Твайлайт берет ответственность на себя



Автор: Wintermist
Оригинал: Twilight Takes Responsibility
Рейтинг: T
Перевод: RePitt
Редактор: Randy1974

У Твайлайт слишком много свободного времени.

У Твайлайт есть заклинание, которое включает в себя «транспозицию жеребцовых характеристик», которое она еще не пробовала.

Твайлайт вот-вот вляпается в целую гору неприятностей.

Ponyfiction

У меня просто замечательная новость!Она не должна это делать.

Она правда не должна этого делать.

На столе лежала раскрытая старая потрепанная книга, поперек страницы находилась закладка, наполовину скрывая сложные знаки, руны и пометки. Твайлайт Спаркл пританцовывала рядом, постоянно глядя на книгу краем своих широко раскрытых сверкающих глаз, выгибая шею, как маленькое голодное животное, которое знает, что ему нельзя что-то есть, но которое все равно собирается это сделать.

Конец марта всегда был спокойным временем для библиотеки, когда все пони, что пользовались книгами, чтобы пережить скучные зимние месяцы, были охвачены радостью наступившей весны. Казалось, лишь немногие осознавали, что солнечная погода и отсутствие снега означают возможность просто читать книги на улице. Или продолжать читать их дома. В постели. В ванне, наконец, но только если это будет прохладная ванна, чтобы пар не повредил переплет, и вы должны быть очень осторожны, чтобы не уронить книгу. Это было слегка греховным удовольствием, как думала Твайлайт, и поэтому она тщательно дозировала подобное. Жаль, что другие пони в городе не любят книги так, как она.

В этом она немного себя обманывала, поскольку, хотя ей и нравилось видеть пони, приходящих в ее библиотеку, Твайлайт также обладала инстинктами настоящего библиотекаря, что обязывали ее содержать все книги в безопасности, чистоте и в строгом алфавитном порядке. Из-за того, что книги брали другие пони, она испытывала в глубине души небольшое беспокойство, что книги могут вернуться с потрескавшимися корешками или – ужас из ужасов – вырванными страницами. Или разрисованные мелками.

Когда подобное случилось в последний раз, Твайлайт перекусила карандаш пополам. Никого, конечно, потоком чистой магии, низвергнутой с небес, не испепелило, но к этому все шло. Нет, для всех ее книг было бы лучше находиться в тепле и безопасности в уютной библиотеке Твайлайт внутри дерева, где она могла бы вытирать с них пыль, петь им и изобретать новые способы классификации и расстановки по алфавиту, когда книги, казалось, волновались.

Но затишье в конце марта дало единорожке время, чтобы поддаться искушению и сделать то, что, как она на самом деле знала, она делать не должна.

В коллекции Твайлайт была книга непонятных заклинаний. Это был подарок. В ней было много чего интересного. Но единственное, на чем остановился взгляд единорожки, была страница, описывающая какое-то заклинание, о котором она никогда раньше не слышала. Это определенно был какой-то тип трансфигурации: что-то, что изменяло самого заклинателя. Точный эффект был не вполне ясен, но он включал в себя какую-то транспозицию… “жеребцовых характеристик”. Например  – высокий рост! Увеличенная мышечная масса! Более низкий голос! Именно это Твайлайт и интересовало.

Ладно, Твайлайт интересовало совсем не это.

Она никогда не видела эту штуку, кроме как в медицинских справочниках. Ее щеки заалели, когда кобылка сделала еще шаг ближе к столу, как будто могла подкрасться незаметно для себя. Неужели будет так плохо просто… посмотреть, на что это похоже?

Не то чтобы ее интерес был… был извращенным. Нет и нет. Единорожка отступила на шаг от стола.

И сделала два шага к столу.

Речь шла о научном любопытстве. Да, именно так было правильно. У нее было заклинание, и Твайлайт не знала точно, что оно делает, поэтому было необходимо его проверить. Тщательно. С соблюдением всех требований безопасности. И чтобы вокруг не было абсолютно никого.

Как сейчас, например.

И если оно сделает то, что Твайлайт думает, тогда она… она сможет сделать заметки! Не то чтобы кто-нибудь когда-нибудь сможет их прочесть… Это будут тайные исследования.

Твайлайт посмотрела вверх и в сторону, уставившись в потолок. Какой красивый узор древесных волокон. А затем ее грудь наткнулась на что-то, и единорожка с удивлением посмотрела вниз. Да ведь прямо перед ней была раскрыта книга заклинаний! И заклинание прямо тут! Может быть, ей стоит просто воплотить его?

Твайлайт прикусила губу, ее хвост хлестал ее по задним ногам, когда она бросила быстрый взгляд на дверь и начала творить заклинание.

В конце концов, вряд ли кто-нибудь когда-нибудь узнает об этом.

* * *

Было слишком ярко. Это было пылающее, обжигающее, совершенно обычное утро.

Твайлайт слабо помахала копытом перед мордочкой, простонав: “Не-е-ет..." – в целом в направлении всего, что когда-либо было или когда-либо будет. Не то чтобы она была против продолжения существования всей Эквестрии, но если бы все вокруг просто… просто исчезло на пару часов…

Воспоминания постепенно собирались вместе, как блестящие маленькие вагончики, образуя милый маленький поезд. Он пропыхтел сквозь деликатно-постыдную сцену приготовления к заклинанию из книги, остановился, а затем с извиняющимся грохотом влетел в стену.

Твайлайт сотворила заклинание. И потом…

Почему она в постели? Сколько сейчас времени? Прищурившись в сторону окна, единорожке захотелось уточнить заодно и какой сегодня день. Ох, Селестия, почему все тело так болит?

Прикрыв глаза от адского сияния мягкого солнечного света, Твайлайт попыталась сесть. Постельное белье было безнадежно смято и опутало ее ноги, что привело к унизительной борьбе с могучим одеялом, которая закончилась, в лучшем случае, ничьей.

– Ты заплатишь за это, – пробормотала единорожка ни к кому конкретно не обращаясь.

В комнате царил сущий беспорядок. Казалось, вся мебель стояла не там, где ей положено быть, даже лампа была опрокинута. По факту создавалось впечатление, что со всех плоских поверхностей все смели, раскидав вещи повсюду. Это что, коробки с жареной редиской на вынос? Почему повсюду валяются носки? Твайлайт почти никогда не надевала носков!

