+4786.80
2822 читателя, 3083 поста

My Little Pony: 20/20



Что ж, как мы и обещали, спешл 20/20. Далее мы возьмёмся за серию Nightmare Knights состоящую из 5 выпусков, тем более она закончена. Выходить NK будут как обычно, раз в неделю, 71 выпуск основной линейки выйдет после последнего в NK, далее перевод основной серии будет продолжен. А теперь, заправьте Делориан, дёрните рычаг ТАРДИС или пните Шурика, мы отправляемся сквозь пространство и время!


Читать дальше →

Эти странные брачные ритуалы

И очередного доброго времени суток, сотабунщики.
Представленные ниже переводы далеко не новы: они делались в период с май 2018 по февраль 2019 (сделал бы вдвое быстрее, если бы не лень), и наверняка многие табунчане узнают их.
Обе истории в своё время привлекли моё внимание как редким шиппингом, так и хорошим сочетанием юмора и драмы. И в какой-то момент я решился: почему бы не попытаться разделить удовольствие с другими — теми, кому такая история, возможно, придётся по вкусу? Одновременно это стало бы пробой моих сил; на момент начала перевода мой опыт в этом деле составлял всего три коротких рассказа.
И понеслась родимая.
В процессе сего увлекательного занятия переводчик испытал несколько приступов прокрастинации, не единожды вынес мозги своим добровольно-принудительным редакторам, заодно и самому себе, научился изменять ширину картинок в постах, а так же уяснил для себя: любое дело начинает энтузиазм, продолжает тщеславие, а заканчивают матюки, желание поставить точку и написать об этом пост с победной картиночкой. Помимо перечисленного переводчик тешил себя грёзами о возможности издания, но внимательное ознакомление со всей спецификой процесса породило мысль: «Ну нафиг».
В любом случае, остаётся надежда, что истории останутся в банке памяти брони. :)
Приятного чтения.

Читать дальше →

My Little Pony - Friendship is Magic #70



Очередной, уже 70, выпуск основной серии. На следующей неделе, впрочем, стоит ждать не 71 выпуск, а спешл 20/20, следующим мы решили перевести именно его.


Читать дальше →

Who's Your Daddy? / Кто твой папочка?



Автор: Sporktacles
Оригинал: Who's Your Daddy?
Рейтинг: PG-13
Редакторы: Alex_Heil , root

Описание: Принцессе Селестии надо что-то сказать Сансет Шиммер. Что-то о её родителях. И в этом нет ничего странного, ага.

