+4786.80
2822 читателя, 3083 поста

Правдоискатель. Главы 35 - 40 (Слухи несколько преувеличены...)



Автор:RB_

Перевод: Лунный Жнец и Wing regent.

За перевод обложки спасибо Motorbreath

оригинал

Перевод на фикбуке: ficbook.net/readfic/6745524

Перевод на Сторисе: ponyfiction.org/story/14020/

Другие части переводаГлавы 1 — 4: tabun.everypony.ru/blog/translations/181510.html

Главы 5 — 10: tabun.everypony.ru/blog/translations/181615.html

Главы 11 — 14: tabun.everypony.ru/blog/translations/181765.html

Главы 15 — 20 (Сова в Кантерлоте): tabun.everypony.ru/blog/translations/182604.html

Главы 21 — 27 (Вайтчапельский дозор): tabun.everypony.ru/blog/translations/182776.html

Главы 29 — 34. (Новолуние + Во имя правды и справедливости): tabun.everypony.ru/blog/translations/183276.html

Главы 35 — 40 (Слухи несколько преувеличены...): tabun.everypony.ru/blog/translations/184300.html



Читать дальше →

Муки сердца, том IV, главы 14-16, окончание тома



Предыдущие частиПервый том
Второй том
Третий том
Четвертый том по 8 главу

Четвертый том с 6 главы и далее

Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Four
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчики: Kaze_no_Saga (по 7 главу 4 тома), repitter (далее)
Редакторы: Pifon, Dblmec, Kaze_no_Saga(по 7 главу 4 тома), GORynytch, Лунный Жнец (далее)

Все главы 4 тома с восьмой и до конца: Ponyfiction

Список глав

Попытка в перевод в языки, в которых млп еще не издавалось.


Привет Друзья. Я решил Посмотреть Mlp на белорусском. Не нашел. Все озвучивают на русском, никто не озвучивал на белорусском. Решил попробовать осилить и в итоге озвучил сам лично. Оцените пожалуйста, что у меня получилось и подержите если вам понравилось. Спасибо большое. Надеюсь на продолжение эксперимента и положительный результат.

Муки сердца, том IV, главы 12 и 13



Предыдущие частиПервый том
Второй том
Третий том
Четвертый том по 8 главу

Четвертый том с 6 главы и далее

Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Four
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчики: Kaze_no_Saga (по 7 главу 4 тома), repitter (далее)
Редакторы: Pifon, Dblmec, Kaze_no_Saga(по 7 главу 4 тома), GORynytch, Лунный Жнец (далее)

Глава 12: ОтцовствоВарден негромко хмыкнул, неторопливо проводя ножом по ноге и аккуратно раздвигая шерсть острием.
Куно выгнула бровь и подозрительно прищурилась.
— В прошлый раз все закончилось порезами, — без обиняков заявила чейнджлинг. — И в этот раз кровь с пола будешь оттирать сам.
— Я почти его чувствую, — пегас продолжал пристально смотреть на свою ногу. — Я знаю, что если надавить, то ногу до кости порежу, но почувствую лишь легкую щекотку… Но я почти ощущаю, как лезвие касается моей шкуры.
— Как порежешься — тряпка в раковине, — Куно покачала головой и вернулась к измельчению морковки на обед.
Варден фыркнул и закатил глаза.
— Да я не думаю, что… Ох, ради любви!..
— Я предупреждала, — чейнджлинг указала копытом в сторону раковины, даже не взглянув в его сторону.
Пегас похромал к раковине, костеря сам себя. Добравшись до нее, он вытянул пострадавшую ногу над раковиной и сморщился, глядя на кровь, капающую из небольшого пореза. После нескольких долгих секунд Варден тяжело вздохнул и положил подбородок на край раковины.
— Вот гадство…
— Я тебе неоднократно говорила — не баловаться с острыми предметами, — Куно покачала головой. — По крайней мере, пока к тебе не вернется чувствительность.
— Папочка, ты порезался? Опять? — Сварм выглянула из дверного проема.
— Опять… — пегас печально кивнул.
— Ты должен положить туда бит, — малышка показала копытом на банку, стоящую на верхней полке. Они решили, что Варден будет класть туда монетку каждый раз, как поранится. Банка была почти полная.
— Я положу после обеда, — пегас лениво махнул копытом.
— Обещаешь? — серьезно спросила Сварм.
— Обещаю, — пегас приложил копыто к груди в знак искренности своих слов.
— Могу я чем-нибудь помочь? — кобылка подошла ближе к матери.
— Уже все готово, милая, — Куно критически взглянула на плиту. — Осталось дождаться, пока все протушится до однородной коричневой массы.
— Снова рагу? — простонала Сварм.
— Да, снова рагу. После случившегося на прошлой неделе я не хочу подпускать твоего отца к плите, — Куно бросила на Вардена сердитый взгляд.
Пегас осторожно развернулся, чтобы продемонстрировать обратную сторону ноги со все еще заметными концентрическими отметинами там, где конфорка прожгла его шерсть до самой кожи.
— Видите, уже почти все прошло, — начал защищаться Варден.
От такого зрелища Сварм фыркнула и сморщила носик.
— Мама, а можно мне конфету после еды?
— Если ты все съешь, — легко согласилась Куно. — Как, кстати, дела с уроками магии в школе?
— Все хорошо! — кобылка начала счастливо подпрыгивать. — Иногда становится ну просто совсем сложно, но я целую Роут Айрона или заставляю Голден Глиммер злиться, и у меня снова все отлично получается.
Чейнджлинг сильно нахмурилась, а пегас поджал губы, но отвернулся и решил не вмешиваться в разговор.
— Ты заставляешь Голден Глиммер злиться на тебя, и это облегчает тебе использование магии? — осторожно уточнила Куно.
— Ага! — Сварм кивнула. — Гораздо проще, если я просто целуюсь с Роут Айроном. Но если заставить эту глупую маленькую сучку сердиться на меня, то это тоже срабатывает!
Куно медленно поднял брови и взглянула на Вардена.
Он уже стоял позади жеребенка. Раздался достаточно громкий шлепок, когда копыто пегаса соприкоснулось с её крупом. Сварм прыгнула вперед, вскрикнув от боли и неожиданности, ее глаза в испуге распахнулись.
— Марш в свою комнату! — прошипел Варден, указывая копытом на дверь.
Сварм удивленно уставилась на него глазами, полными слез. Кобылка расплакалась и выбежала из кухни, хлопнув дверью.
— Я знаю, что должна полагаться на тебя по поводу отношений между пони и все такое… — брови Куно медленно поднимались. — Но разве это было не чересчур сурово?
— Да нет, вроде… — пегас моргнул, опустил копыто на пол и неловко пожал плечами. — Ты же слышала, что она сказала. С этим надо разбираться сразу же…
— Ты мог бы сначала поговорить, — чейнджлинг продолжала хмуриться. — Разве всех жеребят так сильно шлепают?
— Жеребята вообще ни на что не обращают внимание и ничего не слышат, пока не получат по крупу. — Варден поджал губы. — Меня все время драли.
— И только глянь, каким уравновешенным ты стал, — мордочка Куно ничего не выражала.
— А что ты хотела, чтобы я сделал? Просто поговорил с ней? Просто сказал: “это плохое слово, и мы его не говорим”? Она же жеребенок, а жеребята просто так никого не слушают, — пегас махнул копытом. — Если бы мои родители попробовали со мной что-то типа такого, я бы рассмеялся им прямо в морду.
— И вместо этого ты учишь ее никогда не говорить это слово там, где мы можем услышать, потому что ей за это влетит, — чейнджлинг, продолжая хмурится, покачала головой. — Ты уверен, что это именно тот урок, который она должна отсюда извлечь?
— Ну… как бы да, — тихо произнес Варден, его уши медленно прижимались к голове. — Почему мне кажется, что я тебе проспорил?
— Потому что так и есть, — сказала Куно. — Причем проспорил с разгромным счетом. Ты учишь нашу дочь, что это гадкое и плохое слово, которого она не должна говорить… рядом с нами. Кстати, правильно ли она им воспользовалась?
— Ну-у-у-у… та кобылка — действительно мелкая сучка… Так что да, — пегас неловко улыбнулся и почесал затылок копытом.
— Значит, она правильно использовала это слово, и все же ты наказал ее за это. Почему?
— Потому что это плохое слово! — мгновенно ответил Варден, развивая свое преимущество. — У нее из-за этого будут проблемы в школе, и другие пони будут относиться к ней хуже.
Пегас скрестил копыта, самодовольная улыбка озарила его морду.
— И… почему ты просто не сказал ей это? — ласково спросила Куно. — Почему ты не попробовал научить ее этому, прежде чем пытаться вбить знания в голову через круп?
— Ну-у-у-у… — Варден слегка опустил голову. — Потому что она еще жеребенок.
— Значит, ты сразу переходишь к физическому насилию и отвергаешь любые другие варианты? — резко спросила Куно.
— Хорошо-хорошо, — уши и крылья пегаса бессильно опустились. — И что же я должен сделать, чтобы все исправить?
— Я не та, кто тебе нужен, чтобы все исправить, — чейнджлинг отвернулась к кастрюле, помешивая содержимое и напевая что-то себе под нос.