Прихрамывая, единорожка выбралась из постели, поставила на место несколько предметов и обреченно провела копытом по своей безнадежно спутанной гриве, пытаясь хоть немного пригладить ее. По крайней мере, ничего вроде не сломано.

Твайлайт оглядела руины своей павшей спальной империи, вздохнула и решила пока оставить эту комнату на разграбление варварам. Шаркая по коридору в сторону ванной, единорожка чувствовала как различные части ее тела протестовали против такой инициативы, но она забилась под душ и вслепую махала передним копытом, пока наконец сверху не полилась вода.

Мало-помалу боль немного утихла. Намылив и сполоснув гриву, Твайлайт осмотрела себя на предмет повреждений. Вроде все было нормально, кроме общей слабости, подразумевающей, что она с кем-то сражалась без остановок и передышек.

Твайлайт как раз сушила полотенцем гриву, когда внизу послышался стук в дверь.

– Спайк, ты не мог бы… Спайк?

Ответа не последовало. Никакого дракона. Выдохнув, Твайлайт накинула полотенце на спину, как невероятно пушистый плащ, завязала его вокруг шеи и направилась к лестнице. В гостинной царил такой же беспорядок, как и в спальне, но разбираться с этим не было времени. Подняв щеколду копытом, единорожка потянула дверь внутрь. Прохладный воздух обдал ее, вызвав короткую дрожь.

– Ну, здравствуй… дорогуша, – проворковала Рарити, входя внутрь медленными, неторопливыми движениями кобылы на подиуме. На ней была замысловатая пурпурная шляпка, изящно дополнявшая аккуратно уложенную гриву.

По сравнению с ней Твайлайт чувствовала себя так, словно сошла со страниц поучительной истории о вреде чрезмерного употребления сидра. Пролевитировав к себе гребень, она попыталась расчесать гриву.

– Эм. Доброе утро, Рэрити. Возможно, сейчас не лучший…

– Дорогуша, дорогуша. Право слово. Позволь мне, – промурлыкала белая единорожка, магией перехватила гребень и начала водить им вдоль гривы Твайлайт длинными, медленными движениями. Глаза модницы на мгновение скользнули по единорожке, затем она слегка пожала плечами и добавила: – У меня просто замечательная новость, моя дорогая, и я абсолютно точно не могу больше ждать и не поделиться ею.

– Эм-м-м… хорошая новость? Это, гм, хорошая новость. И что же это? – Твайлайт опустилась на диван и взяла чашку, рассеянно глядя в нее, как будто внутри могло быть написано объяснение.

Рэрити протянула передние копыта и обхватила мордочку Твайлайт, пристально глядя ей в глаза.

– Я беременна!

Было много различных ответов на подобное заявление. Затылочная доля  мозга Твайлайт перебрала их, классифицировала по различным метрикам, оценила и выбрала обычное «чего?». Однако после секундного шока Твайлайт слегка тряхнула головой и попробовала снова.

– Я… Я очень рада это слышать! Жеребенок – это большая ответственность, но я уверена, что ты будешь потрясающей матерью.

Рэрити мило покраснела.

– Ты так добра сегодня. Когда, по-твоему, ты сможешь переехать? Или будем чередовать? Я знаю, как много для тебя значит библиотека.

В ушах Твайлайт нарастал грохот далекой катастрофы.

– Э-э… Зачем? – услышала она свой собственный вопрос.

Рэрити моргнула.

– Но ведь ты сказала, что мы будем жить вместе! В конце концов, нам надо заботиться о жеребенке.

– Я так сказала, – это прозвучало скорее как вопрос, но слова упали как маленькие свинцовые кирпичи.

– О да, – Рэрити покраснела еще сильнее, потирая щеку копытом, застенчиво глядя в сторону от Твайлайт, потом снова бросая на нее взгляд. – Ты была так очаровательна и сильна, что я едва могла в это поверить. И я никогда бы не подумала, что есть заклинания, способные дать такое!

– Дать такое, – безучастно повторила Твайлайт.

Обмахиваясь веером, белая единорожка кивнула.

– Божечки. Похоже, магия способна творить чудеса, о которых я и не мечтала. Точнее, возможно, мечтала, но, конечно, никогда не предполагала, что подобное произойдет. Этот твой поджарый круп, наседающий…

Рэрити замолчала с отсутствующим взглядом.

– Наседающий, – трудно было прочесть эмоции в тоне Твайлайт, но в ее глазах был затравленный взгляд пони, наблюдающей, как мост под ней рушится в бездну, где она останется навсегда.

– М-м-м, можно и так выразиться. Безустанно.

Твайлайт глубоко вздохнула.

– Рэрити, я внимательно выслушала все, что ты сказала, и, кажется, поняла. Я уже приняла решение.

– И какое же? – нетерпеливо спросила белая единорожка, наклоняясь ближе.

– Я сделаю все, что в моих силах, – ответила Твайлайт с приятной улыбкой, – чтобы сбежать.

Яркая фиолетовая вспышка. Через долю секунды на верхних ветвях ее древесного дома возникла единорожка, тут же вцепившаяся в ветку со всем отчаянным пылом влюбленного. Полотенце развевалось на ветру у нее за спиной, подобно плащу, закрепленному узлом на шее.

– Привет, дерево, – поздоровалась с дубом Твайлайт. – Этого не может быть. Ты согласен? Я очень рада, что ты согласен. Какое милое дерево.

– Эй, Твайлайт? – раздался сверху скрипучий голос Рэйнбоу Дэш. – Что ты делаешь?

Единорожка подняла глаза. Мордочка Рэйнбоу, выглядывающая из-за края небольшого облачка, была едва заметна.

– Я… прячусь. Да, именно так.

Пегаска моргнула.

– Ты? Это на тебя не похоже. Я имею в виду, что ты же не какая-то трусиха. Ты… крутая.

На последнем слове голос Дэш немного понизился, наполнившись более мягкой искренностью.

Издалека снизу донесся голос Рэрити, зовущей Твайлайт. К счастью, у нее не было причин проверять верхушки деревьев. Если, конечно, она не заметит, как Рэйнбоу Дэш с кем-то там разговаривает. Это может немного выдать ее.