Семью не выбирают— Мне нужно кое о чём рассказать.
Сансет Шиммер подняла глаза на принцессу Селестию. Окружённая мягко-лазурной аурой кружка какао плавно и тихо опустилась на чайный столик между двумя пони. Магией подняв лежащий рядом носовой платок, она изящно вытерла испачканные шоколадом губы.
Заявление обеспокоило Сансет. Последний раз она слышала такие слова, сказанные таким же тоном, много лет назад, когда её любимую домашнюю песчанку съел пролетавший мимо ястреб.
— Продолжай…
Селестия молча подхватила чайную ложечку и помешала в своей чашке.
— Я опасаюсь, что это навредит нашему воссоединению.
Сансет опустила голову. До своего добровольного изгнания её самая тайная тайна заключалась в том, что она была незаконнорождённой дочерью правящего монарха Эквестрии, годами вынужденно притворяясь личной ученицей Селестии и скрывая ото всех своё происхождение.
— Мам, о чём бы ты ни хотела рассказать, вряд ли это окажется настолько же плохо, как кража национальной реликвии и измена просто назло тебе.
Селестия хихикнула и обняла единорожку крылом.
— Молчи. Я уже простила тебя. Ты моя дочь, и я всегда буду любить тебя, несмотря ни на что. Именно так поступают в семье. Никто из нас не совершенен, и мы любим друг друга безоговорочно, даже если иногда раним своими поступками.
Только благодаря многолетним занятиям придворным этикетом в жеребячестве Сансет заметила, что слова Селестии самую чуточку таили в себе что-то ещё.
— Ты о чём?
— Да, что ж… — глубоко вдохнула Селестия. — Я давно собиралась начать этот разговор, но, к сожалению, до недавнего времени это было невозможно.
Уши Сансет опустились.
Селестия заметила выражение её мордочки, но не придала ему значения.
— Теперь, когда ты вернулась, я чувствую в тебе готовность узнать правду. А правда заключается в том, что на протяжении веков я время от времени посещала мир, который ты сейчас называешь своим домом.
От такого откровения глаза Сансет поражённо расширились. Ведь её мама всегда говорила, что совершенно не знает о силе зеркала!
— Видишь ли, — продолжала Селестия, — человеческое общество всегда так очаровывало меня, что я взяла за правило время от времени наведывать их и узнавать, чего они достигли. Как оказалось, на территории вокруг портала было основано учебное заведение, поэтому мне часто доводилось там общаться с учениками, обсуждая исторические события.
Сансет поморгала.
— Но… Но почему я ничего не слышала? Должны же были пойти слухи, что каждые тридцать лун появляется одна и та же женщина, желающая пообщаться с подростками…
Селестия улыбнулась.
— Всё просто, Сансет. Перед каждым входом в портал я накладывала на себя обычное заклинание внешней трансформации, и всякий раз по прибытии я превращалась в человекоподобную форму того пони, чей облик принимала. Во время одного из недавних визитов благодаря такой маскировке я повстречалась с особенно блестящим и привлекательным учеником в этой школе.
— Мне не нравится, к чему всё идёт…
Селестия вздохнула.
— Помнишь, что я сказала тебе, когда ты впервые спросила о своём отце?
Сансет с опаской кивнула.
— Ты сказала, что когда я вырасту, ты расскажешь о нём, — внезапно её накрыла вся подоплёка этого вопроса. — Ох небо! Фу-у-у-у! Ты хочешь сказать, что…
— Не спеши с выводами. И успокойся, если только вообще не чувствуешь, что недостаточно взрослая, чтобы выдержать некоторые неприятные детали.
Сансет прикусила губу и неловко поёрзала на своём месте.
— Ладно, продолжай. Расскажи мне об этом ученике.
Селестия снова вздохнула, на этот раз счастливо; её морда растянулась в глупой ухмылке от накатившего воспоминания.
— Мы встретились в школьной библиотеке и почти сразу же поладили друг с другом. У нас было так много общего! Мы оба интересовались психологией, социологией и политологией. А ещё нас сдружила взаимная любовь к чаю и кондитерским изделиям, и похожие проблемы с нашими братьями и сёстрами. И признаюсь, всего через два дня мы… ну, мы стали близки.
Сансет побледнела.
— Так ты хочешь сказать, что этот ученик… мой отец?
Селестия удивлённо моргнула, нахмурив брови в размышлении.
— Ох. До меня только что дошло, насколько расплывчато я описала события. Правда в том, что в тот раз я надела маскировку… — она ненадолго замолчала, краска смущения медленно поползла по её щекам. — Я была жеребцом.
Сансет поперхнулась. Она попыталась сформулировать связный ответ, но её мозг был слишком занят, изо всех сил стараясь избавиться — нет! — о того вывода, к которому пришёл.
— Поэтому ответ на твой вопрос будет… — лицо Селестии стало очень серьёзным. — Нет. Я твой отец!
— Ммм… — промычала Сансет, отчаянно пытаясь вернуть себе дар речи. — Н-но… беременность! Портал! Девять месяцев! Небо моё, старшая школа… там же все несовершеннолетние!
Селестия обеспокоенно кашлянула.
— Правда? Всего около ста лет назад люди не возражали против браков с подростками…
— Гхххк!