* * *

Всхлипывания Сварм были слышны даже из-за приоткрытой двери. Варден вздрогнул, стоя в дверном проеме, копыто, поднятое, чтобы постучать, замерло.
“Почему я вообще стучусь в комнату дочери? Это же мой дом!”
Пегас закусил нижнюю губу и тихо постучал.
— Сварм?
— Уходи! — кобылка подняла заплаканную мордочку, всхлипывая и шмыгая носом.
Варден поморщился и нерешительно шагнул в комнату.
— Я сказала, уходи! — взвизгнула Сварм, книга взлетела с тумбочки и понеслась в сторону пегаса.
Варден вскинул крыло и отбил книгу в сторону. Этот прием он тренировал еще в страже для борьбы с метательным оружием. Прежде чем еще что-то полетело в него, пегас уверенно подошел к кровати и заключил рыдающую дочь в объятия.
Сварм начала вырываться, маленькие копытца яростно стучали по его груди, крылышки махали и хлопали в попытках вырваться на свободу, но вскоре кобылка обмякла и разрыдалась.
— Ты… ты… ты меня ударил! — кобылка громко всхлипывала, ее розовые глаза покраснели.
— Ну да… как-то так, — неловко кивнул пегас, опуская уши. — Простишь меня?
— Нет! Я тебя не прощу! — Сварм энергично помотала головой. — Никогда!
— А теперь послушай, — Варден прищурился и поднял копыто. — Я пытаюсь поговорить с тобой, как со взрослой. Прекрати вести себя, как жеребенок.
Сварм удивленно моргнула, всхлипнула еще несколько раз, прежде чем затихнуть. Она все еще сердито смотрела на него, но все же чуть менее сурово.
— Я хочу извиниться за то, что ударил тебя, — начал Варден.
— Да уж, тебе бы стоило, — громко начала кобылка.
Пегас хлопнул крылом, привлекая внимание.
— Я еще не закончил, — продолжил он решительно.
Сварм затихла, угрюмо глядя на него.
— Я хочу извиниться за то, что ударил тебя. Я не должен был этого делать. Когда мне было столько же, сколько и тебе, то мне постоянно прилетало за всякое разное, — Варден случайно прикусил язык и поморщился, почувствовав вкус крови. Он вытер рот краем крыла и продолжил: — вот так я и рос. Так что это было… то, к чему я привык. Ты сказала очень плохое слово.
— Пони его говорят! — немедленно возразила Сварм. — Почему мне нельзя?
Пегас неодобрительно нахмурился, его уши прижались к голове. Он знал, что тут есть два решения: или полная откровенность, или полное дерьмо.
— Потому, что это не приемлемо для жеребенка, говорить такие слова, — Варден вздохнул и продолжил через несколько секунд. — Есть некоторые слова, которые нельзя говорить при всех. Они “плохие”.
— Значит… “сучка” — это плохое слово? — прямо поинтересовалась Сварм.
— Да. Это плохое слово, — пегас буквально прикусил язык, сопротивляясь желанию отчитать ее.
— А есть и другие? — неожиданно поинтересовалась кобылка.
— Да, конечно, целая куча, — признался Варден, повесив голову. — И тебе не разрешается говорить ни одно из них.
— И что это за слова? — Сварм заинтересованно склонила голову набок, выжидательно подняв ушки.
— Я тебе не скажу, — пегас слегка вздрогнул. — Это плохие слова.
— Но… Откуда я узнаю, что это слово, которое нельзя говорить, если никто не скажет мне, что это оно? — ушки кобылки дернулись. — Это тупо! Это тупое правило!
— Да, ты права. Это тупое правило, — Варден сжал губы и бросил на дочь долгий взгляд. — Но тебе все равно не разрешается произносить ни одно из них. Не при всех.
— Почему у нас вообще есть слова, которые нельзя произносить?! Слова которые нельзя говорить!!! Это же бессмысленно! — раздраженно продолжала Сварм. — Это как еда, которую ты не можешь съесть, потому что она убьет тебя! Или стакан воды, который ты не можешь выпить!
— Ну хорошо… ты сможешь ими пользоваться, когда станешь сильно-сильно старше. — пегас начал объяснять, снова прикусил язык и поморщился. — И ты… поймешь, что эти слова можно использовать только в определенных ситуациях…
— Я уже знаю слова, которые не всегда можно использовать! Я же не говорю, что кто-то болен, когда он здоров! — внезапно прервала его Сварм и насупилась. — Это тупое правило!
— Знаешь… чем больше я об этом думаю, тем отчетливее понимаю, что это действительно тупое правило, — Варден беспомощно кивнул. — Эм-м… Давай так: я перечислю тебе все плохие слова и когда их можно использовать, а ты не будешь их употреблять, когда говоришь с другими пони, идет?
— Но па-а-ап…
Пегас поднял копыто, призывая ее к молчанию.
— Или так, или никак.
— Ну, ладно, — Сварм скрестила копытца и насупилась.
— Хорошо, теперь… ну, начнем… Пожалуй, начать нам стоит со слова “дерьмо”, — Варден устроился поудобнее, настраиваясь на долгий неловкий разговор.

