Кантерлотская Ведьма (Интерлюдия 1)



Автор: MagnetBolt
Оригинал: The Witch of Canterlot
Рейтинг: T
Перевод: RePitt
Редактор: Randy1974, Shaddar, Arri-o

Седельная Аравия − страна тайн и древних легенд. Для Сансет Шиммер это отличное место, чтобы на некоторое время забыть о своих ошибках. Что заставило ее бежать из Эквестрии, и сможет ли она найти способ проявить себя и вернуть расположение пони, которых обидела?

Что еще более важно, сумеет ли она не развязать войну?

Ponyfiction

Интерлюдия 1Мое имя Фезер Дастер. Сейчас на дворе 985 год Эры Солнца, и я, наконец, приступаю к работе, к которой готовилась столько, сколько себя помню.

Моя мать, и мать моей матери, и многие поколения пони, уходящие корнями в такое далекое прошлое, что всех уже не упомнишь, работали горничными. Мои самые ранние воспоминания были о том, сколь элегантна была мама, всегда терпелива и невозмутима пред ликом любых проблем.

На горничных часто смотрят свысока, как и на всех тех, кто зарабатывает на жизнь честным трудом. Те, кто так делает, как правило, не понимают, что значит работать, и воспринимают это разве что как что-то такое, чем занимаются другие пони.

Кантерлотский дворец был той вершиной, куда могла привести вас жизнь слуги. Даже короткое время, проведенное в числе персонала дворца, давало пони такой статус, что он мог бы сам выбирать себе должности всю оставшуюся жизнь. Зарплата, естественно, была достаточной, чтобы многие горничные сами могли считаться состоятельными пони. Интересно, как бы отреагировали дворяне, если бы узнали, что пони, приносящие им чай и печенье, живут лучше, чем они сами?

Это был не первый мой день во дворце, но первый после стажировки, и я, по понятным причинам, нервничала. В течение месяца я следила за другими горничными, изучая, как все делается и как следует поступать, знакомясь с пони, с которыми мне предстоит работать. Это время было потрачено на то, чтобы избавиться от сильнейшего нервного напряжения и убедиться, что я смогу влиться в команду.

У каждого из слуг было какое-то постоянное назначение, за исключением случаев, когда во дворце проходили крупные мероприятия. Я с нетерпением ждала своего назначения в качестве служанки и персональной горничной личной ученицы принцессы, Сансет Шиммер. Очевидно, ее предыдущая горничная (довольно внезапно) перешла на другую должность где-то в другом городе.

Моей первой задачей было разбудить юную ученицу и узнать, что она желает на завтрак. Я с нетерпением ждала встречи с ней. Она была личной ученицей принцессы, так что по сути это было все равно что служить самой короне, хотя, поскольку Сансет Шиммер была кобылкой, я считала, что с ней будет нетрудно справиться. Никогда в жизни я так не ошибалась.

Я постучала в дверь ее покоев.

− Леди Шиммер, пора просыпаться, − произнесла я достаточно громко, чтобы меня услышали за дверью.

Ответа не было несколько минут. Я засомневалась, услышала ли она меня.

К сожалению, в то время я еще плохо знала Сансет Шиммер. Некоторые пони, с которыми я работала, хотели, чтобы их будили, даже если для этого их приходилось выталкивать с кровати вкопытную. Другие терпеть не могли, когда их заставляли просыпаться по утрам. Мне предстояло выяснить, к какому типу относится эта кобылка.

Однако, если бы мне пришлось угадывать, она, вероятно, хотела бы, чтобы ее разбудили. В конце концов, Сансет была ученицей принцессы, так что не было никаких сомнений, что она была пунктуальной, полной энтузиазма кобылкой.

− Я вхожу, − вежливо сообщила я, открывая дверь. На самом деле я никогда не бывала в этих покоях и не встречалась со своей подопечной раньше. Я ожидала, что покои будут во многом похожи на другие гостевые комнаты в замке, возможно, с чуть большим количеством бумаг и книги на полках будут тяготеть к науке.

Вместо этого я попала в темное, похожее на пещеру помещение, стопки книг вздымались с пола, как сталагмиты знаний, некоторые из которых почти достигали потолка и опасно кренились. Несколько уже рухнули и лежали кучками на полу. Откуда-то изнутри пахнуло затхлым, тошнотворным запахом гниющей пищи.

− Эй? − я сморщила нос от запаха.

У меня даже возникли сомнения, туда ли я попала. Неужели я нашла какой-то позабытый уголок дворца? Тут определенно не часто бывали горничные.

− Здесь есть кто-нибудь? – спросила я. Мое крыло задело одну из высоких книжных колонн, и стопка начала раскачиваться из стороны в сторону, прежде чем, наконец, начать падать, прямо на меня. Я испуганно пискнула, понимая, что избежать обвала мне никак не удастся.

Внезапно, собиравшаяся похоронить меня книжная лавина замерла в воздухе, окруженная голубым сиянием.

− Что ты здесь делаешь? − потребовал сердитый голос. Я медленно выбралась из-под зависших книг, поскольку они быстро складывались обратно в стопку. Кобылка шла ко мне, ее рог светился, пока она заканчивала расставлять книги по местам.

− В-вы, должно быть, Сансет Шиммер, − ответила я, заставляя себя улыбнуться. Я все еще была потрясена тем, что меня чуть не похоронили заживо в научной литературе. Кобылка, что сердито смотрела на меня из-под спутанной красно-желтой гривы, была облачена в черную кожаную куртку, которая была ей заметно мала и сильно обтрепана по краям. − Меня зовут…

− Мне все равно, как тебя зовут, и ты можешь называть меня «пони, которая тебя не приглашала!» − огрызнулась она. − Мне не нужно, чтобы какая-то безмозглая горничная входила без приглашения!

− Я… просто хотела убедиться, что вы проснулись, − ответила я, отступая на шаг. − Прошу прощения, если вы не хотели, чтобы вас беспокоили.

− Вот как раз и не хотела! – закричала кобылка. Я обнаружила, что поднимаюсь в воздух. Она швырнула меня через дверной проем, и я тяжело приземлилась в коридоре. Учитывая силу приземления, мне повезло, что я ничего не сломала.

Дверь за мной захлопнулась.

Это был первый раз, когда я встретила Сансет Шиммер.




