+2013.92
голосов: 20
5400.90
Сила

Пятничный отсчет в субботу посвященный MANEшестьву

Алоха друзья!
Прошу прощения что не выложился вчера, пак очень большой и хотелось его закончить
Итак: Много флэта, много минимализма, много рабочих столов

P.S. Я старался
Всех кому интересно прошу под кат!

Читать дальше →

Больше статистики богу статистики!

«Data mining — дело нужное.»
Orhideous


Первый сохранившийся пост на Табуне создан 13 августа 2011 года, однако второй зарегистрировавшийся юзер зарегистрировался 12 августа (первый зарегистрировавшийся в 1970 году, а нулевой и вовсе в -0001 году, но я этим датам как-то не очень верю), так что по идее именно сегодня Табуну исполняется три года (а официально завтра).

Под катом собрана всякая статистика по постам, комментам и юзерам за эти три года, которую я додумался собрать.
В статистике учтены:

  • 84,5 тысячи постов, включая 2 тысячи черновиков и 6 тысяч удалённых постов;
  • 5,7 миллионов комментов, включая 5 тысяч удалённых комментов (плюс ещё где-то несколько сотен удалённых, но не помеченных у меня как удалённые из-за бага в моём скрипте) и 22,5 тысячи комментов-сирот из удалённых блогов;
  • 17,8 тысяч пользователей.

Для справки: всё это добро весит у меня 5 гигабайт.

Читать дальше →

[Альт. Перевод] Fallout Equestria: The Ghost of The Wastes (11 из ~22)



Привет, табуняши! Помните классный комикс по FoE за авторством alfredofroylan2'а — Shining Hearts? Так вот, я вам его продолжение принёс! Надеюсь, оно придётся вам по нраву.


Приятного просмотра!

пак рисунков ручками

В спойлерах фуллсайзы.
Рэрити в носках, чиби-Флаттершай, Рейнбоу Дэш, Дерпи на Маффине, Доктор.1



2

3




Бонусы: две тянки и скетч милой Флаттершай


раскрашивать ли его?

Удивительное творчество vavacung

+138
в блоге СБК
Свадьба Твайлайт
Твайлайт и ее дитя
Пони-русалка
Заботливая королева
Любовь стражника

Автор vavacung, и его ссылка inkbunny.net/vavacung

[Перевод Фанфика] Муки Сердца. Том 3. Глава 4: Противоправное поведение.


Художник

Всем доброго времени суток, леди и джентельпони. Я знаю, как вы жаждали этого, как страстно хотели, топая копытами по столу и разъяренно крича: «Мы хотим новую главу, мы хотим новую главу!» Возрадуйтесь, ваши мучения закончены. Правда ненадолго =) Спешите читать!

Варден посещает сторонние заведения в тайне от своей любимой жены? Зачем? Что за секреты он скрывает? А как же Сварм? Дела маленького гибрида в школе не так гладки, как хотелось бы...

Глава 4: Противоправное поведение.Сварм недовольно разглядывала свою половину листа. Ровно посередине красовалась огромная чернильная клякса — продукт неосторожных движений Руф Айрона. Сварм пыталась переварить идею нанесения изображения на бумагу. Эта задачка поставила ее в тупик.

— Эм-м-м, мисс Акьюмен? — неуверенно спросила она, оборачиваясь к учительнице.

Та подошла и оглядела ее сверху вниз.

— Да, милая, в чем дело?

Сварм опустила глаза и нервно поежилась.

— К-как рисовать?

Спарклинг Акьюмен задумчиво нахмурилась, пополняя богатую галерею своего лица парой новых морщин.

— Что значит — как?

— Я… я не умею. Можете меня научить?

Акьюмен удивленно оглядела молодую пони, затем подошла к мольберту и взяла кисть. Наклонившись, она нарисовала простой кружок, черточку шеи, четыре линии копыт и кружок поменьше — голову. Сполоснув кисточку в баночке с водой, она обмакнула ее в ярко-красную краску и опытным копытом наделила пони на рисунке гривой и хвостом.

— Вот!

Сварм удивленно моргнула и наклонила голову.

— Что это?

Спарклинг Акьюмен замерла и почти обиженно оглянулась на непонятливую ученицу.

— Это… — Она повернулась к Руфу, — Айрон, что тут нарисовано?

— Пони, — отозвался тот, кинув беглый взгляд на соседнюю половину листа.

Сварм внимательно разглядывала изображение.

— Нет.

Акьюмен открыла рот, закрыла, наклонилась и принялась указывать кисточкой:

— Смотри, вот грива, тело, голова, хвост…

Сварм в замешательстве уткнулась носом в рисунок.

— Но… это же совсем не похоже на пони!

Учительница тяжело вздохнула и утерла лоб копытом.

— Это же просто рисунок! Никто не говорит, что он будет совершенным.

Сварм насупилась и сложила копыта на груди.

— Тогда… какой вообще смысл рисовать?

Акьюмен пристально посмотрела на нее и покачала головой.

— Потому что это весело?

Сварм удивленно подняла голову.

— О! Хорошо! — радостно отозвалась она и как ни в чем не бывало потянулась за кисточкой.

Учительница еще несколько мгновений внимательно ее разглядывала, затем наклонилась и прошептала в ухо:

— Сварм… кто твоя мама?

— Куно, — отозвалась та, пристально глядя на свой лист.

— Что она за пони? — допытывалась Акьюмен.

Сварм повернулась.

— Она не пони. Она — ченджлинг.