* * *

— Ну, как все прошло? — Куно заметила мужа, сидящего на лестнице.
— Про секс будешь говорить с ней сама, — пегас взглянул на нее, сжимая голову копытами. — Это был самый странный разговор, который у меня вообще когда-либо был. Я не чувствовал себя так неловко с тех пор, как отец учил меня правильно мыться. Это был полный абзац!
— Это ты сейчас про свой разговор с отцом или про ваш разговор со Сварм? — Куно тихонько хихикнула.
— Нет, я серьезно, — Варден пристально взглянул на нее. — Я пошел объяснить Сварм, что это плохое слово и она должна никогда никому его не говорить, а закончилось все тем, что я научил ее всей похабщине, которую знаю сам!
— Даже слово на букву “пэ”? — в наступившей тишине спросила Куно.
— И даже слово на букву “хэ”, — пегас печально кивнул. — Вообще без шансов, что она вырастет нормальной.
— Учить такую маленькую кобылку таким вещам… — Куно поцокала языком. — Как тебе не стыдно, Варден.
Пегас нахмурился, но промолчал, позволяя выражению морды говорить самому за себя.
— Расслабься, Варден, — Куно захихикала. — Когда ты был в ее возрасте, сколько из этих слов ты знал?
— Ну-у-у-у…. все, — признался пегас, нахмурился и потер морду копытом. — И несколько выдуманных.
— Видишь? Лучше, если она узнает это от нас, чем получит эту информацию из вторых копыт за школой, — Куно неопределенно махнула копытом.
— Да знаю я, — Варден опустил голову. — Просто это все чертовски неловко.
— Что же с тобой будет, когда она переспит со своим первым кольтфрендом… — чейнджлинг грустно покачала головой.
Глаза пегаса распахнулись.
— Буду гоняться за ним с копьем?
— Нет, в этом я сомневаюсь, — Куно приподняла бровь. — Я все же хочу убедить тебя, что правильное обучение лучше, чем прямой запрет.
— Нет, у тебя не получится, — осторожно сказал Варден. — Ты никогда меня в этом не убедишь.
— Сколько пони у тебя было до того, как ты встретил Сварм? — внезапно спросила чейнджлинг.
— Я… не знаю, — пегас удивленно моргнул и нахмурился. — Не могу вспомнить.
Куно с подозрением взглянула на него.
— Варден, ты можешь сказать, чем пахли их гривы, — она нетерпеливо стукнула копытами.
— Три, — пегас раздраженно поджал губы.
Куно снова стукнула копытами.
— Сирень, клубника и земля, — закончил пегас с тяжелым вздохом.
— Земля? — в голосе чейнджлинга прозвучало неподдельное любопытство.
— Она работала на яблочной ферме, — Варден неопределенно махнул копытом. — Я не сообразил, к чему все идет.
— К чему все идет… А твои родители знали, что ты с ними спал? — ласково поинтересовалась Куно.
— Скорее всего, — пегас слегка пожал плечами. — Тогда я считал, что они не знают. Я был подростком. Подростки вообще не слишком смышленые. И при этом считают себя хитрыми, как лисы.
— А тебе кто-нибудь говорил, что это плохо и делать этого не нужно? — продолжила чейнджлинг.
— Эй! Я предохранялся, — Варден даже вздрогнул. — Я не хотел, чтобы вокруг скакали незаконнорожденные жеребята.
— Значит, если бы кто-нибудь, например, твои родители, сказали бы, что переспать с кем-то — это плохо, то ты бы все равно этим занимался? — прямо поинтересовалась Куно.
— Я был молод и глуп, — пегас нахмурился.
— Твоя дочь молода. И будет молода еще долго. Ты можешь научить ее делать все как можно более опасным способом, или же научить ее делать все под присмотром.
— Под присмотром? — Варден побледнел. — Я на это не подпишусь!
— Ты знаешь, что я имею в виду! — рявкнула Куно. — Мы должны убедиться, что она понимает, что может всегда прийти к нам и поговорить, а не прятаться и делать все втихую. Как, например, называть других пони “сучками”. Она все равно будет их так называть. Разница в том, что она или будет скрывать от нас это — и чаще всего мы будем знать, что она это скрывает — или же она сможет рассказать нам об этом и получить понимание.
— Я ужасный отец, — Варден вздохнул и пристроил подбородок на край стола.
Чейнджлинг фыркнула, обошла вокруг стола и крепко обняла своего мужа.
— Вовсе нет. Просто тебе нужно относиться к Сварм как к пони, а не как… к какому-то животному, с чисто черно-белым восприятием без полутонов.
— Да она масть меняет по желанию, — вздохнул пегас. — На прошлой неделе она на зебру была похожа.
— Но наша дочь все же посложнее, чем “она сказала плохое слово, лучше всего отшлепать ее!” — Куно крепко прижалась к его щеке. — Просто обещай мне, что ты подумаешь об этом, хорошо?
— Хорошо, — пегас кивнул признавая поражение. — Я подумаю о том, что ты сказала.
Куно с улыбкой развернулась и мурлыкая себе под нос, двинулась на кухню.
— Куно?
Чейнджлинг безмолвно оглянулась через плечо.
— Ты потрясающая мать, — искренне произнес Варден, положив подбородок на свои копыта. — Я просто подумал, что кто-то должен это сказать.
Куно, довольная похвалой, улыбнулась ему в ответ.
— Ой! Совсем забыла, — чейнджлинг хлопнула себя по лбу копытом. — Сегодня вечером к нам придет Грин Хуф с семейством.
— Я… — пегас побледнел и с трудом сглотнул.
— Ты же еще не видел его, да? — спросила Куно тихим голосом и слегка опустила голову.
— Я… — Варден покачал головой и уставился на свои копыта. — Я, честно признаться, старался избегать этой темы…
— Мне все отменить? — Куно вздрогнула и неловко потерла копытом шею.
Варден вздохнул и покачал головой.
— Нет… Нет, я хочу его видеть. И его нового отца. Я их всех хочу видеть, — уверенно продолжил пегас. — Пришло время хорошенько рассмотреть, что же я принес в этот мир.

Глава 13: ПотомствоВарден даже подпрыгнул, когда услышал дверной колокольчик. Пегас беспокойно приплясывал на месте, во рту пересохло, крылья самовольно встали торчком, напряженные и подрагивающие, уши дергались, то плотно прижимаясь к черепу, то вставая торчком.
— Расслабься, Варден, — Куно слегка пригладила его гриву копытом, направляясь к входной двери. — Эм-м-м… Они же знают обо мне?
— Все о тебе знают, — пегас покачал головой. — Это же в газетах было. Хотя…
Прежде чем он успел закончить, вспышка зеленого пламени охватила чейнджлинга и вместо нее появилась ее обычная пегасья форма — белая пегаска с гладкой золотистой гривой и хвостом.
— Вечер добрый, — Куно открыла дверь, шагнула назад и улыбнулась.
— Привет, Куно, — Грин Хуф улыбнулась и указала копытом вправо. — Это мой муж — Станинг Фасет и мой сын — Минт Грин.
Варден вытянул шею в сторону, пытаясь заглянуть за жену и высмотреть жеребенка, но единственным, что он увидел, были сине-зеленые отблески шкуры кристального пони.
— Приятно познакомится, — чейнджлинг отступила назад и кивнула. — Заходите-заходите, у нас уже все на столе.
Куно шагнула в сторону и пегас почувствовал, как у него перехватило дыхание. Между земной и хрустальным пони стоял маленький жеребчик, ростом немного выше Сварм — все же он был на год старше нее, масть его была однотонно коричневой от кончика носа до кончиков копыт, с лохматыми зелеными гривой и хвостом. Его метка представляла собой маленький листик мяты.
Варден мог только изумленно смотреть.
Грин Хуф и Станинг Фасет кивнули и прошли в дом, чтобы Куно могла закрыть дверь.
Взгляды Минт Грина и Вардена встретились, пегас моргнул и почувствовал внезапную тревогу. Он тяжело сглотнул, поднялся на ноги и выскочил за дверь.
— Мамочка, кто был этот пони? — жеребенок с любопытством подергал мать за ногу.
Но Варден уже несся на полной скорости по коридору и не услышал ответа.