Прошло пять лет, так или иначе. Все это время я оставалась личной горничной Сансет Шиммер. Сначала потому, что я была самой юной. Потом потому, что я была единственной горничной, которая продержалась достаточно долго, чтобы научиться сдерживать Сансет от насилия. Я также была единственной, кому удавалось убираться в ее комнате, не слишком ее в процессе раздражая.

Но получалось это не всегда.

− Я читала эту книгу! − закричала Сансет, швыряя в меня тарелкой. Блюду было больше ста лет, подарок от государства, которого сейчас даже не существовало. Тарелка разбилась вдребезги, ударившись о стену неподалеку от моей головы.

− Простите, леди Шиммер, − ответила я, отступая. − Могу пойти и взять ее в дворцовой библиотеке, если эта книга вам все еще нужна.

− Это не имеет значения! − закричала Сансет. − Я позабочусь об этом сама, так как я единственная, кому я могу здесь доверять! Почему бы тебе не пойти и не повеселиться с Кейденс, ведь вам всем она так нравится!

Ее рог светился, и температура в комнате быстро повысилась. В последний раз, когда ситуация вышла из-под контроля, во дворец прибыла пожарная команда Кантерлота, и даже Сансет Шиммер не смогла избежать выговора от принцессы. Справедливости ради, большая часть вины лежала на принце Блюбладе. У него была удивительная способность производить плохое первое впечатление.

− Леди Шиммер, я просто пыталась помочь, − произнесла я, покорно опуская голову. Единорожка сделала глубокий вдох и начала успокаиваться, жар начал спадать.

− Я знаю, − пробормотала она. − Я знаю.

Сансет начала расхаживать взад-вперед. Не уверена, что мне уже разрешили уйти. Я собиралась направиться в библиотеку, когда единорожка внезапно повернулась, чтобы снова обратиться ко мне.

− Ты слышала о том, что сделала Селестия?

Я молча помотала головой.

− Она водила меня за нос несколько недель! Ты знаешь, чего я всегда хотела больше всего на свете?

Я взглянула на стену над столом. Свитки и куски пергамента были приколоты к ней в беспорядочном коллаже, демонстрирующем грубые наброски Сансет Шиммер с крыльями. На нескольких, наполовину скрытых расчетами, она стояла рядом с принцессой Селестией.

− Стать аликорном? − предположила я, уже зная ответ. Что делало это предположение довольно обоснованным.

− Правильно! − закричала Сансет. − Стать равной ей! Чтобы она начала уважать меня так, как я заслуживаю!

Она запустила табуретом в стену, дерево разлетелось в щепки. Я вздрогнула от силы удара.

− Она подвела меня к зеркалу, и я все увидела! Я увидела себя принцессой! У меня были крылья, у меня была корона, я была такой же, как она, и я была… я была такой же, как она!

Единорожка всхлипнула, потирая глаза.

Я почувствовала себя неловко. Сансет никогда и ни за что не хотела, чтобы к ней прикасались, но сейчас выглядела так, будто ей действительно не помешали бы объятия.

− Леди Шиммер, мне жаль… − я замолчала.

− Жаль? − она рассмеялась. − Не стоит меня жалеть. По крайней мере, у тебя добрые намерения. Держу пари, ты нравишься Селестии! Всегда выполняешь приказы, всегда вежлива, никогда не подводишь!

Сансет усмехнулась.

− Я пробовала это. Все, что она на это говорила, это то, что я должна продолжать ждать, и что я еще не готова.

− Леди Шиммер, я знаю, что это не мое дело, но могу я кое-что сказать? – взглянув на нее, я прижала уши.

− Можешь, конечно, − пробормотала Сансет. − Не похоже, что ты сможешь сделать все хуже.

− Я не знаю, что она планирует для вас. Но знаю, что принцесса Селестия всегда казалась такой кобылой, которая строит очень дальновидные, проработанные планы. И я никогда не видела, чтобы она использовала кого-нибудь в своих интересах. Что бы она ни делала, возможно, для вас так будет лучше.

− К лучше для меня?! − рявкнула единорожка, поднимая меня магией. − Это то, что она всегда говорит! Я не капризный жеребенок! Я самый сильный единорог в Эквестрии! Я…

Она опустила глаза, и магическая хватка на мне ослабла.

− Я должна понять. Почему она мне не доверяет?

Я мягко приземлилась, когда магия вокруг меня рассеялась. Сансет молчала, просто глядя на свои копыта. Я прикусила губу, приготовилась к неприятностям и приняла решение. Несмотря на то, какой ужасной Сансет была все эти годы, моим долгом по-прежнему было попытаться помочь ей.

Я осторожно положила копыто ей на плечо. Поскольку меня не швырнули через всю комнату и не подожгли, очевидно, единорожка не возражала.

− Вы весь день ничего не ели, и я знаю, что в последнее время вы были расстроены. Давайте я принесу вам что-нибудь поесть и попить, верну вам ту книгу, и мы сможем изменить этот день к лучшему.

Я нежно улыбнулась.

− Книга все равно не поможет, − пробормотала Сансет.

− А еда тем не менее заставит вас почувствовать себя немного лучше

− В любом случае эта книга бесполезна… − пробормотала Сансет. − Она думает, что я не готова, но позволила мне позаимствовать ее из ее личной библиотеки.

Единорожка подняла глаза. Сейчас она меня даже не видела. Я знала этот взгляд. Она смотрела сквозь все, не фокусируясь, погрузившись в мысли.

− Значит, информация должна быть где-то, куда она не позволила бы мне заглянуть. И единственное место, куда она не позволяет мне заглянуть, это…

У меня начало формироваться знакомое ощущение в животе. Ощущение, что Сансет Шиммер собирается принять слишком поспешное решение.

− Л-леди Шиммер…

Она мотнула головой, мои слова вывели ее из транса, в который она погрузилась.

− Хм. Верно. Сходи перекуси и выпей чаю. Не торопись. Я ненадолго заскочу в библиотеку и скоро вернусь.

Она прошла мимо меня, бормоча что-то себе под нос. Можно было не сомневаться, что в конечном итоге у нее будут неприятности, но меня она отпустила, а в библиотеке она вряд ли попадет в неприятности. Как же я ошибалась. Если бы я остановила ее или попыталась отговорить, возможно, все сложилось бы по-другому.

Но это был последний раз, когда я видела Сансет Шиммер. По крайней мере, так я думала.