Слегка ослабив хватку за ветку, Твайлайт быстро сказала:

– Рэйнбоу, не могла бы ты спуститься сюда, пожалуйста?

Пегаска колебалась.

– Ну… В принципе… Я, конечно, могла бы…

– Прямо сейчас! Пожалуйста! – настаивала Твайлайт.

– Ну… Да, конечно, – взмахнув крыльями, Дэш спорхнула с облака и опустилась на ту же ветку.

На ней была надета юбка. Короткая, но все же юбка. А на мордочке был даже намек на неумело нанесенную помаду и тени для век.

Твайлайт моргнула.

– Ты надела платье? Ты же никогда не носишь платья! Рэрити на примерку тебя всегда при помощи лебедки вынуждена тянуть!

– Ну… да, – уступила Рэйнбоу, неловко потирая затылок копытом. Не в силах встретиться взглядом с единорожкой, она продолжила:

– Мне нравится чувствовать ветер всем телом, понимаешь? Но ты сказала… что тебе бы понравилось, если бы я… оделась во что-нибудь милое для тебя.

Твайлайт не могла заставить себя отпустить ветку, которую отчаянно сжимала.

– И я хотела сделать тебя счастливой. Ну и вот...  Ты должна знать… – Рэйнбоу замолчала, затем подняла глаза и наконец спросила: – Как ты относишься к тому, чтобы назвать кобылку «Рэйнбоу Спаркл»?

Хватка Твайлайт разжалась.

Она упала с дерева.

Далее последовала целая куча листьев с ветками, хлеставших единорожку по мордочке и рвавших полотенце, что внезапно закончились резкой остановкой и полным ртом земли.

– О-о-ох, – невнятно пробормотала Твайлайт.

– Твайлайт? Это ты? – раздался голос Рэрити откуда-то сзади.

Копыта Твайлайт скользили по земле, пока она стрелой неслась сквозь кусты и между деревьями. Единорожка бежала, пыхтя как модель парового двигателя, которую она построила в качестве подарка на День Согревающего Очага в прошлом году, и не останавливалась, пока ее копыта не влетели в ручей. Затем Твайлайт наклонила голову и сделала большой глоток, ошеломление от ледяной воды вернуло ее к чему-то, похожему на здравомыслие.

Рэйнбоу никак не могла намекать на то, на что намекала. Ни за что. Рэрити, должно быть, сначала рассказала пегаске, а потом Дэш шныряла вокруг, надеясь что жеребенка назовут в ее честь. Это было единственное возможное объяснение.

“Дом Флаттершай совсем рядом”, – заметила та часть мозга единорожки, которая до сих пор не была вовлечена в отчаянный побег из родной библиотеки. Твайлайт остановилась, чтобы подумать. Да. Флаттершай. Что Твайлайт действительно, действительно сейчас было нужно, так это кто-нибудь, совершенно не вовлеченный во все это – чем бы это не являлось – чтобы поговорить. Флаттершай прекрасно заваривала успокаивающий чай и успокаивающе говорила своим мягким, успокаивающим голосом. В конце концов, Флаттершай ни в коем случае не станет участвовать в чем-то, связанном с… ну, с непристойностями.

Глубоко вздохнув, Твайлайт направилась вверх по ручью, одним глазом настороженно поглядывая не появится ли Рэйнбоу. Вроде все было тихо. Снаружи домика Флаттершай не было никаких признаков жизни.

– Флаттершай? – прошипела единорожка, бочком пробираясь к двери. – Флаттершай!

Ничего. Закусив губу, Твайлайт постучала дважды, потом еще раз, чуть громче. Все будет хорошо, если она просто зайдет, выпьет чаю и разберется со всем этим.

– Флаттершай! – снова позвала она.

В небе двигалась точка. Твайлайт резко повернула голову, чтобы проследить за ней. Она приближалась? Неужели за ней тянется радужный след?

– Флаттершай, ты мне нужна мне прямо сейчас! – настойчиво произнесла единорожка, оглядываясь на дверь.

Которая, собственно, теперь была открыта. Флаттершай стояла в дверном проеме, ее мордочка была вся красная, когда она смотрела на Твайлайт, а колени дрожали.

Затем пегаска снова захлопнула дверь.

– Чего? – слабо спросила Твайлайт.

Дверь вновь распахнулась. Флаттершай кинула книгу в единорожку и снова захлопнула дверь.

Полностью сбитая с толку, Твайлайт посмотрела на книгу, которую рефлекторно схватила. Золоченое заглавие гласило: «План нашей свадьбы».

Твайлайт ухмыльнулась жуткой гримасой и исчезла во вспышке света. Книга начала падать. Спустя мгновение единорожка снова появилась, подхватила книгу, аккуратно положила ее на порог и снова исчезла.

Стремглав несясь обратно в Понивилль, Твайлайт попыталась собраться с мыслями. Она паниковала точно так же, как деревня у подножья разрушающейся плотины, что вот-вот столкнется с проблемой повышенной влажности. Подавляющая часть ее мозга могла предаваться лишь бессмысленным метаниям и ни на что другое ее не хватало.

Мимо проносились пони. Мадам Мэр окликнула единорожку, многозначительно потирая копытом живот. Твайлайт нырнула в переулок и вынырнула из него рядом со спа-салоном, только чтобы отшатнуться от Лотос и Алоэ, когда они возникли перед ней, обнимая друг друга, и поприветствовали ее криком:

– Надеюсь, у нас будут близняшки!

Голден Харвест подмигнула и многозначительно погладила морковку копытом, когда Твайлайт пронеслась между прилавками, подскальзываясь на листовках, которыми была усеяна площадь.

– Нет, нет, нет, – задыхаясь, пробормотала единорожка, сворачивая за угол, уже не понимая, куда бежит, но совершенно точно зная от чего. Она была почти уверена, что насквозь пропитана ужасом, и больше испугаться не может, но, к своему немалому удивлению, вдруг обнаружила, что ошиблась, едва не столкнувшись с Эппл Блум и увидев обожающий взгляд кобылки.