* * *

— Так чем вы занимаетесь, Станинг Фасет? — Куно начала разливать кипяток в четыре чашки.
— Я в основном работаю в сфере огранки кристаллов, — с легкой улыбкой произнес кристальный пони. — Рэрити — мой основной клиент. По правде говоря, если бы не она, я давно ушел бы из бизнеса. Но она может достать драгоценные камни из любой точки мира, и ей так нравится моя коллекция призматических камней, что она буквально отказывается отпускать меня.
Станинг Фасет был крупным жеребцом — кристальным пони-единорогом с сине-зеленым телом, сногсшибательно голубыми гранеными глазами и красными хвостом, с гривой, больше похожей на каскад мерцающих рубинов, ниспадающий с его головы.
— Это захватывающе. А что такое призматические камни? — чейнджлинг поставила чашки перед каждым из них и одну напротив места, где должен был сидеть Варден.
— Это техника огранки, которую я разработал лично. Я обнаружил, что если применять определенную магию, можно расколоть драгоценный камень вдоль особых линий напряжения, причем эти линии всегда располагаются одинаково и при расколе дают одинаковые фрагменты. Таким образом, если я расколю несколько различных драгоценных камней, а затем соберу их осколки воедино… — Станинг Фасет объяснял с легкой улыбкой, — то мы получим драгоценный камень, совпадающий по форме с изначальным, но состоящий одновременно из рубина, сапфира, алмаза, аметиста, да и вообще из любого другого кристаллического материала, который вы только можете придумать. Если вы направите свет сквозь него, то это будет очень-очень красиво.
— Звучит крайне интересно, — мягко кивнула Куно и улыбнулась. — А они дорогие? Я думаю, Сварм не отказалась бы поиграть с одним из таких.
— Ну, если вас это заинтересовало, то я, возможно, мог бы сделать для вас один бесплатно, — кристальный пони тепло улыбнулся. — Какие ее любимые цвета?
— Честно говоря, я понятия не имею, — чейнджлинг призадумалась. — Вам придется самому уточнить у нее. Варден? Можешь поймать Сварм?
— Могу ли я — что? — пегас напрягся и выглянул из-за угла, где он стоял, прижавшись ухом к стене.
— Можешь сходить и привести сюда Сварм, пожалуйста? — Куно с легкой улыбкой указала носом на дверь. — Станинг Фасет хочет узнать ее любимые цвета.
— Я Варден, кстати говоря, — пегас слабо махнул копытом в сторону Грин Хуф, кристального единорога и Минт Грина, который сидел под столом и читал журнал о травах. — Сейчас схожу за ней.
— Из-за лекарств он слегка не в себе, — Куно грустно улыбнулась.
Станинг Фасет медленно кивнул, а Грин Хуф неуверенно поежилась.
— Итак… насколько я знаю, вы — чейнджлинг? — единорог обратился к Куно, прядая ушами от любопытства.
— Это правда, — она медленно кивнула.
— Но это так… странно! — продолжил Станинг Фасет с энтузиазмом. — Почему вы вообще вышли замуж за пони?
— Потому что он… ну… он — это он, — чейнджлинг неловко улыбнулась.
— И вы убили Кризалис. Это было трудно?
Куно вновь улыбнулась.
— Если честно, хитин у нее на груди был очень прочный. Пришлось приложить немало сил, чтобы пробить его, — Куно дополнила свои слова резким движением копыта. — Но после этого все было достаточно просто.
— Полагаю, что так, — единорог поморщился с легким отвращением. — А могу я… посмотреть?
— А вас это совсем не беспокоит? — удивилась Куно.
— Я кристальный пони, — Станинг Фасет стукнул копытом по груди со звоном металла, соприкоснувшегося со стеклом. — Наша Империя исчезла задолго до того, как у пони начались проблемы с чейнджлингами.
Куно понимающе кивнула, нервно поморщилась и исчезла во вспышке зеленого пламени. Когда оно рассеялось, взорам предстала более миниатюрная истинная форма чейнджлинга. Куно сложила крылья с жужжащим звуком, облизнула губы и клыки, а затем взглянула на жеребца.
— Это так круто! — единорог улыбался от уха до уха. — Вы действительно можете стать любой пони?
Еще одна вспышка зеленого пламени. Найтмер Мун грозно взирала на Грин Хуф и Станинг Фасета.
— Ты смеешь сомневаться в НАШИХ способностях?!

* * *

Варден и Сварм замерли в дверях столовой.
Куно тоже замерла, насторожила уши и оглянулась через плечо на мужа. Сейчас она была в обличии Спитфайр и как раз посередине речи о том, как же она крута.
— Чем это ты тут занимаешься? — непонимающе уставился на нее пегас.
— Гостей развлекаю, — Куно улыбнулась и махнула копытом. Очередная зеленая вспышка, и она вернулась в свою обычную форму. Прежде чем повернуться к гостям, чейнджлинг напоследок показала мужу язык.
Минт Грин выглянул из-за журнала и с любопытством посмотрел на Сварм.
Кобылка замерла, косясь на жеребенка, но все же осторожно подошла и села перед ним.
— Привет.
— Привет.
— Я Минт Грин.
— Я Сварм.
Варден неуверенно стоял в стороне, глядя на жеребенка.
Грин Хуф прикусила нижнюю губу, бросила на Куно многозначительный взгляд и повернулась к пегасу.
— Варден, а почему бы тебе не показать Минти Грину свой сад? Он очень интересуется растениями.
— Я… я… — пегас с трудом сглотнул.
— Растения? — жеребенок вскочил на ноги и подошел к нему. — Мне нравятся растения.
— Э-м-м-м… Конечно, — Варден дернул ушами, кивнул и указал на дверь ведущую наружу. — Ну, тогда пошли.

* * *

— Это что? — взволновано спросил Минт Грин, указывая на очередное растение.
— Это обычный арбуз, — объяснил пегас.
— А это? — серьезно продолжил жеребенок.
— Помидоры. А это халапеньо.
Минт Грин двинулся дальше.
— Чили, — Варден ответил с легкой улыбкой, даже не дожидаясь вопроса. — А между ними какой-то непонятный гибрид того и другого. Перекрестное опыление, я думаю.
— Можно мне попробовать? — жеребенок возбужденно подпрыгивал на месте.
— Очень сомневаюсь, что это хорошая идея, — пегас слегка нахмурился. — Этот мутантный гибрид оказался куда более жгучим, чем те два вместе взятые. Но ты можешь попробовать виноград.
Варден сорвал кисть винограда и предал ее жеребенку.
Минт Грин улыбнулся и тут же впился зубами в ягоды, втянул сразу несколько в рот и начал задумчиво пережевывать.
— Они не кислые и не сладкие! Они просто идеальные!
— Я прилагаю все усилия, чтобы они такими и оставались, — пегас неторопливо кивнул. — Это особый сорт винограда.
— А могу я взять семена? — нетерпеливо поинтересовался жеребенок. — Я бы хотел попробовать сам их вырастить!
— Конечно, — Варден повторно кивнул и нервно хлопнул крыльями. — Ты можешь взять столько семян, сколько потребуется.
— Но сначала… — Минт Грин выплюнул семечко себе на копыто, высмотрел пустое место в саду и побежал туда. Он аккуратно разгреб верхний слой почвы, вдавил семечко в землю, и так же аккуратно закопал его.
— Вот! Теперь у вас тут тоже будет расти виноград!
Пегас прикусил язык и несколько раз моргнул, пытаясь прогнать непрошеные слезы, наполнявшие его глаза.

