочет поговорить о том, что превращение кремния в углерод невозможно, неправдоподобно и вообще нереализуемо в принципе, я просто укажу на существо из плоти и крови, с достаточной силой укуса и прочностью зубов, чтобы без проблем грызть минерал с твёрдостью 7 из 10 по шкале Мооса, в качестве доказательства того, что все правила биологии, геологии и физики могут получить вежливо написанное письмо от матери Файрбола, что он от них освобождён.

И наконец: «Слейпнир-1» стартует в сол 174.

Сол 147«Амицитас». Полёт 3. День миссии 147
«Арес III» Сол 147

Кому: Черри Берри ([email protected])

От: Мелисса Льюис ([email protected])

Тема: Один командир другому

Я попросила доктора Шилдс дать мне твой адрес электронной почты, чтобы я могла поговорить с тобой напрямую. Во-первых, как поживает Марк? Когда он был в моей команде, он всегда был сущим проклятьем, а не подчинённым. Он всегда полон идей, которые он жаждет реализовать, и даже если некоторые из них и были хороши, ты просто вынуждена возвращать его к первоначальной задаче, при этом стараясь не погасить его энтузиазм. И потом, конечно же, все эти его «остроумные» замечания. При этом Марк не хочет быть неуважительным, но, скажем так, при любой военной дисциплине он точно долго бы не продержался. Надеюсь, он не причиняет слишком много проблем.

Если честно, я пишу тебе потому, что мне не хватает моего шестого члена экипажа. Марк Уотни должен был эвакуироваться вместе с нами со всеми в шестой сол. Конечно, то, что он это не сделал, оказалось большим плюсом для тебя и твоей команды, но я всё ещё чувствую себя виноватой из-за того, что оставила его там. В мои обязанности входило доставить его с Марса в безопасное место, и не важно, каким образом. Я сделала всё, что могла, и я не могу найти ничего, что я сделала не так, как надо, но суть в том, что Марк там, с тобой, а не здесь, со мной.

Как ты сама знаешь, быть командиром космического корабля большая ответственность. Ты должна сохранять свою команду активной, мотивированной и слаженно работающей, даже если все они высококвалифицированные, волевые люди со своими идеями, планами и надеждами. Ты должна убедиться, что их потребности удовлетворены до того, как ты удовлетворишь свои. Ты должна поправлять, держать в дисциплине, поощрять и поддерживать их по мере возможности.

Но дело в том, что лидеры не одиноки. Так же, как я присматриваю за своей командой, так и моя команда присматривает за мной с тех пор, как мы покинули Марс. Хороший экипаж будет поддерживать друг друга. Да, они требуют от своего командира решительности и целеустремлённости, но они поддержат тебя, когда тебе это будет нужно.

Как продвигаются дела с лётными симуляторами? Могу поспорить, что наша авионика сильно отличается от вашей. Хотела бы я увидеть командную рубку вашего корабля лично. Судя по фотографиям, которые прислал Марк, это был прекрасный корабль до своего крушения. Уверена, что вы все гордитесь им. И ты определённо должна гордиться своей посадкой. Я не знаю ни одного человека-пилота, который мог бы осуществить подобную аварийную посадку так, чтобы выжили все.

Напиши мне, когда у тебя будет такая возможность. Я хочу услышать, как выглядят наши системы с вашей точки зрения.

Коммандер Мелисса Льюис, военно-морские силы США

Командир миссии «Арес III»

* * *

Кому: Мелисса Льюис ([email protected])

От: Черри Берри ([email protected])

Тема: Re: Один командир другому

Прошу прощения, если мой английский плохой. Я печатаю медленно. Старлайт помогает.

Марк в порядке. Он пытается позаботиться о нас. Он говорит много вещей, которые мы не понимаем. Я думаю, что это шутки, но я не знаю.

Это не одно и то же, ты и я. Ты хотела командовать. Я только хочу летать. Дома у нас есть принцессы, чтобы командовать. Но тут только я.

Марк очень помогает. Мы обычно следуем его указаниям, когда в Доме. Остальная часть моей команды тоже помогает. Иногда мне даже хочется, чтобы они помогали немного меньше.

Летать на вашем корабле тяжело. Система навигации совсем другая. У вас очень много систем, и они не работают вместе сами по себе. Я думаю, что ваши машины работают хорошо, но не так хорошо, как наши. То, что мы строим, работает всегда, иначе мы на них не летаем.

Главное, что я заметила, это то, что мы используем всю мощь, все ракеты, которые нам могут понадобиться для миссии. Вы же, кажется, используете наименьшую мощность, число двигателей и тому подобное, и надеетесь, что всё пойдёт так, как надо.