У Твайлайт отвисла челюсть, а ноги внезапно утратили координацию. Конечности перепутались, и единорожка сделала красивое сальто через улицу, упав вниз головой в обломки бочки.

– Эй, ты в порядке? – спросила Эппл Блум, подбегая ближе.

Ее отправят в тюрьму! И запрут навечно! Воображение Твайлайт заполняло каждую тень решетками и кандалами, когда единорожка взмолилась:

– Пожалуйста, скажи мне, что ты не беременна!

Эппл Блум непонимающе посмотрела на Твайлайт, а потом расхохоталась.

Беременна? Я же кобылка! Что за чушь ты несешь?

– Ха-ха-ха, – искренне согласилась Твайлайт, вздрогнув от облегчения. Плюхнувшись на бок, она попыталась выпутаться из обруча от бочки.

Эппл Блум наклонилась, чтобы помочь.

– Ты такая шутница, старшая сестренка, – весело сказала она.

Твайлайт замерла.

– Старшая сестренка? – хрипло спросила она.

– Ну да! Теперь ты особенная пони Эпплджек, так что это делает тебя еще одной моей старшей сестрой. Ну и, конечно, я с нетерпением жду появления маленькой племянницы или племянника! Я больше не буду самой младшей! – прощебетала кобылка.

Глаз единорожки задергался.

– Мы готовим для тебя посвящение в члены семьи Эппл, – продолжила Эппл Блум и добавила с кривой усмешкой: – Это тяжело, но ты справишься. Я надеюсь, ты любишь яблоки!

– Ха-ха, – неуверенно согласилась Твайлайт.

В конце улицы раздался новый голос: 

– Эппл Блум? Ты сегодня не видала Твайлайт? Мне тут сказали, что она пытается сбежать из города, а эт ваще никуда не годится.

– Ты этого не сделаешь, – выдохнула кобылка, затем схватила Твайлайт за ногу и закричала: – Она здесь, сестрен!

Именно это она и сделает. Она непременно это сделает. Твайлайт исчезла во вспышке фиолетового света, появившись на полпути вверх по улице, хлопая рваным полотенцем и с кольцом от бочки на шее. Спотыкаясь из-за неловкой позы, в которой она появилась, единорожка чуть не запуталась в собственных копытах, а затем понеслась вниз по еще одному переулку. С истерической ловкостью огибая старые ящики и спускаясь по узким проходам, она обнаружила, что стоит в тупике – перед грудой старых коробок, наваленных на рухнувший каркас старого фургона. Не имея другого выхода, она прижалась к ним и пыталась отдышаться, надеясь, что оторвалась от преследователей.

Это было безумие. Как долго действовало заклинание? Что за могучий усилитель очарования был в него вплетен?

Под копыто попало что-то бумажное. Это была еще одна из листовок, которыми была завалена рыночная площадь; должно быть, ее принес сюда ветер. Твайлайт наклонилась, чтобы поднять лист, но вовремя спохватилась. Наводить порядок? Правда? Сейчас было не время собирать мусор. Сейчас самое время не попадаться.

Эппл Блум завернула за угол и посмотрела прямо на Твайлайт. Глаза кобылки распахнулись.

– Эпплджек! – крикнула она.

Она попалась.

Твайлайт развернулась, ныряя в завал из коробок и брошенных ящиков. Там было достаточно места, чтобы увидеть улицу по другую сторону, но она столько носилась по городу, что уже не представляла, где находится. С другой стороны, где угодно было лучше, чем тут! Мерцающая вспышка, и она оказалась по другую сторону импровизированной баррикады.

Прямо за углом “Сахарного уголка”.

– О, привет, Твайлайт! – Пинки бешено махала ей копытом, запихивая в рот глазированный пончик. – Как у тебя дела?

… возможно ли, что Пинки не была втянута во все это? Что Пинки – единственная нормальная кобыла в городе?

Подобное совпадение казалось крайне маловероятным.

– Привет… Пинки, – поприветствовала земнопони Твайлайт, бочком отходя от заблокированного переулка. За ящиками слышались приглушенные голоса, но им придется искать другой путь. – Чем… занимаешься?

– Да ничем! Просто ем свой пончик! – Пинки демонстративно помахала тем, что осталось.

– Слава богиням. Все сошли с ума! Я проснулась сегодня утром и…

– О! О! И мне было интересно, какой она будет.

– Мы… ты и я, мы…

Ага, – с энтузиазмом согласилась Пинки. – Я даже не знала, что могу так туда-сюда!

–… – ответила Твайлайт, кивая с вымученной улыбкой.

– Она будет очень прилежной, сдаст все экзамены, а потом будет веселиться так, что сожжет всю школу! Это будет здорово.

– Это… это точно… здорово, – согласилась Твайлайт, пытаясь придумать хоть что-нибудь, что не было бы связано со словами «туда-сюда». – Ты должна… остаться тут и подумать об этом еще немного.

– Оки-доки! – проворковала Пинки и запихнула в рот остатки пончика.

Внезапно раздался громкий треск, и груда деревянных обломков врезалась в здание напротив переулка.

– Отлично, Эпплджек! – прозвучал веселый, восторженный, полный ненависти голос Эппл Блум.

– О-о-о! – воскликнула Пинки, возбужденно хлопая копытами. – Ты это видела, Твай?

Единорожки тут уже не было. Вообще-то она была внутри “Сахарного уголка”, прижавшись спиной к двери, а глаза были огромными и отчаянными. Мистер Кейк оторвался от прилавка и удивленно открыл рот.

Погодите, погодите секунду, скомандовали ей тлеющие руины некогда великолепных аналитических центров в голове единорожки. Мистер Кейк. Не кобылка. Не проблема.

Она в безопасности.

– Вы должны мне помочь! – выпалила она. – Мне просто, мне просто нужно где-то спрятаться от Эпплджек, и от поисковой группы Рэйнбоу, и от того, что задумала Рэрити, и от мэра, и… и вообще от всех остальных, пока я не придумаю, что делать. Хорошо?

Мистер Кейк нахмурился и облокотился на стойку.

– У тебя хватило наглости показаться здесь, Твайлайт Спаркл. Ты хоть представляешь, сколько стоит вырастить жеребенка?