* * *

— Варден, ты в порядке? — Куно успокаивающе положила копыто между крыльев пегаса.
Тот отрицательно помотал головой, уши плотно прижались к голове.
Минт Грин сидел перед ними и занимался ростками, аккуратно оборачивая их вокруг стальных колышков.
— Что не так? — чейнджлинг слегка нахмурилась, обхватила пегаса копытами и крепко обняла.
— Я… я даже не знаю, — пробормотал Варден, слезы текли по его щекам. — Почему я плачу? Что со мной не так?
— Он твой сын, — Куно нежно погладила его по крыльям.
— Он просто такой… хороший… и он прямо здесь, и мне хочется схватить его и обнять… но для него я просто какой-то странный пегас… — Варден уставился взглядом в землю, а затем неторопливо ковырнул грязь копытом. — Это паршиво. Это просто абзац, как паршиво… И он прямо здесь.
— Я даже не знаю, что и сказать… — Куно понимающе кивнула и осторожно прижалась к шее своего мужа.
— Я не знаю, что делать, — пегас совсем опустил голову. — Я всегда знал, что мне делать. Я не колебался. Но это… Я просто… я не могу… Скажи, что мне делать…
— Никто не скажет тебе, что делать в такой ситуации, — Куно покачала головой и крепче обняла его.
— Ну, я не могу… Я ничего не могу сделать. Я не могу просто подойти к нему и сказать: “Минт, я твой отец! Ты меня не знаешь, и у меня уже есть семья. Но ты мой сын! Наслаждайся своей жизнью, и вот тебе несколько битов на психотерапевта”, — Варден покачал головой, лег на живот и посмотрел на жеребенка. — Я хочу забрать его… и научить… Я хочу… Я даже не знаю, чего. Я просто хочу сделать все, что мой отец никогда не делал для меня…
— У него уже есть отец, — строго сказала чейнджлинг, тихонько тыкаясь в его шею носом. — Прекрати.
Пегас медленно приподнял бровь.
— В нем твоя кровь, — Куно фыркнула и закатила глаза. — Но у него уже есть родители, Варден.
Пегас кивнул, поднялся на ноги и отряхнул грязь с живота.
— Ты абсолютно права, — Варден развернулся и направился к двери, ведущей обратно в особняк.
Куно с опаской смотрела ему вслед.

* * *

— Можно тебя на минутку? — спросил Варден, глядя на Станинг Фасета.
Грин Хуф и Сварм тоже взглянули на пегаса, но что-то в выражении его морды заставило их обоих почуствовать себя неуютно.
— Конечно, — коротко кивнул единорог.
— Замечательно, я бы хотел с тобой поговорить, — спокойно продолжил Варден и указал на потолок. — Пошли, на крышу поднимемся.
Грин Хуф с тревогой переводила взгляд с Вардена на своего мужа и обратно.
— Фэй…
— Все хорошо, дорогая. Все хорошо, — Станинг Фасет покачал головой, успокаивая свою жену. — Я иду — показывай дорогу.
Пегас кивнул, развернулся на месте и вышел из двери в коридор, направляясь к спиральной лестнице, ведущей наверх. Единорог решительно следовал прямо за ним.
— Папа такой резкий, — пробормотала Сварм себе под нос, катая туда-сюда небольшой драгоценный камень и наблюдая за тем, как он преломляет свет.

* * *

Порывы ветра, дующего с гор, хлестали по крыше. Холодный и пронизывающий, он трепал гриву Вардена, тогда как грива единорога была практически неподвижна.
— Итак… И о чем ты хотел со мной поговорить? — осторожно начал кристальный пони.
Пегас замер, глубоко вдохнув и затем медленно выдохнул.
— О Минт Грине.
— А что с ним? — настороженно поинтересовался Станинг Фасет. — Я заметил, что ты уделяешь ему много внимания.
— Ты знаешь, что он не твой? — резко спросил Варден, развернулся к единорогу и свирепо уставился ему в глаза.
— Ну, были кое-какие намеки… — беспечно ответил тот. — Например то, что Грин Хуф уже была сильно беременна, когда я ее встретил.
—… Он мой, — пегас сел на круп, крылья поникли.
— Это многое объясняет, — осторожно произнес единорог и нахмурился.
— Я не могу быть ему отцом, — тихо произнес Варден, уши откинулись назад, взгляд уперся в собственные копыта. Через какое-то время он поднял глаза, чтобы прямо взглянуть на кристального пони. — Но ты решил заняться этим. И ты серьезно к этому относишься.
— Да, конечно, — уязвленно отозвался Станинг Фасет.
— Но я буду приглядывать за тобой, — глаза пегаса подозрительно прищурились, в голосе зазвучали угрожающие нотки. — Если ты будешь с ним плохо обращаться… Если ты будешь ему плохим отцом, то я тебя уничтожу. И если вдруг у меня не выйдет, то моя жена обязательно справится. Я доступно объясняю?
— Да. Вполне, — единорог помолчал и мрачно кивнул.
— Хорошо, — Варден повернулся спиной к кристальному пони, положил подбородок на скрещенные копыта и уставился на землю.
Станинг Фасет подошел, встал сбоку и положил копыта на ограждение крыши.
— Тогда скажи мне… Ты и Грин Хуф…
— Ничего нет, — сухо ответил Варден. — Было и прошло.
— А было по-другому? — резко поинтересовался единорог.
— Да, все было по-другому. Это были только она да я, на винограднике, посреди нигде, недалеко от того места, где ваша Империя вывалилась обратно. Но потом Куно вернулась ко мне, — пегас пожал плечами. — Грин Хуф… она замечательная. Но она даже сравниться не может с Куно.
— А не сложно вам вместе работать? — единорог медленно кивнул, задумчиво глядя в даль. — Нет никакой напряженности?
— Она меня поцеловала, — Варден решил ничего не скрывать.
— Даже не знаю, как на это реагировать, — Станинг Фасет тяжело вздохнул.
— Ну, если хочешь, можешь меня ударить, — пегас приподнял одну бровь. — Я, скорее всего, ничего не почувствую, но может, тебе полегчает?
— Ты сказал… что это она поцеловала тебя? — в голосе единорога послышалось беспокойство.
— Не все ее чувства ко мне остались в прошлом, — Варден был предельно честен.
— И… что ты сделал? — уши кристального пони прижались к голове.
— Объяснил ей, что я принадлежу другой и ее преследование меня просто смешно, — спокойно ответил пегас.
— Это слегка чересчур, чтобы вот так принять… — Станинг Фасет тяжело вздохнул и поскреб ограждение крыши копытом.
— Она тебя не обманывает, — раздраженно перебил его Варден. — Я отец ее ребенка, естественно, что какие-то чувства присутствуют. И если мой опыт в любви и научил меня чему-то, так это тому, что любовь — как наркотик. Без нее плохо. И ты пойдешь на все, чтобы получить еще одну дозу.
Единорог медленно кивнул.
— Ладно… Кстати, у тебя же с отцом отношения были не очень?
— Что, это так заметно? — пегас усмехнулся.
— Да, — с легкой улыбкой подтвердил Станинг Фасет. — Мы намерены рассказать Минт Грину, что он не мой сын, когда он станет чуть старше. Можем мы сказать ему, кто его настоящий отец?
Варден нахмурился и уставился на свои копыта.
— Все во мне хочет сказать “да”… но у него уже есть отец. Твое присутствие рядом с ним стоит куда больше, чем то, чья кровь течет в его жилах… если это все вообще имеет какой-то смысл…
— Да, в этом есть смысл, — заверил его единорог и искоса глянул на пегаса. — Но если я замечу, что ты засматриваешься на мою жену, не удивляйся, если вдруг некоторые части твоей анатомии заменятся на осколки кристаллов. Это понятно?
— Предельно, — Варден кивнул и слегка улыбнулся.
Станинг Фасет повернулся к нему и протянул копыто.
Пегас удивленно моргнул, но тоже развернулся и потряс протянутое копыто. Единорог притянул его к себе, пока жеребцы не столкнулись грудь в грудь, и похлопал по плечу копытом. Варден сделал то же самое с кристальным пони.
— Ты порядочный пони, — признал Станинг Фасет. — Ты был со мной честен, хотя гораздо проще было соврать. И ты не пытаешься отрицать тот факт, что у тебя есть незаконнорожденный жеребенок. Я уважаю это.
— А ты женился на кобыле, у которой уже были дети. Для этого требуется мужество. Я не думаю, что смог бы разбираться со Сварм изо дня в день не зная, что она моя дочь, — пегас нервно рассмеялся. — Только не говори Куно, а то она с меня всю шкуру спустит.
— Запомню на случай, если решу тебя шантажировать, — ухмыльнулся единорог.

