Победа и поражение. Глава 3: Дискорд - часть 2

Автор — RandomNPC

Оригинал — Winning, and the pitfalls therein

Рейтинг — G.

Перевод — Кайт Ши.
Что, если бы злодеям дали победить без боя? Принесут ли их планы те плоды, которые они желали? Наверное нет, особенно если их советник — Твайлайт Спаркл.

Разрешение на перевод есть.



Ponyfiction.



Глава 1: Найтмер Мун.
Глава 2: Дискорд — часть 1.

Дискорд. Часть 2-Немного позднее в перестроенном тронном зале-

Дискорд развалился на деревянном троне, держа бокал… чего-то. Он не был совсем уверен, чего именно, но оно было сладким – и того было достаточно. В конце концов, частью веселья было гадать, что же он себе сотворил.

Единорожка – как там ее? Даск что-то там, он был уверен. Она притащила большую стопку бумаг и положила на стол перед ним. Дискорд посмотрел на него еще раз, размышляя, не слишком ли раздатчики жевательной резинки, на которые он опирался, дисгармонируют с полированными мраморными полами и мореной древесиной.

Да нет, достаточно безвкусно. О, эти взгляды от надутой аристократии, которой окружила себя Селестия! Он был готов поклясться, что один был готов упасть в обморок от…

Шлеп. Свернутые в трубочку бумаги встретились с лицом Дискорда, и он потер нос в притворной боли. Казалось, мисс Спаркл была готова поразить его. Он позволил себе небольшой намек на веселье, но в ответ получил мрачный взгляд от своей маленькой советницы. Он не так уж и громко посмеялся над своей шуткой, да и не похоже, что озвучил ее… или нет?

Твайлайт шлепнула временного правителя Эквестрии свернутым в трубочку свитком со списком дел второй раз, чтобы привлечь к себе внимание.

— А теперь, раз уж ты согласился на это маленькое пари с принцессой, мне показалось, тебе стоит узнать, против чего выступаешь.

Он кивнул и сделал знак продолжать. Про себя он уже представлял, как Селестия подбирается к ничего не подозревающему пони с резиновым цыпленком и подушкой-пердушкой наготове. Он с трудом мог дождаться своей победы в этой их маленькой игре. Твайлайт пихнула лист бумаги ему в лицо так, что он едва мог различить знаки.

Дискорд осторожно отвел его в сторону, словно это было что-то отвратительное, чего не следовало касаться.

— Да-да, я слушаю. Что там у тебя, дорогая?

Твайлайт подхватила документ магической хваткой и вновь поднесла к Дискорду.

— Это последние данные об уровне поддержки Селестии. Опрос проводится каждый год, так что это – твоя цель.

Дискорд посмотрел на него, гадая, скольких пони могла осчастливить старая скучная Селестия.

— Девяносто пять? Не так уж и плохо, — ответил он, потягивая свой напиток. Как оказалось, шоколад с ананасом.

— Это девяносто пять процентов, Дискорд.

Драконикус фыркнул напитком через весь стол, каким-то образом сумев придать струе достаточно скорости, чтобы она попала точно в лицо Твайлайт.

Какой у нее рейтинг одобрения?!

Твайлайт вытерла лицо маленькой салфеткой.

— Ты нарочно так сделал? Но да, ее правление одобряют девяносто пять процентов пони, — она отбросила салфетку, которая, упав, превратилась во фламинго, но единорожка это проигнорировала. – Было и больше – девяносто восемь пару лет назад – но некоторым аристократам не понравилась ее идея поделиться властью с сестрой. Кое-кто заявил, что принцесса стала слишком мягкой и великодушной. А потом они переобулись и попросили налоговые льготы, проиграв в покер хорошую сумму.

Дискорд откусил от сэндвича, который добыл из одного раздатчика. Это стоило ему продолговатого шарика.

— Да, становится сложнее, чем казалось, — признал он. – К слову, как думаешь, мне больше пойдет розовый или турнепс?

— Турнепс – не цвет, — у единорожки дернулся глаз. – Ты можешь сосредоточиться на чем-то дольше, чем на пять секунд?