Спарклинг Акьюмен заметно напряглась и сдвинула брови.

— Я так и думала…

За спиной Сварм пронесся порыв взволнованного шепота. Она оглянулась на Айрона, но тот был слишком поглощен процессом и не обращал никакого внимания на происходящее вокруг.

* * *

Варден с тяжелыми вздохами и тихими ругательствами хромал по дороге в Понивилль. Его там ждало несколько дел. Надо найти какого-нибудь помощника для работы с Авророй, купить припасы для дома и для треклятой лозы. Купить одно особенное удобрение и несколько трав, без которых Аврора засохнет и погибнет. Было и еще одно дело, которое он тщательнейшим образом скрывал от Куно. Варден уже был достаточно далеко от дома, чтобы убедиться, что Куно не следит за ним в очередной раз.

Почти час спустя он добрался до Понивилля и уселся на скамейку в парке — перевести дух и дать отдохнуть больной ноге. Он скучал по полетам. Они настолько быстрее и удобнее пеших прогулок! Особенно с таким копытом! Он в очередной раз обратил внимание, что его здоровая нога теперь заметно плотнее и накачанней, чем больная. Как будто вторая нога увядала от безделья. С тяжелым вздохом он скатился со скамейки и поплелся дальше в город. Похоже, он чем-то приболел. Скорее всего, недавний холодный дождь, под которым пегасу пришлось торчать полдня, спровоцировал простуду.

Варден направился в центр городка, к неприметному магазинчику с занавешенным входом и, раздвинув плечом ткань, зашел внутрь. Острый и терпкий запах удобрений наполнил его ноздри. Пегас замер у порога, закрыл глаза и вдохнул полной грудью. Он с детства любил этот запах. Нотки странно знакомого аромата просочились сквозь завесу магазинного аромата. Варден открыл глаза и уставился в угол помещения. Земная пони стояла у стеллажа спиной к нему и раскладывала по полкам пакеты с семенами. У нее была зеленая грива и мягчайшая серая шкура с ярко-зеленым ростком в на кьютимарке.

— Грин Хуф?!

Пони обернулась и хитро улыбнулась.

— Неожиданная встреча, а, Варден?

— Мир тесен, мир тесен… — Пегас восхищенно покачал головой, — Какими судьбами?..

— Меня заколебал холод. А Минт Грин уже пора начинать ходить в школу. А пони в Кристальной Империи… Ну, я не хочу, чтобы она училась с ними, скажем так, — неопределенно махнула копытом Грин Хуф.

— Минт Грин? У тебя жеребенок? — Варден усмехнулся и покачал головой.

Пони фыркнула и приподняла бровь.

— А что такого? У меня вроде бы все на месте, чтобы завести ребенка.

— Просто я никогда не представлял тебя в роли матери. Ты всегда была так одержима работой… Не думал, что у тебя будет время на жеребенка.

Грин Хуф понимающе кивнула и вернулась к полкам с семенами.

— Ну, мне в этом помогает Станиг Фасит.

— А, Станиг Фасит? Это тот богатый кристальный пони с ювелирным магазином?

— Он переехал с нами в Понивилль. Покупает камни прямо у мисс Рэрити и обрабатывает, затем делает драгоценности. Весьма прибыльное ремесло, — Грин Хуф обернулась, мягко улыбнулась и перешла к полке с удобрениями.

— Тогда… почему ты работаешь здесь, в этом старом магазине, если твой муж столько зарабатывает? — в замешательстве спросил Пегас.

— Ну, как сказать… Минт Грин начала ходить в школу, и у меня внезапно появилась масса свободного времени. Профессия ювелира никогда меня не прельщала, но… мне надо было чем-нибудь заняться, чтобы не сойти с ума от скуки.

Варден понимающе кивнул.

— То есть… ты тут, в принципе, не на постоянной работе?

Грин Хуф задумалась на секунду, затем улыбнулась пегасу.

— Хозяин магазина предложил мне работу скорее из сочувствия, чем из необходимости в помощнике.

— Ну что ж, тогда… — Варден пожал плечами, — Мне вроде как пригодился бы помощник. Расширяю производство, так сказать.

— И… что же за производство?.. — осторожно уточнила Грин Хуф.

По лицу пегаса расплылась хитрая улыбка.

— Хочешь попробовать помочь выращивать самую сложную в уходе ядовитую дрянь во всей Эквестрии?

* * *

Сварм пристально глядела на свою половину листа уже не первую минуту. Руф Айрон уже закрасил последний пустой клочок бумаги на своей половине огромным черным пятном и заявил, что это молот на наковальне. Для нее это все-таки клякса.

— М-м… мисс Акьюмен?

Сапрклинг Акьюмен снова слегка нахмурилась и наклонилась поближе, говоря гораздо тише обычного:

— Ну а теперь что, Сварм?

— Что мне нарисовать? — спросила она, неуверенно оглядываясь вокруг.

— Что хочешь, — тепло улыбнулась учительница, — Например, ма-эээ-папу?

— Папа слишком белый, — немедленно отозвалась Сварм, — И страница белая. А белой краски нет. Ничего не выйдет.

— Хорошо… А братья и сестры у тебя есть?..

Сварм покачала головой.

— Любимые места? — спросила Акьмен, начиная терять надежду.

— Мне очень нравится папин сад и лес Эверфри, — призналась Сварм, задумчиво потирая подбородок, — Но и лес, и сад очень далеко. Я не могу рисовать так далеко.

