+368.48
голосов: 58
1240.18
Сила

Ложитесь, время спать.

Так, значит пердуперждение. Стихотворение настолько сложное, что я сам его не понимаю, зачем я это говорю? Не знаю, пусть думают, что я дерпанутый…


Читать дальше →

Загадочная и манящая...

Стихотворение к одноимённому фанфику, автор которого не только пишет о пони, но и рисует их в традиционном стиле.
Рекомендую ознакомиться с его группой ВК и диваном(deviant art), а для тех, кто бывает на Понякторе
вот его профиль.

Той ночью льёт ужасный дождь и громыхает в небе гром,
В ту ночь близняшки за окном зовут зайти кобылку в дом,
В чернющих, мрачных одеяньях, клыкастая хозяйка тьмы
От всех скрывая свои тайны, промокшая вся от воды
Не скажет этим двум “Привет”, не скажет этим “До свиданья”,
Она уйдёт в душе своей под корень вырезав желанье.

Она отыщет в полном мраке дрожащих, бледных бедняков,
Заставит жизнь любить и рыть на встречу светлой жизни ров.
Загадок множество на свете, для многих страшно знать ответ,
И если прибегут к ней эти, то твёрдо скажет этим — нет.
И скверна ей подвластна, тьма, что пожирает белый свет,
Своё проклятье обуздала, потратив много томных лет.

Она уходит за рассветом в этот тёмный, страшный лес,
Она уходит в никуда и ей не страшен злобный бес,
Уходит летом и весной, уходит осенью, зимой,
Сквозь чащу, как в песок вода уходит, манит за собой,
Скрываясь ото всех во тьме и счастье променяв на долг
Она уходит в тёмный лес. Она ушла и дождь замолк…

ППП

Страшная сказка о единороге и зачарованном свитке.

Вы спросите — «А почему такое название?», а я отвечу — «Всё просто, ответ в самом стихотворении, а стихотворение под катом.»


Читать дальше →

Проклятый театр

и любопытная Зебра.В глубинах города стоит
И чуть шатается порой
Театр, тени так манит
Своей истерзанной судьбой.

Замок разбит, слетели двери,
Всё как на тёмной проходной,
Пройдя чрез них никто не верит,
Что обретёт там свой покой,

А Зебра входит, там концерт
Был сотню лет тому назад.
С собой несла она конверт,
На нём два слова — «Встрече рад!»

На креслах в зале только трупы,
На сцене тоже труп лежит,
У трупа шевелятся руки,
Он что-то тихо говорит.

И Зебра сделала ошибку,
Её походка прервалась,
Копытом наступив на скрипку,
Струна со звоном порвалась,

И трупы резко обернулись,
Пуская в душу гневный взгляд,
Одновременно улыбнулись,
А Зебра пятилась назад.

Заметил, встал и улыбнулся,
Три зуба хищно обнажив
Мертвец, со сцены навернулся,
Он был на самом деле жив.

Живой, ужасно злой кошмар,
Пугали коим жеребят,
За жертвой полз слегка дыша
И повторял, что встрече рад.

И в панике метнулась Зебра,
Кошмар хотелось избежать.
Дверей достигнув самой первой,
Ей захотелось закричать.

Закрыты двери и замок
Цепями ржавыми сплетён,
И Зебра поняла урок,
Что путь её здесь завершён.

Кошмар настиг её у входа,
От страха Зебра замерла,
Неслись перед глазами годы
И так бы Зебра померла,

Но обхватив её руками
Труп ледяной её обнял,
И слёзы всё сказали сами,
Чего мертвец не ожидал,

Что в Зебре смелости найдётся
Покойника в ответ обнять,
Что искренне та улыбнётся,
Споёт ему, уложит спать,

И двери мирно отворились,
Дорогу осветила ночь,
Лучи луны сквозь тень полились,
А Зебра ускакала прочь,

А в зале крепко крепко спит
И улыбается порой,
Письмо держа в руках, лежит
Труп обнимавший как живой.

Слышишь?