Задние ноги Твайлайт подкосились, и она медленно сползла на пол.

– Вы беременный. Все в городе беременны. Я обречена. Я обречена! Вот так все и кончится. Вот прям так? Да, вот так все и кончится.

– Я не беременный, Твайлайт! – оборвал ее жеребец.

–… вы нет? – медленно спросила единорожка. – Нет. Это хорошо. Это очень, очень хорошо. О, слава Селестии, вы не забеременели.

Поднявшись с пола, Твайлайт пересекла комнату на дрожащих ногах и схватила жеребца за копыто, приговаривая с маниакальной, безумной серьезностью:

– Не беременейте, Мистер Кейк.

– Я не беременный. Жеребцы не беременеют, – он помолчал, пока Твайлайт блаженно кивала, потом резко закончил: – В отличии от Миссис Кейк.

Твайлайт медленно увяла под его зловещим взглядом.

– Ага. Понятно. Я вижу проблему.

– Хорошо. Так что ты собираешься с этим делать? – требовательно спросил жеребец. – Вырастить жеребенка стоит недешево!

– Хорошо, четкая и взвешенная позиция… Дело в том, что я собираюсь… – единорожка выдохнула. – Да, я определенно собираюсь снова сбежать.

– Даже не думай об этом!

Открывать дверь заняло бы слишком много времени. Твайлайт взорвала ее, вылетев на улицу под градом обломков, огня и магии, и ударилась о булыжники.

– Вот она! Тащите яблочный трамбовщик! – раздался характерный голос с сильным акцентом.

– Пока, Твайлайт! – крикнула Пинки, когда серия все более и более небрежных вспышек фиолетового света запрыгала по улице.

– Я даже не хочу...  – задыхаясь, произнесла Твайлайт, появляясь на крыше дома и начиная прыгать с крыши на крышу уж точно небезопасными телепортациями, – знать, что это такое!

Ей просто нужно было немного времени! Времени подумать, что делать! Времени, чтобы составить правильный план побега! Просто – еще времени!

… времени, чтобы отменить то, что она сделала!

Да!

В библиотеке Твайлайт не было книг о магии путешествий во времени – это было слишком опасно – но в Королевской библиотеке Кантерлота их было даже несколько. В этом было дополнительное преимущество, так как библиотека была в Кантерлоте, который был далеко-далеко от Понивилля. Все это могло просто… никогда, никогда не случиться. Да, вмешательство в течение времени считалось неэтичным, а также очень опасным, на что обращали внимание все авторитетные специалисты, но авторитетные специалисты по этим вопросам не обрюхатили четыре пятых Понивилля.

И им не грозила неминуемая опасность узнать, что такое яблочный трамбовщик!

Поезд на Кантерлот должен был отойти совсем скоро. Твайлайт все это время пряталась в ящике, время от времени поглядывая на поисковые отряды. Через несколько минут после того, как поезд был обыскан, она бросилась к нему, проверила, что купе по другую сторону окна пусто, и телепортировалась внутрь.

«Давай, давай», – мысленно подгоняла единорожка время, снимая одеяло с раскладной койки и, завернувшись в него, осторожно заползая на багажную полку, как самая неумело замаскированная гусеница в мире.

Чух.

Да!

Чух.

Пожалуйста!

Чух-чух-чух-чух…

Твайлайт обмякла от облегчения и, извиваясь, поползла к задней стенке узкой полки. Теперь все было хорошо. Все было в порядке. Она сможет все исправить, и никто никогда не узнает о произошедшем. Единорожка была совершенно измучена всей этой беготней и магией, поэтому под тихое покачивание поезда она впала в измученное оцепенение.

Слово «наседающий» продолжало пульсировать в сознании Твайлайт, преследуемое словами “туда-сюда”.

И не просто слова, но и картинки.

– Нет. Ничего подобного. Это была не я, и я этого не помню.

Пауза.

– Я совершенно точно не хочу даже вспоминать об этом.

Поезд нырнул в тоннель.

– Ни капельки.

Они выехали на свет. Затем нырнул в другой тоннель.

– И не думаю об этом!

Свет. Тоннель.

– И не собираюсь представлять этого!

Свет. Тоннель. Свет. Тоннель.

– Да, да, я поняла! – закричала Твайлайт на поезд во внезапном приступе раздражения. – Это метафора!

В коридоре послышались озадаченные голоса.

– Я одеялко, – серьезно прошептала Твайлайт и снова спрятала голову.

Должно быть, она уснула. В следующее мгновение поезд остановился, и в коридоре снова послышались голоса.

Первый был незнаком.

– Простите, мэм, но в поезде не осталось ни одного пони. Я проверил все купе и если ваша подруга была здесь, то она, должно быть, вышла на одной из предыдущих остановок.

Второй… тут сомнений никаких не было.

– Она здесь! Трикси в этом уверена! Твайлайт Спаркл всегда бежит к Селестии, когда не знает, что делать! Проверьте еще раз!

– Но, право же, мэм…

Твайлайт соскользнула с багажной полки и с глухим стуком упала на пол.

–… что это было?

Развернув одеяло, Твайлайт встала и отряхнулась. Спокойно и рассудительно она сказала себе: «Нет. Ни за что. Я отказываюсь. Подаю в отставку. Я больше не играю.» Толкнув дверь, единорожка вышла в коридор.

– Привет.

Трикси попятилась, потрясенно указывая на нее копытом.

– Ты!

– Да, совершенно верно. Надеюсь, поездка на поезде тебе понравилась, –  Твайлайт улыбнулась проводнику и добавила: – Я заплачу за билет позже.

Единорожка рванула галопом по коридору в противоположном направлении.

– Стой! Великая и Беременная Трикси требует, чтобы ты остановилась!

– Я предпочту рискнуть с яблочным трамбовщиком!

Дверь вагона была заперта. К счастью, Твайлайт знала великое множество заклинаний взлома замков, отличавшихся исключительной деликатностью и сложностью.

Она просто взорвала стену вагона.

– Простите! Простите! Не волнуйся, больше такое не повторится! – маниакально тараторила Твайлайт, скользя копытами по булыжнику. – Прошу прощения, извините, разрешите пройти, простите…

Она врезалась во что-то, похожее на стену, которая сказала глубоким, звучным голосом:

– Н-н-не-а.