— Нет, вот этого я не делала. Побудь лучшего мнения о своём отце, ладно? В любом случае, твоя мать казалась полностью независимой молодой кобылой… леди, которая могла самостоятельно принимать решения. С моей стороны было нехорошо покидать её так скоро, но мне приходилось ежедневно поднимать солнце и луну и, к сожалению, портал закрылся прежде, чем кто-либо из нас узнал, что она беременна.
— Тогда как же я попала в Эквестрию?
— Ну… — Селестия нервно потеребила край подушки. — Тридцать лун спустя я вернулась, чтобы найти твою мать. Как оказалось, она продолжала жить в той же квартире, где ты была зача…
— Нгххх…
— Сансет, хватит вести себя как маленькая! Тебя правда удивляет, что твои родители занимались сексом? — Селестия закатила глаза. — В любом случае, оказалось, твоя мать откровенно нуждалась. Она разорвала связи со своей единственной близкой роднёй и не имела родительской поддержки, поэтому, когда я появилась, она крайне настояла на том, чтобы я разделила бремя заботы о тебе.
— Но… — Селестия нахмурилась. — У меня не было возможности регулярно платить за твоё содержание. Уверена, ты уже сама поняла, что эквестрийские битсы и драгоценные камни плохо переносятся через портал: они становятся обычными монетами и недорогими стекляшками. И учитывая, что твоя мать очень не хотела расставаться с тобой, несмотря на своё ужасное финансовое положение, я… ну, это не так уж просто сказать. Я похитила тебя.
— Чаво? — ошалело спросила Сансет.
— Я похитила тебя у матери, — повторила Селестия.
— В смысле, похитила?..
— Спёрла. Стащила. Выкрала. Утащиссимо твой в памперсах задиссимо, — троттингемский акцент получился у Селестии откровенно неважным. — Я пришла на третий день, схватила тебя и убежала, как тот келпи, прежде чем она заметила.
— Зачем?! — провопила Сансет. — Почему ты не сказала ей правду? Ты могла бы привезти её сюда, или подготовиться и вернуться через тридцать лун, или сделать… да буквально что угодно ещё, чем совершать преступление!
— Послушай, я вижу, ты расстроена, — Селестия отпила из чашки. — Но я должна была принять решение в кратчайшие сроки, и я хотела лучшего для тебя. И хорошо, что я не привела сюда твою мать, потому что… ну, как раз это главное, что мне нужно сказать тебе сегодня.
Сансет разинула рот.
— Ты хочешь сказать, всё это до сих пор было не самым главным?
— Нисколько. Мне представлялось, что известия о том, как я бродила по измерениям и обнималась с аборигенами, покажутся тебе устаревшими.
— НЕТ, ЕСЛИ РЕЧЬ ИДЕТ О МОЁМ ЗАЧАТИИ!
Селестия поставила чашку и фыркнула.
— Туше. Но всё же мне нужно поговорить о твоей матери. Это очень важно.
Сансет успокоилась, стараясь держать себя в копытах.
— Рассказывай… — прорычала она.
— Хорошо. Видишь ли, Твайлайт недавно рассказала мне несколько подробностей о человеческом мире — в частности, о городе, который окружает портал. Детали, о которых я до сих пор не знала, потому что до недавнего переезда Твайлайт я редко бывала в Понивиле. Она сказала мне, что жители этого человеческого города…
— …были отражениями жителей Понивиля, — прошептала Сансет. — Означает ли это, что в Понивиле есть альтернативная версия моей матери?
— Нет, Сансет. Я не знаю, как это смягчить… твоя человеческая мать — тогда я не понимала всего, поэтому сочла простым совпадением… её зовут Селестия.
— Гааааах! — Сансет сделала несколько глубоких вдохов, отчаянно пытаясь не упасть в обморок на месте. Но и сама причина крайне настойчиво убеждала принять сладкий поцелуй бесчувственности, который был гораздо, гораздо предпочтительнее, чем разбираться со всем этим прямо сейчас.
Постепенно мысли Сансет сложились в подобие порядка, сосредоточившись в основном на том, что ей нужно найти как можно больше спиртного — и чем скорее, тем лучше.
— ДИРЕКТОР СЕЛЕСТИЯ — МОЯ МАТЬ?!
Принцесса Селестия кивнула.
— Н-но… как… разве это не значит, что я твой клон? Разве это не делает меня самым инбредным существом во всех обитаемых мирах? Почему тогда моя шёрстка не белая, как у тебя? — спросила Сансет, почти лепеча от ужаса.
Селестия положила копыто на плечо дочери.
— В отношении этого генетика не работает, Сансет. Ведь человеческая Селестия не точная копия моей человеческой формы. Мы с ней твои родители, так что ты унаследовала черты обеих семей, как и любой ребёнок. А жёлтая шёрстка очень распространена в нашей семье. На самом деле, наши с Луной окрасы — единственные в своём роде.
— Так когда директор Селестия говорила, что я похожа на дочь, которой у неё никогда не было…
Аликорн наклонила голову и слабо улыбнулась.
— Она имела в виду, что ты напоминаешь ей о дочери, которая у неё была. Потому что это именно ты. Ты никогда не задумывалась, почему по ту сторону зеркала нет другой Сансет Шиммер?
Сансет дрожала на своём месте, пытаясь переварить услышанное. Её мозг требовал немедленного доступа к большим дозам успокоительного, психиатра и быстрого удара по затылку.
— Ты…