— Ну хорошо… Нарисуй… мольберт?

Зрачки Сварм замерли, стремительно расширились, затем она моргнула, встряхнула головой и фыркнула.

— Тогда получится рисунок мольберта с рисунком, на котором нарисован мольберт со стоящим на нем рисунком, в котором будет рисунок с еще одним рисунком мольберта с рисунком, а последний рисунок слишком маленький.

Спарклинг Акьюмен закатила глаза и вздохнула.

— Отлично, нарисуй что-нибудь, что видишь из окна. Дворец, например?

Сварм обернулась к окну, задумалась на секунду, кивнула и расплылась в радостной улыбке.

— Я нарисую дворец!

* * *

Напевая радостную песенку, Варден хромал к маленькому дому на окраине Понивилля. Дом стоял особняком, окруженный ухоженным садом с качелями на старой яблоне. На первый взгляд очень милое местечко, но чувствовалось в нем что-то странное. Из глубины помещения доносился легкий, почти незаметный запах антисептиков, и даже виднеющиеся в окнах теплые свечи и яркие картины на стенах не мешали догадаться, что это — не жилой дом. Варден медленно прошагал по мощеной тропинке ко входу, негромко постучал в дверь и прочистил горло. Ему открыла молодая приветливая кобылка-единорог, тепло улыбнулась и поклонилась.

— Господин Варден, я полагаю?

Пегас нервно кивнул и облизал губы.

— Проходите, пожалуйста, — единорог шагнула в сторону и жестом пригласила его внутрь.

Варден вошел в дом, чувствуя себя совершенно не в своей тарелке. Он был здесь впервые, но репутация этого заведения говорила за себя. По обе стены коридора располагались закрытые двери, из-за которых раздавались приглушенные вскрики и стоны.

Молодая пони проводила его в небольшую комнату без окон со странного вида ремнями, свисающими с потолка. На полке в одном углу горела пара фиолетовых свечей, в другом валялась гора подушек, на стенах весели все те же яркие картины, а на столе у противоположной стены были разложены инструменты, от одного вида самых безобидных из которых пегаса прошиб холодный пот. Варден откашлялся и с трудом втянул в себя воздух.

— В-вот деньги… — он протянул пони небольшой мешочек.

— Мы вам доверяем, господин Варден, — отозвалась кобылка и указала копытом на ремни в центре комнаты, — Это вас полностью обездвижит. Если пожелаете, мы можем предложить вам капу, но все комнаты звукоизолированы, и мы достаточно далеко от города, так что никто ничего не услышит. Некоторым пациентам крики даже помогают.

Варден уставился на ремни и прижал уши. Ему хотелось бы сказать, что он не будет кричать, но весь его жизненный опыт говорил об обратном.

— Я-я возьму капу.

Единорог понимающе кивнула.

— Хорошо, тогда — устраивайтесь. Я вам помогу. Наш специалист скоро подойдет.

Варден кивнул, подошел к системе из ремней, веревок и стоек и внимательное ее оглядел.

— И-и… как мне сюда?..

Пони наклонила голову, ее рог засветился, и пегас почувствовал, как поднимается в воздух, а ремни надежно обхватывают его конечности. Основной вес тела пришелся на деревянную установку в центре. Копыта висели в нескольких сантиметрах над землей. Пони подошла и успокаивающе погладила пегаса по гриве.

— Постарайтесь не паниковать, с вами не случится ничего противоестественного, — прошептала она, между делом проверяя крепления, — Правое крыло, я правильно помню?

Варден кивнул.

— Пожалуйста, только не слишком жестко! К-копыто тоже.

— Мы постараемся не причинять вам лишних страданий, господин Варден, но помните, что, учитывая наши техники… сильная боль практически гарантирована.

Пегас снова кивнул.

— Я в-в курсе. Был в курсе, когда записывался на прием…

Единорог улыбнулась.

— Это хорошо. Некоторые пациенты первый раз приходят сюда как в спа-салон. Отрадно знать, что вы морально готовы.

Вскоре ремни на ногах оказались закреплены и зафиксированы. Пришла пора крыльев. Пони действовала аккуратно, но Варден все равно не сдержал стона, когда правое крыло выпрямилось в положение, в котором не было уже несколько лет.

— Теперь я дам вам шарик, Варден. Это очень, очень важно. Если в любой момент вы почувствуете, что больше не можете выдержать — просто уроните его. Вы меня понимаете?

Варден кивнул.

— Д-да, я в курсе.

— Постарайтесь не выронить капу, — напомнила единорог, вкладывая шарик ему в копыто, — У специалиста не будет времени поднять ее и вернуть на место, если она выпадет. Случалось, что пациенты прокусывали язык насквозь.

Пегас побледнел, все больше и больше жалея о своем решении.

— Теперь я вколю вам кое-что, что поможет справиться с процедурой, хорошо? У вас нет аллергии на опиумные препараты?

Варден покачал головой.

— Н-нет, вроде как…

— Это хорошо. Тогда — закусите вот это, — сказала кобылка, поднося к его глазам продолговатый кусок дерева, завернутый в фиолетовую ткань.

Варден открыл рот и сжал деревяшку в зубах. Острие шприца укололо его в шею, прямо над плечом, и по телу прокатилась волна тепла. Он и ухом не повел, когда дверь распахнулась и в комнату уверенно прошагала единорог восточной наружности и смахнула с лица прядь волос.

— Это Варден? — бесцеремонно спросила она.

Молодая кобылка кивнула.