— Я ничего не говорил о турнепсе, как цвете, дорогая, — Дискорд стек с трона к Твайлайт. – А теперь – может ты перестанешь о мелочах, и мы начнем добиваться для меня девяностодевятипроцентного рейтинга?

Дерг. Твайлайт заскрипела зубами.

— Да каким образом я тут о мелочах толкую, паяц ты… И мы в Клаудсдейле, — Твайлайт увидела облака и город пегасов. Пока она осматривалась, облака переливались голубым и зеленым, розовым и фиолетовым, а в одном месте кремовым, чего на небе быть не должно было.

Дискорд наклонился к Твайлайт и прошептал на ухо.

— Постарайся не отставать, — и покатился по пузырящимся под ногами голубым облакам в сторону города, где пегасы уже начали паниковать.

Просто стоя на месте Твайлайт тяжело вздохнула.

— Дыши глубже, Твайлайт, дыши глубже, — пробормотала она себе. Услышав издалека крик, она ссутулилась и призвала магию в рог.

— С чего я решила умничать? – спросила она, не обращаясь ни к кому конкретно – Я могла просто рискнуть жизнью и побороться с богом хаоса, но нееет, мне понадобилось сделать все по-своему. С Луной сработало – так почему с Дискордом не выйдет, подумала я.

— Я общаюсь с ним всего несколько часов, но уже ненавижу свою жизнь, — театрально вздохнула единорожка.

В пурпурной вспышке волшебница исчезла с окраины Клаудсдейла и ринулась прямо в центр катастрофы.

-Очень долгие полчаса спустя-
Последние Гвардейцы и любопытствующие пони были убеждены отправиться по домам, чтобы дать Твайлайт достаточно времени «помочь Дискорду прибраться». Тот, тем временем, опирался о фонтан, полный пудинга, а в волосах его застряли крошки торта «Муравейник».

— Скажи мне, Дискорд, ты хоть когда-нибудь задумываешься прежде, чем делать что-то? – голос единорожки был едва громче шепота и дрожал от ярости. – Нет, скорее всего ни капли. Нипони и представить не может, что появиться из ниоткуда и разнести весь город – хорошая идея. Что ты скажешь в свое оправдание?

Дискорд протянул ей стакан зеленой жидкости.

— Молочный коктейль? Он мятный с шоколадной крошкой.

— Ты пытаешься покорить сердца пони, — прищурилась Твайлайт. – На случай, если позабыл о своем пари с Селестией. А вот такие поступки обычно их распугивают.

Пролевитировав к себе молочный коктейль, она продолжила:

— К счастью для тебя, многие пони тут знакомы с Пинки Пай, и я смогла убедить их, что это она подавала тебе идеи.

Дискорд оглядел результат своих трудов. Величественные здания с облачными колоннами и канелюрами были заляпаны краской не сочетающихся цветов. Все вокруг было засыпано тем же «Муравейником», размякшим от пролившегося дождя из газировки. Местами город был перевернут вверх ногами или поставлен набок, и единственное, почему пони до сих пор могли использовать его здания – он был населен исключительно пегасами. Сверху строем пролетела стайка птиц, распевая непристойности на всех цветах радуги.

Наконец он снова посмотрел на Твайлайт, которая отбросила пустой стакан и утерла губы.

— Я не понимаю, почему все жалуются, — признал он. – По мне – так все в порядке.

Волшебница, чуть поморщившись, потерла переносицу. Похоже, будет сложнее, чем ей казалось, если она хочет, чтобы Эквестрия работала при таком короле. И это только первый город, который они посетили. Но тут была и хорошая сторона – в других местах Дискорд напортачить не успел.

— Ладно, — наконец произнесла она. – Давай я тебе кое-что объясню.

Дискорд свернулся у ее копыт прямо изображая из себя внимание.

— В общем, пони, даже которым нравятся всякие безумные штучки, желают в жизнях какой-никакой, но стабильности. Когда они идут на работу, то желают знать, что от них ожидается. Когда они что-то едят, то хотят знать, каково оно на вкус. У Селестии именно потому такой высокий рейтинг – она дает пони стабильность во власти.

— У тебя преимущество перед Селестией в своих силах. Не похоже, что ты ведаешь пределы своих возможностей, а магией разбрасываешься, словно не устаешь. Ты изобретателен и легок в общении, благодаря чему к тебе проще подойти, чем к Селестии, по крайней мере — для среднего пони. Проблема в том, что ты… делаешь все, не задумываясь над реакцией пони на это. Ты понимаешь, о чем я?