— Да. То, что я изменила пол и совратила свою несовершеннолетнюю двойницу, привело к тому, что ты сама себе отражение во всех измерениях!
— Не-е-е-ет!
— Да. И нужно рассказать тебе кое-что ещё… — продолжала Селестия.
Самообладание Сансет лопнуло.
— Ещё?! — она замахала передними ногами, крича в отчаянии. — ЧТО ТАМ ЕЩЁ ИНТЕРЕСНЕЕ МОЖЕТ БЫТЬ?!
Её вспышка ярости заставила Селестию слегка отступить.
— Я думаю, будет лучше, если мы пройдём через все грязные секреты сразу, и так сможем быть честными друг с другом…
Закрыв мордочку копытами, Сансет попросила очень тихим голосом:
— Пожалуйста, скажи мне, что это не хуже того, что ты обрюхатила человеческую женщину и украла её ребёнка.
— Эээм… нет, это не хуже.
— Хорошо, — Сансет приложила копыто к груди и выдохнула. — Это… хоть какое-то утешение, по крайней мере…
— Во второй раз я не крала ребёнка.
— ЧТО?! — неверяще возопила Сансет.
— За день до твоего зачатия я, скажем так, встретила в баре другую случайную человеческую леди…
— О звёзды, нет…
— …и в итоге у тебя есть сводные братья-близнецы. Я поговорила с их матерью, и мы договорились, что я заберу одного, пока она будет растить другого, — сказала Селестия. Она виновато улыбнулась, снова наполняя чашку. — Я и так уже исчерпала доверие, принеся неизвестного жеребёнка из ниоткуда, поэтому, дабы избежать излишнего внимания от кантерлотской прессы, я оставила у себя тебя, мою дочь-единорога, как свою будущую личную ученицу, а твой сводный брат-пегас был отдан на попечение одного из моих доверенных стражей.
— Пегас?.. — нечто во всём этом странно напоминало Сансет о ком-то — о ком-то вроде общего знакомого, о котором рассказывала Твайлайт…
— В любом случае, я попросила его прийти сегодня, чтобы вы могли встретиться, — рог Селестии засветился, и двери поблизости распахнулись.
У Сансет отвисла челюсть. Вся кровь отхлынула от её мордочки и ушек, нижняя губа задрожала, пока она бессвязно забормотала при виде гостя. В дверном проёме стоял весьма знакомый пегас с оранжевой шёрсткой и голубовато-синей гривой.
— Сансет Шиммер, — сказала Селестия, — это лейтенант Флэш Сентри, в настоящее время служащий в Кристальной Империи.
Сансет медленно подняла дрожащее копыто в сторону Флэша.
— Нет-нет-нет-нет… — слёзы потекли по её щекам, а другим копытом она судорожно зарылась в гриву. — Этого не может быть. Ты… небо моё… мы же… буэээ… перешли ко второй фазе!
Селестия изогнула бровь.
— Не уверена, что понимаю, какое отношение к этому имеет бриджбол… [1]
Сансет свернулась клубочком в кресле и покачивалась, потирая плечи копытами.
— Э-это неправда… этого не может быть… должно быть, это просто плохой сон… тётя Луна, пожалуйста, пожалуйста! Избавь меня от кошмара…
Едва слышное хихиканье прервало её бредовый транс.
Сансет подняла голову. Принцесса Селестия и Флэш Сентри стояли там, выглядя так же серьёзно, как всегда, но…
Но на губах Селестии был едва заметный намёк на улыбку.
При виде неё Сансет мгновенно замерла. Её мордочка стремительно ожесточилась, глаза подозрительно прищурились.
— Это всё был розыгрыш?
Теперь улыбка полностью появилась на морде Селестии. С едва скрываемым весельем она повернулась к стражнику-пегасу.
— Благодарю Вас, лейтенант. Вы свободны. Пожалуйста, передайте мою благодарность принцессе Кейденс за то, что на сегодня одолжила мне вас.
Флэш Сентри быстро и бесстрастно отсалютовал, вышел из комнаты и закрыл за собой двери. Как только лязг ручки дал понять Сансет, что они с матерью снова наедине, она с негодованием повернулась к посмеивающейся принцессе.
— Он не мой брат.
Селестия кивнула, исступлённо хихикая.
— Конечно же нет. Настоящий отец Флэша Сентри — относительно неизвестный автор нескольких ужасных любовных романов. По-видимому, его особый талант заключается в создании напрочь лишённых индивидуальности персонажей. И так же я никогда не встречала человеческого двойника Флэша… хотя, судя по рассказу Твайлайт, ты точно встречалась.
К щекам Сансет внезапно прилил жар. Мысленно она сказала себе, что должна была ожидать этого: всё её детство прошло в нарастающих потешных войнах с Селестией, ещё до того, как неуёмные амбиции Сансет испортили их отношения. Но сейчас она почувствовала огромное облегчение.
— О… О, небо. Ты впрямь здорово подловила меня, — слабо рассмеялась Сансет. Да, Селестия действительно хорошо провела её в этот раз…
Она опустилась на сиденье, внезапно почувствовав сильную усталость.
— Поверить не могу, что я купилась на то, что ты переспала с директором Селестией.
Смех принцессы Селестии постепенно сменился мирной улыбкой. Аликорн спокойно посмотрела в глаза Сансет и медленно покачала головой.
Взгляд Селестии заставил Сансет занервничать. Это уже совсем не напоминало шутку.
— Нет, Сансет. Всё, что я рассказала тебе о твоей матери — чистая правда, — затем Селестия широко улыбнулась. — Но разве теперь ты не чувствуешь себя намного лучше, когда знаешь, что не занималась петтингом со своим сводным братом?