* * *

— Папочка, а когда мы пойдем домой? Я устал, — Минт Грин подергал Станинг Фасета за переднюю ногу.
Варден смотрел на это несколько долгих секунд, прежде чем закрыть глаза, отвернуться и прикусить язык.
— Скоро пойдем, — единорог наклонился, чтобы взъерошить гриву жеребенка. — Потерпи еще чуть-чуть, и когда мы вернемся домой, ты получишь немного мороженого.
— Мороженое? — Минт Грин сразу оживился. — За мороженое я готов на большее!
— Ма-а-а-а-а-ам, — затянула Сварм.
Куно тихонько хихикнула, покачала головой и указала в сторону кухни.
— Ты же сама знаешь, где оно стоит, милая.
Кобылка улыбнулась, вскочила на ноги и метнулась на кухню. С громким “Бум!” она врезалась в шкаф, но тут же вскочила и продолжила свой путь к холодильнику.
— Кажется, нам действительно уже пора идти, — Грин Хуф выглянула в окно. — Уже поздно. Не думаю, что Минт Грин хочет идти на станцию ​​в темноте.
— В темноте всякие страшные вещи, — хмуро признался жеребенок.
— Страшнее меня? — чейнджлинг с невинным видом облизнула клыки.
Минт Грин задумчиво нахмурился и кивнул.
— Вы хороший страшный жук, миссис Куно.
Та рассмеялась, покачала головой и радостно зажужжала крыльями.
— Спасибо за ужин. Куно, Варден, — Станинг Фасет коротко кивнул каждому из них по очереди. — Я не забуду, что ты мне сказал, Варден.
— Так же как и я, — пообещал пегас.
— Увидимся завтра, Варден, — тихо произнесла Грин Хуф. — С авророй все хорошо.
— Ты поворачивала плоды, как я говорил?
— Строго через каждые восемнадцать часов.
— Ты можешь… э-м-м… привести Минт Грина с собой, если захочешь. — Пегас нервно откашлялся. — Я уверен, он будет очарован авророй.
Грин Хуф обменялась взглядами с мужем, тот слегка кивнул.
— Ладно, я возьму его, если он захочет приехать, — земная пони улыбнулась.
— Аврора? Это растение? — серьезно спросил Минт Грин.
— Одно из самых трудных для выращивания в мире, — заверила его Грин Хуф с теплой улыбкой.
— Я хочу это увидеть! — жеребенок запрыгал на месте от возбуждения.
— Завтра, — сказала земная пони, успокаивая жеребенка. — А теперь — давай прощайся, не хватало нам еще поезд пропустить.
Минт Грин кивнул, развернулся к Вардену с Куно и яростно замахал своим маленьким копытом.
— Пока-а-а-а!
— Пока, — пегас слабо махнул в ответ.
И наконец-то все три пони ушли.

* * *

В
Читать дальше →

Муки сердца, том IV, глава 11



Предыдущие частиПервый том
Второй том
Третий том
Четвертый том по 8 главу

Четвертый том с 6 главы и далее

Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Four
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчики: Kaze_no_Saga (по 7 главу 4 тома), repitter (далее)
Редакторы: Pifon, Dblmec, Kaze_no_Saga(по 7 главу 4 тома), GORynytch, Лунный Жнец (далее)

Рекомендуемое музыкальное сопровождение
Глава 11: ЛомкаСварм нахмурила брови, затаила дыхание и сосредоточилась из зо всех сил, ее рог искрил и прерывисто мерцал. Маленький красный резиновый мячик перед ней качался и дрожал, а ореол зеленой магии мигал вокруг него в ритме со слабым сиянием рога.
После нескольких напряженных секунд Сварм охнула и рухнула животом на скамейку, с трудом переводя дыхание.
Тихое, злобное хихиканье, раздавшееся откуда-то слева, заставило Сварм устало приподнять одно ухо.
Ее мучительница лениво закрутила свой мячик перед собственным носом, заставив его двигаться по спирали.
— Какие-то проблемы? — ласково спросила она.
— Заткнись, Глиммер! — прошипела Сварм, ее ушки вздрогнули и спрятались в гриве. Сегодня её грива была яркой-розовой, совпадающей по цвету с глазами, и лишь чуть-чуть не доходила до её небольших крыльев.
Голден Глиммер ухмыльнулась — красный мячик Сварм взлетел со скамейки и начал медленно кружиться прямо перед носом гибрида.
— Я тебя сейчас стукну, — прорычала Сварм, и сбив мячик копытом, сердито уставилась на Голден Глиммер.
— М-мисс Акьюмен сказала, что тебе нельзя вредить нам, — улыбка хулиганки померкла лишь на мгновение.
— И ты думаешь, она окажется здесь так быстро, что успеет остановить меня? — прямо спросила Сварм и прищурилась.
Единорог отступила на шаг назад, ее губы скривились в презрительной ухмылке.
— В любом случае, ты просто бесполезный жуликорн. Даже магию использовать не можешь, — она отвернулась и пошла к своей скамейке, медленно закручивая три мячика в воздухе перед собой.
— Не обращай на нее внимания, — Роут Айрон нахмурился и положил мячик Сварм обратно на скамью. — Просто некоторым пони надо больше времени, чтобы научиться магии. А она тут, кстати, одна из самых старших.
Сварм несколько секунд сердито смотрела в спину своей обидчицы, прежде чем фыркнуть и повернуться к жеребенку. Она наклонилась и прижалась щекой к его плечу.
— Я устала, — призналась кобылка, потерла глаза копытом, а затем решительно толкнула его. — Обними меня.
Роут Айрон ответил смущенным взглядом, но выполнил просьбу — наклонился и мягко потерся мордочкой о ее щеку.
— Вот так?
— Ага, — еле слышно пробормотала Сварм и потерлась о него в ответ. Она слегка повернула голову, так чтобы ее грива прикрыла их мордочки, и быстро поцеловала жеребенка.
Мордочка Роут Айрона буквально вспыхнула, он резко разорвал мимолетное объятие и начал оглядываться с целью убедиться, что никто ничего не заметил.
Сварм улыбнулась и почти неслышно мурлыкая, снова прижалась к жеребенку. Ее рог ровно засветился и красный мячик быстро взлетел вверх, замерев в воздухе перед ними абсолютно неподвижно.