— Да, мэм.

— Хорошо. Приступим, — подойдя к одной из полок, она посыпала копыта каким-то белым порошком из небольшой баночки.

* * *

Сварм разглядывала только что законченный рисунок Кантерлотского дворца. Она не угадала с масштабом, и часть здания не влезла на бумагу. Остальные пони убежали на перемену, а она все еще сидела и рисовала, подводила краску тупым концом кисти, растушевывала парой кусков ткани или листочком бумаги, если хотела текстуру погрубее.

Спарклинг Акьюмен в полном восторге разглядывала рисунок из-за ее спины.

— Говоришь, ты раньше не рисовала? — спросила она в очередной раз.

— Никогда, — отозвалась Сварм и пожала плечами, зашуршав крыльями, — Разве не заметно? Это же просто ужас! Совсем не похоже на дворец!

Спрклинг Акьюмен медленно покачала головой, не отрывая взгляд от рисунка.

Перед ней было практически фотографического качества изображение Кантерлотского дворца. Сварм удалось запечатлеть все: текстуру кирпичной кладки, блики на стеклах, цвет неба, плавно тускнеющий ближе к горизонту… Горы и лес на заднем плане были просто фоном, мазками коричневого и зеленого. Но замок был выполнен идеально — четко и выразительно. Однако что-то с этой картиной было не так.

Акьмен не могла сказать точно, что именно, но от этой картины у нее мурашки шли по коже. Она вспомнила день, когда напали ченджлинги, и с каким ужасом все тогда смотрели на замок. В тот день он буквально излучал злобу. И теперь злобу излучала картина этой малышки.

— Сварм, ты… специально… нарисовала эту картину такой… жутковатой?.. — осторожно спросила она.

Сварм удивленно покачала головой.

— Я просто рисую то, что вижу.

— Иии… что ты видишь, когда смотришь на дворец?

Сварм наклонила голову и задумчиво почесала подбородок концом кисточки, случайно уронив пару капель черной краски на серую шкуру.

— Я вижу дворец. В нем живет злая принцесса.

Акьюмен уставилась на нее тяжелым взглядом и медленно покачала головой.

— Думаю, мне все-таки придется побеседовать с твоими родителями.

* * *

Варден с трудом вывалился из двери кареты. На его лице играла мягкая, отсутствующая улыбка. В голове все еще царил туман опиоидов, но милая единорог сказала ему, что все прошло хорошо. В душе образовался странный комок, как будто что-то «неправильное» только что было «исправлено», что-то такое, о чем он даже и не знал. Впрочем, это не мешало копыту и особенно крылу болеть пуще прежнего.

Молодая пони помахала ему копытом на прощание и улыбнулась.

— Заходите еще, господин Варден! Мы будем рады помочь вам с вашей второй проблемой!

Пегас слабо кивнул через плечо и захромал к центру Понивилля. Оттуда ходит карета до Кантерлота, а ему, в принципе, по пути. Варден устало улыбнулся, гордый тем, что за весь сеанс сумел не проронить ни звука.



Том 3 на:

GDocs
Ficbook
(Тут должна быть ссылка на Сториес, но он пока мертв =( )

Автор: Anonymous Pegasus

Оригинал: An Affliction of the Heart Volume Three: Hybrid

[Перевод Фанфика] Муки Сердца. Том 3. Гибрид.

Обложка

Здесь могла быть ваша реклама!*





*Мы еще не определились с обложкой


Хей хей хей! Что я вам говорила про мой сарай? Скучали? Да знаю, что нет, меня же тут никто и не знает! Грустно? Не =)
Собственно, перейдем к делу: Том под номером три! Но, товарищи, как бы печально это ни было, только 3 главы. В скором времени выйдет 4-ая глава, выход которой будет упомянут и тут. А пока я лишь напоминаю вам, что третий том есть. Просто есть, и работа по переводу не стоит на месте! По традиции, первая глава тут (одну, потому что их всего три), остальные — по ссылкам! Дерзайте, братья и сестры!

Глава 1: Новые Начала— Суп? Опять?

По кухне пронесся высокий, полный вселенского страдания стон Сварм. Маленькая кобылка раздраженно фыркнула и, поставив передние копыта на край стола, попыталась заглянуть в кастрюлю, в которой, по-видимому, был “опять” суп.

— Уже третий раз за неделю!

Сварм родилась гибридом: наполовину пони, наполовину ченджлингом. Она с детства завела привычку менять свой внешний вид по несколько раз на дню. Сегодня она была в «базовом», как его называли ее родители, облике: с серой шкурой и белыми гривой и хвостом. Цвет ее глаз менялся практически постоянно, всего остального — каждую пару часов, однако кое-что оставалось неизменным. Будучи ребенком ченджлинга и пони, она унаследовала от отца крылья, а от матери — рог. Врачи терялись в догадках, когда в возрасте пяти лет у малышки начал прорастать маленький единорожий рог. Все-таки медицинская практика Эквестрии до этого не имела дела с такого рода гибридами.

— Видишь, ты уже неплохо считаешь, — ответил Варден, тепло улыбнулся дочери и вернулся к помешиванию своего варева, — Если ты будешь учиться в школе с таким же рвением, с каким ругаешь мою стряпню — то первая неделя пролетит незаметно!