Это произошло на следующий день после празднования тысячного по счёту Дня летнего солнцестояния. Я поправила униформу, глядя на дверь в покои принцессы. Вызывать меня у нее причин не было. После того, как паника и хаос утихли, мы пытались привести дворец в надлежащее состояние для приема принцессы. Нам удалось замести все под ковер достаточно хорошо, чтобы дворец имел презентабельный вид, но теперь мы пытались по-настоящему навести порядок, а на это требовались дни тяжелого труда.

Когда страж пришел сказать мне, что Селестия хочет меня видеть, я как раз пыталась очистить пол там, где Блюблад чуть не утопился в вине. Не уверена, пытался ли он пить из бочки или просто принять в ней ванну, потому что в любом случае большая часть жидкости оказалась на каменных плитах пола.

На моих коленях все еще виднелись легкие розовые следы от того, что я пыталась оттереть. Я постучала в дверь и понадеялась, что принцесса отнесется с пониманием.

− Войдите, − произнесла она со странной интонацией. Голос казался счастливее, чем я слышала за последние годы. Я толкнула дверь. Селестия просматривала толстую пачку бумаги, делая пометки и подписывая бланки. Она подняла на меня глаза, и перо замерло.

− Надеюсь, я не помешала вам, принцесса. Мне сказали, что вы хотели меня видеть? – как тут было не нервничать? Она была почти вдвое выше меня, бесконечно мудрая и могущественная − абсолютная правительница Эквестрии.

− Так и есть. Пожалуйста, садись. Я бы хотела обсудить с тобой особое задание.

Я села на подушку перед столом. Принцесса отложила бумаги в сторону и сосредоточилась на мне. Я знала, что она делала так с каждым пони, независимо от того, насколько важными или наоборот, не имеющими и крохи влияния они были – принцесса откладывала дела в сторону, когда разговаривала с пони, чтобы дать им понять, что она сосредоточена на том, что они говорят.

− Ты одна из моих лучших горничных, и, что более важно, у тебя уже есть опыт в этой области, − Селестия вытащила бланк, который отложила в сторону. − Я хочу перевести тебя из основного дворцового персонала.

− Вы хотите, чтобы я снова стала личной горничной? − осторожно спросила я. К личным горничным относились совсем не так, как к общему персоналу. Личные горничные были прикреплены к важным пони и должны были изучать их привычки и предугадывать их желания. − Для новой принцессы? До меня дошли слухи, что вы подбираете для нее слуг.

− Не совсем. Луне, конечно, понадобятся слуги, но я хотела приставить тебя к пони, которую ты уже довольно хорошо знаешь, хотя она сильно изменилась с тех пор, как вы виделись в последний раз.

− Кого вы имеете в виду? − спросила я, сбитая с толку.

− Сансет Шиммер.

Мне едва удалось удержать челюсть на месте.

− Я думала, она умерла, − выпалила я удивленно.

− К счастью, нет, − ответила Селестия, улыбаясь. − Раньше ты была ее личной горничной, и я хочу, чтобы ты снова взяла на себя эту роль. Она изменилась, и думаю, что кто-то знакомый мог бы помочь ей приспособиться.

− Конечно, принцесса, − я была не уверена, что и думать. Прошло много времени с тех пор, как я в последний раз видела Сансет Шиммер. Я все еще вспоминала те дни, и совсем не с теплотой и нежностью. В отличие от некоторых менее удачливых пони, у меня, по крайней мере, не осталось рубцов от ожогов в качестве сувениров на память.

− Просто… постарайся сделать ее счастливой, − продолжила Селестия. − Я хочу избежать ошибок, которые совершала в прошлом. Я была бы признательна, если бы ты время от времени встречалась со мной, чтобы мы могли обсудить потребности Сансет.

Я поклонилась.

− Да, принцесса.

− Отлично. Она должно быть уже обустраивается в своих старых покоях. Почему бы тебе не пойти и не сообщить ей хорошие новости?




Хорошие новости. Не уверена, можно ли их так назвать. Я прожила почти десять лет без взрывов, за исключением одного несчастного случая с Твайлайт Спаркл. Когда Сансет Шиммер жила здесь, подобное случалось еженедельно. Возможно, я слегка предвзята − по правде говоря, с ними обеими произошло примерно одинаковое количество инцидентов, но Твайлайт Спаркл была достаточно добра, чтобы планировать их заранее.

Я завернула за угол, где находились покои Сансет, и оказалась лицом к лицу с кучей коробок, заполонившей весь коридор.

− Что это? − спросила я, задаваясь вопросом, не является ли это частью беспорядка, который мы «замели под ковер». Если так, то момент был крайне неподходящим. Сансет никогда не была терпима к проблемам других пони. Мне повезло, что тут еще все не полыхает.

Я открыла одну из коробок. Внутри были подсвечники и настенный светильник. К коробке было прислонено зеркало. Содержимое остальных было похожим − они были полны мелочей, которые мы расставляли по комнате, чтобы сделать ее более уютной.

− Хочу отправить все это на склад, − раздался голос позади меня. − Прошу прощения за беспорядок.

Я обернулась и увидела пони в черном плаще. Она откинула капюшон, и стало понятно, что это была сама Сансет, на десяток сантиметров выше, чем я помнила, с куда большим количеством шрамов и парой морщин. Где бы она ни была, ей там явно было нелегко.

− Я попрошу кого-нибудь из персонала отнести все туда, леди Шиммер, − ответила я, слегка поклонившись.

− Не кланяйтесь! − вспылила Сансет. − Я не какая-нибудь…

Она тяжело вздохнула.

− Я не принцесса и не хочу, чтобы со мной обращались как с принцессой. Я самая обычная пони.

Вот как раз на обычную пони она похожа не была. Я решила, что не хочу быть той, кто скажет ей об этом.

− Прошу простить, леди Шиммер.

− И не называйте меня “леди Шиммер”. Послушай, я ценю, что ты просто делаешь свою работу. Ты, наверное, действительно хороша в этом, − она остановилась и нахмурилась. − Подожди, ты же та горничная, которая…

Единорожка замолчала.

− Да, я была вашей личной горничной, − произнесла я, пытаясь сохранять улыбку. − Принцесса Селестия попросила меня продолжать служить вам, поскольку мы уже знакомы друг с другом.

− Мне показалось, что ты выглядишь знакомо, − пробормотала Сансет. − Я… наверное, должна извиниться перед тобой. Неоднократно. Я была просто ужасной кобылкой. Прости.