Твайлайт подняла глаза. И еще выше:

– Ох… Э-э… Привет, Биг Мак. Итак, Эпплджек, – она помолчала, потом вопросительно добавила: – И Чирайли тоже?

– Агась.

–… ладно, послушай, я могу объяснить все, но сейчас мне надо бежать.

Твайлайт бросилась вниз, проскользнув между могучими ногами жеребца, выскочила позади него и рванула так, словно все демоны Тартара гнались за ней и требовали отчисления на жеребят.

За спиной Твайлайт раздались еще какие-то, в общем, протестующие крики, но главное было то, что они были позади нее, а замок был впереди, и именно там находилась библиотека.

Никогда в жизни она не бегала так быстро и долго.

Это отличное упражнение.

“Может быть, мне следует делать это почаще, – подумала единорожка в полубреду, когда дыхание стало рвать грудь. – Трахать весь город раз в год и бежать марафон до Кантерлота, чтобы все это отменить, как насчет этого?”

Хрипя, она свернула на другую улицу.

«Только если в следующий раз я смогу вспомнить о произошедшем”, – решила она.

Стражников у ворот замка единорожка не знала. Задыхаясь и шатаясь после остановки, она произнесла:

– Привет, меня зовут Твайлайт Спаркл. Я ученица принцессы Селестии. Я здесь, чтобы посетить библиотеку.

– Вас ожидают. Проходите, Твайлайт Спаркл, – громко провозгласил один из них, отступая в сторону.

“Это, – заключила Твайлайт, – нехорошо”.

Но она все равно вошла.

Хорошо. Информация о том, что она прибыла, доберется до принцессы Селестии, но на это потребуется время. Достаточно времени, чтобы быстрым шагом – не рысью или галопом – добраться до библиотеки. Внутри библиотеку она знала достаточно хорошо, чтобы телепортироваться там вслепую. Она могла бы сделать это.

Ни один пони не помешал ей по дороге. Твайлайт поспешила в хранилище, а затем – как она хорошо умела делать – просто исчезла и снова появилась в закрытой секции.

Селестия с грохотом захлопнула книгу, плавающую перед ней.

– Здравствуй, Твайлайт.

Рот единорожки открылся, а потом снова закрылся.

– Книга у тебя, – мозг, казалось, отключился, и тем, что говорил рот, напрямую управляли глаза.

– Да, – согласилась Селестия. – Ты должна знать, что Луна тебя ищет.

– Правда? – мягко поинтересовалась Твайлайт, едва заметно поморщившись от пережитого ужаса.

Селестия мигнула рогом, и звукопоглощающее зачарование на стенах библиотеки замерцало и отключилось. Откуда-то издалека, но явно приближаясь, раздавались безошибочно узнаваемые, пробирающие до костей, раскаты Королевского Кантерлотского Гласа.

– Правда, – подтвердила Селестия.

– Могу я… взять эту книгу, пожалуйста? – спросила Твайлайт тихим голосом, на ее губах появилась дрожащая улыбка панического нетерпения.

– Боюсь, что нет. В поток времени уже достаточно вмешивались. Это было бы просто опасно.

– Неужели… я не могу сказать ничего такого, что заставило бы тебя передумать? – Твайлайт совладала с этим героическим актом самоограничения, по сравнению с которым подъем солнца и луны казался сущим пустяком.

– Не думаю. Ничего такого, что ты могла бы сказать, чтобы переубедить меня, – глаза Селестии, полуприкрытые веками, внезапно вспыхнули призывным огнем.

– Ха-ха. Я… я вижу. Принцесса, могу я задать вам еще один вопрос?

– Конечно, Твайлайт.

– Может ли так оказаться, по какому-то очень странному стечению обстоятельств, вы сейчас беременны?

Брови Селестии слегка приподнялись.

– Право слово, Твайлайт. После того, что ты сотворила, едва ли может быть иначе.

– Ох… – единорожка посмотрела на Селестию, потом на книгу, потом снова на принцессу. – Верно.

– Я думаю, тебе не помешает какое-то время побыть в тишине, чтобы поразмышлять там, где тебя никто не потревожит. Я уверена, что смогу что-нибудь придумать на этот счет. Стража?

Словно по волшебству, но на самом деле не по волшебству, несколько одоспешенных пони вышли из-за книжных полок.

Твайлайт уже исчезла, оставив в воздухе слабое мерцание.

– Может, она собиралась отправить меня на луну! Это было бы здорово, – задыхаясь, пробормотала единорожка, бесцельно мчась по очередному коридору. Бег еще не решил ни одной из ее проблем, но он позволил успешно отложить многие из них, и этого было достаточно!

– Твайлайт, быстро! Сюда!

Этот голос был настолько знаком, что даже показался незнакомым. Твайлайт затормозила всеми четырьмя копытами, смяв ковер грязными складками.

Твайлайт Спаркл – не она, а другая Твайлайт Спаркл – высунулась из ближайшего дверного проема и настойчиво поманила ее копытом.

– Быстро! Быстро! Эта комната экранирована!

–… хорошо, – заключило то, что осталось от разума Твайлайт, и она бесцельно вошла в комнату. Дверь за ней закрылась, и по ней разлилось мерцание магии.

Ее двойник носил маленькие очки. Левитируя их, другая Твайлайт достала платок и протерла их.

– У тебя ведь еще нет книги, верно?

– Я… нет. У меня нет.

– Не волнуйся, ты доберешься до нее снова. Но это займет… некоторое время, – произнесла другая Твайлайт. – Я из будущего твоего потока времени. И вернулась, чтобы предложить тебе выход из этой передряги.

Твайлайт поникла, опустив голову.

– Ох, спасибо Селестии.

– Знаешь, тебе действительно нужно научиться перестать это говорить.

–… я, да. Полагаю, да. Спасибо. Книга у тебя с собой?

– Не здесь. Тебе придется сходить и забрать ее. Правда есть одна вещь, что ты должна сделать в первую очередь.

Твайлайт подняла голову.

– И что же это?

Это было чистое, кристально ясное осознание, когда Твайлайт посмотрела на мордочку своего будущего „я“ и увидела глубокий, густой румянец на ее щеках.