Варден, пегас, не выделялся ни цветом, ни размером. Не большой и не маленький, не худой и не толстый, не молодой и не старый, не слишком красивый, но отнюдь не уродливый. Весь белый, за исключением голубых гривы и хвоста, а так же пары пятен от супа на шкуре, до которых еще копыта не дошли оттереть. Лицо пегаса было совершенно непримечательным, крылья — среднего размера, как, впрочем, и все тело. Все в нем было средним, в том или ином смысле. Отличался он разве что тем, что его копыто и крыло были серьезно сломаны. Сварм так и не смогла получить внятный ответ, как именно он умудрился покалечиться. «Официально» считалось, что он упал с лестницы в молодости, но, когда папа об этом рассказывал, то всегда с грустью смотрел куда-то вдаль, а мама никогда не вдавалась в подробности.

— Я не хочу в школу, — недовольно проворчала Сварм, опуская ложку в суп и выуживая кусок капусты цвета и фактуры вареного старого носка.

Кьютимаркой Вардена была пара лиан на жердочках, и он неплохо готовил. Неплохо готовил суп. Любое блюдо поинтересней считалось маминой прерогативой.

Дверь кухни открылась, и вошла Куно — мама Сварм и жена Вардена.

Она была небольшого для ченджлинга роста — или решила быть, Сварм никогда не спрашивала — и очень отличалась от папы. Куно была на голову ниже мужа, и была целиком покрыта темно-темно синим, почти черным «хитином», как она его называла. Ее «хитин» всегда был гладким, блестящим и чистым — благодаря регулярным ваннам и папе, который, бывало, часами натирал свою жену до блеска. Глаза Куно были ровного светло-голубого цвета, а на спине она носила крылья — как у насекомых, но очень твердые и совсем не хрупкие.

Сварм видела, как мама превращается в самых разных пони: в пегасов, в единорогов и, как папа клялся и божился, однажды даже в дракона! У нее самой не было маминого таланта к изменению формы. Она легко меняла цвет глаз, шкуры, хвоста и гривы, но физически изменить свое тело ей было не под силу. Ее вес, размер, крылья и рог всегда оставались такими же, какими были — не то что у мамы. Сварм как-то видела во время одной из редких родительских ссор, как папа велел маме «заткнуться уже наконец!», и она заставила свой рот исчезнуть до самого вечера.

Полюбопытствовав, как Куно будет есть без рта, она выяснила, что мама питается «любовью». Сварм решила, что это звучит глупо и мерзко.

— Мама, я не хочу в школу! — возмущенно чирикнула она, стуча копытом по столу и требуя внимания, — Я хочу остаться дома и играть!

— Сварм, я уже говорила, что ты либо будешь ходить в школу, либо я буду учить тебя сама, и в этом случае отлынивать у тебя не выйдет. Гарантирую, будет очень скучно! — пригрозила Куно, высыпая горсть ягод на стол рядом с плитой.

Варден благодарно кивнул, чмокнул жену в щеку и принялся точными движениями нарезать ягоды.

— Ну мааааааам! Школа — это скучно! Зачем вообще чему-то учиться? Мне уже шесть лет, и мне ни разу не приходилось ничего писать! Или читать! А эта математика! Кто это только выдумал, приписывать значки к цифрам? — простонала Сварм, вцепившись в мамину ногу.

Варден негромко рассмеялся, высыпал ягоды в кастрюлю и покачал головой.

— Ой, что будет, когда она узнает, что к цифрам приписывают еще и буквы!

Сварм медленно моргнула, обдумывая эту новую для себя концепцию. Она разбиралась в простой, базовой математике. Сложение, немного вычитания, и все. Несколько секунд спустя по ее лицу расползлась хитрая улыбка.

— Я могу делать математику с буквами!

Варден оглянулся через плечо и усмехнулся.

— Куно, подкинь-ка ей немножко алгебры?

— Пожалуй, я предоставлю эту честь главе семьи, — она неопределенно махнула копытом и уселась за стол.

Варден задумался, кусая нижнюю губу.

— Ну-у… Что такое А, если А плюс восемь равно десять?

— Банан, — уверенно заявила Сварм, гордо глядя на родителей.

Варден мягко рассмеялся.

— И почему же?

— Думай сам, мне лучше знать!

Куно фыркнула и мягко шлепнула Сварм по копыту. Та обиженно отдернула ногу.

— Это не объяснение, Сварм. В школе нужно объяснять свои ответы.

— Ну, А — это апельсин, правильно? — с тем же гордым видом ответила Сварм, — Очевидно, что если у нас восемь апельсинов и десять, то ответ — банан!

Куно тяжело вздохнула и повесила голову.

— Ну хорошо, А — это два, — Варден помахал копытом, — Видишь ли, буква может быть любой цифрой.

Сварм уставилась на отца, затем на мать, и помрачнела.

— Зачем тогда вставлять туда буквы, если они могут быть чем попало?

Варден открыл было рот, но замер, задумчиво почесывая подбородок.

— Я… честно говоря, не припомню, чтобы алгебра как-то пригодилась мне в реальной жизни. По крайней мере, не в работе точно.

— Мне тоже, — вставила Куно с довольной ухмылкой, — Бесполезный предмет!

— На самом деле, — возразил Варден, для убедительности поднимая копыто, — она учит абстрактному мышлению. Делает умнее.

— Быть умным глупо, — внезапно заявила Сварм, скрещивая копыта и откидываясь на спинку стула.

Оба родителя удивленно уставились на нее.

— Почему ты так считаешь?.. — осторожно спросила Куно.

— Подумай сама, мама! Воробьи ведь глупые, да? — серьезно спросила Сварм.