− Вы были не так уж плохи, − ответила я, стараясь, чтобы мой голос звучал ровно.

− Быть может, если сравнивать с Тиреком Завоевателем, − фыркнула единорожка. − Слушай, я просто хочу избавиться от всего этого барахла, которое мне без надобности. И могу справиться с этим сама. У вас же есть что-то вроде кладовки или склада, куда я могла бы это сложить?

− Ближайшее хранилище дальше по коридору, − ответила я. Такому зданию, как дворец, требовалось много места для хранения. У нас были комнаты, заставленные стульями и столами для больших приемов, чердаки, набитые украшениями ко дню Согревающего Очага, и тайные галереи картин и гобеленов, которые вышли из моды или для которых у нас просто не было места.

− Спасибо, − поблагодарила Сансет, левитируя коробки в воздух. Их было, должно быть, десятка два, и она выглядела так, словно подобное ей ничего не стоило. Я и забыла, насколько могучей она была по сравнению с обычными гостями замка.

− Я провожу вас туда, − произнесла я, направляясь вперед. Надо было убедиться, что никто не станет ей мешать. Сансет ничего не сказала, когда мы вошли в заставленную полками комнату, просто опустила коробки и огляделась. Через мгновение она расставила их к остальным старым пыльным коробкам.

− Ничего, если я оставлю их здесь? – спросила единорожка.

− Все в порядке. Раз в месяц мы проводим инвентаризацию и реорганизуем складские помещения. А до тех пор места лучше и не найдется.

Сансет кивнула и вышла. Я последовала за ней, закрыв за нами дверь.

− Могу принести вам что-нибудь поесть, − предложила я. − Вы все еще любите бутерброды с миндальным маслом и бананом?

Сансет оглянулась на меня, пока мы возвращались обратно по коридору.

− Просто… найди себе занятие получше.

Единорожка распахнула дверь в свою комнату, и я увидела, что она вынесла почти все, оставив голый камень и кровать с единственным одеялом. Прежде чем я успела что-либо сказать, дверь закрылась, оставив меня одну в коридоре.




− Она… определенно изменилась, ваше высочество, − произнесла я. Прошла неделя, и можно было по копытам сосчитать, сколько раз Сансет на выходила из комнаты.

− Спасибо, что продолжаешь пытаться помочь ей, − ответила Селестия. − У Сансет всегда были проблемы с принятием помощи от других.

− Да если бы дело было в помощи, она вообще не позволяет мне ничего делать.

− Она повзрослела, − отметила Селестия и улыбнулась. − Не думала, что она настолько скромная.

− Это не скромность. Она корит себя. Каждый раз, когда я пытаюсь что-то для нее сделать, она просто говорит, что не заслуживает этого, и отказывается.

− Пожалуйста, просто продолжай делать что можешь, − попросила Селестия. − Я хочу, чтобы она была счастлива.




Я понятия не имела, как сделать Сансет счастливой. Она так сильно изменилась с тех пор, как я ее видела в последний раз, что, покрась она шерсть и гриву, я бы легко поверила, что это совершенно другая пони.

Но я знала, с чего можно было бы начать. Я заглянула в библиотеку и выбрала полдесятка книг, в основном по магии. Сансет всегда любила читать, куда больше, чем общаться с пони.

− Сансет? − спросила я, постучав в ее дверь. − Можно мне войти?

Когда никто не ответил я толкнула дверь крылом и шагнула внутрь, осторожно балансируя книгами, намереваясь просто оставить их в комнате и уйти. Покои были обставлены как камера подземелья. Даже было немного жутковато по сравнению с той пещерой из книг, что была тут раньше.

− Я принесла вам кое-что почитать, − книги легли на кровать из-за отсутствия другого места, куда их можно было бы положить. Ни Сансет, ни мебели. Я вышла обратно в коридор и огляделась, просто чтобы убедиться, что я там где надо. Даже пони, которые хорошо знали дворец, бывало терялись. Казалось, коридоры иногда меняются, когда ты отворачиваешься.

Я прикусила губу и пошла по коридору туда, где, как я знала, должен был дежурить страж.

− Извини, − позвала я, махнув копытом, чтобы привлечь его внимание. − Ты не видел леди Шиммер? Ее нет в своей комнате.

− Сансет Шиммер ушла несколько часов назад, − ответил страж. − Думаю, она покинула дворец.

− Покинула… − я моргнула. − Ты знаешь, куда она могла пойти?




Я старалась не впадать в панику, пока шла по улицам. В Кантерлоте не было «неблагополучной» части города в том смысле, какой в это вкладывали в Мэйнхэттене или Ливерибурге. Там были целые кварталы, к которым законопослушные пони просто не рисковали приближаться. Но тем не менее в столице были районы, скажем так, «менее благопристойные», места, которых избегали дворяне. Такие места, где пони могли попасть в беду, даже если находились под защитой Селестии.

К сожалению, похоже именно в одно из этих мест и отправилась Сансет. Я подумывала попросить стражей помочь мне в поисках, но в последний раз, когда стража попыталась проследить за ней в Кантерлоте, это не очень хорошо для всех закончилось.

Я решила найти Сансет в одиночку. Естественно, я понятия не имела, куда идти или что делать, когда ее найду. Она же не нарушила никаких законов.

Неподалеку раздался взрыв, и мне пришлось быстро пересмотреть свое мысленное утверждение. Покидать дворец никаким законом не запрещалось. Но вместо этого можно было нарушить множество других.

Я завернула за угол и увидела таверну с разбитыми окнами и жеребцами, выскакивающими через дверь. Дыма было немного, так что здание, похоже, не горело. Пока что. Конечно, не было гарантии, что Сансет Шиммер хоть как-то замешана в этом…

− Трепещите!

На улице позади беглецов взорвался огненный шар.

Казалось, единорожка специально делала так, чтобы найти ее было несложно. Я бросилась к таверне и заглянула внутрь. Столы были перевернуты, а на стенах и полу виднелись подпалины. Эпицентром всех повреждений было место, где у стойки сидели две пони в плащах. Остальные посетители разбежались по углам, оставив их наедине.

− Тебе не кажется, что это было немного чересчур? – вздохнула та, что покрупнее.

− Они пытались украсть мои биты, − ответила, что поменьше, откидывая капюшон и демонстрируя огненную гриву. Сансет Шиммер.