Дискорд очень медленно отрицательно покачал головой.

Твайлайт сжала зубы и на секунду закрыла глаза.

— Ладно, давай так. Пони любят думать, что контролируют свою жизнь. Если они желают чего-то спонтанного, то выбирают сделать это и за ними последнее слово в том, что они, в конце концов, делают. Если ты хочешь, чтобы пони радовались твоему хаосу, то спроси их, чего они желают, а потом дай им это. Просто используй свою изобретательность, чтобы они получили это каким-нибудь необычным и забавным путем.

Глаза Дискорда засияли, и он подпрыгнул, радостно хлопнув в ладоши.

— А, ты про стиль злого джинна? Мне он нравится, — он выглядел радостнее Рейнбоу перед шоу Вандерболтов, и это, честно говоря, по-своему пугало.

Твайлайт снова шлепнула его по голове свернутыми в трубку документами.

— Нет, плохой Дискорд, никакого стиля злого джинна, — тот сел обратно и надулся.

— Слушай, — вздохнула она. – Вся суть в том, чтобы понравиться пони, и они одобрили тебя, как правителя. Похоже, чтобы эти пони радовались?

Дискорду пришлось признать, что она права. Веселье обычно не сочеталось с криками ужаса, особенно сопровождаемыми слезами, угрозами причинить физический вред, мольбами о пощаде и отчаянными попытками спрятаться. Наверное – просто наверное – он перестарался. И если он хочет выиграть пари, то ему придется сбавить обороты.

— Нет, — ответил он. – Они не выглядели очень уж радостными.

Это было нелегко признать, особенно самому себе, но он был так обрадован свободой, что мог увлечься больше, чем рассчитывал. Если подумать, подобное происходило и раньше – когда его идеальные планы расходились по швам, потому что он думал о другом, а магия использовалась для чего-то еще.

— Значит, ты готов играть правильно? – улыбнулась ему Твайлайт. – Я надеялась еще раз увидеть шок на лице Селестии – мне показалось, это выражение лица ей идет.

Сосредоточившись на цели, Дискорд кивнул и собрался. Он сможет сделать все правильно. Он сможет быть терпеливым и бдить за происходящим, пока победа не окажется в его лапах. Он сможет спланировать и сплести лучшие интриги. Кроме того, рядом с ним был источник веселья, о котором он ранее не задумывался. И он, и его советница-единорожка могли многое рассказать о Селестии, и они могли обменяться вариантами шуток, придуманными специально для нее.

Но сейчас – время плана. Время использовать все доступные ему ресурсы на полную, время сесть рядом с Твайлайт Спаркл и выиграть пари. Может, когда все закончится, он сможет считать ее другом, а не просто надоедой. Может, он сумеет найти способ и хитростью заставит Твайлайт одеться как-нибудь неописуемо нелепо, пока она будет работать с ним – просто чтобы занять себя, конечно.

Драконикус призвал классную доску, пронзительно-розовый мел и работа закипела.

-Несколько дней спустя-
Твайлайт не была довольна. Она сумела убедить Дискорда на очень многое, и большей частью страна работала, как надо. Она списала большую часть первого хаоса, который он вызвал, на случайный выброс, когда он вызволился из статуи. Еще они посетили с должным празднованием каждый важный город. Получилось немного хаотично, но большинство пони не были против праздника, который им не пришлось оплачивать, помогать устраивать или прибираться после… пока они были предупреждены заблаговременно.

Но Твайлайт приходилось быть с ним прямо везде и следить, чтобы Дискорд не слишком растекался мыслями по древу – из-за чего у нее практически не было времени на исследования. А теперь? Ей опять пришлось общаться с аристократами.

Официальный прием был, на самом деле, идеей Дискорда – чтобы вытащить важных пони из-за забаррикадированных дверей, и они могли дальше делать свою работу. Он должен был показать им, что правительство работает, как и прежде, и дать им ощущение нормальности, чтобы вернуть обратно в строй. Твайлайт должна была насторожиться в ту же секунду, как Дискорд начал выдвигать логичные вещи, без всяких дыр, которые можно было бы заткнуть.