Англоязычный нюанс в романтических и сексуальных отношениях, которые делятся на четыре фазы. Вторая фаза означает, что девушка разрешает трогать себя за грудь через одежду, под одеждой и под лифчиком. Однако выражение «second base» также означает вторую базу в бейсболе — или в случае с Эквестрией, в бриджболе


Ссылки:
Ficbook
Ponyfiction

6. THE MAN I USED TO BE (Тот, кем я раньше был) animatic [rus sub/русские субтитры]

Перевод шестой и заключительной части аниматика про графа Монте — Кристо от аниматоров Ink Potts.


Оригинальный текстI've seen a thousand wonders
I've lived a hundred lifetimes
But not until this moment
Have miracles seemed real

As fleeting as a shadow
The time goes by unnoticed
The hate that drove me forward
Is gone and I am face to face with…

The man I used to be
Dreams I dared to dream
When love was all
The innocence of youth
Like memories of truth return
To learn forgiveness

The man I used to be
Cannot be outrun
Our past still lives
Whatever else I've done
Forever in his eyes, she'll see
The man that I used to be

And all the years will melt away
And nights will fall much softer now

For all the pain is gone
Hope is what moves on
I will be there
As near as her next prayer
As merciful as sweet redemption

Once blind, now I see
Once a slave and free
Give me a star
To home would guide my heart
To resurrect a part of me
The man who I used to be



Текст переводаЧудес я много видел,
Прожил я сотни жизней
Но до сих пор не верил,
Что чудо всё же есть.

Лишь тенью мимолётной
Года прошли незримо.
Весь гнев, что мною двигал
Исчез, и я лицом к лицу здесь…

С тем, кем я раньше был,
С давней той мечтой,
С верой в любовь.
Вернулась юность вновь,
С воспоминаньем о былом
Познал прощенье.

И тот, кем раньше был,
Мне сбежать не даст.
Свет прошлых лет
Сиять остался в нас.
В глазах навеки он застыл
Того, кем я раньше был.

Всех этих лет растает лёд,
И мрак ночной светлей сейчас.

Исчезла боль и скорбь,
В чудо верю вновь.
Я буду там
Внимать её мольбам,
Как милосердное прощенье.

Был слеп, но прозрел,
Рабский прочь удел!
Вон та звезда!
Что светит мне всегда.
Чей свет согрел и воскресил,
Того, кем я раньше был.

Джон Эппл "Медовая Долька". Глава 5



Автор: Robo Bro
Оригинал: John Honeycrisp Apple
Рейтинг: PG-13
Редактор: Alex Heil, taur00 (он же root)

Оглавление:
Главы 1 и 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5 (текущая)