− Все равно перебор. Ты могла убить их, − кобыла покрупнее сняла свой капюшон, и я ахнула от удивления.

− Принцесса Кейденс?! − потрясенно переспросила я. Эти двое сидели рядом друг с другом, но Сансет Шиммер еще не напала на принцессу. Возможно, у меня еще было время предотвратить трагедию. Единорожка обернулась, увидела, что я заглядываю в дверной проем, и помахала копытом.

− О, привет. Не ожидала тебя тут встретить. Подобное место не похоже на то, куды ты могла бы ходить.

− В-вас не было в ваших покоях, и никто не знал, куда вы направились, и я испугалась… − я замолчала.

− Сансет! − Кейденс уставилась на единорожку. − Ты не сказала стражам, куда мы направляемся?

− Конечно, нет, − фыркнула Сансет. − Я не пленница. Кроме того, в последний раз, когда я с ними общалась, стражи были больше заинтересованы в выкидывании меня из дворца.

− Вообще-то тебе и правда нужно говорить пони, куда ты отправляешься, − отчитала Кейденс. − Что, если с тобой что-то случится?

− Принцесса смогла бы найти меня довольно легко, так как большая часть Кантерлота бы пылала, − фыркнула Сансет. – Я не тебя имела в виду. И не Луну. Я говорила про Селестию. Хотя, думаю, ты бы тоже смогла меня найти.

Кейденс покачала головой. Я подошла ближе, оглядывая таверну. Пони нервно смотрели на этих двоих и держались на максимально возможном расстоянии.

− Вы пришли сюда… вместе? − спросила я в замешательстве.

− А ты почему здесь? – хмуро поинтересовалась Сансет. − Разве ты не должна… Даже не знаю. Делать что-то более важное, чем просто бегать за мной по пятам?

− Это моя работа, леди Шиммер, − ответила я со вздохом. − Я волновалась, что вы…

Я замолчала.

− Я что? Попытаюсь захватить Эквестрию? Украду проклятые артефакты невообразимой силы, чтобы принять совершенную, бессмертную форму?

− Я волновалась, что вы снова исчезните, − вздохнула я. − Леди Шиммер, вы не можете вот так просто уйти. У вас есть обязанности…

− Нет у меня никаких обязанностей, − перебила меня Сансет. − Я не леди. Я − это просто я.

− Что-то не похоже на пони, которая росла, говоря мне, что станет минимум в десять раз лучшей принцессой чем я, − рассмеялась Кейденс.

− Когда я была кобылкой, я, естественно, хотела быть принцессой, − призналась Сансет, пожимая плечами. − Но это не для меня. Я усвоила этот урок на собственной шкуре. Хотя ведьма из меня определенно получилась. Хороший рабочий график, меньше бумажек для заполнения, всевозможные льготы. Кроме того, я согласна быть в десять раз лучшей колдуньей, чем ты. Я знаю, что ты отлынивала от учебы!

− У вас есть обязанности, − вставила я, начиная злиться. − Вы несете ответственность перед принцессой Селестией как ее дочь.

Единорожка явно засмущалась, когда я это сказала.

−… и вы несете ответственность перед всеми пони во дворце, потому что, даже если вам это не нравится, мы все равняемся на вас. Новые слуги видят в вас давно потерянную дочь Селестии. Старые помнят, что вы были ее преданной ученицей. Половина дворца убеждена, что к концу года вы наденете корону! Вы говорили, что хотите доказать, что изменились. Вы должны вести себя соответственно, а не просто… просто отказываться быть частью дворцовой жизни и взрывать бары, когда вам становится скучно!

Все это было произнесено в едином гневном порыве. Принцесса Кейденс и Сансет Шиммер уставились на меня. Я почувствовала, как жар приливает к моим щекам. Похоже, тут я свои полномочия сильно превысила.

− Я… – единорожка заерзала на своем сиденье. − Прости.

Она взглянула на Кейденс, затем снова на меня.

− Извинение − хорошее начало, − заметила принцесса. − Помню, как трудно было привыкнуть к тому, что пони мне подчиняются. Я так до конца к этому не приспособилась, но знаю, что должна пытаться оправдать их ожидания.

− Было намного проще, когда меня все просто боялись, − пробормотала Сансет.

− Сестренка, они никогда особо тебя не боялись, − хихикнула Кейденс. Единорожка на нее сердито зыркнула.

− Не называй меня сестренкой! Мне и одной Селестии хватает за глаза. Вот здесь мы проведем черту.

Я вздохнула, подошла к бару и рухнула на свободный барный стул.

− Можем мы, пожалуйста, вернуться во дворец? В прошлый раз, когда вы пропали, это вызвало международный скандал.

Сансет кивнула.

− Кейденс, ты не могла бы…

− Здесь я обо всем позабочусь, − заверила ее принцесса. Единорожка вздохнула и вышла, снова натягивая капюшон перед дверью. Бар немедленно начал возвращаться к жизни, помещение снова наполнили разговоры, когда посетители перестали в страхе жаться по углам.

Я начала вставать, чтобы проследовать за Сансет и убедиться, что она благополучно добралась до дворца, но моей спины коснулось крыло.

− Пожалуйста, задержись на минутку, − попросила принцесса Кейденс.

− Конечно, ваше высочество, − я слегка поклонилась, насколько это было возможно сидя. Принцесса одарила меня улыбкой и жестом подозвала бармена, напиток появился у моих копыт как по волшебству. Или по королевскому велению, в данном случае.

− Спасибо, что заботишься о Сансет. Я знаю, с ней нелегко ладить. Когда у нее депрессия, она… склонна возвращаться к вредным привычкам.

Я сделала глоток напитка, чтобы успокоиться перед разговором с принцессой. На самом деле горничной не пристало настолько фамильярно вести себя с членами королевской семьи, но именно Кейденс заказала его, и отказываться было бы невежливо.

− Она и близко не так плоха, как раньше, − рискнула ответить я.

− Ты права, − согласилась принцесса. − Но теперь, когда она вернулась в Кантерлот, все, что ее окружает − это напоминание о той пони, которой она была раньше. И поскольку она далеко не настолько плохая, то чувствует себя виноватой. Хотя Сансет никогда подобного не признает, но она чувствует необходимость как можно сильнее не быть похожей на кобылку, которая терроризировала как знать, так и слуг.