Спасибо, что написала. Я напишу ещё.

Черри Берри

Главный пилот космической программы жукопони

* * *

Кому: Черри Берри ([email protected])

От: Мелисса Льюис ([email protected])

Тема: Re: Один командир другому

Один вопрос: Космическая программа жукопони? Разве ты летаешь не в космическом агентстве своей страны?

Льюис

* * *

Кому: Мелисса Льюис ([email protected])

От: Черри Берри ([email protected])

Тема: Re: Один командир другому

Когда мы начали летать в космос, космическое агентство страны пони хотело брать пилотами только пегасов. Жукопони настолько нуждались в кандидатах, что готовы были попробовать на месте пилота и земную пони. Мы заставили это работать. Сейчас все космические агентства работают вместе. Но я всё ещё горжусь тем, что мы сделали в Космической программе жукопони.

Черри




Примечания:

Кто-то из вас может предположить, что это было не совсем спонтанно и будут правы.

Посмотрим, выйдет ли из этого что-то в будущем.

Сол 151– Подождите минуту.

Двое из членов инспекционной группы «SpaceX» застонали, с нескрываемым раздражением глядя на третьего.

– Чёрт возьми, Микки, – сказал один, – сейчас-то чего?

Майкл Хонг ненавидел своё прозвище. В детстве его уши торчали перпендикулярно к голове, и поэтому все его одноклассники стали называть его Микки. Когда он пошёл в колледж, то совершил большую ошибку, оставшись в родном штате – уже к концу первого семестра его одноклассники из школы успели раззвонить, что он Микки среди своих новых друзей. С тех пор эта кличка оказалось столь прилипчивой, что даже его лучшие рекомендатели, любимые профессора и боссы, все говорили: «Майкл Хонг? А, вы про Микки!» И прозвище и дальше оставалось неизменным.

Это была далеко не главная причина, по которой он попал на должность, из-за которой на работе его сторонились и не испытывали особой любви, но за два года работы оператором контрольной камеры в «SpaceX» он понял, что называться «этот придирчивый засранец Хонг» ему нравится гораздо больше.

И никто пока ещё не посмел назвать его в лицо новым прозвищем: «Педантичная крыса».

И если он иногда был несколько склонен к перестраховке, то это значило лишь более безопасные полёты, и кому какое дело, если его внутренний шестилетний пацан буквально подскакивал на месте, поощряя мстить парням, что предлагали ему сыр или выпрашивали автограф Дональда Дака?

– Взгляните на кислородный бак номер два, – сказал Хонг, орудуя с органами управления камерой, чтобы вывести на экран нужное место. Зонд камеры был опущен глубоко внутрь первой ступени «Red Falcon», намеченной для запуска на Марс миссии «Слейпнир 3». И теперь неяркий свет и крошечная камера были сфокусированы на соединительной муфте, которая стыковала центральный кислородный бак с ракетными двигателями внизу.

– Ну, я посмотрел, – ответил его коллега. – Выглядит отлично. Никаких признаков проблем.

– Но разве ты не видишь это изменение цвета чуть выше муфты? – продолжал настаивать на своём Хонг.

Третий инспектор снова застонал.

– Хонг, – сказал он, – Марк Уотни и его приятели-инопланетяне перерабатывают своё собственное говно и едят одну только картошку с сеном, чтобы выжить. Ты в курсе этого, я надеюсь?

– Да, но…

– Им нужна эта миссия снабжения, чтобы выжить, пока не прибудет «Арес 3В», чтобы их забрать, – продолжил третий инспектор. – В идеале, она должна была стартовать ещё вчера, а отправить мы должны были вдвое больше.

– И каждый день, что мы задерживаем эту миссию, – добавил второй инспектор, – это день, который Уотни и его друзьям проводят, ожидая поставок еды, ты меня понимаешь, Микки?

– Но это лучше, чем если она вообще не долетит, – отрезал Хонг.

– Хонг, у нас есть всего десять дней, считая сегодняшний, чтобы передать этот ускоритель и его вторую ступень НАСА для инспекции и окончательной сборки, – продолжил третий инспектор. – Мы и так уже нашли четыре проблемы, на устранение которых потребуется шесть дней.