* * *

Варден закусил нижнюю губу и с трудом сглотнул. От взглядов со стороны особняка его прикрывал старый колодец, находящийся на склоне холма в углу владений. Перед пегасом валялось старое ведро, соединенное с колодцем потрепанной и пыльной веревкой. Сам колодец был сломан, одна из стоек ворота проржавела и обвалилась. Он приходил сюда, когда ему хотелось побыть одному. Что в последнее время случалось все чаще и чаще.
Перед ним лежала открытая медицинская сумка, содержимое которой было аккуратно разложено по отдельным кармашкам. Шприцы, уже заполненные тщательно отмеренной дозой прозрачной жидкости, иглы в одноразовых упаковках, жгуты, надувная манжета и флакон со светящейся янтарной жидкостью. Аврора.
У Вардена уже был жгут, обернутый вокруг передней ноги, но его концы свисали свободно, жгут ничего не пережимал. У него даже не было шприца, подготовленного для инъекции.
Покрасневшие глаза, морда со следами слез, копыта, дрожащие так, будто отбивали чечетку — пегас буквально олицетворял собой картину наркомана, переживающего тяжелые симптомы ломки.
Варден шмыгнул носом, вытер его копытом и начал быстро моргать, пытаясь разогнать туман в глазах. Уши прижались к голове, когда он открыл книгу на новой странице. Ему пришлось положить её на землю, чтобы дрожание копыт не мешало чтению. Книга по ботанике была в ужасном состоянии. Многие страницы были в грязи и измяты, земля, пот, кровь и немалое количество слез оставили них свои следы. Одна из наиболее пострадавших страниц выглядела так, будто кого-то вырвало прямо на нее.
Варден приобрел книгу менее недели назад и тогда она была в прекрасном состоянии.
Снова шмыгнув носом, пегас попытался перевернуть страницу, но разорвал её пополам, прежде чем понял, что сначала с нее нужно было убрать другую ногу. Крылья слабо дрогнули и он со злобным рыком пнул книгу, откидывая её прочь.
Варден зарычал, злясь уже на себя, избегая смотреть на книгу и тяжело дыша от ярости. Копыто, которым он ударился о книгу, болело, под кожей наливался синяк. Все болело. От копыт до ушей. Болело даже в таких местах, где пегас даже не знал, чему там болеть, начиная от мест прямо над копытами и заканчивая внутренностями носовых пазух. Три аккуратных следа от инъекций возле его правого копыта тоже саднили и невыносимо чесались. Места для уколов были выбраны так, чтобы не попадаться кому-либо на глаза.
— Варден?
— О… привет, — пегас поднял глаза, отвернулся и склонил голову.
— Чем занят? — Куно подошла к нему и аккуратно улеглась перед ним на живот, продолжая внимательно наблюдать за пегасом.
— Пытаюсь оттянуть момент приема очередной дозы, — Варден потер копытом шею. — Старая зависимость… ну, сама же знаешь…
— Мы оба знаем, что ты врешь, Варден, — Куно нахмурилась и покачала головой. — За последние несколько дней ты к ней едва прикоснулся.
— Я принимал ее. Мне просто не нужно столько. Врачи говорят, что это гиперчувствительность. Потому что раньше я на ней уже сидел, — пегас бубнил оправдания себе под нос.
Чейнджлинг продолжила смотреть на него, ее бровь медленно поднималась.
— Я не хочу ее, — Варден склонил голову и снова вытер нос.
— Нет, хочешь, — категорично заявила Куно. — И я знаю, что сейчас ты хочешь её куда больше, чем даже моей любви.
— Дискорд подери тебя и твою чейнджлингскую породу, — сердито прошептал пегас, впившись зубами в свою ногу.
— Эй! Прекрати калечиться, — Куно потянулась вперед и шлепнула его по морде, заставив отпустить ногу. — Ты об этом еще пожалеешь, когда поправишься.
— Хорошо-хорошо, мне уже лучше, — Варден ударил копытом в землю. — Мне не нужна никакая аврора. Ты сама это сказала. Я и так уже долго без нее.
— Спрятавшись здесь, на холме, вдали от всех, постепенно разрушая себя? — прямо спросила Куно. — По-твоему, это действительно “лучше”, Варден?
— Лучше, чем раньше! — прошипел пегас, сердито топнув копытом. — Лучше, чем когда я сидел там, погруженный в скорбь, и вообще ничего не чувствовал!
— Нет, это не так, и ты сам это знаешь, — чейнджлинг покачала головой, продолжая хмуриться. — Просто ты боишься это признать.
— К-конечно, я боюсь! — Варден уткнулся мордой в свои копыта. — Да я легко выдержу боль и посильнее этой!
— Это вредно для здоровья, Варден, — Куно приблизилась к нему. — Тебе нужно постепенно снижать дозу, и только когда ты будешь к этому готов. Так ты делаешь все только хуже.
— Хуже, чем… делать с собой всякое, чтобы хоть что-то почувствовать? — прямо спросил пегас, его уши медленно шевелились. — Я не настолько слаб, я не нуждаюсь в авроре, чтобы перетерпеть боль.
— Это не слабость, Варден, — Куно покачала головой и переместившись к пегасу, прижалась к его боку и начала поглаживать шею носом. — Сам ведь знаешь.
— Нет, слабость… наркотическая зависимость — это слабость, — пробормотал пегас в ответ, вызывающе подняв голову.
— Нет, слабость — это прятаться в агонии лишь из-за того, что тебе не нравится то, что ты чувствуешь, принимая аврору, — Куно нежно прильнула к его шее и успокаивающе обвила копытами плечи пегаса.
— Я лучше выберу боль… — Варден тяжело привалился к ней и закусил нижнюю губу.
— Дорогой, ты чахнешь. Когда ты в таком состоянии, все, что ты ешь, вообще не усваивается. И ты чуть не через день то страдаешь от ломки, то опять колешь себе аврору. У тебя вон все ребра торчат, — чейнджлинг аккуратно ткнула пегаса в бок копытом.
— Но сейчас я тебя чувствую, — Варден поднял копыто и осторожно погладил спину своей жены. — Я могу тебя обнять… Я, может быть, даже смогу сделать еще кое-что…
— Использовать секс для смены темы разговора — это моя фишка, — Куно осторожно погладила копытом морду мужа. — Ты в этом ужасен, Варден.
— У меня даже больше не встает, — печально пробормотал пегас. — С тех пор, как…
— Я тебе с этим помогу, когда ты достаточно поправишься, — успокоила его Куно и прижав голову к его шее, ободряюще посмотрела на него.
— Я… я… — голос пегаса затих до едва слышного шепота, он с трудом сдерживал слезы. — Вчера утром я напрудил в кровать… Чувствую себя маленьким жеребенком…
— Я еле удержалась, чтобы не сломать тебе чего-нибудь, когда увидела, что ты сжигаешь прекрасный комплект постельного белья, — чейнджлинг нахмурилась и крепко обняла расплакавшегося мужа.
— Ты имела в виду — совершенно испорченный, — возразил Варден, тяжело вздыхая и вытирая нос копытом. — Так жить нельзя. С зависимостью от авроры жить нельзя.
— Это не зависимость, — серьезно сказала Куно. — Ты два дня её не принимал и называешь это зависимостью? Зависимость — это когда ты не можешь себя контролировать.
— Я много раз говорил себе, что могу отказаться от авроры в любой момент, когда только этого захочу. В последний раз это было как раз тогда, когда я на ней сидел… — пегас совсем повесил голову. — Я в это даже верил…
— Но рядом с тобой не было никого, кто мог бы помочь тебе с этим, — голос чейнджлинга был полон решимости. — Я знаю, что ты можешь это сделать, Варден. Это не зависимость. Это необходимость.
— Но я не хочу… — нижняя губа пегаса задрожала. — Я не хочу снова ничего не чувствовать…
— Варден, без авроры ты можешь умереть, — Куно повысила голос. — Я воскрешала тебя и разбиралась со всеми этими проблемами совсем не для того, чтоб ты себя убил по собственной дурости!!!
Голова Вардена опустилась, а уши дрогнули.
— Ты должна была позволить мне умереть… — Варден опустил голову, его уши мелко дрожали.
Пощечина застала пегаса совершенно врасплох. Он глупо моргнул и уставился на жену. В ушах звенело, а во рту чувствовался вкус крови.
— Даже не заикайся об этом! — глаза чейнджлинга наполнились слезами. — Ты мне нужен, Варден. Я пожертвовала всей своей жизнью ради тебя. Я предала свой Улей ради тебя. Я убила свою Королеву ради тебя, Варден. Но мне нужно, чтобы ты очнулся и принял свое долбаное лекарство!
Пегас взглянул на нее и облизнул губы. Кровь капала из носа и слезы вновь потекли из его глаз.
— Я… я сожалею, — всхлипнул он, опустил голову, а потом вообще лег на живот. — Я хочу быть сильным для тебя, но это так сложно, и мне так больно… Мне кажется, что я уже мертв, когда принимаю аврору. Словно какой-то оживший труп. Я чувствую себя таким грустным, разбитым и жалким… И теперь, когда я наконец могу тебя обнять и почувствовать, ты говоришь мне, чтобы я снова стал таким? Это… Это несправедливо…
— Жизнь вообще несправедлива, — серьезно ответила Куно, подошла ближе к мужу и потерлась своим носом о его, не обращая внимания на кровь. — Жизнь никогда не была справедливой. Ты тащишься от одной черной полосы до другой и лишь надеешься, что между ними будут хотя бы мгновения счастья. Просто сейчас очередная черная полоса, Варден. И если хочешь добраться до счастливой части, то должен её перетерпеть. Ни у кого не бывает полностью безоблачной жизни.
— Поцелуй меня, — гнусаво пробормотал пегас, приподняв голову.
— Что? — Куно удивленно моргнула, одно ухо встало торчком.
— Поцелуй меня, — гораздо разборчивее повторил Варден, встал на ноги, обхватил жену передними копытами, и притянув ее к себе поближе, впился в ее губы яростным поцелуем.
Чейнджлинг попыталась было отстраниться, прежде чем слиться с ним в ответном поцелуе, слегка наклонив голову, чтобы было удобнее.
Варден жадно целовал ее в течении нескольких долгих секунд, прежде чем отстраниться, тяжело дыша и вытирая глаза.
— Спасибо… Спасибо, что ты всегда рядом и заставишь меня очнуться, когда это необходимо.
Куно кивнула и достала шприц из медицинской сумки.
Пегас протянул к ней свое копыто, отвернувшись и закусив язык.
Чейнджлинг извлекла иглу из упаковки, присоединила ее к шприцу, и найдя вену, сделала укол.
Варден слабо застонал, пытаясь сдержать слезы, когда жуткое холодное оцепенение двинулось от копыта к груди, стирая все ощущения.
— Спасибо, Варден, за то что ты — это ты, — Куно нежно развернула морду мужа к себе, осторожно поцеловала и наклонившись вперед, крепко его обняла. — Ты самый сильный пони, которого я знаю.
— Нет, я не такой, — пегас жадно поцеловал ее. — Просто у меня замечательная жена.
— Мы сделаем все, чтобы вернуть тебя такого, как раньше, — Куно осторожно покачала головой, успокаивая его, а затем снова поцеловала.
— Мы снова будем счастливы? — беспомощно пробормотал Варден, отчаянно целуя ее, пока пугающее онемение расползалось по всему телу.
— Мы снова будем счастливы, — Куно кивнула, прижимая его к себе. — Сколько бы времени это ни заняло.