Корона Селестии снова съехала ей на глаз. Фыркнув, единорожка левитировала ее на место и попыталась закрепить на месте магией.

— Повтори еще раз, почему я должна носить эти нелепо огромные украшения? – повернулась и прошептала она драконикусу.

— Потому что тебе показалось, что на мне они смотрятся глупо, — подмигнул тот в ответ. – Особенно в сочетании с тем платьем. Ты была той, кто сказала, что пони нужно показать что-то знакомое, поэтому мы демонстрируем им короны правительниц.

Зачарование, держащее на месте корону Луны, рассеялось, и та соскользнула на другой глаз единорожки.

— А почему моя магия не может удержать их на месте дольше десяти секунд? – прошипела она, поправляя бесючую драгоценность.

— Ты же не думаешь, что я как-то с этим связан, так? – в притворном шоке прижал лапу к груди Дискорд. – Я уверен, короны как-то зачарованы сами по себе и просто конфликтуют друг с другом.

Дискорд мог очень убедительно врать, когда хотел. И естественно, сейчас он такого желания не проявлял.

Белый единорог с длинной блондинистой гривой подошел к ним и поклонился с изяществом, которое можно было бы похвалить, если бы его целью не было скрыть насмешливую ухмылку. Твайлайт не переносила придворных аристократов, но никто из них не был настолько невыносим, как принц Блублад. Должен быть предел, сколько титулов пони мог иметь, и вряд ли ее можно было винить в том, что ее положение во власти оказалось выше его… раза в два.

Ладно, может быть немного и можно. Тем не менее, ему не должно смеяться, когда она представляет обеих принцесс.

Когда принц наконец взял под контроль свое лицо, то предложил поправки к бюджету и завел долгую речь о важности повышения расходов на «благоустройство исторических районов и градостроительство». Твайлайт не нужно было слушать внимательно, чтобы понять, что он хочет денег, которые мог бы тратить на строительство чего ему угодно. Вместо этого она посмотрела на Дискорда и порадовалась маленькой мести за короны.

Драконикус восседал на своем троне, но не похоже, чтобы ему было очень удобно. Он перехватил ее взгляд и прошептал:

— Знаешь, не тебе обижаться на мою шутку после того, как ты заставила меня надеть это, — он поерзал на своем месте и чуть оттянул воротник идеально отглаженного черного смокинга.

Твайлайт ухмыльнулась, несмотря на звон обеих корон, сползших на шею.

— Ну, это официальный прием, а ты отказался от всех положенных правителю аксессуаров. Тебе нужно было надеть что-то, хотя бы немного вписывающееся в дресс-код.

Наконец, Блублад закончил речь и предложил документы на одобрение. Твайлайт передала их Дискорду, который принял их с выражением смертной скуки на лице. Затем развернул где-то на середине и ткнул в строку когтем.

— Твайлайт, скажи мне, я тут правильно понял? Кажется, он хочет использовать деньги из налогов на расширение своего поместья.

Дискорд вернул бумаги единорожке, указав на сомнительный параграф. Той пришлось перечитать его дважды, продираясь через канцелярит.

— Да, — признала она. – Именно это.

Блублад нервно отступил и стер выступивший на лбу пот.

— Я, — начал он. – Велел составить документы одному из своих помощников, и не успел перечитать их все…

Дискорд закатил глаза.

— Я умоляю, придумай оправдание получше. Я же все это и придумал, — он откусил кусок от стопки и задумчиво пережевал. – На вкус прямо как свежая куча…

— …понячьих перьев, — быстро вмешалась волшебница. Дискорд приподнял бровь, в ответ на что та только пожала плечами.

— Как бы то ни было, — он снова повернулся к принцу. – Ты, кажется, позабыл, что сейчас имеешь дело не с Селестией или Луной. Я, — красуясь произнес драконикус. – Дискорд. Повелитель Хаоса, первый правитель Эквестрии и так далее. Я могу просто щелкнуть пальцами и все это сделается без трат что денег, что времени. Почему ты просто не составил список того, что желаешь построить, и передал мне?