Ченджлинг удивленно моргнула, затем пожала плечами.

— Ну-у… да? По сравнению с пони — конечно, умом они не блещут.

— И воробью для счастья достаточно немножко семян и воды, — уверенно продолжила она, указывая копытом на окно, — Или там червяк какой. Они просто радостно прыгают, летают, чирикают… Потому что они глупые.

— И что в этом плохого? — осведомился Варден.

— Ничего! — Сварм негромко фыркнула, — Но нам-то не хватает просто еды, воды и неба над головой! Нам для счастья нужны книжки, и разговаривать, и разные блюда, и подушки, и одеяла, и большой дом, и десерт, и домашние животные! Быть умным иногда очень, очень глупо.

Куно довольно рассмеялась, а ее муж задумчиво покачал головой.

* * *

Варден тихонько выбрался из комнаты Сварм, гася по пути свет и оставляя очередной роман про Дэринг Ду на комоде. Куно дремала перед камином. Отблески огня окрашивали ее хитин в теплые красные и оранжевые тона. Свет от камина сверкал на ее крыльях и на гранях пустого стакана, покоящегося в одной из дырок в копыте. Варден подкрался к жене, улегся рядом и, просунув копыто ей под голову, прижал к себе. Пробормотав что-то неразборчивое, она перевернулась на спину, сладко зевнула и открыла глаза.

— Она опять заставила тебя дочитать до конца, да? — сонно спросила Куно.

Варден устало улыбнулся и потерся о ее шипастую гриву, вдыхая запах теплого хитина.

— Ага.

— Можешь попробовать рассказать ей нашу историю, — устало усмехнулась Куно.

— Это уже слишком, — усмехнулся он в ответ, кусая ее за ухо, — Чего ты тут разлеглась, в гордом одиночестве?

— Ну, ты читал ей книжку про Дэринг Ду, но там не было картинок. У меня была мысль превратиться в Дейринг Ду и влететь в комнату, но она бы просто посмотрела на меня тем самым взглядом, — зевнув, Куно перекатилась на живот и с удовольствием потянулась. Она вытащила стакан из копыта, отставила в сторону, подползла поближе к пегасу и забралась под его крыло, как под одеяло. — Слушай, ты когда-нибудь о чем-нибудь… жалеешь?

— Жалею? Конечно, — ответил Варден, пожав плечами, и мягко потерся о черную щеку, — Это важная часть жизни. Если мы делаем неправильный выбор и жалеем об этом — то в следующий раз мы поступим иначе.

— И… как ты с этим справляешься?

Варден нахмурился.

— Ты… никогда ни о чем не жалела?

Куно покачала головой.

— Я делаю то, что должна. Я не жалею… практически ни о чем, в принципе.

— Даже о том, что заколдовала меня и заставила влюбиться?

Куно нервно поежилась.

— Я знаю, тебе трудно это понять, но… мне нужна была твоя любовь, чтобы не умереть. К тому времени, когда я поняла, что тоже люблю тебя, я уже не могла, ну… «выключить» заклинание так, чтобы не причинить тебе боль. А я не хотела причинять тебе боль. Так что… Я не жалею об этом заклинании. Совсем.

— Если бы тебе пришлось пережить это все еще раз, ты бы что-нибудь изменила?

Куно закрыла глаза и задумалась.

— В аналогичных обстоятельствах? Нет. Я бы сделала все точно так же.

Варден улыбнулся и ткнулся носом в ее шею.

— Достойно уважения. А насчет Даггертейла? Ты жалеешь о том, что угрожала ему? Учитывая последствия?

— Все случившееся было прямым следствием угроз, да, но только потому, что Даггертейл — тот еще ублюдок, — отметила Куно, — Я обещала, что прикончу его, если он не оставит тебя в покое… и я сдержала слово.

Варден оглянулся на дверь, опасаясь, что Сварм могла их услышать, затем расслабился и кивнул.

— Понимаю. Итак… О чем ты жалеешь?

Несколько долгих секунд Куно, прижав уши, смотрела на догорающие в камине угли.

— Я… жалею о том, что рассказала принцессам о Кризалис. О заклинании, которое она украла.

Варден нахмурился.

— То есть, ты жалеешь, что помешала Кризалис заполучить Шайнинга и, возможно, в дальнейшем снова попытаться захватить Кантерлот?

Ченджлинг грустно кивнула.

— По крайней мере, Шайнинг был бы счастлив. Счастлив с той, кого «любит».

— Не по-настоящему, — сухо отозвался Варден.

— Когда у нас была свадьба, ты был счастлив? — внезапно спросила Куно.

Варден прижал уши.

— Это был… лучший день в моей жизни.

— Вопрос закрыт, — Куно махнула копытом.

— И почему ты жалеешь об этом? — в замешательстве спросил пегас, — Тебе-то какая, в принципе, разница?

— Кризалис была моей королевой. Я поклялась ей в верности. Но это не главное. Когда я смотрела ей в глаза… Я увидела в них тот же самый огонь, ту же самую непреодолимую тягу к тому, кого любишь. Как у меня к тебе. Она действительно влюблена в него, а единственный способ для нее завоевать его любовь — это такая вот манипуляция. И теперь она сидит в холодном, темном подземелье и гремит цепями, вдали от того, кого так любит. Если бы кто-то поступил так со мной… Отнял бы тебя у меня… — Куно скрипнула зубами и ударила копытом по полу, — Я бы их убила. Убила, воскресила и убила еще раз.