Глава 5Джон проснулся в темноте.
Заморгав, он приподнял голову и глянул на освещённое луной окно, затем присмотрелся к часам. Едва различимые в полумраке стрелки показывали около двух ночи.
Тут за дверью спальни послышались спотыкающиеся шаги — именно они разбудили его. Словно некто держался на копытах ещё неустойчивее его самого, хотя в такое верилось с трудом. Джон вздохнул: непонятно, кто и зачем мог расхаживать в такой час. Слишком рано для любого фермера в здравом уме, чтобы вставать, и слишком поздно, чтобы оставаться на ногах, когда наутро надо проснуться вовремя и приняться за хозяйство.
Джон закрыл глаза и постарался не обращать внимания на звуки… и подпрыгнул под одеялом, когда что-то тяжёлое бухнуло о дверь.
«Похоже, придётся разобраться», — подумал он, зубами дёрнув за переключатель лампы. Гадая, был ли это простой стук, или кто-то рухнул под дверью, Джон торопливо выбрался из кровати, и спешка тут же отозвалась болью в спине. Морщась, он потянулся к бутылочке на тумбочке и принял две таблетки, лишь затем направился к двери и осторожно приоткрыл её.
С другой стороны стоял, пошатываясь, Биг Макинтош с мокрой от полувысохших слёз мордой. Запах крепкого яблочного сидра едва не вышиб слезу из самого Джона.
— Биг Мак? Что ты здесь делаешь?
— Пап? — на глазах Биг Мака набухли слёзы, грозя ещё раз прокатиться по щекам.
— Что случилось, сынок? — смягчился Джон; в конце концов, им обоим нужно было поговорить, хотя не так он представлял себе этот разговор.
Слёзы всё-таки пролились по морде жеребца, и ломанувшийся вперёд Биг Мак заключил в объятия давно потерянного отца — к молчаливым страданиям Джона, чья спина почти взвыла под весом большого пони.
— Я… я думал, ты умер! — проржал Биг Макинтош в его гриву, непрестанно всхлипывая. Мысленно Джон послал спину куда подальше, потому что сейчас его сын нуждался в нём.
— Всё хорошо, здоровяк, я здесь, я с тобой. Не сдерживайся, — утешал он пьяного жеребца, мягко и успокаивающе, как он надеялся, проводя копытом по его гриве.
— Прости… — прошептал Биг Мак, которого от заботы начало клонить в сон. Джон изрядно удивился: он-то думал, что именно ему надо просить прощения.
— Тш-ш, всё в порядке. Давай, пойдём в кровать.
Биг Макинтош устало кивнул в его гриву и позволил отвести себя к кровати в комнате. Как смог, Джон осторожно уложил и укрыл его. Ему всегда хотелось иметь своих детей, которых он мог бы укладывать в кровать, но ни разу его воображение не рисовало, что этим ребёнком будет великовозрастный пьяный жеребец. И всё же он был рад, почувствовав себя нужным после целой жизни, прожитой в уединении. Позднее он поговорит с Биг Маком и выяснит, что к чему, но не сейчас, когда тот несвязно бормотал, всё глубже проваливаясь в сон. Джону удалось разобрать только часто повторяющиеся извинения.
— Спи хорошо, сынок, — прошептал он на ухо Биг Маку прежде, чем выскользнуть из комнаты.
Его собственному сну наступил бесповоротный конец. Даже если он снова уляжется в постель, то нипочём не уснёт, так сильно его взбудоражило пьяное вторжение. Надо было найти другое место, где можно приютиться и расслабиться, и тогда со временем он смог бы снова сомкнуть глаза. Хотя учитывая, что лёг он вчера где-то посреди дня, Джон вовсе не намеревался утруждать себя попыткой уснуть.
Он прокрался по коридору, и на каждом шагу ноющая спина давала о себе знать; ему оставалось надеться, что болеутоляющее вскоре избавит его от мук. Но пока что впереди оставался последний заклятый враг: лестница. Скрипя зубами от боли, Джон улиткой пошёл по ней. И сделал в памяти зарубку непременно присмотреть комнату на первом этаже, чтобы не пришлось в будущем постоянно страдать на этих ступеньках.
Спуск оказался гораздо сложнее подъёма. Когда Джон наконец-то очутился внизу, то был уже скользким от пота и с пересохшим горлом. Первым же делом он двинулся на кухню, где сунул голову в раковину под прохладную струю, а затем напился прямо из крана.
По лёгкому бурчанию в животе он понял, что голоден. Но сейчас ему не особо хотелось готовить, пускай боль в спине и быстро улетучивалась от начавшего действовать лекарства. Он оглядел тускло освещённую кухню в поисках чего-нибудь удобоваримого и наткнулся взглядом на корзинку с яблоками посреди обеденного стола. Это вполне подходило.
Он схватил одно копытом, быстро укусил его и тихонько простонал от удовольствия, когда свежий плод соприкоснулся с языком. Сладкий сок, гладкая кожура и упругая мякоть были восхитительны, но что более того, на вкус оно напоминало те яблоки, которые он выращивал на собственной ферме. Быстро слопав его и выбросив огрызок в мусорное ведро, Джон взял ещё одно и направился в гостиную. Он повернул выключатель, и светильники на стенах налились светом, выхватив стены, завешенные радостными мордочками в рамках.