Дискорд взмахом лапы отослал слегка ошарашенного Блублада к группке других снобов. После этого дворянство будет, скорее всего, поддерживать его дальнейшее правление – хотя бы ради возможности и впредь злоупотреблять его способностями.

— Итак, — вопросительно посмотрела на него Твайлайт. – Где же подвох, о могучий злой джинн?

— Кажется, ты была против варианта со злым джинном, — ответил он. Но после изучающего взгляда добавил. – Но я и не говорил, что не внесу своих штрихов. Думаю, ему понравятся лестницы, которые никуда не ведут, заходят на стены, потолок и петляют. А еще двери, которые не ведут дважды в одно и то же место.

Откусив еще раз от пачки бумаг, он добавил.

— На самом деле, у них вкус как у ветчины, коли желаешь знать.

Твайлайт повернулась к другому аристократу, подошедшему с очередной пачкой пустых калорий. Ночь еще только начиналась, хотя и казалось, что длится веками, и им нужно было хотя бы притвориться, что выслушают еще ряд самовлюбленных пони прежде, чем она завершится.

Единорожка уже подумывала сказать, что чувствует себя нехорошо, но не могла, пребывая в здравом уме, оставить Дискорда и аристократию Кантерлота наедине. Иначе бы она в конце концов обнаружила, что или все дворяне превращены в лягушек, а Дискорд свернулся в уголке в клубок, или что Эквестрия лежит в руинах.

Вместо этого она решила попрактиковаться в избирательно видимых иллюзиях, пока будет выслушивать законодательные инициативы и запросы. Старая шутка с изображением пони в исподнем и рядом не стояла с одеванием их в выходное платье их бабушки.

-Ближе к концу месяца-
Твайлайт взяла последний лист опросов. Она была, на самом деле, впечатлена – получить пятьдесят процентов одобрения всего за месяц все же не шутка. Тем не менее, пятьдесят девять процентов и близко не дотягивали до девяноста пяти или назначенной Дискордом цели в девяносто девять. С этими мыслями она передала документы драконикусу.

— Я отстаю на сорок процентов? – возмущенно спросил тот. – Откуда у Селестии такой нелепо огромный рейтинг поддержки, если пони так сложно угодить?

Твайлайт подсунула Дискорду кушетку, на которую он драматически упал. Не похоже, что он хорошо принимал новости – кажется, дух хаоса на самом деле собирался выиграть у Селестии в этом подлом пари.

— Честно говоря, — ответила она. – За ней стоит почти тысяча лет единоличного правления, в течении которых она и выстраивала свой рейтинг. Пони просто не привыкли к кому-либо другому у власти. Больше половины тех, кому понравилось твое правление – это уже впечатляет.

Дискорд перекатился на кушетке, свесился с края и печально вздохнул.

— Где мы ошиблись? Я был более, чем уверен, что мы все делаем верно. Как мог кто-либо, пони или нет, предпочесть Селестию мне?

Твайлайт села рядом и подала стакан с какой-то жидкостью.

— Вот. Я обратила яблоки в апельсины и выжала их в смесь сока лайма и шоколадного мороженого, — драконикус слегка улыбнулся и принял смесь.

— А это, — единорожка подала ему старые документы, добытые в архивах. – Самые низкие рейтинги одобрения Селестии за тысячу лет. Посмотри на первое десятилетие после изгнания Луны.

Дискорд сел, потягивая напиток, и взглянул. Цифры едва не заставили его выплюнуть эту смесь. Едва. Некоторые напитки не созданы для плевания.

— Двенадцать? – уставился он на лист. – У нее было двенадцать процентов одобрения в первый год? И пять на третий… что же она сотворила?

— Помимо того, что отправила сестру на луну? – посмотрела на него Твайлайт. – Она ушла в запой — сильный. Она не могла справиться с управлением страной, даже когда была трезвой, и ее накрыла тяжелая депрессия. Потому Селестия и создала аристократию – чтобы не быть единственной пони, которая все на себе тащит, и чтобы было кого еще обвинить, если что-то пойдет не так.

— Ты же, в свою очередь, чудовище из жеребячьей сказки обретшее плоть, которое явилось и сменило уважаемых и любимых правителей страны. Тем не менее, ты добился того, что больше половины населения считает тебя не таким уж и плохим. Селестия была одной из правительниц страны прежде, чем попыталась править в одиночку, так что у нее с самого начала имелся кредит доверия. Твой текущий рекорд настолько подавляет ее, что, наверное, его можно использовать как повод, чтобы заявить о победе в пари.