Варден нахмурился, затем нежно поцеловал Куно в щеку.

— Не забывай, он уже женат.

Куно презрительно поджала губы.

— Я знаю, и они любят друг друга, я это чувствую. Очень теплой любовью, как от лампы. Любовь же Кризалис — бушующий вулкан страсти. Какое право я имею вставать у нее на пути?

— Вина выжившего, — сказал Варден через секунду.

Куно удивленно моргнула и в замешательстве посмотрела на мужа.

— Что-что?

— Это называется «Вина выжившего». Когда, например, выживший в катастрофе чувствует вину за то, что уцелел он, а не сидевший рядом друг или кто-то еще, кто был «достойнее», — пояснил Варден, целуя жену в шею, — Дай-ка угадаю, тебе кажется, что… «Судьба» или «Жизнь» были несправедливы к Кризалис.

Куно задумчиво кивнула.

— Да, пожалуй… У меня лучший в мире муж, прекрасная дочь… А Кризалис проведет остаток жизни в пустой, холодной темнице.

Варден хитро улыбнулся и потерся о ее спину.

— Сварм сейчас дома, так что твоя лесть не принесет извращенных плодов, не забывай!

— Завтра она идет в школу, а ты будешь мне должен, — она небрежно махнула копытом.

— Ну, что я могу сказать… Жизнь несправедлива. У твоего мужа сломано крыло и нога, — напомнил пегас, помахав означенной конечностью перед ее носом, — Так что вселенский баланс сохранен. Будь я в полном здравии, да еще и с тобой рядом — то на наш дом бы свалился какой-нибудь метеорит, во имя все того же баланса. А так — все как бы в порядке.

Куно прижала уши.

— Я все равно чувствую себя немного виноватой… Это ведь из-за нас она сейчас заперта вдали от своей любви. На ее месте… Я бы мечтала со мной поквитаться.

— Даже не беря в расчет все эти суицидально-эквицидальные теории, Кризалис — та еще сучка. В подземелье ей самое место, — сухо сказал Варден.

— А если бы она была на моем месте? Если бы тогда, на поле, ты бы нашел не меня, а ее — израненную, глухую, полумертвую? Что бы ты сделал?

Варден замолчал и прижал уши, не в состоянии найти ответ.

— Вот поэтому-то я и жалею, что рассказала им о заклинании.

* * *

Куно и Варден нежились в ванне очень ранним утром следующего дня. Пока Сварм дома, у них редко выпадала возможность подолгу застревать в ванной вдвоем — разве что с утра пораньше, пока она еще спала.

Варден сидел впереди, Куно — сзади, с банкой мази на краю ванны. Она аккуратно наносила зеленое средство в его больное крыло, втирая анестезирующий состав в шкуру и перья, ослабляя постоянную ноющую боль.

— О-о, как же хорошо-то… — тихо простонал Варден, вытягивая ноги и крылья и придерживаясь одним копытом, чтобы не опрокинуться на спину.

Куно хихикнула, продолжая работать над мышцами крыла.

— Хорошо, что к этой штуке не вырабатывается иммунитет.

— Только если вдыхать, — напомнил Варден, довольно потягиваясь. Больное крыло громко хрустнуло. Пегас покраснел и сложил его обратно, прижимая к телу.

— Страшно подумать, как больно было бы сейчас без бинтомха.

— Меня от одного этого хруста дрожь берет, — согласилась Куно, хлопнула Вардена по плечу, обняла передними копытами за шею и подтянула к себе. — Я так люблю, когда ты ко мне прижимаешься. Как большой плюшевый медвежонок, только лучше, потому что ты теплый и я чувствую твой пульс.

Варден оглянулся через плечо.

— Я уверен, что так писали в какой-то книжке про вампиров. В каждой книжке про вампиров, в которой есть романтика, в принципе.

— Я не собираюсь кусать тебя за шею и пить твою кровь, — Куно хихикнула и покачала головой, затем наклонилась и медленно провела языком по внутренней стороне уха пегаса, — Или тебя это возбуждает?

Варден вздрогнул.

— Я придерживаюсь распространенного мнения, что крови место внутри. И — никаких шуток про эти ваши «женские» особенности! — моментально добавил пегас, стоило Куно открыть рот.

Ченджлинг хихикнула и радостно вцепилась в его шею с громкими чавкающими звуками.

— Я жажду твоей сладкой крови, Варден! Ом-ном-ном-ном!

Варден довольно рассмеялся и прижался спиной к жене, обхватив здоровым копытом ее ногу — единственную часть тела, до которой мог дотянуться.

— Почему жеребята не чирикают? — внезапно спросила Куно, не отрываясь от вдумчивого пережевывания шеи пегаса.

— Не… чирикают? — удивленно переспросил Варден.

— Не чирикают! — укусив его напоследок еще раз, Куно отцепилась от шеи и кивнула, затем нежно лизнула пегаса в щеку, — Я про тот звук, который Сварм издает, когда требует внимания.

Варден продолжал смотреть на нее в полном смятении.

— Я думал, все ченджлинги так делают.

Куно медленно покачала головой.

— Не-а. Только самые маленькие, когда хотят есть или чего-то еще.

Пегас задумчиво хмыкнул и пожал плечами.

— Никогда не слышал, чтобы ты так делала.

Куно ответила ему задумчивым взглядом, сосредоточилась, наклонив голову набок, и издала странный звук.

— Читтр-чиррп!

Варден медленно моргнул, наклонил голову и дернул ухом. Куно с улыбкой повторила звук, вспоминая утраченные в далеком детстве навыки.