− Должно быть, поэтому она выкинула все свои старые вещи, − согласилась я. Похоже, язык от выпивки уже начал развязываться. При других обстоятельствах я бы никогда ничего не рассказала кому-либо о личных делах Сансет Шиммер.

− Я и не знала об этом, − вздохнула Кейденс. – Но можно было догадаться. Она, вероятно, пытается наказать себя из-за какого-то дурацкого комплекса вины.

− Не знаю, что тут можно сделать. Я пыталась помочь, но она даже не разрешает мне убираться в ее комнате.

Это было похоже на исповедь в грехах − рассказывать Каденс о том, как мало я на самом деле делала с тех пор, как вновь стала личной горничной. Это было одновременно самым легким и самым трудным заданием − часы, потраченные на то, чтобы найти себе занятие.

− Возможно… есть у меня одна идея, − медленно произнесла Кейденс. − Если ты готова на это пойти.




Я постучала в дверь.

− Да? − спросила Сансет приглушенным голосом.

− Можно мне войти? Я принесла вам кое-какие книги из библиотеки.

− Наверное.

Дверь на мгновение объяла магическая аура, и она распахнулась. Сансет сидела у окна, ее плащ валялся на полу. Я подняла его и сложила, не дожидаясь просьбы и не дав возможности сказать, чтобы я этого не делала. Положив плащ на кровать рядом с несколькими книгами из дворцовой библиотеки, которые, как я думала, могли бы единорожке понравиться.

− Прошу прощения. Я поговорила с принцессой Кейденс, и она указала на один очевидный момент, коим я пренебрегала с момента вашего прибытия.

− Нет-нет, − вздохнула Сансет. – Ты и так была слишком мила. Что бы ты ни собралась делать, мне это не нужно. Я могу позаботиться о себе, и не хочу, чтобы пони беспокоились обо мне, или почитали меня, или…

− Когда вы были кобылкой, с вами было трудно иметь дело, − перебила я единорожку. − Если проявить чрезвычайный такт, то можно было бы сказать, что вы были слишком погружены в учебу, в ущерб всему остальному, но, по правде говоря, вы были грубой и пренебрежительно относилась к другим пони. То назначение не часто доставляло мне удовольствие, но я была упорной, потому что я также горжусь своей работой. Это то, что у нас с вами общего.

Сансет оглянулась на меня от окна, явно удивленная такой откровенностью.

− Я хочу, чтобы вы знали, что между нами нет обид, − продолжила я. – Чем бы, по вашему мнению, вы мне не досадили – я вас прощаю.

Единорожка отвела взгляд.

− Это много для меня значит, − ответила она. Голос был слабым, но я увидела, как напряжение покинуло плечи Сансет, как будто я сняла часть бремени, которое она несла. − Осталось всего около тысячи пони, с которыми мне нужно все уладить.

− На что вы смотрели? − я подошла, чтобы встать рядом с единорожкой. Снаружи был сад, усеянный статуями. Она смотрела мимо них, вниз с горы, на долину и поля внизу.

− Отсюда едва виден Понивилль, − вздохнула Сансет. − Я просто… задумалась.

− О чем? – надавила я.

− Ничего важного.

− Расскажите, − продолжила я с улыбкой. − О каком-нибудь симпатичном жеребчике, который там остался?

Сансет фыркнула.

− Ты почти как Кейденс! В Понивилле она пыталась свести меня с каждым пони, который еще не был женат. И еще с парой тех, которые были. Это было особенно неловко. Лира с Бон-Бон все еще не могут смотреть мне в глаза.

− Понивилль? У меня там родственники.

− Серьезно? − Сансет повернулась, чтобы посмотреть на меня повнимательнее.

− Моя двоюродная сестра Дитзи Ду. Ее сестра… ну, ее сестры повсюду, − я хихикнула. − Дитзи − одна из городских почтальонов.

− Я ее знаю, − кивнула Сансет. − Она… почти так же подвержена несчастным случаям, как и я.

Единорожка фыркнула.

− Хотя ее дети милые. Я дала им несколько уроков. С матерью-пегасом и учительницей земной пони в школе у них не было шансов изучить хотя бы основы магической теории.

− Это объясняет пожары в доме.

− Что я могу сказать? Для Спарклер, с ее искрометным именем, это естественно, − Сансет слегка рассмеялась. Это был первый признак чего-либо, кроме депрессии, который я заметила с тех пор, как она вернулась.

− Вы очень скучаете по Понивиллю, верно?

− Мои друзья все еще там. Я понимаю, почему Твайлайт хотела, чтобы я вернулась сюда. Она хочет, чтобы я… попыталась наладить отношения с Селестией. Просто это нелегко, понимаешь? − Сансет отвернулась от окна, чтобы посмотреть на меня. − Я через многое прошла и видела, что на самом деле думают обо мне другие пони, и мне это не понравилось. Я думала, что изменилась.

− Вы изменились, − подтвердила я. − Но это не значит, что вам нужно наказывать себя.

− Я не… − вздохнула единорожка. − Когда я вернулась, Селестия попыталась сделать все точно так, как было раньше. Она даже поселила меня в те же покои и вернула ту же служанку.

Жест в мою сторону.

− Когда я была жеребенком, я ничего этого не заслуживала. Я была просто избалованной маленькой врединой, которая этого не ценила.

Я могла бы сказать, что она не была избалованной врединой, но я бы солгала, и мы обе знали об этом.

− Если она относится ко мне так же, значит ли это, что я не сделала ничего важного? Значит ли это, что она считает, что я вообще не изменилась, и что я все та же кобылка, какой была раньше?

− Может быть, она просто думает, что теперь вы заслуживаете то, что получали авансом, будучи жеребенком, − предположила я. − Что вы выросли в кобылу, которой, как принцесса полагала, вы могли бы стать.

− Возможно, − ответила Сансет, хотя в ее голосе уверенности не было.

− Я могу вам еще чем-нибудь помочь? − спросила я, надеясь, что единорожка будет чувствовать себя более комфортно.

− Нет. Спасибо за книги, кстати говоря. Я чувствую себя неловко, отправляясь в библиотеку лично после того, как… – Сансет замолчала. − Я почти уверена, что библиотекарем там работает та же кобыла, которая рассказала Селестии, что я проникла в запретную секцию. Возможно, если бы я видела ее больше двух секунд, прежде чем она убежала и спряталась, то можно было бы сказать наверняка.