— Никто из нас не оговаривал, относительно какого периода будем мериться рейтингами, — задумался на мгновенье Дискорд. – Но, скорее всего, в этом вопросе большинство пони будет на ее стороне, а не моей. Тем не менее, это повод позлорадствовать.

Он снова улыбался, хоть и не широко.

— Кроме того, — продолжила Твайлайт. – После того, как ты побыл королем – тебе и дальше хочется им быть? Для правителя счастье подданных должно быть важнее собственного. По сути своей, это поддержание порядка и стабильности всей страны. Если бы не желание выиграть пари, ты бы, наверное, отказался от этого уже через пять часов. Сама твоя натура противоречит этой работе.

Драконикус кивнул. Да, последний месяц он бы приятным не назвал, хоть он и выкраивал время на шутки, чтобы оставаться в своем уме. Без Твайлайт он бы так долго не продержался. Однако…

— Как насчет моей части сделки в случае проигрыша пари?

— Я думала, тебе нравится стиль злого джинна? – просто улыбнулась единорожка. – Даже если ты пари и проиграл, везде есть дыры, которые можно использовать – особенно с твоей магией. Законы использования магии тверды для единорогов, существ, не способных менять реальность по желанию. И пока не будет достаточно много пони, желающих твою голову на блюде, принцесса Селестия сможет лишь бессильно возмущаться, а ты – делать почти все, что пожелаешь.

В голове Дискорда тут же начали появляться идеи, когда он начал вспоминать все те уловки, которые он видел от аристократов за последний месяц. Улыбка таки достигла ушей, когда он осознал свободу, которую обретет после проигрыша пари. В сравнении с тем, что он пережил, будучи королем Эквестрии, это было раем. Но прежде, чем выбрать чего придерживаться, он решил поделиться планами с советницей. Было приятно, когда кто-то мог оценить его гений. Да и полезно иметь поблизости кого-то, почти столь же коварного, как он.

— Ладно, думаю у меня есть план, дорогая моя. Мы можем сделать так…

-Тронный зал дворца Кантерлота, сразу после конца месяца-
Селестия и Луна снова сидели на своих тронах, с коронами на головах, и рядом с Луной сидела Твайлайт Спаркл. Принцесса Ночи все еще носила противосолнечные очки, раздобытые в отпуске.

Дискорд поклонился им, незаметно подмигнув Твайлайт

Леди…о, просите, — он замолчал и поправился. – То есть, Ваши Величества. Я нижайше признаю поражение в нашем пари и возвращаю троны обратно вам. Я понял, что не подхожу для этой работы, посему передаю бразды правления экспертам. Я желаю вам удачи во всех начинаниях и присягаю в верности, как гражданин Эквестрии.

Челюсть Селестии слегка отвисла, и она выглядела так, словно ждала какого-то подвоха. Дискорд не позволил себе ее разочаровать.

— Желаю вам счастья в общении с аристократией, сведении бюджета и прочих приятных гранях власти, о которых я успел позабыть в своем заточении, — улыбка едва не порвала лицо драконикуса пополам, и он ничуть не сдерживал хихиканья. – Я же, в свою очередь, начну карьеру антрепренера. Дом Хаоса, в котором пони смогут отдохнуть от повседневной монотонной работы и необходимости следить за тем, что говоришь и делаешь. Я подумываю включить в него, помимо всего, ночной клуб, театр и парк аттракционов. И пока вы тут будете трудиться над страной, я стану сам себе начальником, спасибо вам огромное.

Выражение лица Селестии – то, где она пыталась подобрать челюсть и у нее не получалось – стоило всех усилий, что он вложил в последний месяц. Дискорд решил усугубить, чтобы посмотреть, что будет еще.

— Надеюсь, тебе понравился отпуск, Селестия, потому что других ты еще долго не увидишь.

На невозмутимое лицо Селестии наползла тень ревности? Чистые неприязнь и ненависть? А может к другим эмоциям примешалась и капля неверия. Дискорд воздел лапы вверх и с потолка посыпались конфетти.