За последние несколько лет «SpaceX» одержала много удивительных побед, но их амбициозная цель вывозить восстановленную ступень на стартовую площадку через двадцать четыре часа после предыдущего пуска разбилась о несокрушимую бетонную стену реальности. Было множество хороших разработок и прекрасных материалов, которые можно было противопоставить экстремальным тепловым нагрузкам отработавших газов, атмосферному давлению, трению, силам ускорения, вибрации и так далее и тому подобному. Но «Red Falcon», наследник BFR, самое сложное создание SpaceX, кроме, разве что, жилого отсека «Гермеса», содержал в себе очень много того, что «могло пойти не так».

– Но… слушайте, оно не должно таким быть, – настаивал Хонг. – Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное при инспекциях?

– Нет, – сказал второй инспектор. – Даже на тренировках. Это не утечка, это не истончившийся участок в трубопроводах или резервуарах, так что это не проблема.

– Это находится на кислородном баке, – настаивал Хонг. – В любом случае, это главная линия питания. Это не похоже на топливный бак. Если протекает топливо, возможно, у вас будет пожар, а может и нет. Но если протекает сжиженный кислород, то он найдёт способ разрушить всё вокруг пятью способами как минимум. Мы не балуемся с кислородными баками, ребята!

– Сколько времени, – спросил третий инспектор, – потребуется, чтобы разобрать ракету, заменить шток клапана подачи и муфту коллектора…

– Вероятно, коллектор тоже должен будет тщательно разобран, – добавил второй инспектор.

– …и снова всё это собрать?

Хонг пожал плечами.

– Девять дней, – сказал он. – Но другие ремонтные работы могут быть выполнены одновременно с этим, так что это сэкономит дня три.

Второй инспектор поморщился и проворчал:

– И это всё ещё два дня опоздания. И это если только мы не найдём больше ничего плохого. Действительно плохого, – решительно добавил он.

– А все в НАСА, начиная с Тедди Сандерса и далее, дышат нам в затылок, – добавил третий инспектор. – Они все считают, что ферма Уотни вот-вот взорвётся или что-то в этом роде, и что у него кончится еда, если мы не обеспечим его продовольствием прямо сейчас. Может быть, они и правы, Хонг.

– Слушай, Микки, – сказал второй инспектор, пытаясь изобразить голос разума, – если ты можешь сказать нам, что это за изменение цвета, и как оно может привести к неполадкам в полёте, мы пометим его как требующее исправления. В противном случае, это не проблема, и мы идём дальше. Согласен?

Два других инспектора замолчали и стали ждать, пока Хонг не обдумает это. У них был довод – НАСА очень хотело, чтобы этот ускоритель был готов вовремя, после задержек с ускорителем для «Слейпнира 2».

«И, – напомнил себе Хонг, – не было никаких явных признаков утечек или неизбежного отказа». 

Это могло быть потемнение от какого-то контакта перед сборкой, к примеру со смазкой для резьбы, используемой при затягивании соединений. Они отдали ускоритель для «Арес IV» МВМ, и он стартовал без каких либо проблем, хоть там и было три сомнительных пятна, даже более сомнительных, чем это.

Но опять же… это был центральный кислородный бак.

Хонг не хотел создавать проблем, но он также не чувствовал себя в праве пропустить тот момент.

Но… но двое других инспекторов были правы – он не мог точно отнести это изменение цвета к какой-то известной проблеме. Он мог лишь просто сказать: «этот металл не того цвета». И это был не тот цвет, который соответствовал бы любым известным предупреждающим признакам окисления или другим проблемам.

Хонг пожал плечами.

– У меня просто плохое предчувствие, – сказал он.

– Плохого предчувствия недостаточно, – заметил третий инспектор. – На наш взгляд, всё выглядит нормально.

Хонг вздохнул.

– Ладно, если вы так считаете, – сказал он. – Давайте двигаться дальше.

И два других члена инспекционной бригады вздохнули с облегчением, мысленно поздравили себя с тем, что проскочили мимо Педантичной Крысы, и двинулись дальше. Серьёзно, подумал каждый из них, он такая большая заноза в заднице, словно в НАСА работает.

К началу ^
⇦ Назад
Далее ⇨

4 комментария

В ленту… Ничего не могу придумать…
Ну, ты бы мог вспомнить, что произошло при запуске в оригинале, и тонко намекнуть на это.
Как всегда оч круто
Спасибо!

Когда мы начали летать в космос, космическое агентство страны пони хотело брать пилотами только пегасов.

О, пегасий шовинизм подъехал...


Но это лучше, чем если она вообще не долетит

Не знаю, как там Марк, а тем паче его гости — но лично я бы предпочёл подождать лишние дни, чтобы уж точно получить запасы на месяцы, а не сообщение о взрыве транспорта на полдороги…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.