Слышишь?
Тихий стук по крыше,
Это ворон, он не дышит.

Слышишь?
Писк, кусают мыши,
Ну и что, что ты их выше.

Слышишь?
Капает с ладони,
Воздух спёрт и полон вони.

Слышишь?
Танки, шум мотора,
Крик басистый — «смерть уродам!»

Слышишь?
Колокол звонит,
Грешен тот, кто всех простит.

Слышишь?
Мерзкий, звонкий скрежет,
Это косы стёкла режут.

Слышишь?
В сердце сон лелея,
Угольками пальцы грея
Хочешь встать, но не посмеешь,
Слышишь, слышишь, но не веришь.

Волк, мертвец и осколки.

Уже не страшная, но грустная сказка.В лесу бродил гнилой мертвец,
Глядит как волк сидит, грустит,
Ты съешь меня, прогнил я весь. —
Мертвец тот волку говорит.

И волк сказал — Ты сам пришёл,
Услышь, по чём же я грущу,
Весь этот мир разбит о пол,
Но я его не отпущу.

Смотри наверх, там звёзд не видно,
Смотри вперёд, там нет тропы,
А справа, слева все погибли,
А за тобой стоят гробы.

Гляди же вниз, дружок мой милый,
Ведь мы стоим в чужих костях,
Наш мир повержен тёмной силой,
Извёл всех вечный, древний страх.

И даже волки спят давно,
У них закрытые глаза,
А я не сплю, мне всё равно,
Мой сон — солёная слеза.

Ещё не сбылись предсказанья,
Нас не постиг коварный рок,
Но вымер мир и ожиданья
Погибли все, погиб и бог.

Ты знаешь, волк, — сказал мертвец, —
Меня убил мой лучший друг,
Он был мне близок как отец,
А я замкнул порочный круг.

Друзья друг друга умертвили,
И были прокляты за то,
Покой при смерти позабыли,
Я встал наверно раз шестой…

Мертвец и волк грустили долго,
Грустили каждый день за днём,
И до конца времён осколки
Мертвец и волк хранят вдвоём.

Сказка о мёртвых супругах.

И о том, как пони умеют оживлять не прибегая к некромантии и какой-либо другой магии.(всё, кроме последнего четверостишья от лица мужа)

У пони много праздников, всё время веселятся,
Напьются сидра своего, ржут ночи на пролёт,
Им лишь бы петь, визжать и смехом заливаться,
Нам этот шум покоя в смерти не даёт,

И вот в один такой же шумный праздник,
Терпеть не будем, встанем из могилы.
«Кто там шумит? Какой лихой проказник!
Что, обнимаетесь? Ах как же это мило!»

Салюты, шарики, повсюду конфетти,
Торты, пирожные, из яблок пироги,
А по ночному небу молния летит,
Окрашивая семицветом радуги.

Пегасы носятся, телами воздух разрезая,
Единороги на земле поют, танцуют земнопони чуть икая,
Поверить сложно, но гульба стоит такая,
Что даже Мэр танцует в пятый раз не уставая.

Мы бродим между пони, нас будто бы все знают,
Нас поют сидром, кормят всяческой едой,
Для нас двоих такая музыка играет,
Что вспоминаю, как я был давно живой,

А за столом нет пони, только мы вдвоём,
Мы смотрим друг на друга, будто заново влюбились,
И я почувствовал как всё внутри горит любви огнём,
И в эту ночь, на ферме мы в стогу уединились,

Была ты жгучая, ещё вчера как будто бы женились,
Уверен я, за нами пони наблюдали,
Та пони голубая с лирой нежно так игралась,
Что мы как будто не лежим в стогу, а в облаке летаем.

Наутро мы уже не бледные совсем
По быстрому друг друга полюбили,
Вернулись в Понивилль, сказать спасибо всем,
За то, что заново нас пони оживили.

Потом вернулась парочка в свою могилу
И скажет каждый, кто ходил их мимо,
Что страстней звуков в жизни не слыхали,
Настолько муж с женой там сладостно стонали.