– После того, что ты со мной сделала? Я вернулась только по одной причине, – хрипло выдохнула будущая Твайлайт. Повернувшись, она слегка пригнулась и махнула хвостом, выставив напоказ свой круп. – Это ты первой прыгнула во времени, так что отвечай за свои поступки. Сделай это еще раз.

–… ох. Благодарю, это многое проясняет, – сказала Твайлайт с какой-то рассеянной, неопределенной любезностью. – Прошу меня извинить.

Дверь открылась без малейшего сопротивления. Винтовая лестница была не так уж далеко. Твайлайт спустилась по ней, радостно подпрыгивая, нашла самую глубокую и темную камеру в подземелье, вошла в нее и закрыла за собой дверь. Замок с грохотом закрылся, когда магия вступила в действие.

В темноте вспыхнул маленький огонек размером с лампу для чтения.

– Еще раз здравствуй, Твайлайт, – мягко заметила Селестия.

Единорожка истерически захихикала.

– Привет! Хочешь быть первой? У нас будет настоящий демографический бум! И проблемы с генетикой! Ух!

– Ты знаешь, что за день был вчера, Твайлайт?

– День когда Твайлайт чпокнула целый город? Мы могли бы сделать это ежегодным праздником, как насчет такого?

– Это было тридцать первое марта.

Твайлайт потребовалась секунда, чтобы осмыслить новую информацию.

–… нет.

– Таким образом, сегодня у нас, что?

– Я разрушу ваш замок. Я сожгу ваши троны в пепел.

– Это было бы слишком бурной реакцией.

– Нет, не было бы! Ты… ты не беременна? – Твайлайт наполовину умоляла, наполовину хихикала.

– Нет, конечно. Аликорнов, как известно, трудно оплодотворить.

– Ты… ты просто… – пролепетала Твайлайт.

– Так что остается только популяция всех взрослых кобыл Понивилля.

Краска отхлынула от мордочки Твайлайт.

– Но…

– Ни одна из них не беременна или, по крайней мере, не беременна благодаря тебе.

Твайлайт приняла официальную позу. В ней все еще чувствовалась изрядная доля истерии, но это была истерия, расчесывающая гриву и надевающая красивую рубашку.

– Я оплодотворила какого-нибудь пони, грифона, дракона или любое другое существо, о котором ты знаешь? Я хочу знать точно, принцесса. На самом деле хочу.

– Если убрать все недосказанности, как же я буду развлекаться? – обаятельно вздохнула Селестия. – Нет. Никого.

– Но… как? Как вы заставили весь город участвовать в этом? И зачем? Нет, на самом деле – как. Вначале разберемся как.

– Зачарованная бумага, – ответила Селестия, пожав плечами.

–… что?

– Город боролся за то, чтобы быть самым убедительным. Есть небольшой приз для победителя, которого я выберу.

– Зачарованная?

– Ослабленное „хочу-это” зафиксированное на внешний вид приза. Это сделало горожан очень мотивированными. И обратное, нацеленное на тебя. Что ты абсолютно точно не желаешь прикасаться к листовкам. Это испортило бы все, если бы ты прочла хоть одну.

Твайлайт моргнула.

– Подобное возможно? Это поразительно! Я и не знала, что ты способна на такое! Ты должна научить меня… Нет, нет, подожди, – единорожка перевела дыхание. – Я все еще злюсь, и ты не можешь подкупить меня магическими заклинаниями, которых я никогда раньше не видела.

– Я абсолютно точно уверена, что могу, – заметила Селестия.

– Да… можешь, – призналась Твайлайт.

– Я подумала, что тебе, возможно, захочется увидеть копию листовки, которая не была зачарована.

Из кучи сена, на которой она сидела, Селестия извлекла свернутый в рулон лист дешевой бумаги и протянула его Твайлайт.

Единорожка развернула и прочла его, а потом прочла его еще раз.

– Приз – статуэтка, на которой я отбрасываю назад гриву, – произнесла она наконец.

– В очень реалистичной манере.

– Ты велела кому-то изваять это?

– Вообще-то я провела небольшой конкурс среди нескольких скульпторов.

– Ты права. Вышло очень реалистично.

– Ты одобряешь критерии конкурса? – мягко спросила Селестия.

– “Лучшее выражение отчаяния» достаточно четкий критерий.

– Я хотела, чтобы за тобой следил фотограф. Он сделал все, что мог, но ты двигалась на на удивление быстро.

– Подлинность. Убедительность. О, и как я погляжу, только «сломать Твайлайт» получает бонусный балл.

– Будет очень трудно определить победителя.

Твайлайт отложила свиток в сторону.

– Знаешь, я действительно думала, что мне придется женится на… Не знаю! Флаттершай, и Рэрити, и что бы там ни было с Эпплджек, и… и на половине города!

– Нет-нет, Твайлайт. Я бы не позволила тебе жениться ни на одной пони в Понивилле, и если бы шутка зашла так далеко, мне пришлось бы ее прервать. В конце концов, это было бы противозаконно.

Твайлайт моргнула.

– Правда? Но женитьба не противозаконна.

Селестия мило улыбнулась.

– Есть один случай, когда противозаконна.

Из-за спины Твайлайт донесся глухой стук открывающегося замка. Металлические накопытники опустились на плечи единорожки и крепко сжали. Голос Луны был мягким и воркующим:

– Наконец-то я нашла тебя… муженек.

Послесловие– А как ты заставила мое будущее  “я” участвовать во всем этом? Она – это я, – поинтересовалась Твайлайт.

– Рано или поздно ты оглянешься на произошедшее и найдешь это забавным. Я уверена, что ты легко можешь себе представить, что хочешь увидеть выражение своей мордочки.

– Думаю, в этом есть смысл, – со вздохом согласилась единорожка, медленно кивая.

– И на самом деле она не врала.

–… ох.

– Так что у тебя есть чего с нетерпением ждать.