— Поздравляю с заслуженной победой, дорогая. Я сокрушен напрочь и навзничь. Мои жалкие пятьдесят девять процентов одобрения за первый месяц пали пред твоими навыками и опытом. Желаю тебе всех благ.

Наконец он отвернулся от Селестии на нанес последний, добивающий удар.

— Однако моя дорогая Луна ничего не получила в компенсацию за участие в нашей игре.

Аликорна приподняла очки, на ее губах играла тень улыбки.

— О? Думаю, то, что мне пришлось лишиться трона из-за пари сестры, можно назвать неприятностью. Ей стоило переговорить со мной прежде, чем позволять тебе править без меня, равно как и без нее, несмотря на то, что справился ты на удивление хорошо. Скажи, как ты намерен компенсировать нам эту неприятность?

— Правом на пожизненное бесплатное посещение моего заведения для тебя и твоей чудесной советницы, конечно, — объявил драконикус. – Скорее всего большая часть моих посетителей будет появляться вечером и ночью, так что у тебя всегда будет компания в часы твоего бодрствования. И ведь удобно, что правительство более всего до сих пор занято днем, не так ли? В отличие от сестры, у тебя будет время заглянуть ко мне.

Луна незаметно посмотрела на сестру, про себя запоминая, как кривится ее лицо.

— Думаю, это приемлемый дар, Дискорд. Звучит… весело. Я загляну вскоре, чтобы посмотреть, какие развлечения ты можешь предложить.

— И раз уж все закончилось, — посмотрел, наконец, Дискорд на Твайлайт. – Может, скажешь уже, куда ты спрятала Элементы? Я так и не понял, и это сводит меня с ума. Селестия не могла спрятать чего-либо от меня дольше, чем на несколько минут, а тут уже месяц. Где они?

— Ой, — смущенно улыбнулась Твайлайт. – Об этом… Мне, наверное, не стоит говорить тебе, раз уж они единственная твоя слабость. Ты, наверное, попытаешься украсть их просто из принципа, даже зная, что они не будут применены против тебя в любое обозримое время.

— О, вернее быть не может. Ты так хорошо меня знаешь, дорогая, — рассмеялся Дискорд. Поклонившись в последний раз, он исчез во вспышке света, забрав с собой и конфетти. Луна поднялась с трона и с упругостью в шаге подошла к Твайлайт. – Пойдем, Твайлайт Спаркл. Хоть я и не сплю, день – вотчина моей сестры. И раз уж я так нехарактерно бодрствую, я желаю, чтобы ты показала мне дневную жизнь города. Сестра позаботится о рассмотрении всех официальных документов, накопившихся за месяц, а ты поведаешь мне все самое интересное за выпечкой и горячим шоколадом.

— Конечно, принцесса, — взглянула единорожка на лицо Селестии в последний раз. – Я не смею ослушаться королевского приказа.

Обе одни покинули тронный зал, оставив Селестию одну. Как только дверь за ними закрылась, она наложила заклинание тишины на окна и двери, после чего начала упражняться в применении Королевского Кантерлотского Гласа вкупе с выражениями из современного и архаичного эквестрийского языка, не подходящими для употребления принцессами.

Смех Дискорда в последний раз разнесся по залу – достаточно тихо, чтобы скрыться в криках и проклятиях Селестии.

3 комментария

не подходящие время для публикаций. Сейчас все одновременно начали скидывать то, что у них накопилось за неделю
Teikan
0
Фи, Дискорд, какой же из тебя жеребец, если даже внезапную кушетку кобыла обеспечивает?!
Рэрити справлялась сама!
xvc23847
0
Хех, прочитал всё, годно орнул =)
Во второй части понравилось годное высмеивание приключенческих штампов (а также эти вайбы дисколестия-шиппинга, мне прям аж интересно, что между ними в прошлом произошло =)
Единственное замечание по поводу того, что прямо бросается в глаза: монологи не пишутся так, как диалоги (кажется, что Твака не толкает речь, а спорит сама с собой), а в диалогах важно сохранять атрибуцию авторских слов и связанной с ними прямой речи. В некоторых моментах было прямо непонятно, кто кому говорит.
makise_homura
0
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Скрыто Показать