Конкретно, Кто?



Автор: Samey90
Оригинал: Literally Who?
Рейтинг: RG-13
Редактор: Randy1974

Чип Каттер не самый популярный жеребенок в Понивилле. Он просто слоняется по окрестностям и ищет вдохновение для новой скульптуры. Однако, когда он находит на стене брошенное произведение искусства, оно быстро приводит его на путь дружбы.

Ему просто хотелось, чтобы этот путь был не настолько живописным.

Google Docs: Конкретно, Кто?
Ponyfiction

Season 08 Episodes 25-26 "School Raze" — перевод и субтитры от anon2anon

Когда уже никто не верил и не ждал… Это случилось. Аноны смогли довести двойную серию финала сезона до конца. Не будет оправданий, отмаз или обещаний, просто выкладываем фирменный перевод и констатируем: всё стало вяло.
Но для анонов на этом хиатус ещё не начинается. Уже скоро, в субботу (и, по последним новостям – вовремя) будет показ новогоднего спейшала и нам нужны будут все заинтересованные, ибо никогда не поздно влиться в процесс. К тому же ещё где-то на горизонте будет тизеренный в Сан-Диего спейшал бабёнок.
А пока ждём всех в субботу к 21-30 по Москве здесь:
pony.pad.sunnysubs.com/BGE
На всякий пожарный вы можете почитать про наш техпроцесс тут и там.
КДПВ (чуть спойлерная)

25 серия:




Магнет-ссылка торрента хардсаба: magnet:?xt=urn:btih:59e6cb2bdcca2a1f402b678169051557da1c53d9&dn=SS-08x25-hardsub.mkv&tr=http%3a%2f%2fmgtracker.org%3a6969%2fannounce&tr=udp%3a%2f%2fpublic.popcorn-tracker.org%3a6969%2fannounce&tr=http%3a%2f%2fretracker.local%2fannounce

26 серия:




Магнет-ссылка торрента хардсаба: magnet:?xt=urn:btih:6b2b45e0e93bddd7631eaab1c371f8790a6d64b8&dn=SS-08x26-hardsub.mkv&tr=http%3a%2f%2fmgtracker.org%3a6969%2fannounce&tr=udp%3a%2f%2fpublic.popcorn-tracker.org%3a6969%2fannounce&tr=http%3a%2f%2fretracker.local%2fannounce

Субтитры и видео сериала можно взять на нашем сайте.
Наша ВК-группа: жмакать сюда. Наш паблик ВК: жмакать туда.

anon2anon

Счастливые Дружеские Встречи



Автор: Samey90
Оригинал: All the Happy Little Reunions
Рейтинг: RG-13
Редактор: Randy1974

После долгого лета, наполненного магическими шоу, Трикси возвращается в Понивилль, чтобы перезимовать в замке Твайлайт. Однако, она обнаруживает, что многое изменилось за время ее отсутствия.
Во-первых, в ее кровати затаилось чудовище.

Google Docs: Счастливые Дружеские Встречи
Ponyfiction

Season 08 Episode 24 "Father Knows Beast" — перевод и субтитры от anon2anon

Вашему вниманию представляется новая задержавшаяся в релизе серия про то, как Спайк сиротой был и перестал — с нашими цветными фирменными субтитрами.
КДПВ



Магнет-ссылка торрента хардсаба: magnet:?xt=urn:btih:3f79e3ead6efc8c1802e005fe3589e24766408a5&dn=SS-08x24-hardsub.mkv&tr=http%3a%2f%2fmgtracker.org%3a6969%2fannounce&tr=udp%3a%2f%2fpublic.popcorn-tracker.org%3a6969%2fannounce&tr=http%3a%2f%2fretracker.local%2fannounce

Субтитры и видео сериала можно взять на нашем сайте.
Наша ВК-группа: жмакать сюда. Наш паблик ВК: жмакать туда.

anon2anon