35 комментариев

— Ура! Новое заклинание! Время заняться наукой!
У Троллестии повысили кап уровня и она решила прокачаться?
и сразу уровней на пять
Эк накрутили.
Троллестия в своем репертуаре
Кто автор обложки?
Я нашёл, это lilboulder
благодарствую
— Мая не знать
А уж не Луна ли подала Селестии идею, судя по финалу?
если честно, то мне кажется что вся первая сцена с заклинанием Твайлайт приснилась, но тут прямо об этом не сказано ни слова…
звучит довольно логично. Правда тогда появление луны несколько позднее, Селестия уже сообщила что все шутка и реплика Луны несколько не в тему. Так что думаю определенно что-то было.
Пока не дошел до конца, подумал что это история по типу *уташай)
А оказалось невинная первоапрельская шутка
Нет, судя по концовке это как раз именно футашай, ну или если быть точным то футатвай.
хочу заметить, что день у них там еще не кончился и шутить Троллестия не перестает
Ну, учитывая что про противозаконность она похоже не шутила, Твайли всё таки успела соблазнить одну кобылку особо защищённую законом, законом и личным военизированным подразделением элитных манголюбивых стражей с пушистыми ушками.
ладно, я расскажу как все было на самом деле:
открывать на свой страх и риск — Твайлайт была не совсем в своем уме после того, как заклинание сработало. Она прыгнула вперед во времени, чтобы посетить свое будущее «я» и сравнить изменения в телах, а затем сразу же занялась сексом с самой собой. Когда заклинание развеялось, единорожка вернулась в настоящее, где как раз прибыла Луна, чтобы проведать ее — Твайлайт исчезла на пару дней, и Луна заметила рябь от магии времени. Твайлайт немедленно сотворила заклинание повторно, соблазнила Луну и трахала ее на всех плоских поверхностях в доме в течение трех суток кряду. Селестия узнала об этом и пустила в ход свой тщательно продуманный план мести за то, что Твайлайт соблазнила ее сестру.
Что и требовалось доказать.
Вот таки да. Меня смущает реакция Луны, это как-то выходит за рамки розыгрыша. Или он куда глубже… )
Дурик, там же под спойлером и так всё подробней некуда расписано, Луна определённо была предельно серьёзна.
Тогда, честно говоря, фигня, на мой взгляд, получилась. Боянистый, заезженный старый, проверенный первоначальный вариант «Троллестия снова в седле» мне больше понравился чем получившееся в итоге «Ляха-муха, мы сотворим жуткую херню и поставим на уши целый город, что бы прикрыть мезальянс моей сестры и моей ученицы. Погодите-ка, мезальянса особого нет — Твай национальная героиня и вполне годится сестре в жёны. Да и Луна, судя по всему, совсем не против женитьбы… А нахрена тогда мы всю эту „Понивильскую ружейную мультисвадьбу Твай“ устроили-то? ХЗ.» Грибной треш в конопляном дыму, короче, бессмысленный и беспощадный. Хотя и с парой забавных моментов.
Ты каким местом читал? Где ты вообще нашёл хоть слово про «прикрытие мезальянса»? Твайлайт просто основательно оттарабанила Луну, а Троллестия решила за это устроить ей подъёбку соответствующего масштаба. Ну а «поставим на уши целый город» это вообще обычный день в понивиле, местные даже внимания на такое не обратят.
Ты каким местом читал?
Глазами, как бы…
Твайлайт просто основательно оттарабанила Луну, а Троллестия решила за это устроить ей подъёбку соответствующего масштаба.
А на кой хрен тогда грядущая свадьба Твайки и Луны, на которую прямой намёк? Тоже розыгрыш? Не похоже, имхо.
Ну а «поставим на уши целый город» это вообще обычный день в понивиле, местные даже внимания на такое не обратят.
Я ж говорю, треш он и есть, ибо про такое отношение жителей — чистый фанон сугубо юмористического плана.
В общем, пофиг. Рассказ сам по себе юморно-трэшовый, а мы тут диспут развели.
Глазами, как бы…
Проверься у окулиста.
А на кой хрен тогда грядущая свадьба Твайки и Луны
Ну так Луну же она таки оттарабанила, а после того КАК она это сделала, тут уж только жениться.
Я ж говорю, треш он и есть, ибо про такое отношение жителей — чистый фанон сугубо юмористического плана
Вообще-то это как раз чистейший канон, причём уже довольно давно.
вы еще подеритесь, горячие финские парни!

А по факту, лично я думаю что никакой женитьбы на Луне и не будет. Ну соблазнила, ну чпокнула, за что Селестия «пошутила» со всей пролетарской ненавистью. А шутка про «муженька» таки просто шутка промеж своих
А по факту, лично я думаю что никакой женитьбы на Луне и не будет.
Так, да?А я уже надеялся...
Да что за глупости вы несёте, мало того что Туна один из самых умилительных шиппингов, так и автор прямым текстом говорит, что Твайка соблазнила Лунищу и долбила её трое суток без передыху, тут вот ну никак не тянет ситуация на «просто шутку промеж своих».
именно это я и имею в виду под шуткой промеж знающих. Ну да было. Но если последствий никаких, то чего сразу жениться? Да даже если с последствиями: непорочное зачатие у полубогини, что тут такого…
Ну, хотя бы то, что встреть я книжную красотку с которой три дня не вылазил бы из постели, фиг бы я её после такого куда отпустил не зависимо от наличия последствий.
Неистово плюсую! (Правда, если бы эта книжна красотка была как в этом фике — с, кхм, «жеребцовыми характеристиками», то бёг бы я от неё с не менее страшной силой!)
Шутка не шутка, а Луна прямо сказала муженек. Нет конечно, может она тоже шутница знатная и так решила подколоть Твай, но… может и нет.
Мне почему-то кажется, свадьба таки уже состоялась, потому и незаконно, потому и муженёк а не женишок.
Проверься у окулиста.
Сударь, а не пойти бы Вам… выпить чаю на едине с собой
Ну так Луну же она таки оттарабанила, а после того КАК она это сделала, тут уж только жениться.
Ну, если на всех женится, кого оттарабанил(а)...Не-е-е… Просто, «не»
Короче, сказал же уже, пофиг. Весёлый треш он и есть весёлый треш.
вы еще подеритесь, горячие финские парни!
Да тю! Кто тут драться собирается? Нету таких!
Орательная вещица, Троллестия в своём репертуаре, Твайлайт, как всегда, твайлайтирует =)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.