− Понимаю. Если вам что-нибудь понадобится, просто дайте мне знать. Колокольчик рядом с кроватью…

− Знаю, он магически предупредит тебя. Я помню, как это работает.

Я поклонилась и вежливо отступила, позволяя Сансет сохранять дистанцию. У меня уже была идея, что можно еще попробовать. Мне нужно было поговорить с принцессой Селестией и отправить несколько писем.




− Что это такое? − спросила Сансет. Я оторвала взгляд от коробки, которую толкала к ее покоям. Она вернулась с обеда на несколько минут раньше, чем я ожидала. − Я же сказала, что не желаю, чтобы все эти вещи были в моей комнате. Я больше не та, кем была.

− Это не со склада.

− Тогда что это? − единорожка открыла коробку. Конфетти выстрелило ей в лицо, заставив удивленно вскрикнуть, прежде чем почти мгновенно осыпаться пеплом. − Это была конфетти-пушка. Почему в коробке была конфетти-пушка?

− После того, как мы поговорили, я поняла, в чем настоящая проблема, − открыв дверь, я попыталась толкнуть коробку внутрь. − Дело не в том, что вам кажется, что вы не изменились, дело в том, что вы изменились, и то, что было здесь раньше, на самом деле больше не ваше.

Сансет, видя, как я сражаюсь с коробкой, без особых усилий подхватила ее магией, но чуть не уронила, когда заглянула в свою комнату.

Резные маски и выцветшие гобелены украшали стены. Книжный шкаф был заполнен томами, как старыми, некоторым из которых было больше тысячи лет, так и новыми, позаимствованными из небольшой библиотеки. Котел (заволочь его сюда было достаточно трудно, даже с при помощью нескольких стражей, не занятых на службе) стоял рядом с камином.

− Это… − прошептала Сансет, подходя к тому месту, где на полу стояла потрепанная статуя. − Это все из старого замка.

− Я попросила принцессу Селестию написать вашим друзьям, − объяснила я. − Они собрали множество ваших вещей из замка, чтобы вы чувствовали себя как дома здесь, в Кантерлоте.

Сансет открыла коробку, которую занесла внутрь, отложив в сторону использованную конфетти-пушку. Внутри лежали несколько одеял, сшитых вкопытную, некоторые из них были домашними и пахли яблоками, другие были сшиты из куда лучших материалов и расшиты изящными узорами. Защищенные одеялами, фотографии в рамках появлялись одна за другой, пока единорожка рылась в коробке.

Всего фотографий было с десяток, на всех друзья Сансет. Я наблюдала, как она осторожно укладывала фотографии на кровать, складывая одеяла и откладывая их в сторону. Сансет шмыгнула носом и потерла глаза, отвернувшись от меня.

− Спасибо, − произнесла она, взяв себя в копыта. − Я имею в виду, это глупо, понимаешь? Они не так уж далеко. Я буквально вижу отсюда Понивилль. Даже если бы поезда не ходили, я могла бы телепортироваться туда за несколько прыжков.

− Но может казаться очень далеким, когда чувствуешь, что тебе здесь не место. Раньше я много переезжала. У меня было несколько вещей, которые я всегда брала с собой, и без них место не казалось домом.

− Теперь комната действительно больше похожа на дом, − призналась Сансет, улыбаясь. − Не могла бы ты помочь мне повесить некоторые из этих фотографий?

− Была бы счастлива, − ответила я, улыбаясь в ответ.




− Она осваивается, ваше высочество, − закончила я. Казалось, еженедельные встречи с принцессой снова станут нормой. Когда Сансет была кобылкой, они были главным образом, чтобы убедиться, что она нормально обращается со мной и что у нее не усугубились вредные привычки.

Теперь же Селестия хотела быть уверенной, что ее бывшая ученица счастлива.

− Это была блестящая идея. Я должна была сама до этого додуматься. Ее друзья знают, какой пони она стала, и что делает ее счастливой. Мне казалось, что попытка вернуть все как было успокоит Сансет, но… если бы она была счастлива, будучи кобылкой, ничего бы этого не случилось.

− Очень немногие пони по-настоящему счастливы в момент взросления, − согласилась я. − Она превращалась в молодую кобылу, и многое для нее менялось. Ей нужно было найти себя, и, судя по тому, что я видела, у нее получилось.

− Тогда я слишком сильно давила на нее, − призналась Селестия. − Ты помнишь, на что это было похоже, Фезер Дастер? Давила на нее заданиями и домашней работой, чтобы увидеть ее пределы.

− Вы пытались помочь ей вырасти, ваше высочество.

− Фермер ухаживает за растениями, но это не умаляет его жестокости к ним, когда приходит время жатвы, − тихо добавила Селестия. − Я давила слишком сильно, слишком быстро, потому что желала результатов. Я и правда любила ее, но в некотором смысле это было… второстепенно по сравнению с тем, что мне было нужно от нее.

− Не уверена, что понимаю, ваше высочество, − произнесла я, наблюдая за выражением лица принцессы. Она покачала головой.

− Это не важно. Все получилось. Возможно, все сработало бы независимо от того, что я делала. Пророчество и Гармония – едва уловимые силы в нашем мире, но такие же неизбежные, как гравитация, − принцесса посмотрела в окно, где небо начинало приобретать оттенки оранжевого и фиолетового. – Прошу извинить, но у меня есть обязанности, о которых нужно позаботиться.

− Конечно, ваше высочество. Спасибо, что уделили мне время.

− Нет, тебе спасибо. Ты превзошла все, что я могла от тебя ожидать. Я у тебя в долгу. Теперь, если я смогу просто уговорить свою сестру приступить к выполнению обязанностей, возможно, я смогу время от времени брать небольшой перерыв.

Селестия вздохнула, выходя из комнаты на балкон.

Я вышла, зная, что она будет ожидать, что к ее возвращению меня уже не будет. В конце концов, и у меня были другие обязанности, которыми нужно было заняться.

К началу ^
⇦ Назад
Далее ⇨

26 комментариев

— изначально автор собирался весь фик сделать из таких интерлюдий, т.е. где мы о Сансет узнает от лица других персонажей, но потом отказался от этого варианта.
RePitt
+4
— Ах, Санни вернулась домой, и теперь ходит с Каденс по тавернам, ища приключений на свою пятую точку… как мило!