Рассеянно поедая второе яблоко, он обнаружил, что смотрит на то же фото, которое днём привлекло его внимание. Желая рассмотреть поближе, он отложил недоеденный фрукт на кофейный столик и снял снимок с гвоздика. На ощупь плюхнулся на один из диванов и продолжил смотреть на семью, мягко покачивая фотографию в передних копытах.
Джон не знал, как долго просидел, отчаянно желая иметь то, что никогда ему не принадлежало. Особенно он любовался изумрудными глазами Роузвуд Эппл. Какой она была? Была ли она такой же милой и любящей, какой выглядела, стоя рядом с мужем и жеребятами? Мордочка кобылы отпечаталась в его сознании, а он всё пытался представить её весело смеющейся, пока они вместе проводили ленивый летний день под тёплым солнцем. Улыбка тронула его губы, и в то же время слезинка упала на светлый образ Роузвуд.
— Ты довольно раненько, — вмешалась в его раздумья проковылявшая в комнату Грэнни Смит, нарушив завораживающую тишину ночи.
— Ага, — ответил он, подняв взгляд от фотографии. — Мак разбудил меня.
— Чем он занимается в такой час?
— Не думаю, что он вообще ложился. Он напился и пришёл ломиться в мою дверь.
— Выпил, говоришь? — нахмурилась Грэнни. — Ему следовало бы быть поумнее. Думаю, я схожу и сделаю ему втык за то, что он потревожил тебя, когда тебе нужен отдых.
— Оставь его в покое, ма. Он показался мне ужасно расстроенным из-за чего-то, а вот я как раз в порядке, он ничуть не помешал мне, — Джон быстро принялся защищать парня, решив не упоминать, что его спина с трудом перенесла такую встречу. — К тому же он вусмерть пьян и завтра ничего не вспомнит, если ты отругаешь его сейчас.
— Ладушки, раз ты так говоришь, — смилостивилась Грэнни Смит; она присела рядом с Джоном и попыталась получше разглядеть то, что он держал. — Что у тебя тут?
Джон протянул фотографию матери, которая аккуратно взяла её. Она хмыкнула от понимания, посмотрев на изображение, её взгляд сделался рассеянным от пробудившихся воспоминаний. Немного погодя она снова взглянула на сына.
— На вид ты не постарел с того дня. Я слегка завидую, — вздохнув, она протянула и ласково погладила копытцем щёку сына. — А вот я заметно прибавила годков, да и старые кости уже не те, что прежде.
— Спорю, твоя спина получше моей сейчас, — насмешливо возразил Джон, вызвав смешок у престарелой кобылы.
— Агась, твоя правда, по крайней мере, пока не подлечишься, — в бодром ключе ответила она, затем посмотрела опять на фото. — Помнишь, когда это было снято?
Джон с грустью покачал головой.
— Вы сделали её за год до твоего исчезновения. Эпплблум здесь всего несколько недель, Эпплджек было пять, а Биг Маку всего девять… Ох ты ж, как они подросли. Оглянуться не успеешь, а они уже собственных жеребят в дом принесут. Мне кажется, Биг Мак милуется с учительницей Эпплблум по имени Черили. Как думаешь, такая хорошая и уважаемая кобыла, как она, прекрасно вольётся в семью Эпплов?
Джон нервно нахмурился.
— Я совсем не знаю, о ком ты говоришь.
— Хмм? О, точно. Никак не удержу в стареющей памяти, что ты можешь знать, а что нет. Не обращай внимания на старую каргу, мечтающую увидеть правнуков до своего ухода, — Грэнни Смит потёрла затылок. — Возможно, если завтра утром ты отведёшь Эпплблум в школу, то сам встретишься с ней и составишь собственное мнение.
— А что, мне нравится, — Джон улыбнулся от перспективы встретить предполагаемую даму сердца своего сына.
Они ещё немного просидели в тишине, разглядывая старое фото. Джон задавался вопросом, как могло случиться, что глядящая на него красивая кобыла на самом деле умерла.
— Не против, если я спрошу, как умерла моя жена?
— Полагаю, ты и этого не помнишь? — вздохнула Грэнни Смит. — Это случилось примерно дюжину лет назад. Она повезла наши яблоки в другой город… не припомню точно, в какой именно, но это уже неважно. До этого Биг Мак упрашивал её позволить ему доказать, что он больше не жеребёнок. До сих пор не понимаю, почему жеребята всегда так спешат повзрослеть, уж я-то знаю, как это невесело… В общем, Роузвуд дала убедить себя, и в тот день они отправились вместе. Их путь проходил через некоторые по-настоящему опасные места. Роузвуд предупреждала Биг Мака оставаться возле неё, но он не послушался и забежал вперёд. И по невнимательности налетел на химеру. Она бы непременно сожрала его, но Роузвуд успела прийти на помощь и велела ему бежать домой, — голос Грэнни Смит дрогнул. — Благодаря её смелости он вернулся целым и невредимым… чего нельзя сказать о ней.