— Это же… чертовски очаровательно! — пегас восхищенно покачал головой, развернулся, обнял свою жену и горячо поцеловал.

Куно усмехнулась, чирикнула еще раз и с довольным урчанием ответила на поцелуй.

— Представь себе, ты приходишь домой, а на кровати лежу я…

— Как богомол-переросток…

Куно стукнула его по затылку.

— Не перебивай! Приходишь домой, а на кровати лежу я, жду тебя… чирикаю…

Варден хищно облизнулся, затем с сожалением рассмеялся.

— Не делай обещаний, которые не сможешь сдержать.

Куно закатила глаза и поцеловала его в нос, затем принялась массировать его бока, обыкновенно закрытые крыльями. Варден с довольным стоном растаял в ее копытах.

— Нужно же мне что-нибудь придумывать, чтобы ты не заскучал, — сладко прошептала она, нежно покусывая его за ухо, — Либо я буду соблазнять тебя историями про чирикающих ченджлингов, либо придется превращаться в фигуристых кобылок с обложек журналов, которые ты внимательно НЕ разглядываешь каждый раз, когда мы бываем в городе.

Варден хмыкнул и пихнул ее копытом.

— Как прикажешь мне их не разглядывать? Они сексуальны, а мы, мужчины, запрограммированы пялиться на каждый симпатичный круп!

Куно хитро ухмыльнулась.

— А я запрограммирована пользоваться твоим программированием!

— Значит, ты должна понимать, что я был бы только рад, если бы это твой прелестный зад красовался на каждой обложке?

— Чтобы каждый прохожий тоже на него таращился? — Куно презрительно махнула копытом.

— Прекрати прокалывать дырки в воздушных шариках моей импровизированной лести! — Варден шлепнул ченджлинга и прижал к себе для очередного поцелуя.

Куно усмехнулась и с довольным урчанием потерлась щекой о его нос.

— Я, конечно, люблю лесть, но в ней нет никакой необходимости. Я и так узнаю, если ты вдруг полюбишь кого-то еще.

Варден помрачнел.

— Звучит… жутковато. Почти угрожающе.

Куно мудро кивнула.

— Ага. Потому что в этом случае мне придется быть настолько очаровательной, что тебе просто придется влюбиться снова, — ченджлинг хихикнула, наклонилась и, медленно проведя языком по щеке пегаса к самому уху, тихо чирикнула.

Варден рассмеялся, покачал головой, прижал Куно к себе и уткнулся носом ей в шею.

— Я никогда не перестану любить тебя. Ты слишком милая.

— Я тоже тебя люблю, Варден, — счастливо ответила Куно, игриво кусая его за кончик уха, — А теперь хватай губку, пора драить мой хитин!

* * *

К тому времени, когда Куно и Варден нашли силы выбраться из ванной, Сварм уже сидела за столом, задумчиво отправляя в рот ложку за ложкой хлопьев с молоком. Перед ней лежала книжка с картинками — известная детская история про единорога-путешественника. На одной из страниц уже красовалось молочное пятно и несколько крошек.

Куно неодобрительно покачала головой, взяла со стола тряпку и аккуратно протерла страницу, с упреком глядя на дочь.

— Если за книжками не ухаживать — то они долго не проживут.

Сварм закатила глаза и нежно пригладила страницу.

— Я за ними ухаживаю!

— Как за той, что мне пришлось выбросить на той неделе? — строго спросила Куно.

Сварм невинно посмотрела на маму.

— Я за ними ухаживаю! Я просто не сказала, сколько раз в месяц!

Куно пристально оглядела свою дочь, строго покачала головой, затем расплылась в улыбке, прижала ее к себе и поцеловала в лоб.

— Ты слишком милая, чтобы на тебя сердиться, и ты этим нахально пользуешься!

— У нее это наследственное, — отметил Варден, поставив чайник на огонь.

Куно хитро улыбнулась и громко чирикнула. Пегас обернулся. Мать и дочь как ни в чем не бывало невинно улыбались ему из-за стола.

* * *

Час перед школой пролетел до ужаса быстро. Сварм с тяжелым сердцем вышла из дома и направилась к ждущей ее на дороге большой школьной карете. Из окон торчали лица жеребят ее возраста, с любопытством разглядывающих новую остановку на привычном маршруте.

Варден и Куно — в облике пегаса, чтобы не напугать маленьких пони, — стояли на крыльце и ободряюще смотрели на дочь.

Нервно сглотнув, Сварм забралась в карету и уселась на дальнее место, застенчиво поправляя гриву. Карета тронулась, и вскоре машущие ей вслед два пегаса скрылись за поворотом.

* * *

Четверть часа спустя Варден задумчиво пил вторую чашку кофе и листал свежую газету. Раздался странный звук. Пегас поднял голову, отложил прессу, вышел из кухни в коридор и остановился перед дверью в спальню. Куно лежала на животе на кровати, трепетала крыльями и, прищурившись, смотрела на Вардена. Она наклонила голову и чирикнула. Варден воровато оглянулся, поставил чашку с кофе на тумбочку и проскользнул в комнату, захлопнув за собой дверь.



Том 3 на:

GDocs
Ficbook
(Тут должна быть ссылка на Сториес, но он пока мертв =( Да, до сих пор. Кто-нибудь знает, что с ним? )

Автор: Anonymous Pegasus

Оригинал: An Affliction of the Heart Volume Three: Hybrid