Как хорошо, что Каденс кто-то научил ходить по таким злачным местам! Интересно, кто это мог быть?
— Огонь в камине, тихие разговоры, коварные воришки и свистящие над ухом топоры, что может быть лучше? Ну, если только большой привал в Тайге, когда все устраиваются вокруг костров и слушают Лисов-бардов…
Arri-o
+3
ища приключений на свою пятую точку

На круп. Мы же тут грамотные эврипони)
vlad2005vlad
+3
Лол, кажется, все фанфики, претендующие на монументальность, берут пример с TEL и тоже разбавляют повествование интерлюдиями =)Опечаточки
− К лучше для меня?!
«К» лишнее;
заставит вас почувствовать себя немного лучше
здесь точки в конце нет;
− Я волновалась, что вы снова исчезните
«исчезнете»;
но, по правде говоря, вы были грубой и пренебрежительно относилась к другим пони
«относились».

А ещё кое-где «Кейденс», а кое-где- «Каденс», стоило бы привести к одному варианту.
Я все еще была потрясена тем, что меня чуть не похоронили заживо в научной литературе.
Зато какая необычная смерть! =)
Она швырнула меня через дверной проем, и я тяжело приземлилась в коридоре. Учитывая силу приземления, мне повезло, что я ничего не сломала.
После общения с Сансет это достаточно хороший исход!
Все это время я оставалась личной горничной Сансет Шиммер.
Звучит как наказание за какую-то серьёзную провинность...
а в библиотеке она вряд ли попадет в неприятности. Как же я ошибалась.
Сансет имеет талант где угодно попадать в неприятности, надо было это знать!
там, где Блюблад чуть не утопился в вине
А забавные развлечения в высшем кантерлотском обществе =)
− Раньше ты была ее личной горничной, и я хочу, чтобы ты снова взяла на себя эту роль.
Когда ты только избавился от отвратительного проекта на работе, а тебя вдруг снова на него сажают, типа «ты ж с ним работал, ну поработаешь ещё»...
Я прожила почти десять лет без взрывов, за исключением одного несчастного случая с Твайлайт Спаркл.
А Твайлайт-то берёт пример с Сансет!
но Твайлайт Спаркл была достаточно добра, чтобы планировать их заранее.
«Мисс Дастер, вы не возражаете, если сегодня вечером я взорву часть своей комнаты во дворце и вам потом придётся тут всё убирать, от ошмётков книг до глыб бетона?..»
Неподалеку раздался взрыв
Хороший индикатор присутствия Сансет!
Осталось всего около тысячи пони, с которыми мне нужно все уладить.
Ну что ж, уже не 1001 пони, а 1000, уже прогресс!
− Она… почти так же подвержена несчастным случаям, как и я.
Вот только Дёрпи не взрывает Понивилль обычно...
Я могла бы сказать, что она не была избалованной врединой, но я бы солгала, и мы обе знали об этом.
Хорошо, когда собеседники сходятся в мыслях)
makise_homura Изменён автором
+1
А забавные развлечения в высшем кантерлотском обществе =)

— Это менее надёжный способ умереть, чем оскорблять леди Вельвет и прыгать в реку с моста.

Вот только Дёрпи не взрывает Понивилль обычно...

Ну, она тупо во всё врезается. Иногда прошибая насквозь...
Arri-o Изменён автором
+1
менее надёжный способ умереть, чем оскорблять леди Вельвет
Это точно)
Ну, она тупо во всё врезается.
Ну это кинетический, а не фугасный ущерб, всё-таки =)
makise_homura
0
Ну это кинетический, а не фугасный ущерб, всё-таки =)


— Да-а-а! Значит, нужно научить Дитзи чему-нибудь поразрушительнее!
Arri-o
+1
Ну да, ну да, Понивилль привычен к разрушениям, давайте больше! =)
makise_homura
+1
— Воистину, ты близок к понимаю, зачем Твайлайт послали в Понивилль! Нет места лучше, чтобы создать армию рабок-сардокаров!)
Arri-o
0
Ну это кинетический, а не фугасный ущерб, всё-таки =)

Это называется бризантный урон, если применительно к артиллерии
RePitt
+1
Няз, бризантность — это тоже характеристика взрыва (связанная с мощностью, в то время как фугасность — с полной энергией взрыва; т.е. фугасность показывает то, сколько энергии взрыв передаст взрываемому объекту — например, насколько быстро после этого будут разлетаться осколки, а бризантность — насколько быстро эта энергия будет передаваться в точке взрыва, т.е., например, на сколько осколков взрыв сможет раздробить объект, рядом с которым происходит).
makise_homura
+1
— Пироманьяк!
Arri-o
+1
Сансет, наверное, может гордиться мной)
makise_homura
+1
тоже разбавляют повествование интерлюдиями =)

я об этом в первом комментарии написал.
А забавные развлечения в высшем кантерлотском обществе =)

А еще, по слухам, все единороги знают заклинания смены пола и постоянно их применяют!
RePitt
+2
А еще, по слухам, все единороги знают заклинания смены пола и постоянно их применяют!

— Если бы. Это просто один из эффектов ядовитой штучки, который теоретически запрограммировать. Но для обращения нужен хороший алхимик, а знать так часто… не умеет ценить специалистов.

Вот история про Каденс и смену пола, но она происходит в AUшке про мини-Твай. Твай там на постоянной основе изображает Стюарта. Который Литтл
Arri-o Изменён автором
+1
в AUшке про мини-Твай
Это Твигги которая?)
makise_homura
+1
Которая «tiny Twiny»
Arri-o
0
Хм, звучит незнакомо =/
There's only one tiny Twi in all of Equestria!
makise_homura
+1
Где вот такая Твайлайт
Arri-o
+1
а ей не страшно там спать? Мотнет головой и всё — привет!
Katy_moonlight
+2
Ну… это же Селестия. А так по сюжету Твайлайт спит то в кукольном домике, то на отжатой у Селестии подушке
Arri-o
+1
Я думаю, тут Тие более страшно — как бы не уронить))
makise_homura
+1
too smol)
makise_homura
+1
but brave!)

Ссылка на основной фанфик

И иллюстрация к одной из частей! (Она одета в штатную униформу своей части)
Arri-o
+1
А еще, по слухам, все единороги знают заклинания смены пола и постоянно их применяют!
Так значит, Даск Шайн — не просто выдумка… =)
makise_homura
+1
— Ну… да… а вот Твайлайт Спаркл...
Arri-o
+1
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Скрыто Показать