Джон задумался, могло ли это объяснить, почему Биг Мак просил у него прощения. Вероятно, он считал себя виноватым в гибели матери, а уж если со смертью Роузвуд было как-то связано исчезновение Ханикриспа, малыш вполне мог взвалить на себя и это.
— Это… это ужасно, — констатировал Джон очевидное, не зная, что ещё можно сказать.
— Конечно это было ужасно, — тяжко вздохнула Грэнни Смит. — Для всех нас это оказалось тяжёлым ударом, но для Биг Мака — куда сильнее, чем для остальных. Сколько мы не говорили ему, что он не виноват, он продолжал винить себя. Затем не прошла и неделя, как ты взял и пропал. После этого Биг Мак заперся в своей комнате. Он всегда был немного тихим, но теперь он вовсе отказывался разговаривать с пони-либо и почти ничего не ел. Я всегда оставляла тарелку снаружи его двери, но в большинстве случаев мне приходилось выбрасывать всё потом. Когда он наконец-то вышел месяцем позже, то был таким слабым, что ветерок мог его опрокинуть. Весь следующий месяц мы держали его в больнице и заставляли ходить к психотерапевту. В конце концов, его тело восстановилось, но он так ничего и не рассказал о произошедшем.
Джон чуть не плакал, выслушивая столь болезненную историю. Трагедия разбила семью и жизнь одного мальчика, оставшегося надломленным на всю жизнь от стыда и вины. Просто чудо, что ему удалось прийти в себя; хотя Джон с толикой грусти отметил, что не может быть уверен в этом. Он не особенно много поговорил с жеребцом, и большей частью — когда тот был бессознательно пьян. Насколько же хуже станет Биг Маку, когда он, заслужив себе любовь и прощение давно потерянного отца, обнаружит, что перед ним самозванец?
— Как вы все смогли жить дальше? Представить не могу, сколько же сил в твоём сердце.
Грэнни Смит грустно улыбнулась от слов сына.
— Это не самое лучшее прошлое, но оно наше. И нет смысла задерживаться в нём слишком долго, лучше просто продолжать двигаться дальше и пытаться мириться с положением вещей.
— Не знаю, смог бы я продолжать жить на твоём месте, — признался Джон.
— Не буду лгать тебе, — заявила Грэнни, отчего у Джона сжало в груди, — это безумно больно, хуже многого, что мне доводилось испытывать. Но даже так у меня по-прежнему были твои жеребята, с которыми я коротала время и о которых заботилась. К тому же семья Эпплов довольно большая, все понаехали отовсюду и помогали нам, пока мы не встали обратно на копыта.
Джон опустил голову, избегая смотреть в глаза старой кобылы. Он чувствовал себя ужасно из-за того, через что прошли все эти пони.
— Я сожалею, — сокрушённо сказал он. Хотя и не был совсем уверен, извинялся ли за то, через что они прошли, или за то, что лгал им.
— Не извиняйся. Если я правильно сужу, ты такая же жертва, как любой из нас, — Джон не ответил на попытки матери успокоить его. — Как насчёт такого: ты попробуешь поспать ещё немного перед восходом солнца, а потом я разбужу тебя ко времени, чтобы проводить Эпплблум в школу. Уверена, утром ты почувствуешь себя лучше и сможешь встретиться с её учительницей.
— Да, это хорошо звучит, — кивнул Джон.
— Вот и славненько, давай-ка отведём тебя обратно в твою комнату.
— Если ты не против, я останусь здесь. От лестницы начинает болеть спина, да и Мак спит в моей кровати.
— Раз ты так хочешь, я принесу тебе одеяло.
— Спасибо, ма.
— Всегда пожалуйста.
Джон просидел в молчании, пока мать не вернулась и не помогла ему уютно устроиться на диване. Но и лёжа он перебирал в памяти всё, что узнал и что сделал с тех пор, как очнулся в теле пони. И как бы ему ни хотелось забыться, он знал, что этой ночью больше не уснёт. Поэтому он просто лежал и слушал звуки ночи до рассвета.


Ссылки:
Ficbook
Ponyfiction

Прикладная скутология, главы 4-6 + КОНКУРС!



Автор: Samey90
Оригинал: Applied Scootascience
Рейтинг: T
Редактор: Randy1974

Зачем пробовать по одному способу научиться летать за раз, если можно клонировать себя и испробовать все сразу? Скуталу, с небольшой помощью подруг, собирается сделать именно это.

Жизнь пони никогда не станет прежней.

Google Docs: Прикладная скутология
Ponyfiction

И обещанный конкурс! →

My Little Pony - Friendship is Magic #68



Итак, 68 выпуск основной линейки. Внимание, данный выпуск является прямым продолжением 67, так что перед прочтением данного тома, настоятельно рекомендуем начать с 67.


Читать дальше →

Прикладная скутология, главы 1-3



Автор: Samey90
Оригинал: Applied Scootascience
Рейтинг: T
Редактор: Randy1974

Зачем пробовать по одному способу научиться летать за раз, если можно клонировать себя и испробовать все сразу? Скуталу, с небольшой помощью подруг, собирается сделать именно это.

Жизнь пони никогда не станет прежней.

Google Docs: Прикладная скутология
Ponyfiction

Читать дальше →